Страницы: (1) 1
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Автор: Его величество интернет и ваш покорный слуга RFT10480.

Аннотация:Короткая история на тему принудительной феминизации. Будет немного жести, упоминание куни и слэш. Коротко в двух словах: юноша был непослушным в свои 18 лет и попал на воспитание к тетушке. Поскольку тетушка был властной и немного странной женщиной в своих взглядах на модную одежду, поэтому соответствующие методы воспитания.



Глава 1
«Алексис, иди сюда, пожалуйста!», - позвала Эльза хорошо поставленным голосом, в котором чувствовалась твердость и уверенность.
В соседней комнате Алекс рассматривал новую фотосессию знаменитой Бьянки Вайсман в еженедельнике для поклонников особой эксклюзивной моды. Ослепительная блондинка была одета в потрясающий латексный наряд, который состоял из соблазнительной обтягивающей юбки длиной до средины бедра из блестящего черного латекса и белой латексной блузки оформленной изящными воланами. Блузка не имела декольте, но от этого она не выглядела менее привлекательно. Белый блестящий латекс распадался возле подбородка плотной оборкой, он охватывал всю шею девушки, делая ее визуально длиннее, но от этого она не казалась слишком длинной поскольку на довершение была украшена волнистым черным бантом. Рукава белой блузки вверху имели изящные фонарики. Венчал этот наряд черный латексный платок, который подобно мусульманскому хиджабу закрывал половину лба и щек у девушки. На руках у девушки были черные латексные перчатки, на ногах колготки из белого полупрозрачного латекса. По сути она была полностью упакована в полированную резину, кроме ее миленького личика с безупречным кукольным макияжем. Да и сама она была похожа на безупречную латексную куколку-милашку, которой можно любоваться не переставая.
Его тетя не упускала шанс не один раз акцентировать на деталях образов этой модели, чтобы он не только поверхностно разбирался в вопросе, но и постепенно проникался и погружался в его суть.
Алекс в последний раз бросил взгляд на публикацию, аккуратно отложил журнал на столик и осторожно встав с кресла, огладил и поправил свой блестящий наряд, а затем направился в сторону зовущей. Сам он был сейчас одет не менее экстравагантно, чем модели в еженедельнике высокой моды. На нем было длинное облегающее резиновое платье ярко синего цвета. Рукава платья плотно обтягивали руки, а в самом вверху, почти на плечах, расширялись красивыми изящными фонариками, очень модными в этом сезоне. Само платье было длинным почти в пол. Это наряд из яркого полированного латекса подобно кокону плотно обтягивал все от верха до низа и сильно сковывал движения. Платье где-то на середине голени распадалось пышной юбкой подобно рыбьему хвосту, но от этого двигаться в нем не могло стать легче. Приходилось перемещаться маленькими семенящими шажками, при этом походка в платье-русалка, так назывался этот наряд, получалась виляющей, точнее вместе с трехдюймовыми каблуками на его нежных ступнях, одеяние непременно заставляло юношу крутить задницей.
Когда Алекс очень тихонько вошел в гостиную он увидел, как его тетушка чинно восседает в центре дивана, а по бокам у нее сидят две подруги. Одеты они были в ослепительно белоснежные блузки, оформленные красивыми оборками и рюшами, на ногах чёрные, как смола, плотно облегающие брюки, которые подчеркивали их стройные длинные ноги.
Естественно все детали одежды были из блестящего полированного латекса. Юноша, увидев их, так и замер. Ведь кроме тети, его никто и никогда, таким, не видел.
Он засмущался, опустил глаза и прикусив губу больше не мог проронить ни слова.
Эльза бросила на него взгляд и строго сказала:
- Алексис веди себя прилично и перестань кусать губы!
- Но тетушка, я не знал, что здесь…, я …, я…, я в таком виде, не должен… быть таким.
- Ты ведешь себя очень грубо! Юные леди так себя не ведут, ведь вежливые люди всегда здороваются, когда входят. А теперь иди сюда и попроси прощения у моих подруг!
Александр подошел ближе, встав прямо перед гостями.
Сколько помним юноша, его тетушка всегда имела ухоженные руки и волосы, которые всегда были длинной до лопаток. Большую часть времени они были распущены, реже стянуты в конский хвост и в особых случаях как сегодня уложенные в высокую прическу, похожую на башню, состоящую из множества локонов и завитков. Ее холеное лицо рафинированной хозяйки было подчеркнуто безупречным макияжем, при этом искусно нанесенная косметика подчеркивала особенно ее губы и глаза, в которые молодой человек боялся посмотреть. Поэтому его потупленный взор смотрел вниз, упершись в носок длинных, черно - смоляных, блестящих сапог. Их резиновая полированная поверхность соблазнительно переливалась на свету.
Более взволнованный чем обычно Алекс протянул руку и нервно коснулся макушки головы не столько чтобы поправить парик, сколько чтобы удостовериться что он по-прежнему надежно закреплен на его голове. Этот важный предмет или часть его теперешнего образа был одобрен двумя женщинами и его тетей, но имел челку, над которой был закреплен латексный бант, черный как смоль, чтобы контрастировать со светлыми волосами парика. Его макияж был по стилю очень похож на их. И если бы не помощь тети, он бы не дотягивал до идеала.
- Прошу прощения мэм. Я просто не хотел прерывать вашу беседу, это было бы неуместно. Моя тетя Эльза очень терпелива со мною. Поэтому я решил проявить терпение и дождаться окончания вашей беседы – сказал юноша не переставая смущаться и наконец обретя дар речи.
- Алексис расскажи тете Элеоноре ПОЧЕМУ мне пришлось начинать заново…, обучая тебя – сказала тихо женщина.
Юноша умоляюще посмотрел на свою родственницу, но та совершенно проигнорировала этот взгляд, ожидая с видимым высокомерием ответ. Алекс сложил в смиренном жесте перед собой руки, обтянутые полированной резиной, слегка расставил пятки в сторону, но при этом сдвинул ноги. Его тетя лишь ухмыльнулась, видя в этом невинном жесте зачатки женского языка тела.
Алекс осторожно поднял глаза и также осторожно взглянул на ожидающую Элеонору, его щеки были привлекательно розовые от смущения. А затем он наконец молвил:
«Когда я сюда приехал, у меня было очень плохое поведение, но я старался его сделать лучше.
Я был всегда с парнями, и мы пытались развлекаться, но при этом у нас всегда получалось устраивать беспорядок, который не свойственный девушкам.»
Но умолкнуть ему не позволили, тетя встала и наклонившись над его ухом, попросила его рассказать подробней, и юноша вынужден был продолжить:
У меня были проблемы я несколько раз напивался, несколько раз подрался и устроил дебош со своими друзьями, обматерил полицейского, а еще много раз обижал девушек. Моя мама чуть не сошла с ума, поскольку у меня были все шансы попасть в тюрьму для несовершеннолетних.»
Эльза тут же добавила: «И консультант полицейский, объяснила почему такой тип людей как мой племянник колония не исправляет, а делает их еще более злее и бесчеловечнее.»
Алекс сразу побледнел, когда ему напомнили, какая его судьба могла ожидать.
«Мне…, но мне, они…, они, но я не знал…, мне не сказали…, что мне нужно было так одеться…» -несколько раз моргнул, еле сдерживая слезы сказал юноша, а затем продолжил, заламывая руки: «Я просто хочу быть обычным парнем! И чтобы не надо было бы носить эти платья и каблуки и.…». А дальше юноша не выдержал и разрыдался.
«Но мой мальчик настоящие парни не начинают так легко плакать. И «Настоящие» парни не спешат красиво одеваться и вести себя так мило. Нет, мой дорогой, очевидно, ты должен быть таким. А еще тебе нужна руководящая рука, которая поддержит тебя в трудный момент и направит в нужные направления. И это Алексис объясняет почему здесь тетя Элеонора, именно ее ты должен благодарить, что ты сейчас не сидишь под стражей, именно благодаря ее связям удалось уладить щекотливые вопросы и все обошлось просто возмещение финансового ущерба. У нее очень большой опыт перенаправления таких как ты хулиганов и трудных подростков. Если же она посчитает, что ты недостаточно поддаешься воспитанию и дисциплинированию, скорее всего тебя ждет камера заключения для несовершеннолетних, прелести которой тебе придется испытать.
И за все ее старания, ты должен сказать ей БОЛЬШОЕ СПАСИБО. И ты ее будешь называть…» - недоговорив тетя повернулась к молодям женщине и сказала – «…будешь называть мисс Элеонора. Не так ли моя дорогая?»
Отхлебнув чая, Элеонора, немного подумав, утвердительно кивнула в ответ, а затем встретившись взглядом с юношей добавила: «Да это было бы вполне приемлемо, не так ли Алексис?»
Не имея что-либо добавить, смущенный юноша растерянно пролепетал:
«Да…, в смысле…, простите, да мисс Элеонора. Спасибо…. Большое спасибо за то, что вы здесь…. Большое спасибо что помогли мне и спасли…. Я постараюсь вас не разочаровать и не создавать вам трудностей…. Быть послушным и внимательным»
- Не слишком ли много обещаний сразу?
- Нет тетушка!
- Очень надеюсь, что твои слова не будут пустым звуком, иначе ты меня сильно расстроишь – добавила строго женщина.
А что ему еще оставалось делать. Алекс решил не перечить своей тетушке, быть покладистым и всячески демонстрируя желание покоряться и слушаться ее или по крайней мере притвориться таким, на время сдерживая свой мужской нрав, пока все это не закончиться. Но прошла уже почти вторая неделя, как долго будет длится этот кошмар он не знал.
Очень хорошо, а теперь Алексис немного поухаживай, предложи налить нам чаю. После этого ты будешь говорить, только когда тебе разрешат.
Он просто ненавидел, когда его называли этим именем, но делано улыбнулся и протянул руку к чайнику, а затем спокойно с покорностью в голосе молвил «Не хотите ли еще чаю, мисс Элеонора? А тебе тетя Эльза, налить чаю ...?
Женщины с ехидцей ухмыльнулись и протянули чашки, которые юноша тут же наполнил. Ему пришлось сильно наклониться в талии. Это заставило тугое латексное платье сильно натянуться, при этом еще плотнее охватывая его зад. Послышался характерный тихий писк материала наряда. При этом Элеонора не упустила шанс указать ему, как следует держать правильно свободную руку за спиной при наливании. Юноша хотел уже вспылить, но вместо этого поступил так, как
ему велели, быстро прикусив язык.
Женщины наслаждались выходными, пили чай, болтали о всяких женских глупостях, о моде, о новых нарядах и их коллекциях, а также о скидках в бутиках. При этом Алекс молча стоял рядом, подобно мебели, ожидая новых приказаний. На него совершенно никто не обращал внимания, словно его здесь и не было.

Кажется, Эльза ты вчера обмолвилась по телефону, когда мы обсуждали новую коллекцию от «Лютеции Рубер», что ты закупориваешь Алексис, используя анальную пробку от «Полимерикс». Дорогая, я хотела бы взглянуть хоть краешком глаза на сей девайс.
Хотя молодой человек смиренно молчал, его глаза расширились от ужаса, когда он это услышал. «Неужели она серьезно!» - подумал он. Алекса бросало в дрожь, когда он подумал о той гадкой штуковине, что сейчас сидит в нем. Это было ужасно, когда тетка вставляла ему в зад тот жуткий, агрессивный предмет, который заставлял его страдать и раскачивал бедра при ходьбе словно у шлюхи. Теперь, когда он немного приноровился за несколько дней к той штуке что закупорила его попку и стал немного забывать о ней, ему снова наполнили об этом кошмаре.
Мисс Элеонора, вам не обязательно ее проверять! Она сидит во мне идеально! Пожалуйста, прошу вас не надо…! – заговорил вдруг юноша, совершенно не спрашивая на это разрешения.
«Ой, что я вижу, кажется юная леди была не совсем искренней, когда сказала, что будет послушной и внимательной. Это более серьезно, чем я предполагала. Для мисс Алексис понадобятся ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ уроки по ее дисциплинированнию» -сказала Элеонора.
На лице юноши читалось отчаяние и ужас, но женщины вели себя словно эта маленькая житейская сценка была самым обычным для них явлением.
«Алексис, пожалуйста сними с себя платье» - сказала совершенно спокойно тетушка.
Чувствуя себя униженным и уже очень близким чтобы заплакать, он наклонился и потянул подол платья наверх. Тугая резиновая юбка с большим трудом растянулась и дошла до талии обнажая гладко выбритые стройные ножки мужчины и ему было очень стыдно, что Элеонора их увидела. Но дальше выше его тонкой талии латексный наряд отказывался подниматься прочно на ней засев, да и Алекс не хотел, чтобы он поднимался дальше и все увидели его совсем не мужественные мускулы, да и сам он был какой-то тонкий и изящный, далек от идеала мужчины.
Может быть они были и правы все эти женщины, что ему лучше бы пошли все эти платья, юбки и девчачьи наряды.
Он боролся с нарядом, но резиновое платье скрипя и попискивая, хоть и растягивалось, но больше не сдвинулось с места даже на дюйм.
- А расстегнуть молнию на спине? Или тебе нужно об этом напоминать! – послышался строгий голос Элеоноры.
- Алексис иногда такая беспомощная – подала голос тетя.
- Стой горе не двигайся! Сейчас помогу, а то чего доброго упадешь и разобьёшь себе нос – снова сказала Элеонора чуть потеплевшим голосом. И подойдя вплотную немного обратно опустила юбку платья, а затем быстро расстегнула молнию от талии до затылка. После этого помогла ему снимать через голову платье. Тут же его обоняния коснулся запах резиновой одежды разогретой телом, такой соблазнительный и волнующий, что аж заставлял кружиться голову. В конце концов платье было снято и переливаясь яркими синими бликами легло на одно из кресел возле дивана.
Он стоял на каблуках, одет в одни лишь латексные плавки слипы, которые были довольно вместительные, а также из-за своих конструктивных особенностей начисто скрывали его мужское достоинство, делая низ живота почти совершенно гладким как у куклы или манекена. После этого женщины заставили его ходить словно на подиуме. Потом Элеонора не удержалась встала и стала за ним ступать след вслед. При этом она шлепала его по бедрам, указывая как должна ходить настоящая леди. И если бы его попка не была обтянута латексными плавками, которые из-за своих особенностей были мягкими внутри подобно детскому подгузнику, то ему бы пришлось не сладко, когда женская ладошка, обтянутая латексной перчаткой, прикладывалась к его заднице. И хоть плавки смягчали удары, шлепки были довольно неприятные. После получаса такой шагистики ему было позволено остановиться. Алексу хотелось просто выпрыгнуть в окно от такого унижения или хотя бы попробовать возразить, но он хорошо знал, что за этим последует и что это может только усугубить его унизительное положение.
Но больше всего ему хотелось, в ближайшее время, вернуться к своей прежней мужской натуре, а этот унизительный кошмар с резиной полностью забыть, но эта надежда с каждым днем почему-то быстро таяла.
«Очень хорошо дорогой…. А теперь повернись ко мне попкой и сними пожалуйста свои плавки! – приказала строго Элеонора.
Юноша незаметно смахнул слезу, тяжело вздохнул и тут же поспешил подчиниться, сказав лишь:
«Да, мисс Элеонора…»
Постепенно его белая, гладкая, округлая совсем по девичьи задница обнажилась и между ягодиц предстала взору женщин та злосчастная пробка или точнее ее гладкий полированный торец, то досадное недоразумение, мучившее Алекса, как и все остальное, что сейчас происходило с ним, вот уже вторую неделю. Женщина подошла к нему вплотную и наклонившись нажала на этот девайс, словно хотела затолкать его еще глубже в дрожащую от страха попку юноши.
Было больно, но Алекс стиснул зубы и стерпел.
Затем женщина отвернулась от него безразлично и тяжело вздохнув сказала:
- Я уже вижу в чем его проблема и знаю, как устранить ее.
- И в чем же? – спросила делано заинтересовано моя тетушка.
- У него сейчас №1…ему нужен №6. И ее нужно носить постоянно… - холодно ответила Элла.
- Я была очень деликатной с Алексис, но как я погляжу это не дало особых результатов. Видимо мне придется прислушаться к твоим советам Элеонора. Нужно поставить немедленно ему №6, сразу после ванны и пусть он спит с ней.
- Этого дорогая как раз сейчас не нужно делать. Нужно постепенное погружение. Поэтому увеличение должно происходить поэтапно по мере того как будет разрабатываться его сладкая дырочка.
- НО, но я хотела…
- Дорогая, только терпение и постепенность гарантирует безупречный результат, кроме того у него будет время чтобы задуматься об очень важных вещах для юной леди.
Затем разговор зашел о его пижаме и постельных принадлежностей. На что тетя ответила, что его простыни и ночные рубашки теперь из тончайшего нежного латекса. Но Элеонора сказала, что вместо всего этого будет предпочтительнее vacuum bed, именно только в вакуумной кровати настоящая латексная леди должна спать, именно в vacuum bed, она может себе позволить полностью расслабиться и только в ней может полностью отдохнуть. Но чтобы себе позволить подобное удовольствие нужно иметь особое чувство прекрасного. Потом женщины болтали о том каких веяний и направлений моды следует придерживаться, которые будут особенно эффективными в правильном формировании этого чувства прекрасного у молодого человека.
Александр, только мог гадать что это такое за девайс vacuumed, при упоминании о котором его бросало сразу в дрожь, поскольку оно ему представлялось изощренным пыточным устройством из средневековья. И все остальное, о чем говорили эти женщины с извращенной фантазией тоже категорически не нравилось юноше. Он даже начал сомневаться о своей способности сопротивляться этому дурдому. Он не мог себе представить даже в самом кошмарном сне, что будет вот так запросто наряженным весь в полированную резину и ходить в ней целый день по дому. Он подумал, что если он выйдет в таком виде на улицу и его увидят таким другие парни то, если он не умрет сразу от разрыва сердца, то уж точно сойдет с ума от стыда и унижения.

Это сообщение отредактировал RFT10480 - 31-03-2021 - 13:18
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Глава 2.


Тем временем женщины решили проявить о нем заботу и помогли ему обратно одеть резиновое платье, ему оставалось только отполировать свой латексный наряд, чем он и поспешил заняться.
Алекс был рад наконец хоть немного прикрыться, но каждое мгновение, проведенное в такой одежде, вовсе не придавало ему мужественности, а наоборот ее потихоньку растворяло в ярком блеске полированной резины. И что останется от прежнего Александра еще через одну неделю или две недели наказания латексом, он даже не мог себе представить. Но он будет сильным и стойко выдержит этих несколько дней или может быть, неделю или две, пока все эти дурацкие манипуляции и игры не наскучат этим свихнувшимся женщинам. А потом, когда все это закончится, он сможет спокойно вернуться домой и спокойно жить своей прежней жизнью, забыв об этом резиновом кошмаре, но он уже будет немного осторожнее.
Элеонора ему велела сесть в мягкое кресло напротив дивана и принялась пристально рассматривать юношу. Когда он садился, переливающийся на свету яркими блика латекс платья волнующе заскрипел и тихо пискнул. Потом женщина заставила поднять его ноги и показать ступни, потом она повела разговор что ему нужны полные комплекты латексного белья. Ношение бюстгальтера, а также корсета должно стать обязательным, чтобы у него сформировались соответствующие формы тела. Кроме того, Элеонора обещала привести еще несколько подруг, чтобы он мог практиковаться в должной мере уважать женщин. Что она имела в виду, в тот момент под выражением …уважать женщин…, Алекс так и не понял, но то как это было произнесено и с какой интонацией, ему очень не понравилось. Несмотря на это, он натянуто улыбнулся, в знак уважения к мисс Элеоноре. А она поразмыслив добавила еще:
«Я знаю еще одного молодого человека, который оказался в такой же ситуации, как и Алексис. Думаю, если их обоих познакомить, это может быть весьма полезно, когда они подружатся и будут вместе, как сестрички Сисси.
Алекс был в шоке, когда это услышал. Ему было страшно подумать, что придется встречаться с парнем, которого тоже заставили переодеваться в женское.
Потом тетушка спросила может ли Элеонора приходить каждый день, чтобы проверять как продвигается воспитательный процесс и дисциплинирование. Та в ответ охотно согласилась. Потом они обсудили еще несколько вопросом, прежде чем Элеонора встала вместе со своей молчаливой подругой чтобы уйти. Когда обе женщины направились на выход из гостиной, Алекс учтиво открыл перед ними дверь и уже собрался закрыть сразу после ухода гостей, но Элеонора неожиданно повернулась и хлопнула юношу ладошкой обтянутой полированной резиной перчатки, по туго обтянутой его заднице, полированной резиной платья, словно второй кожей. Удар получился хлесткий словно плетью и пришелся в аккурат по той ужасной штуковине, которая плотно сидела в него в заднице под платьем. Алекс взвизгнул совсем по девичьи от резкой обжигающей боли, но его рука поднялась инстинктивно чтобы ответить. Но дать сдачи он не посмел, когда женщина сердито на него посмотрела, а его рука через мгновение плавно опустилась.
Так…, так…, что я вижу…? Несмотря на все мои попытки ему помочь, твой племянник так и ничему не научился. Я думала его поучить еще недельку, прежде чем написать хорошую характеристику в поручительский комитет и отправить его домой к мамочке, но после такого примера неуважения, мне придется пересмотреть свое мнение! – сказала очень холодно женщина.
Алекс, потупив взор, затаил дыхание и думал, растянет ли она это ужасное испытание еще на десять дней или целых две недели. Он не знал, как можно быстрее от всего этого отделаться или хотя бы как-то разжалобить этих сошедших с ума женщин. А идея, быть в платье с другим мальчиком в платье, пока он будет исправлять свое поведение его просто ужасала.
Он жалобно смотрел на свою тетю Эльзу и переводил с нее взгляд на мисс Элеонору, а затем обратно, но женщины оставались безучастными и вообще какое-то время совсем на него не реагировали.
«Я думаю, - медленно произнесла Элеонора, - что ему потребуется больше старания и усердия, чтобы хоть частично исправить свое положение. И это займет … займет… думаю три месяца. Это как минимум!»
При этих словах Алексу показалось, что лицо его тетушки на миг озарилось довольной улыбкой, хоть она была предельно серьезной при этом разговоре, но к ужасу юноши его тетка вскоре полностью согласилась со своей подругой.
Это было как гром среди ясного неба. Три месяца для Алекса было как пожизненное заключение. Три месяца с гладко выбритым телом, три месяца в париках и с накрашенным лицом, три месяца на каблуках и с девчачьим запахом парфюма. Двенадцать недель унизительного ношения девчачьей одежды, и вся она будет из латекса, который придется все время полировать. Его латекс будет преследовать даже ночью, поскольку все эти двенадцать недель он будет спать в латексе, на латексе и укрываться ненавистным скрипучим латексом. Что останется после этого от прежнего Алекса, и как глубоко пустит корни личность Алексис в его мужскую сущность, он боялся даже себе представить!

…спустя еще месяц и две недели…

Алекс жил в страхе дальнейшего продления его наказания, точнее срока воспитательного процесса, постоянно думая, что недостаточно хорошо выполняет возложенные на него обязанности. Его тетушка поручила ему прибраться в доме. Она справила ему новую одежду, которую он теперь был вынужден носить дома большую часть времени. Это была настоящая униформа французской горничной, которая разумеется была сделана из блестящего латекса. Она представляла собой шикарное, короткое, черное платье до середины бедра, юбка которого лежала почти горизонтально на толстом слое нижних белых юбок, которые подобно пачкам балерин топорщились и торчали в стороны. Из-под нижних юбок словно из причудливого цветка вырастали стройные ножки обтянутые белыми полупрозрачными латексными чулочками с высоким кружевным верхом, которые натягивались и надежно удерживались сбоку, сзади и спереди специальным поясом для чулок, но бретелек его не было совершенно видно из-под толстого вороха латексного материала подъюбников. Но когда сильно нагнуться бретельки вместе с кружевным верхом чулок обнажались, поэтому тетушка не рекомендует это делать, поскольку это вульгарно для юной леди. Спереди черной латексной униформы был повязан белый латексный передник с нагрудником, который был оформлен красивыми рюшами. Ладошки Алекса были обтянуты белым латексом перчаток. Он их носил теперь постоянно, как и чулки с поясом. Если платье было коротким, то это были длинные перчатки до локтя, если без рукавов, то очень длинные до подмышек, если же рукава длинные как в этом платье горничный, то лишь покрывали ладонь. Кроме то в комплект к униформе шел специальный маленький чепчик, похожий на диадему, который был старательно закреплен в волосах парика. На ногах у юноши, для лучшего контраста, были лакированные черные туфельки лодочки на каблуках-шпильках в три дюйма.
Его безупречный макияж был по-своему красив, но слишком яркий для этого времени суток. Его губки казались еще больше пухлыми, когда покрылись алой помадой и блеском для губ, а глаза огромными, когда были подведены ярко синими тенями и блеском для век, при этом они стали напоминать свои блеском большие сверкающие елочные украшения. Но теперь у Алекса блестели не только его глаза и губы, а блестело и переливалось все его лицо, подобно сверкающему латексному наряду, в который он сейчас был упакован. Это лицо теперь напоминало лицо какой-то латексной куклы, резиновой милашки, которая отнюдь не была предназначена для игр маленьких девочек. Этот очень унизительный вид приводил в очень сильное уныние Алекса и совершенно ему не нравился, зато его теперешний образ приводил в большой восторг его тетушку Эльзу и очень нравился ей, как и нравился Алексис, которая все чаще и чаще заявляла не только свое право на существование, но и на внимание как к женщине. Когда это случалось впервые Алекса накрывал тихий ужас, поскольку он подумал, что сошел с ума.

Сейчас он с большой осторожностью вынимал и полировал хрустальные кубки, бокалы вазы, которые хранились на самом видном месте, в гостиной, в зеркальных со стеклянными полочками шкафах. Алекс не мог понять зачем тетушка начала скупать эту дичь в комиссионных магазинах. Ведь на эту дрянь, которая собирает пыль, мода прошла еще тридцать лет назад.
Раздался звонок и юноша, не дожидаясь указания тетушки, цокая шпильками, поспешил открыть дверь.
На тонких каблуках он теперь держался довольно уверенно. Алекса в последнее время очень сильно беспокоил тот факт, что ему так легко удается вжиться в женскую роль. Но тетя его постоянно успокаивала и ему постоянно говорила, что это вполне нормально и не стоит этого так сильно бояться, что он очень способный и старательный. Иногда Алексу казалось, что тетушка хитрыми манипуляциями стимулирует его к такому поведению. Как он не пытался ей не раз отрицать, но уже были видны, даже невооруженным глазом, изменения в его жестах, движениях и мимике. К удивлению Алекса, у него даже появились собственные предпочтения в косметике, которые почему-то совпадали с предпочтениями Алексис.
Когда юноша открыл дверь на пороге стояла подруга его тетушки - мисс Элеонора. Взглянув на него, она самодовольно улыбнулась, кажется ее очень тешило то, что сейчас происходит с ним. Да и что он мог поделать, у нее был самый главный козырь в рукаве…Стоит ей написать отрицательную характеристику в поручительский комитет, и Алекс отправиться в колонию для несовершеннолетних, а там парни значительно агрессивнее за него, если не сказать вовсе дикие как звери, с которыми он вовсе не горел желанием знакомиться. И если бы ему сейчас исполнился 21 год, а не 18 лет, неделю назад, он считался бы совершеннолетним и ни тетя Элеонора, ни ее связи, ни весь поручительский комитет ему не помог бы, поскольку он был бы совершеннолетним и без промедления отправился в тюрьму. Ему очень повезло что родился здесь, ведь в других странах уже в 18 лет наступает совершеннолетие и не будет никаких снисхождений. Из плюсов только что можно свободно купить алкоголь, но там уже в восемнадцать лет могут забрать в армию, которая для Алекса казалась не менее страшной чем колония для несовершеннолетних.
Тем временем Алекс, придерживая края пышной юбки своей униформы, присел в почтительном книксене и пропустил в дом женщину, а затем вежливо улыбнувшись, не громко сказал:
«Добрый вечер мисс Элеонора! Проходите пожалуйста в дом. Моя тетушка в комнате для отдыха смотрит сериал»
Алекс увидел, что за полностью уверенной женщиной стоит еще одна, которая была ниже ее ростом и значительно моложе. На них были короткие латексные платья, точнее они обе были полностью одеты в блестящий латекс, который переливался и сверкал от малейшего движения, даже на голове у них был латекс. Их головы были покрыты длинными латексными платками под цвет их нарядов. Лица под безупречно сделанным макияжем блестели в точности, как и их платья. Как только мисс Элеонора переступила порог ее спутница сразу последовала за ней. При этом на ходу одарив Алекса томным откровенным взглядом. Юноша просто ненавидел, когда на него так смотрят, особенно когда это посторонние. Девушка, видя его смятения провела кончиком язычка по приоткрытым пухлым ярко напомаженным губкам. От этого мимолетного жеста у Алекса все задрожало от волнения под нарядом горничной.
Он последовал за ними в комнату отдыха и спросил не будут ли они в чем-то нуждаться. Тетушка сказала, что вино она подаст сама, он должен идти встречать гостей.
Алекс, скрестив ноги, сделал реверанс, приседая настолько низко, насколько его учили, а затем обратно отправился к двери, возле которой вскоре прозвенел звонок. На этот раз их было четверо - очень привлекательных женщин. Все они были в резиновых блузках оформленными красивыми воланами и рюшами. Из того же материала были сделаны их длинные просторные юбки. Что удивительно все четыре женщины, как и предыдущие были тоже закутаны до подбородка в латексных платках, которые напоминали мусульманский хиджаб, из которого видно лишь половина лба и половина щек. А их лица под идеальным макияжем сверкали как и их наряды, точно также как блестели лица двоих предыдущих гостей, точно также как лицо тетушки и точно также как сейчас и сверкает его лицо, словно из полированной резины, что полностью придает немного пугающей кукольной внешности.
Но Алексу слишком долго не позволили предаваться размышлениям. Едва он поприветствовал гостей, приседая в изящном книксене, как был сразу затискан и зацелован ими с восторженными возгласами: «Ах, какая она миленькая! Ах, какая она хорошенькая! Хочу себе такую горничную!»
- Похоже, что Эльза кроме услуг моделирования одежды и подбора образов, может предоставлять и другие услуги. Готова поспорить что он хорошо обучен – сказала одна из женщин.
- Девочки вы только посмотрите, как на нем хорошо сидит униформа! – воскликнула вторая женщина.
- Ну, это и не удивительно с такой стройной девичьей фигуркой – сказала третья женщина.
- Если бы точно не знала, то никогда не подумала бы, что под латексом и слоями косметики настоящий мальчик – сказала четвертая женщина.
Алекс уже не мог сдерживаться от смущения и, если бы не толстый слой косметики, он давно был бы весь пунцово красным как свекла, а так лишь нежно порозовел.
Тем временем нетерпеливые женские пальцы снова коснулись его лица, шеи, пальцев в латексных перчатках. Женщины вертели им в разные стороны, словно маленькие девочки куклой, они щупали, тискали рассматривая его и с восторгом отзывались о нем и деталях его наряда. Алексу же, как парню было совсем нелегко во всей этой резиновой сверкающей экипировке, в образе писаной латексной красавицы. Как он не противился, но его тело не осталось безразличным к столь бурному женскому вниманию и его латексные плавки с оборками, которые заставила носить тетушка под пышными нижними юбками униформы, в несколько мгновений, стали очень тесными. Две женщины, не переставая обнимать и тискать, потащили его в комнату. Две другие шли рядом и осыпали его комплиментами, говорили, какие нежные у него духи, какая шикарная у него помада и блеск для губ и прочие хвалебные глупости, в ответ на которые он их тихо благодарил и продолжал еще больше смущаться.
Когда они вошли в комнату, тетя Эльза, мисс Элеонора и ее молодая спутница подняли глаза и приветливо улыбнулись.
- Приветики мои дорогие! Как хорошо девочки, что вы сегодня зашли на огонек. Присаживайтесь мои милые…. А ты Алексис марш на кухню и принеси закуски. Сейчас мы начнем заседание нашего кружка по интересам. Обещая вам будет сегодня весело, вас сегодня ждет развлекательная программа….
Последние слова не только не понравились молодому человеку, но сильно его обеспокоили. Ему оставалось только гадать что за гадость, обернутую в сладкое сюсюканье приготовила для него, его тетушка Эльза и мисс Элеонора. Но ему об этом не дали время даже подумать, он бегал на кухню и обратно постоянно прислуживая женщинам. И конечно ему не дали ни выпить, ни поесть, впрочем, это и неудивительно, тетушка взяла его фигуру под полный контроль. Она утянула его в корсет и теперь не позволяет ему съесть хотя бы лишнюю унцию. Она пообещала сделать его талию если не осиной, то фигуру близкой к форме песочных часов. При всей свой занятости Алекс чувствовал себя как на иголках, ожидая мерзости от этих коварных женщин. Но они продолжали пить, веселиться и шутить, совершенно забыв о нем. Иногда он стоял с покорностью во взгляде, по несколько минут вблизи них, ожидая новых поручений, но на него не обращали внимания, словно он был мебелью или предметом декора. И когда о нем вспомнили, он вздрогнул словно от выстрела. Женщины были уже изрядно навеселе…
Первой начала тетушка и она немного пьяным голосом сказала: «Девочки, я думаю, что нам будет очень весело украсить тело моего племянника. После того как я ему вывела линию бровей, я ему больше не позволяю иметь лишних волос теле. Под этой красивой униформой оно совершенно гладкое. Так что у нас имеется прекрасный холст для работы о котором не мечтал даже Пикассо и Рембрандт!»
Алекс беспокойно заерзал при мысли о том, что ему придется оголиться. Ему в очередной раз захотелось выпрыгнуть в окно. Даже если бы он и захотел убежать, это было бы очень глупой затеей. Во-первых, прыгать с окон на шпильках это чревато, скорее всего он сломал бы высокий каблук вместе с лодыжкой, а во-вторых у него теперь не было ни стежка мальчишеской одежды, в которую он бы смог сразу переодеться. Вся она в один прекрасный день полностью исчезла из его шкафа, а вместо нее появилась красивая одежда для девочки его возраста и вся она разумеется была резиновой.
Женщины на него смотрели с ожиданием, он же продолжал стоять и жутко смущаться. Тогда они не сдержались и быстро сами начали его раздевать, шлепая и тиская его, при этом весело хихикая. Когда он оказался в одних латексных трусиках, тетушка Эльза принесла коробку в которой были моющиеся маркеры, очень жирная губная помада, другая косметика и средство для нанесения временной татуировки. А через пару мгновений все это пошло в ход. Женщины начали с жирной маркой, гадкой помады, которая сильно мажется и оставляет следы. Они нанесли себе на губы ее толстый слой и создание художественного шедевра началось, когда гостьи начали целовать бедного юношу по всем теле, доводя его до исступления, оставляя яркие отпечатки везде: на спине, животе, щеках, плечах и шее. В нем росло желание, которое было трудно сдерживать, особенно когда одна из них касалась губами его сосков. В тот момент оно выросло до головокружительных высот. Он боялся, что изящные латексные плавки из тончайшего латекса, которые сжимают и придерживают плотно возле тела, его мужское достоинство, могут не выдержать и порваться. Тем временем другая женщина взяла водорастворимый фломастер и нарисовала возле его губ два сердечка, затем наклонилась дунула в ушко Алексу и тихонько прошептала непристойную угрозу, которую естественно, к своему разочарованию, она пока не может исполнять. Блондинка с ярко голубыми глазами взяла тушь для век и большими буквами на груди юноши написала: SISSY. Она сразу передала аппликатор другой женщине, которая написала у него на животе: ГЛАДКО НЕЖНЫЙ со стрелкой, указывающей на его гладко выбритую промежность. Третья женщина поцеловала его в попку сквозь белый латекс трусиков и нарисовала на них большой цветок. Потом у юноши над левым соском появились сердечки и надпись ПИЗДОЛИЗ, а над правым ЦЕЛОВАТЕЛЬ ЗАДНИЦ, потом на спине появилась надпись РАБ КИСКИ.
Юноша был в шоке, когда прочитал вверх ногами эти фразы эпистолярного жанра. Потом ему нанесли еще несколько временных татуировок, фей с длинными крыльями, чертиков и миленьких кошачьих мордашек. После этого его заставили ходить по комнате, как по подиуму и демонстрировать свой боди-арт. Кое-кто исподтишка снимал его на телефон, а спустя некоторое время они уже не таились и даже высказывали свои пожелания, кому и куда они хотели бы отправить эти фотографии и видео. От этого у Алекса все похолодело внутри, ведь ему совсем не хотелось, чтобы вся эта мерзость вышла из этого дома и попала на глаза его друзьям. Продолжая его шантажировать и написав на нем еще несколько непристойностей, женщины заставили его встать на еще более высокие каблуки-шпильки и дать для них еще один показ.
Затем тетушка Эльза пьяно хихикнув и взглянув на его грудь вдруг сказала, что написанные некоторые слова вполне готовые инструкции к действиям. Мисс Элеонора сидела на удобном кресле подтянув бедра вперед и широко раскинув ноги. Алекс краем глаза увидел, что под короткой, но довольно широкой, черной, латексной юбкой у нее совершенно ничего нет.

Это сообщение отредактировал Баба Ягуша - 31-03-2021 - 11:58
Баба Ягуша
 
  • Group Icon
  • Статус: Do not disturb !
  • Member OfflineЖенщинаЗамужем
Автор, укажите авторство рассказа, иначе он будет удален.
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
(Баба Ягуша @ 31-03-2021 - 12:03)
Автор, укажите авторство рассказа, иначе он будет удален.

Простите великодушно сейчас исправлю
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Глава 3.
Тем временем левая рука тетушки Эльзы, обтянутая черным латексом перчатки, легла юноше на шею, а затем женщина, немного надавив на нее, строго сказала: «Вставай на колени, Алексис…». Другая рука в черной латексной перчатке оказалась точно в том месте его нежной попки, где находилась та пугающая унизительная штуковина, доставляющая жуткий стыд и мучения, жуткая пробка надежно закупорившая его зад. Лишь короткое прикосновение к ней, сквозь латекс плавок и это сразу заставило подогнуться ноги юноши, а через несколько мгновения он уже стоял на коленях, оказавшись неудобно близко к ногам Элеоноры. Тетушка наклонилась и ее палец снова коснулся «волшебной кнопочки». Очередное прикосновение к плотно сидящей затычки в анусе, заставило молодого человека переместится значительно вперед на своих коленях, и его голова полностью оказалась под юбкой мисс Элеоноры. В нос Алексу сразу ударил сильный запах теплой резины, перемешанный с терпким мускусным запахом женщины, которая желает. Ему тетя в очередной раз тихонько напомнила, об обещании держать всегда в тайне при посторонних о своем умении доставить удовольствие женщине особым образом, которому она его научила в своей спальне. Но сейчас он должен нарушить это обещание, поскольку мисс Элеонора и все находящиеся здесь женщины не посторонние, а очень близкие подруги тетушки.
Он закрыл глаза, высунул язык и начал. Это было совсем не так, как он себе представлял ублажение женщины «особым способом», почти запретной в традиционном смысле альтернативы традиционному соитию. Он думал взять под полный контроль желания, чувства, эмоции, но вместо этого он полностью пристрастился к этому наслаждению и попал в полную от него зависимость. А еще был жуткий всепоглощающий стыд и чем больше его было, тем больше было наслаждение. Влажная киска все больше и больше манила его и завладевала его разумом. Он наслаждался женскими стонами вожделения подобно прекрасной музыке, когда женские бедра сжимаются и все тело содрогается от всепоглощающего оргазма. Он любил вдыхать смесь ароматов разогретого каучука перемешанного с запахами женственности. Эти запахи пьянили и зачаровывали его полностью. Он пил женские соки, как самый изысканный нектар в мире. Сейчас же его совершенно не волновало, то в какое низкое положение его поставили, как и то, что тетушка ни разу не позволила ему нормально, кончить с тех пор как он появился в этом доме. Он даже на некоторое время забыл о плотно угнездившейся в его попке, жутко мучившей штуковине, которая дала тетушке взять под полный контроль его наслаждение. Теперь все это для Алекса отошло на второй план, поскольку комната была полна прекрасных женщин, от которых очень соблазнительно пахло нагретым женской плотью латексом и разгоряченной, терпкой, мускусной женственностью, которая требовала немедленного удовлетворения. Он полностью утратил контроль над собой и потерял разум, когда его язык зажил своей жизнью доставляя удовольствие одной из них, единственным способом, которым он сейчас мог и которым, ему было великодушно позволено. Его член запертый в латексных плавках с оборками стал тверже камня, а соски на горящей огнем груди пульсировали. Единственной мыслью, которая заполнила все его сознание доставлять наслаждение женщине и вести ее на вершину удовольствия, а когда они вместе ее достигли, был затяжной яркий спуск….
Когда ему разрешили вынуть голову из-под ее юбки, он вообще плохо соображал. Его лицо было влажным от женских соков, а их яркий вкус и аромат наполнял весь его рот. Он словно сквозь вату услышал, как кто-то из гостей позвал его из другого конца комнаты. Он попытался подняться, но тетушка сказала, что он может не вставать. Алекс пополз на четвереньках в ту сторону откуда звали. Как только он оказался возле дивана, тут же с тихим шелестом резины был полностью укутан в синий полумрак. Его полностью с головой накрыла огромная, пышная, длинная, широкая юбка из синего блестящего латекса. Как только он оказался под ней, он даже не успел ахнуть, вдохнув аромат латекса, смешанного с женственностью, как сразу лишился рассудка и его язык зажил снова своей жизнью. Юноша старательно делал то что от него ожидалось, уделяя особое внимание источнику наивысшего наслаждения женщины. На этот счет у него был особый талант, который придется приспосабливать под каждую женщину, поскольку у каждой женщины, там под юбками ее сладкий бутон немного отличается.
Когда вершина была достигнута и пройден затяжной блистательный спуск его выпустили из-под синей юбки и Алекс уже полз в другую сторону, а потом его накрыла юбка из красного латекса. Едва он вдохнул гипнотические ароматы, как снова потерял над собой контроль и все повторилось. После красной юбки была темно зеленая пышная латексная юбка и новый прекрасный, влажный ароматный бутон.
Сходя с ума от наслаждения и стыда Алекс мимолетно подумал, что более унизительного положения, в котором он сейчас находится не может быть. Но как же он ошибся спустя всего несколько мгновений. Четвертая женщина в пышной длинной юбки из черного латекса не сидела и не накрыла его огромной резиновой юбкой. Она просто стояла, опираясь на спинку деревянного стула и задрав длинную юбку, выпятила свой роскошный круглый зад. Юноша с недоумением посмотрел на свою тетушки, ища пояснений. Та лишь указала на одну из надписей на его груди ЦЕЛОВАТЕЛЬ ЗАДНИЦ. Он проглотил остатки своей гордости и стоя на коленях приблизил свое лицо к указанному месту. Как только оно оказалось между женских ягодиц, черная, пышная латексная юбка с тихим шуршанием, сразу опустилась, заставив его почувствовать, словно в ловушке.
Юноша стремился изо всех сил принести удовлетворение, хоть и понимал, что его действия вряд ли вызовут очень скорую кульминацию. Он старался изо всех сил скользя языком вверх и вниз, вокруг заветной манжетки между ягодиц и глубоко проникая в нее, но от этого женщина лишь ближе прижалась к его лицу задницей и что-то ласковое томно промурлыкала почти задыхаясь. Но она даже не показала каких-либо признаков того, что подошла к вершине сексуального возбуждения, которого так ждал молодой человек. Алекс тем временем слышал, как три другие женщины тоже изъявили желание попробовать его таланты через задницу, чтобы узнать будет ли это приятнее, чем спереди или нет. А также они обсуждали надолго ли его хватит если он будет ласкать спереди, потом сзади и вернется обратно вперед. Подумав об этом адском марафоне, юноша сразу лишился рассудка точнее, он заскользил в черноту забытья от своей слабости. Пытаясь безуспешно довести до вершины наслаждения похотливую гостью тетушки, Алекс не заметил, как очень медленно сам оказался на ней, а потом не заметил, как очень быстро свергнулся в пропасть всепоглощающего оргазма.
Алекс пришел в чувство на диване и уже был полностью переодет в свою латексную униформу горничной. Первое, что он спросил: «Где я? Что со мною?»
Тетушка Эльза ответила ему, что он дома, что он устал и что у него закружилась голова. Мисс Элеонора только подтвердила это. Остальные женщины смотрели на него как кошки объевшиеся сметаны. Одна лишь женщина, спутница мисс Элеоноры, самая младшая, возможно даже его сверстница, смотрела на него как-то странно с вожделение при этом, словно внимательно его изучая.
В тот вечер случилось то, чего так желала больше всего его тетушка, поставив его в очень уязвимое положение и доведя его унижение вместе с наслаждением до максимума, он сделала его мужскую сущность податливой, в которой инстинктивное желание самца быть хозяином женщины, было полностью заменено реальностью необходимости служить ей. Вместо того чтобы признать свое полное поражение глупая мужская сущность на уровне подсознания начала гордиться этим, точнее тем насколько это теперь хорошо получается.
В конце концов сам того не желая Алекс начал быстро меняться. И если бы его тетя Эльза не проигрывала бы и не повторяла эти сценки и сессии много раз, возможно эти изменения и не начали бы происходить. Причем во всем этом тетушка применяла особые тонкости. Одной из главных было то, что его при таких играх, сразу не заставляли полностью оголиться, а лишь частично и тут же вернуться в спасительный латекс. Таким способом хитрые женщины хотели ему внушить на уровне подсознания понятие, что, когда он носит женскую одежду, он полностью защищен от унизительной наготы и что женская одежда является единственным средством от нее, что все эти наряды несут только благо. После еще одного месяца такого регулярного усиленного лечения мужской сущности, он действительно стал превращаться в то, что было написано у него на спине в тот первый день, его первой публичной сессии — в РАБА КИСКИ.
Алекс себя за это дико ненавидел, ему было до дрожи противно и жутко стыдно, но он уже без этого совершенно не мог. Юноша еще до конца не осознавал, как далеко зашли эти изменения. Он все время себе повторял, что все это уйдет бесследно в прошлое и полностью забудется, как только он покинет дом тетки Эльзы, но как же он в очередной раз ошибался!
Эльза в свою очередь хотела совершить деликатный и плавный следующий шаг по его преобразованию. Она намеревалась полностью изгнать из него остатки всей его мужественности, лишить его полностью уверенности в ее существовании в нем самом и внушить, что он действительно безвольное существо, готовое безропотно подчиняться женщине и любящее все девчачье, что ему было предложено и будет еще предлагаться, а также чтобы он навсегда понял, что внутри его души всегда жила женщина, а не мужчина.
Вчера заключительный вечер текущего этапа воспитательного процесса по его дисциплинированию прошел безупречно. За это ему было позволено даже себе выбрать что сегодня надеть. Эльза заметила, как сильно поменялось отношение ее племянника к новому гардеробу. Кажется, Алекс если не влюблен в латекс по уши, то он ему очень нравится. Она видела, как он бережно брал в руки вещи из латекса, видела, как загораются глаза удовольствием, когда он надевал их, как старательно он полировал латекс. Но самое главное, что отметила тетушка, он вдруг стал чувствовать сильную потребность быть привлекательным. И материал, который бы мог идеально удовлетворить эту потребность, который был лучше за полированную резину, было сложно сыскать в целом мире. Впрочем, другого у Алекса и не было теперь, лишь приятный, нежный, гладкий, блестящий латекс, который своим терпким, возбуждающим ароматом кружил голову юноше. Ему даже хотелось покрыться латексом настолько сильно, чтобы каждая частичка его тела была покрыта этим чудесным материалом, чтобы ни один дюйм его кожи не был голым, а лишь покрыт полированной резиной, чтобы латекс его полностью отрезал от внешнего мира, мира, который призывал оголяться, мира которому чужд покой. Но превращать себя в инопланетянина, одевая цельный кэтсьюит на все тело, с глухо закрытой капюшон-маской, он не стал, поскольку не хотел сердить свою тетушку, поэтому он выбрал компромиссное решение, оставив отрытым только лицо, все остальное полностью покрылось слоями полированной резины. Он выбрал цвет своего одеяния, цвет расплавленной смолы — зеркально черный. Его наряд был щедро украшен оборками. Он состоял из приталенной курточки-платья с надувной грудью, которая была украшена оборкой и рюшами. Низ латексной курточки переходил чуть ниже талии в трёхъярусную короткую юбку до середины бедра. Ноги Алекса были обтянуты такими же черными латексными колготками. Одной из особенностей этого наряда было то, что рукав был единым целым с перчаткой или точнее рукава латексной курточки –платья сразу перетекали в плотные латексные перчатки. Чуть выше ладошки были натянуты на руки специальные манжетки, состоящие с двух концов из оборок, они были дополнительным украшением наряда, такое же украшательство было натянуто чуть выше лодыжки. На голову юноша поместил блондинистый парик, в который тут же был закреплен черный латексный чепчик, состоящий из сплошных рюш. Тетушка оглядела его с ног до головы и посоветовала:
— Алексис постарайся так сделать, чтобы твой макияж хорошо сочетался с тем во что ты одета.
— Хорошо тетушка!
— Украсишь глазки и ротик по минимуму, ты ведь знаешь моя дорогая, что твой язычок ждет много работы. Он должен доставить всем много удовольствия…
— Да тетя –понимающе ответил юноша. «В конце концов, она права» — думал он — «толстый слой помады и блеска для губ не должен мешать выполнять оральные обязанности…
— А теперь милая ступай встречать гостей.
Алекс сделал привычный книксен и поспешил к дверям, в которые уже позвонили. Он впускал их в дом, потом вежливо приветствовал, делал реверансы, а затем провожал в комнату для отдыха, где вот-вот должно было начаться заседание дамского кружка по интересам. Все были знакомые лица, все они знали, насколько он доступен, и глаза каждой из них горели похотью и вожделенным желанием, которое каждая из них пыталась скрыть под маской вежливости.
Но это сейчас совершенно не беспокоило юношу. Алекса очень вдохновляли и тешили эти сладкие эротические встречи, но он был в отчаянии с каким эгоизмом в последнее время используют его эти женщины, совершенно не думая о нем. Спустив в очередной раз, каждой из них, было совершенно плевать на него, никто из них совершенно не думал, получил он облегчение или нет…. Когда он наконец смирился с неизбежным, даже удивилась его тетушка.

Вскоре все гости заняли свои места, юноша им прислуживал, пока они доходили до кондиции сплетничая и потягивая вино. А когда глаза женщины заблестели знакомым блеском неприкрытой похоти, его тетушка объявила: «Дамы, я думаю, что Алексис понравится немного изменить развлекательную программу сегодняшнего вечера!»
Его сразу насторожили эти слова, и он подумал: «Что черт возьми она в этот раз придумала!»
А тетушка Эльза продолжила дальше: «Сегодня мы немножко поступим по-другому. Алексис вместо того чтобы служить нам спереди пока мы не изольемся, она будет нам поклоняться сзади! Когда нас будут стимулировать таким способом мы сможем контролировать остроту и длительность своего наслаждения. Я хорошо знаю, что вам это действительно нравится, когда вас так балуют.
Это был настоящий облом, но Алекс на лице был лишь немного смущен. Мало того, что он не всегда получал разрядку, давая им всегда кончить, так теперь ко всему прочему, его роль была понижена с удовлетворения, до просто возбуждая их. Его охватило вначале чувство бессилия, а потом чувство апатии. Он был вполне настроен доставить им полное удовольствие, но вылизать им задницы, сделав только половину работы и приложив усилий в несколько раз больше, совсем не хотелось.
Одна из женщин повернулась круглым пухлым задом, задрала блестящую юбку на диване, а тетушка легонько подтолкнула его в указанном направлении. Он, делая крошечные шаги подступил вплотную, и упал на колени, а когда длинная резиновая юбка с шуршанием полностью его накрыла, он приступил к действию. Так он обслужил всех четырех женщин в длинных латексных юбках. Чувствовал он себя полностью вымотанным и его жутко мутило, сводило челюсти, а язык полностью одеревенел. Осталась без внимания, как всегда юная спутница мисс Элеоноры, которая никогда ничего и не требовала с самого начала этих странных развратных сессий. Юноша под взглядом ухмыляющихся красоток направился к мисс Элеоноре в другой конец комнаты, но та вместо того чтобы задрать юбку и выпятить свой зад на кресле, ласково улыбнулась ему, и сама подошла, держа в руках какую-то вещь из черного блестящего латекса, в точность как одеяние Алекса.
«Алексис моя девочка, вижу ты влюблена в латекс как все мы. Твои наряды в последнее время стали более изысканными и образы более совершенными. Эта вещица сделает все твои образы полностью завершенными. С этими словами женщина сняла с его головы латексный чепчик и парик, на затем на гладко выбритую голову Алекса натянула плотную, гладкую, черную, блестящую латексную маску с прорезью для глаз и рта. Эта вещь из полированной резины хоть и была очень тугая, но была изнутри покрыта чем-то скользким и липким. Маска с жутким резиновым скрипом проскочила на голову и своими латексными объятиями охватила даже шею. Мисс Элеонора принялась поглаживать маску, выталкивая малейшие пузырьки воздуха и разглаживая малейшие складочки возле рта, возле глаз, на носу. Маска села на лицо идеально, как влитая и после того как женщина ее отполировала, она засияла ровным зеркальным блеском черной расплавленной смолы, как и весь наряд юноши. Женщина, сияя от удовлетворения подвела ее к зеркалу, увидев свое отражение в зеркале Алекс так и застыл от изумления, там отражалась черная полированная девушка-кукла. У нее были черными и блестящими щеки, нос и подбородок, и даже губы и веки тоже были черными. «Это теперь милая, твое новое лицо» -коротко пояснила женщина, выводя его из ступора.
«Что Алексис нужно сказать мисс Элеоноре?» -требовательно спросила тетушка Эльза.
«Спасибо мисс Элеонора!» -ответил юноша, приседая в очередной раз в реверансе. Затем женщина повязала ему на голову латексный черный платок, такой какой был у нее и сказала: «Теперь милая ты принята в наше маленькое резиновое общество, в наш латексный кружок по интересам. А теперь Алексис ступай, тебя ждет очень много работы по дому. Список что нужно сделать найдешь на кухне»

Это сообщение отредактировал Баба Ягуша - 04-04-2021 - 17:27
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Глава 4.

Когда Алекс нашел на столе список того, что он должен сделать, то испытал новый шок. Чтобы все убрать, вычистить, вымыть, отутюжить понадобится целая ночь до самого рассвета, а может и больше. Он не мог понять, зачем тетушке вдруг понадобилось, чтобы все это было сделано прямо сегодня. В чем смысл спешки, если есть еще уйма дней.
Но две главные женщины в его жизни, все знали и прекрасно понимали, как и понимали то, что плотно сидящая латексная маска и латексный платок сильно ограничивают слышимость на расстоянии, поэтому они совершенно не стеснялись, обсуждая планы на счет него, которые сводились к тому, что после сегодняшнего вечера, он еще больше запутается в отношениях с женщинами, при этом латексный хиджаб и маска еще больше дезориентирует его, когда он поймет, насколько это красиво и женственно. Кроме того, что он сильно устанет и не выспится, так у него будет много времени подумать, о своей настоящей сущности, точнее о сущности, которая в нем живет, о женской сущности. После этого он будет более сговорчивым и готовым к новому шагу по его преобразованию, при котором резина окончательно растворит остатки его мужественности….
Алекс работал всю ночь с латексной маской, плотно покрывшей его лицо. Он не заметил, как полностью привык к ней, точнее удивительным образом она уже совершенно не чувствовалась на нем, словно она перестала существовать. Она больше не стягивала кожу и вообще не доставляла совершенно никого дискомфорта и чувствовалась скорее не как резина, плотно покрывшая кожу всей головы, шеи и лица, а скорее, как слой косметики. Лишь когда он видел себя в отражении зеркал, то каждый раз вздрагивал от тихого ужаса. То, что он сейчас собою представлял, казалось нереальным и не могло существовать. По сути он сейчас превращен в прорезиненное, безропотное, покорное существо, которое заставляло Алекса полностью усомниться в своей половой принадлежностью. Он был сверкающей, полированной, черной как расплавленная смола латексной куколкой, которая была одновременно сексуально прекрасной и в тоже время ужасной, совершенно чуждой мальчишеской сущности. В его разуме творился такой сумбур, что хотелось выть от безысходности. А еще ему просто хотелось съесть что-нибудь вкусненькое и весь мир послать к черту, просто завалившись спать. Но он не мог этого сделать. Юноша боялся не только продления наказания, но и еще потому, что его тетя тоже не спала, и она тоже активно занималась домашними делами, при этом чем-то очень довольная и погруженная в свои мечты. Элеонора ушла со своей молчаливой спутницей сразу после окончания вечеринки, но Алексу казалось, что ее дух еще витает где-то здесь. И когда сумбур в его голове уступил место связанным мыслям, он вспомнил об ее обещании привести еще одного молодого человека, который оказался в таком же положении и претерпевал такие же изменения.
Вчера вечером женщины обошлись с ним совершенно по-другому, и он почувствовал себя таким одиноким и брошенным. И теперь юноше хотелось встретиться с близкой и родственной душой, которая оказалась в таком же положении и очень хотелось поделиться с ней своими чувствами и эмоциями. Утешить ее и быть самим утешенным. Алекс краем глаза, снова осторожно посмотрелся в гостиной, в полный рост зеркало и загипнотизированный зрелищем тут же застыл. В нем по-прежнему отразилась сверкающая, черная резиновая милашка. Ее миленькое, женское личико, совершенно черное и блестящее было соблазнительно прекрасным и в тоже время завораживающе пугающим. Алекс наконец осознал насколько может быть опасно оставаться на долго в таком состоянии и в таком образе. И он дал себе слово, что пройдет через весь этот кошмар как девушка, точнее, как счастливая девушка! А потом Алекс ужаснулся этой мысли, и юноша не мог понять почему он именно так подумал. «Глупая, тупая Алексис!» — подумал он. «Сам ты тупой и глупый Алекс!» — послышался ответ в его сознании…
— Да я! Я! Я! Ты… ты! -попытался возмутиться Алекс.
— Да все нормально подруга ты это я, я это ты. Мы можем быть друг другу полезны — ответила невозмутимо женская сущность юноши.
— Черт кажется я снова с ума схожу, сам с собою разговариваю! — сказал Алекс.
— Поправь латексный платок и отполируй свою юбку и ступай на кухню, сейчас тебя позовут — совершенно спокойно ответила Алексис.
К удивлению Алекса, через несколько минут, его действительно позвала тетушка на кухню. На ней был соблазнительный полупрозрачный розовый латексный халатик сквозь материал которого были видны латексные чулки на поясе и такой же резиновый полупрозрачный лифчик. Несмотря на то что, она не спала целую ночь, женщина совершенно не выглядела уставшей и раздраженной, скорее наоборот, спокойной и утонченной. Она с совершенно безмятежным выражением лица попросила приготовить кофе и Алекс, цокая каблучками поспешил это исполнить. При этом он совершенно не старался чтобы ожидаемые от него движения, поза и жесты были женственными. Все произошло ожидаемо правильно как-то само собой, словно за него это сделал другой человек, а когда он осознал, что это была Алексис, Алексу снова стало не по себе. Но испугаться ему в очередной раз не получилось, и он дальше прислуживал тетушке, даже не пытаясь сопротивляться Алексис.

Женщина сидела за столом и спокойно завтракала с удовлетворением наблюдая за ним. При этом она заметила, что ее племянник делает много полезных мелочей, которых он раньше не делал. Она отметила, что с каждым днем в нем происходит все больше и больше изменений. От ее внимания не укрылось, как он держал руки, слегка расставив пальцы, обтянутые латексом перчаток, как расслабились запястья пока он ждал, пока закипит вода. И вообще ее тешило, как он стоял, как держал изгиб спинки и сдвинул бедра, совершенно по-девичьи, как немного наклонял головку то в одну сторону, то в другую, словно был слишком слаб чтобы держать ее прямо. В этом жесте было столько покорности и готовности безропотно подчиниться, словно он был беспомощной героиней из какой-то любовной мелодрамы в стиле Джейн Остен. Про себя женщина в душе улыбнулась, этому столь удачному сравнению, вспомнив что она уже приготовила для своего племянника вместе со своей подругой Элеонорой.
После того как Эльза насладилась неспешным завтраком, она разрешила ему снять маску, но юноша не спешил этого делать. Он вначале не мог понять почему ему совершенно не хочется избавляться от нее. А потом он вдруг понял причину, точнее это поняло все его мужское естество. Ему просто не хочется разрушать образ этой идеальной резиновой красавицы, которой он сейчас являлся и, если будет снята маска эта завораживающая и одновременно пугающая магия латекса будет разрушена. А еще на уровне подсознания он чувствовал, что маска дает чувство дополнительной защищенности к той защищенности что уже имеется. Маска стала тем предметом который окончательно закупорил его безопасный резиновый кокон, от которого ему совершенно не хотелось избавляться, как улитке от своего домика. Нагота в очередной раз пугала Алекса и ему в очередной раз хотелось остаться в своей резиновой многослойной тюрьме латексного наряда. Нагота несла дискомфорт и беспокойство. Теперь, когда блестящий латекс его окончательно обезличил, ему еще больше хотелось остаться под защитой резины. Видя, как он колеблется и волнуется, как не спешит избавляться от своей второй латексной кожи, тетушка удовлетворенно улыбалась,
— Вижу Алексис тебе понравился подарок мисс Элеоноры — молвила женщина.
Юноша лишь молча кивнул.
— Как тебе новое лицо?
— Оно великолепно. Мисс Элеонора права, оно идеально подходит к моему наряду и делает мой образ полностью завершенным.
— Ничего нигде не жмет и не мешает?
— Я ничего не чувствую. Мне кажется, что это не маска, а всего лишь толстый слой косметики.
— Ну что ж, очень хорошо, я рада за тебя. А теперь Алексис, если не возражаешь, я сниму тебе твое резиновое личико и все остальное.
После недолгих уговоров женщина сняла с его головы латексный платок, а затем вылила на гладкую прорезиненную макушку головы Алекса какою-то липкую субстанцию похожую на полироль для латекса, а затем старательно растерла ее по всей маске и части латексного наряда. Выждав пару минут женщина в определенных местах подцепила ее своими шустрыми прорезиненными пальчиками и с громким резиновым скрипом, новое черное лицо было снято, как и все остальное, что делало из него резиновую милашку. Юноша остался в одних латексных плавках и лифчике, он очень хотел снова прикрыться, но был рад что ему не требовалось снова быть без них перед тетушкой. И только теперь он понял, что вспотел, а резина прилипла к его нежной коже. Тетушка немного подумала, заставив его поволноваться и только потом его отпустила. Алекс скромно совсем по-девичьи, слегка покачивая бедрами зацокала каблучками в ванную и это очень порадовало Эльзу. Тот племянник, что она знала раньше, давно бы пулей со свистом полетел бы, теряя на лету обувь и норовя себе свернуть шею.
Он поспешно принял душ, хотя хотел еще задержаться под горячими струями. Алекс уже хотел выйти, но тут в ванну вошла тетушка и подала ему две баночки каких-то шампуней, которыми он должен намылить тело: сперва одним, а потом вторым, после этого смыть. Эту процедуру он должен был сделать пять раз. Тетушка сразу вышла, а юноша снова намылил по очереди предложенными средствами свое гладкое безволосое тело от гладкой макушки головы до пяток.
Он скользил по нему везде. К тому же оно было довольно девчачьим, особенно когда он слишком долго сосредоточивался на сосках, но он этого не замечал, как и совершенно не замечал тех метаморфоз, что уже начали с них происходить, спустя полтора месяца как он попал под влияние своей тетушки и ее подруги Элеоноры.
Выйдя из душа, он тут же был завернут тетушкой в огромное мягкое полотенце и вытерт насухо. От него теперь пахло нежным цветочным ароматом ландыша, смешанным с нежным приятным запахом резины, да и сама кожа его тела стала нежно мягкой и шелковистой, как самый нежный, мягкий и шелковистый латекс. Еще месяц назад эти ощущения могли бы его взбесить, а теперь он ими наслаждался. Но наслаждение это длилось недолго, ему снова пришлось предстать пред тетушкой в обнаженном виде. Алекса сразу накрыла сильная волна паники, беспокойства и стыда, ему хотелось, как можно скорее прикрыться и вообще вернуться под спасительную защиту резины. Но тетушка совершенно не обращала внимание на его хныканье, которое напоминало нытье маленькой девочки подростка. Женщина натерла юношу несколько раз, от пяток до макушки головы, какими-то лосьонами и еще осыпала какой-то пудрой похожей на тальк, потом натерла какими-то кремами и вскоре Алекс стал весь жирный, словно покрытый маслом, а потом весь липкий и скользкий, весь покрытый слизью словно спермой, которая пахла каким-то резиновым клеем. Юноша продолжал хныкать и прикрывать по очереди то свое мужское достоинство, то свою грудь с розовыми холмиками, которые в последнее время как-то странно быстро начали увеличиваться. Но тетушка Эльза не обращала на него внимание и делала свое дело. В таком виде, всего липкого и скользкого, сплошь покрытого густой смазкой, она начала наряжать своего племянника для его первого в жизни свидания, но пока об этом она не спешила ему говорить. Наряжая его в латекс, она хотела, чтобы он предстал пред своей новой подругой во всей резиновой красе латексной идеальной куколки, безупречной прорезиненной девочки, роль которой он неотвратимо должен исполнить. В тоже время Алекс уже будучи полностью влюбленным в латекс не хотел выглядеть перед другим парнем полным неадекватным идиотом, но ему и не дали в этот раз полностью выбрать себе наряд из резины. Впрочем, если бы у него и была такая возможность, он оделся бы в латекс именно подобным образом. То, что делала с ними тетушка Эльза очень нравилось, измененному за полтора месяца Алексу, но еще больше это пугающе нравилось Алексис, которая жила в нем. А еще резина несла спасительную защищенность от сильно беспокоящей наготы, которая пугала юношу теперь на уровне подсознания.
Не прошло и получаса, как вскоре Алекс снова стал весь черный и сверкающий, словно его сделали из расплавленной смолы. Он снова из себя представлял красивую резиновую куклу, безропотное латексное существо, покорное и готовое беспрекословно подчиняться своей госпоже. То, что сделала с ним тетушка пугало и завораживало Алекса, сексуально возбуждало и вызывало жуткий стыд. Вся его мужская сущность исчезла в блеске латекса и была полностью поглощена тугой скрипучей резиной его многослойного одеяния полностью прорезиненной милашки. Алексис торжествовала после преображения резиной, Алекс был в очередной раз напуган и дезориентирован и уже сильно сомневался в своей мужской принадлежности. Он бы предпочел, чтобы в эти латексные одежки была одета какая-нибудь симпатичная девчонка, а не быть самим упакованным во все эти слои полированной, скрипучей, возбуждающе шуршащей и пьяняще пахнущей резины. Резины, которая завладевала всем его естеством, резины которая меняла и растворяла всю его мужскую сущность, превращая его постепенно в полностью зависимого от нее резинового маньяка… или уже скорее резиновую маньячку.
На голову Алекса со скрипом тугой резины вернулась его плотная маска, которая идеально села на его лицо, сделав из него лицо черной резиновой красавицы. После этого был черный латексный лифчик с надувной грудью и наконец черные латексные плавки, которые теперь имели совершенно другие особенности. Они теперь не скрывали его мужское достоинство, а наоборот позорно выставляли его на показ. В трусиках была спереди дырочка, сквозь который тетушка просунула его яички и ствол пениса, над которым она проделала манипуляции, что бы он воспрянул и сразу покрыла его блестящей резиной. Это был специальный девайс, точнее чехол для пениса этакий симбиоз корсета и презерватива одновременно. Головка пениса была обнажена от крайней плоти и была обтянута тончайшим слоем латекса словно презервативом, а дальше шла подобно причудливому маленькому воротничку маленькая, но жесткая из плотной резины оборка, после которой шли плотные ножны со шнуровкой, состоящей из несколько слоев резины. Внутренний слой был нежным и мягким, потом второй более жесткий третий черный полированный обычный. Для яичек имелась специальная латексная сумочка. Алекс был в очередной раз поражен и даже не успел понять, что произошло вслед за этим очередным унижением. Зато хорошо понимала суть произошедшего его тетушка. Проделав подобное с его «мужским достоинством», она еще больше приблизила к его новой сущности Sissy. Подобный девайс словно демонстрировал юноше принадлежность его госпоже, полную зависимость от нее и заставлял задуматься о полном и беспрекословном ей подчинении. И это отнюдь не было большим преувеличением, поскольку корсет на пенис был дополнением к тому девайсу что уже полтора месяца плотно сидел в анусе юноши. Несколько дней назад эта затычка стала на один размер больше и обрела новые свойства. Теперь тетушка через пульт дистанционного управления могла в любой момент ему сделать либо очень хорошо, либо очень больно.
После этого была серия многослойных, нижних юбок, которые топорщились в стороны, подобно многослойным балетным пачкам балерин и тихонько поскрипывающих и шуршащих восхитительными звуками отполированной резины. А еще в них полностью скрылся тот торчащий, выставленный напоказ, зачехленный и зашнурованный «позор», который доводил до безумия своим видом Алекса. Юноша не мог понять почему тетя так жестоко поступила с ним покрыв его пенис и поместив его в эту ужасную штуковину, которая вызывала сильное волнительное возбуждение от прикосновения к ней, но при этом был очень благодарен, что тетушка поступила очень благоразумно, спрятав этот ужас под юбки. И наконец настала очередь самого платья с трёхъярусной короткой черной латексной юбкой, которая лежала почти горизонтально на толстом ворохе подъюбников из тончайшей полированной резины, кроме того платье имело возле самого подбородка плотный воротник в форме трёхъярусной оборки, а на плечах красовались буфы в форме блестящих мячей. На руках были надеты для украшения латексные манжеты с оборками, покрывающими запястья, такие же манжеты с трёхслойными оборками были натянуты на ноги чуть выше лодыжек. После того как тетушка закутала его голову в латексный черный платок, все слои черной резины были старательно отполированы до зеркального блеска. Превращения Алекса в латексную куклу было полностью завершено, оставалось накрасить только то, что уже и так было покрашено, точнее покрыто латексом — глаза и губы. Чем и поспешила заняться вскоре тетушка, покрыв тонкую резину на губах и веках специальной краской, чтобы имитировать алую помаду и синие тени для век. Как только она это закончила, женщина, торжествуя от удовольствия подвела его к зеркалу в полный рост в гостиной. В нем Алекс увидел свое отражение. Это было полностью прорезиненное, сверкающее словно расплавленная черная смола, существо, которое было одновременно сексуально прекрасное и гипнотически пугающее. Глядя на отражение в зеркале, которое повторяло все его движение юноша в очередной раз не мог поверить, что это полностью то, что он теперь из себя представляет, то, что теперь совершенно ничего не имеет в себе мужского, то, что теперь, так завораживает и влечет к себе, то, что теперь, так пугает и вызывает жуткий стыд. Но все эти эмоции больше не могли отразиться на лице юноши, поскольку его покрывал гладкий, полированный латекс, почти застывшей и неподвижной маской. Это восторженное красивое резиновое лицо было больше не эго. Это полностью черное сверкающее лицо было лицом красивой латексной милашки в красивом латексном платье.

Женщина в последнее время увлеклась викторианской модой и подумала, как же прекрасно будет смотреться в панталонах из тяжелой резины ее племянник. Хотя нет, правильнее было бы выразиться в комбинации, которые носили в те времена. По сути это был комбинезон, в котором были сшиты в единое целое панталоны и короткая рубашка. Тетушка Эльза думала совместить в единое целое, точнее сделать из нескольких вещей специальный цельный комбинезон в котором будут и з плотного латекса длинные панталоны, корсет со шнуровкой, лифчик и длинный высокий воротник, точнее со шнуровкой фиксирующий шейный корсет. Потом, когда ее племянник будет облачен, зашнурован и утянут в это «белье», придет очередь тяжелого кринолина, кучи нижних резиновых юбок и самого латексного длинного с огромной юбкой и с огромными надувными рукавами буфами свадебного платья. Только оно будет не белым из атласа и шелка, а полностью черным из тяжелой полированной резины. Женщина аж сглотнула от удовольствия, подумав, какой дискомфорт и унижение будет испытывать ее племянник в подобном наряде и как тяжело ему будет находиться и носить подобную экипировку целый день.

Это сообщение отредактировал Баба Ягуша - 09-04-2021 - 14:00
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Глава 5.
Через пару мгновений идиллия любования была самым бесцеремонным образом прервана банальным звонком в дверь. Женщина, тоже уже наряженная в латекс надела на голову латексный платок и вместе со своим прорезиненным племянником, поспешила встречать гостей. Она немного волновалась, но еще больше волновался Алекс.
Когда дверь открылась юноша в знак приветствия присел в книксене и сразу вздохнул одновременно с облегчением и разочарованием. Честного говоря у Алекса были смешанные чувства по поводу этой встречи. С одной стороны, ему было жутко стыдно из-за того во что он теперь превратился и ему совершенно не хотелось, чтобы кто-то посторонний видел его в таком унизительном состоянии, а с другой стороны он чувствовал себя потерянным и ему хотелось просто общения со своими сверстниками.
Мисс Элеонора оглядела с головы до пяток полностью прорезиненного юношу, затем ее нетерпеливые пальчики, покрытые латексом, прошлись по оборкам причудливого латексного наряда Алекса и ее сверкающее лицо, как и весь ее наряд расплылось в довольной улыбке, и она с удовлетворением коротко заметила: «Великолепно Алексис! Куколка! Ты само совершенство»
Сказанный комплимент не только потешил женскую сущность юноши, но и мужскую и это в очередной раз не только заставило засмущаться, но и в очередной раз испугаться. Это было как-то неправильно подобным образом реагировать на комплименты, которые могут быть предназначены только красивой девушке.
Вошедшая женщина, как и его тетушка была вся наряжена в латекс: короткую черную латексную юбку, белую блузку из полированной резины и колготки из белого латекса. Голова женщины была полностью закутана в черный латексный платок, словно у мусульманской женщины, под которым скрывается половина лба и щек, до самого блестящего подбородка. Алекс заметил, что женщины этого странного резинового общества или кружка по интересам в последнее время постоянно носят эти красивые латексные платки. Видимо они являются каким-то символом этого сообщества или что-то в этом роде. Поскольку он тоже стал частичкой этого странного латексного дамского общества, то теперь он будет вынужден носить постоянно, как и они, латексный платок, как мусульманка хиджаб. Во всяком случае эта деталь его образа резиной милашки нравилось Алексис. Алексу ничего не оставалось как покорно согласиться.
«Ну и где подружка, для нашей нежной куколки?» – спросила тетушка Эльза.
«Она здесь…» - ответила женщина и позвала – «Жозефина! Жозефина девочка, можешь входить!»
От увиденного зрелища Алекс не только потерял дар речи, но и чуть не уронил челюсть на пол.
В комнату вплыло сверкающее яркими бликами полностью прорезиненное существо. Завороженный Алекс, рассматривая его краем сознания заметил, что наряд гостьи или гостья, был в точности выполнен из полированной резины, как и его: то же самое короткое платье с трёхъярусной юбкой и пышными торчащими нижними юбками, оформленное теми же рюшами и оборками, а также сзади тем же бантом на талии и маленькими бантиками на подоле самого верхнего яруса юбки. Существо имело те же дутые буфы на плечах и туфельки на шпильке, а также латексные чулки. Перчатки были не снимаемые и были единым целым с рукавом платья. Лицо гостьи или гостя было полностью покрыто женственной латексной маской, а голова, как и полагается полностью закутана в латексный платок. Единственным отличием было то, что существо не было абсолютно черным как Алекс, а было полностью белым. Резиновое лицо, резиновое платье, нижние юбки, чулки, туфельки и платок все было абсолютно белым, сверкало и переливалось яркими белыми бликами, белой полированной резины. И еще одним отличием было то что оно имело накрашенные ярко зеленые веки и губы черной помадой. Тогда как у Алекса были ярко алые губы и синие веки.
Милая, подойди и поприветствуй свою подружку. Жозефина девочка покажи Алексис как ты сильно желаешь с ней познакомиться.
Белое латексное существо подошло поближе и обняла Алекса за шею, а затем впилось своими резиновыми губами в его. Затем язык Жозефины коснулся языка Алексис и задвигался в ее рту. Вначале Алекс опешил от такой наглости и совершенно оцепенел. Сказать, что этот поцелуй был ему неприятен юноша не мог, скорее наоборот…. Когда Алекс пришел в себя, первый порыв быв немедленно отстраниться, но это желание быстро сменилось желанием продолжить этот удивительный поцелуй, и они продолжили его вместе. Женщины тем временем достали фотоаппараты чтобы запечатлеть эту трогательную сцену первого знакомства двух латексных подружек. Потом женщины подтолкнули своих воспитанников и юноши почувствовали, что у них соприкасаются не только прорезиненные губки, но и кое-что другое, там внизу под ворохом нижних латексных юбок, на которое было наложено табу в виде специальных ножен со шнуровкой. Головки их вздыбленных пенисов, покрытые очень тонкой резиной волнующе коснулись в очередной раз, когда они снова целовались. Это было настолько сладко волнующе, что Алексис и Жозефина не смогли удержаться и томно застонали, а сердца полностью прорезиненных подруг забились часто-часто. А потом им обеим стало стыдно за свою несдержанность. Первым их безудержным желанием было где-то уединиться, чтобы просто успокоиться. И словно прочитав их мысли мисс Элеонора сказала:
- А теперь наши девочки должны побыть от нас отдельно, чтобы познакомиться поближе и посекретничать!
- О, я только за это. Алексис это знакомство пойдет на пользу!
- Эльза, так где они могут уединиться.
- Пусть проходят в комнату Алекса, а мы с тобой пойдем в мою комнату отдыха.
- Алексис и Жозефина, девочки, сначала вы отполируете друг другу свои наряды – сказала мисс Элеонора и подала бутыль полироли юношам. Алекс хотел что-то возразить ведь он совсем недавно полировал свой латексный наряд до последней оборки, и он и так безупречно блестит, сверкая яркими бликами, но не посмел. В следующие мгновения юноши молча друг другу полировали платья, платки и все остальное. Полиролью оказалась липкая густая субстанция, как клей, сильно пахнущая резиной и еще чем-то неуловимо знакомым, но после этой густой жидкости действительно латексные наряды засверкали еще больше.
А дальше они, цокая каблучками и красиво женственно покачивая бедрами пошли в комнату к Алексу, держась за руки как маленькие девочки, которые собрались подружиться. Женщины пошли в комнату отдыха тетушки и не могли дождаться, когда начнется зрелище. Скрытые камеры и микрофоны были давно приготовлены в комнате Алекса….
- Я держала его слишком долго в диком возбужденном и покорном состоянии, чтобы вызвать в нем хоть какие-то нормальные чувства кроме злости и цинизма. Думаю, еще пару месяцев дисциплинирования и ему будут противны чувства и желания проявлять насилие и вероломно предавать, может хоть после этого у него появятся нормальные чувства типа сострадания.
- Как и у моего племянника после жестокого обращения с ним прошлой ночью. Думаю, что трудовой марафон пошел ему на пользу. Вижу они теперь оба готовы к этой встречи.
- Хочешь сказать Стокгольмский синдром во всей красе?
- Да ну тебя! - сказала тетушка, захихикав, а затем продолжила – Я жду, не дождусь представления….

Когда юноши остались наедине, они какое-то время рассматривали друг на друга внимательно. Алекс был шокирован насколько был феминизирован его новоиспеченный друг, который тоже испытывал точно такие же чувства. Но в тоже время юноша чувствовал, что его как-то очень странно тянет к этому белому сверкающему существу, хоть и считал это полностью неправильным. А белое сверкающее существо чувствовало, как его тоже, очень странно, тянем к черному женственному силуэту и тоже считал это неправильным. В конце концов они оба оказались в одинаковом состоянии, подвергнуты одному и тому же воспитательному процессу и дисциплинированию для исправления плохого поведения. Поэтому они ко всему прочему искренне сочувствовали друг другу. Алекс сочувствовал Жозефине или точнее Жозе, так звали юношу, а Жозефина сочувствовала Алексис. И Алекс сказал себе твердо, что кроме сострадания к этому юноше, он больше ничего не может испытывать и чувствовать. По крайней мере он пытался себе это внушить, но как же он ошибался….
Вскоре они положили руки, обтянутые шелковистым резиновым материалом на плечи друг другу, которые были обтянуты тем же прохладным скользким латексом и от этого эти прикосновения стали еще больше волнующими. А потом они уже не могли сдерживаться, прильнули губами друг к другу и поцеловались. Они не знали сколько длился этот пьянящий восхитительный поцелуй, от которого кружилась голова и внизу все затвердевало и поднималось. А затем их головки зачехленных пенисов встретились и снова нежно соприкоснулись и юноши чуть не лишились чувств от дикого сексуального желания. Но окончательно уплыть в мир сексуальных грез они не смогли, поскольку пришлось отстраниться друг от друга, противная затычка закупорившая каждому из них зад неприятно колюще завибрировала, сведя на нет подъем на вершину наслаждения и напомнив им обеим кем они теперь на самом деле являются, а также о полном контроле. В это же время женщины в другой комнате наблюдали за феминизированной парой на огромном экране через скрытые камеры и они обе ехидно хихикнув нажали кнопочки на пульте дистанционного управления девайсом сидящем в анусах их подопечных. А затем Эльза поинтересовалась какого размера пробка у Жозефины, Элеонора не без гордости ответила, что уже четвертого размера, на что тетушка посетовала что у его племянника только второго, большего размера она не может пока поставить, потому что Алексис страдает и становится сильно беспокойной. На что Элеонора ответила, что в таком важном деле, как воспитательный процесс, самое главное последовательность и постепенность действий.
Женщины так болтали еще несколько минут, пока на экране не заметили движение. Юноши переместились на диван. Алекс, закусив губу смущенно опустил голову, а Жозе поглаживал его гладкое бедро, обтянутое полированной резиной.
-А давай мы им немного поможем - сказала Элеонора, глядя на экран.
- Я не против, чтобы наши мальчики-девочки получили наслаждение. По крайней мере они этого заслужили – согласилась Эльза.
- Но, Эльза все должно произойти само собой и постепенно!
- Подруга полностью с тобой согласна!
Обе женщины совершили какие-то манипуляции на пультах дистанционного управления, чтобы ввести настройки в девайсы закупорившие их прорезиненных подопечных. Юноши вначале совершенно ничего не почувствовали, лишь спустя несколько минут пришло легкое волнующее тепло, которое от промежности ног очень медленно поднялось выше и распространилось по всему телу. Легкая волнующая вибрация, которая вскоре последовала, снова вернула юношам легкое чувство возбуждения. Их пенисы в ворохе латексных оборок снова ожили и начали незаметно подниматься постепенно отвердевая.

Две резиновые куклы поднялись с дивана и пристально глядя друг другу в глаза с волнением заговорили.
- Нам позволили исследовать друг друга – сказал Жозе.
- Всего лишь дали разрешение познакомится…- ответила черная кукла.
- Я сочувствую тебе Алекс и хорошо знаю, что ты пережил.
- Я тоже тебе сочувствую Жозе, но давай не будем торопить события и не будем делать того, о чем потом будем очень жалеть.
- Вздор, хуже нам от этого уже не будет, после того, что с нами сделали эти резиновые извращенки. Просто более унизительного наказания не существует.
Алекс положил черную прорезиненную ручку на такую же прорезиненную руку Жозе только белую и с утешением сказал:
- В нас есть все шансы вернуться к прежней жизни, нужно только пережить этот кошмар, это резиновое мучение.
- Если только нас они окончательно не превратят в законченных неженок и не сделают из нас таких же латексных маньячек, как и они, а затем окончательно не превратят в резиновых рабов киски и оставят такими навсегда….
- Не нужно об этом думать. Нужно в душе этому сопротивляться.
- Да, мы можем еще с этим пока бороться! – сказал Жозе и обнял Алекса за плечи, а затем добавил:
- Мои друзья и эти чертовы женщины в последнее время очень жестоко со мною обходились, и никто меня не может понять.
- Кроме меня – ответил Алекс и тоже обнял Жозе, совсем по-дружески, но этот жест сочувствия выглядел совсем не по-мальчишески, а как-то уж слишком нежно, словно две девочки близкие подруги обнимают друг друга. Они даже прикрыли свои густо накрашенные веки с длинными ресницами, как это делают девушки и глубоко вздохнули. Затем их губы сблизились, и они вдруг оба коснулись напомаженными резиновыми губками и нежно поцеловались. Затем обнялись еще плотнее и их вздыбленные пенисы преодолевая сопротивление нижних юбок их латексных нарядов коснулись снова. А потом головки пенисов, покрытые тончайшей резиной, снова и снова легонько потерлись друг о друга и в этот раз поцелуй был более настойчивый и чувственный. Они ему уже не сопротивлялись, полностью отдавшись на волю нарастающего наслаждения. Жозе немного наклонился и страстно прижавшись губами к Алексу, целовал его крепко и глубоко. Алекс почувствовал, как язык другого вторгся в его рот, вначале хотел отстраниться, но быстро растаял как шоколад на солнце и уже не мог этого сделать, а лишь продолжать получать наслаждение.
Через минуту Алекс все же смог оторваться от губ своего друга или уже подруги….
- Все в порядке? – спросил Жозе.
- Мы не должны этого делать.
- Что ты имеешь в виду?
- Спешить…
- Но мы и не должны просто так разойтись, прежде чем нас разлучат и отправят по домам, чтобы быть тем, что мы теперь из себя представляем, а не тем, кем мы есть на самом деле – ответил Жозе и снова нежно обнял Алекса.
Юноша в ответ тихо застонал и начал первым следующий поцелуй, который был более долгим и страстным предыдущего. Алекс за этого себя ненавидел и ему было жутко стыдно, но он уже не мог остановиться. Если ему полтора месяца сказали бы, что он будет целоваться с мальчиком и ему это будет нравиться, он бы тому просто набил морду.
Рука Алекса переместилась на грудь Жозе и юноша под пальцами, обтянутыми латексом ощутил не надувную резиновую грудь, как у него, а настоящую женскую… Это было настоящим шоком, и Алекс подумал даже, что Жозе не мальчик, а настоящая девочка Жозефина. Тем временем под латексом платья своего друга юноша почувствовал, как сосок Жозе начал твердеть, давая понять, что грудь настоящая. Тем временем Жозе не терял времени, его рука осторожно отодвинула все слои латекса и нырнула под нижние юбки Алекса, затем нашла его пенис и сблизила его головку со своей. Очень чувственные части тела сквозь тонкую резину снова соприкоснулись и волнующе сладострастно потерлись. В этот раз они оба застонали от удовольствия выгнув спинки, обтянутые блестящей полированной резиной. После этого им стало себя сложно сдерживаться и они, задыхаясь от поцелуев продолжили себя ласкать, но кульминация так и не наступала. Штуковины, которыми они теперь были надежно закупорены сзади, слегка вибрировали, напоминая им снова об их состоянии и то, что они находятся под полным контролем.
Алекс на миг перестал ухаживать за соском Жозе который под латексом платья стал жестким как пластик и задыхаясь сказал:
- Я… просто… мне не дали, мне не позволяют…, все время после того как я попал сюда, мне не дают получить не только разрядку, но даже облегчение…»
- - Тетушка Элеонора со мной тоже…, так поступает.
- Мисс Элеонора?
- Это для тебя мисс Элеонора, а для меня она тетушка. Честно говоря, я рад что нам позволили подружиться, поэтому мы сможем помочь друг другу и облегчить наше существование в этой чертовой резине.
- В рабстве наших учительниц-мучительниц! - добавил Алекс.
- Именно! И в этом нет ничего плохого, что мы сможем утешить друг друга – ответил Жозе и слегка сжал зачехленный и разбухший от желания пенис Алекса, словно пожал по-дружески руку.
- Но, только не таким способом! Мы под этими латексными одежками все же еще парни и не должны делать этого.
- Как и не должны мучиться и терпеть…, поэтому мы должны что-то делать…, чтобы хотя бы почувствовать себя лучше.
- Жозе не забывай про наши затычки в жопах! Нам просто больше не разрешено…. Э… это… как его, ну это, я даже не знаю, как сказать.
- Пускать струи… брызги?
- Именно брызгать струями. Пробки, которые сидят в нас не позволят нам этого сделать. Жозе, мы к сожалению, больше не можем кончить – ответил печально Алекс.
- Кажется, я знаю, как нам получить облегчения пока еще нам позволено быть наедине! – сказал белый блестящий силуэт, губы которого, покрытые зеленой помадой расплылись заговорщически в улыбке.

Это сообщение отредактировал Баба Ягуша - 09-04-2021 - 14:08
sxn3598402994
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineСвободен
Недовольно оригинальная работа
sxn3598402994
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineСвободен
(sxn3598402994 @ 10-04-2021 - 10:45)
Недовольно оригинальная работа

Довольно оригинальная (т9)
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Глава 6.

Юноши снова поцеловались и на этот раз это было еще более страстно. Алекс почувствовал укол вины за то, что позволял делать с собой, но больше не стал сдерживать свою новую подругу или друга. У него внутри все похолодело, когда Жозе снова взял в свои руки его пенис и потер его головкой о свою головку. Это было так волнующе, что Алекс чуть не взвыл от желания и дикого приступа стыда. А Жозе тем временем опустился на колени нырнул в черные, пышные, латексные нижние юбки своим белым прорезиненным лицом, а затем взял в рот пенис Алекса. Полностью его он не мог заглотить, поскольку ствол пениса был покрыт толстыми резиновыми ножнами со шнуровкой, а еще этому мешала широкая трёхслойная резиновая оборка с жесткой вставкой, у основания головки члена, на конце резинового чехла, которая напоминала цветок. Поэтому Жозе смог взять в рот лишь головку пениса Алекса, словно соску-пустышку младенец. Да и теперь та часть мужского достоинства Алекса что была доступна Жозе мало чем отличалась от нее, поскольку имела запах и вкус резины. Головка члена была резиновой, точнее она была покрыта тончайшим слоем латекса, как латексный сосок соски, да и губы упиралась в жесткую скользкую поверхность словно в пластиковый щиток соски-пустышки. Не хватало только пластикового колечка, но его заменил Алекс, который начал извиваться и стонать, когда странную соску начал сосать с причмокиванием не мене странный младенец.
Он в первый момент был очень удивлен и поражен тем, что с ним делали, а когда смог немного опомниться, умолял остановиться свою подружку, но та лишь шикнула и продолжила дальше. Алекс успокоился и положил свои руки на гладкое латексное покрытие узких плеч Жозефины и от этого его наслаждение стало еще более волнующим и сладким. Он уже не совсем хорошо понимал, что с ним происходит и где находится, когда Жозе обрабатывал в очередной раз язычком головку его пениса и начинал ее сосать, то как маленькая девочка конфету «Чупа-Чупс», то снова как младенец соску пустышку, при этом не забывая ласкать его яички в резиновой сумочке.
Алекс кончил бурно и ярко. Он был в душе очень счастлив, что наконец за много дней получил разрядку. Ему было очень стыдно за то, что случилось. Он словно какой-то последний гомик позволил парню сосать ему член и за это себя Алекс сильно ненавидел. Но чувство вины стало какое-то притупленное, как давняя, застарелая, тупая, ноющая боль. Он тщетно утешал себя, что это была всего лишь разовая акция, но уже не мог сказать с такой твердой уверенностью, что сможет полностью отказаться от ее повторения. А еще сердце Алексис было преисполнено благодарностью к Жозефине. Алекс оцепенел от ужаса и стыда, когда Алексис нашептала ему как можно отблагодарить свою подругу.
А дальше Алексис отодвинула в сторону рефлексирующего и стенающего, как побитая собака Алекса. Поскольку она была девушкой решительной и не желающей оставаться длительное время в долгу Алексис решила отблагодарить Жозефину прямо здесь и сейчас.
Алекс был намного сильнее Жозе. Он немного грубо толкнул его на кровать потом перевернул его на живот, задрал огромный ворох торчащих нижних белых латексных юбок вместе с юбкой латексного платья и спустил немного вниз его белые латексные плавки. Затем уткнулся своим черным прорезиненным лицом в белую гладкую попку Жозефины и начал своим язычком создавать композицию из страсти и наслаждение, словно художник кистью причудливую картину. Вначале это были базовые легкие мазки, потом с большим нажимом, более яркие до проявления очертания образа, потом больше экспрессии и снова нежные.

Алекс целовал каждую складочку на нежной, упругой попке Жозе не переставая ее ни на миг ласкать, при этом не забывая уделять внимание язычком вокруг того места куда вошла противная затычка, которая сейчас слегка вибрировала и была просто огромной у Жозефины. Теперь уже настало время Жозе быть пораженным и удивляться. В конце концов Алекс потратил немало времени ублажая задницы женщин и хорошо осознавал, как это им нравится. Он теперь это делал с толком и расстановкой, последовательно доводя их до экстаза. Нечто подобное он решил сделать и своему новому другу или уже подруге в качестве благодарности, точнее это решила сделать Алексис своей новой подруге, и она не ошиблась. Вскоре Жозефина бурно и ярко кончила, точно так же как четверть часа назад Алексис.
В другой комнате женщины наблюдали за ними на большом экране телевизора и слышали, что говорят их подопечные.
Когда юноши осознали, что они сделали, им обоим стало очень стыдно. Они даже как девочки обнявшись поплакали. Потом снова целовались снова и им было очень стыдно. Они плакали и целовались. Потом успокоились и каждый начал рассказывать свою историю своего падения и попадание в зависимость от резиновых извращенок, которое в Алекса длилось только полтора месяца, а у Жозе уже второй год. Парень жаловался, что у него почему-то начала расти грудь, как у девушки и задница стала тоже почему- то округляться как у женщины. Во всем он винил эту противную затычку, засевшую в его заднице. Именно от нее у него стала бабская блядская походка и распёрло задницу. Алекс согласился с ним поскольку после того как тетушка поставила ему тоже эту странную штуковину с его грудью в последнее время тоже стало твориться что-то неладное. Соски набухли и появились на груди какие-то странные розовые холмики.
- Жозефина я тебе сочувствую очень, очень! - сказал Алекс и они снова поцеловались.
- Алексис дорогая, я тебе тоже очень сочувствую сказал Жозе, и они опять поцеловались.
Они сидели на кровати рядом, обнявшись при этом другая рука каждого из них лежала под пышными юбками другого в его промежности.
- Жозефина мне кажется, что я тебя знаю очень давно.
- И мне тоже так кажется Алексис, я чувствую от тебя близость и тепло. Они опять поцеловались. вскоре они легли на кровати и обнявшись. Их головки пенисов опять соприкоснулись, но тут же как только начали накатываться первые волны возбуждения в заднице каждого из них жутко завибрировало, словно резануло стеклом изнутри тела. Кажется, их мучительницы о них вспомнили. Они оба ойкнули как девушки и поняли, что у них больше ничего сегодня не выйдет, как говорится в той противной сказке: «Сладкого понемногу». Затем они немного отстранились и подождали пока боль немного уйдет. Затем уже с осторожностью ласкали, друг друга не допуская излишнего напряжения своих зачехленных пенисов. Но благодаря скользкому латексному покрытию их тел эти ласки все равно получались чувственными, хоть они теперь боялись даже прикоснуться к своем мужским инструментам в резиновых ножнах. Их яйца уже так сильно не болели от напряжения, все же полученная разрядка четверть часа назад, положительно сказалась на их самочувствии. Но как только они переходили определенную границу, а их пенисы излишне напрягались следовало наказание в виде короткой обжигающей боли в заднице. А потом уставшие в конец, или же наконец, юноши не заметили, как уснули. Они обнявшись спали, а сон их был безмятежный как у младенцев.

Пробуждение было жутким. Возле них стояли их учительницы-мучительницы, затянутые до подбородка в резину с резиновыми платками на голове.
Это были тетушка Эльза и тетушка Элеонора. Они смотрели на своих подопечных строго с осуждением.
- Вы действительно очень близки и очень хорошо подходите друг другу – сказала с плохо скрываем торжеством Элеонора.
- Но никто вам не позволял нарушать правила и обманывать нас – сказала Эльза.
-Тетушка мы вас не обманываем… - попробовал возразить Жозе.
- Жозефина будь хорошей девочкой и не заставляй меня тебя наказывать – сказала мисс Элеонора и не многозначительно повертела пультом дистанционного управления в руках. И если бы лицо Жозе не было покрыто белым латексом, то обязательно стало бы таким же белым от ужаса, как это волшебное покрытие.
Вам не только запрещено эякулировать без разрешения, но даже получать сексуальное возбуждение без нашего разрешения. Пока на первый раз мы вам прощаем, но за это вы сейчас отработаете бесстыжие маленькие латексные шлюшки. Мы за вами наблюдали с помощью скрытых камер и микрофонов и у нас есть запись того что здесь происходило. В следующий раз, когда вы посмеете ослушаться мы не только лишим вас сладкого, но и сделаем вам очень больно. А эта видеозапись с вашей вечеринкой станет достоянием заинтересованной интернет общественности.
Испуганные юноши растерялись и лежали на кровати не смея пошевелиться, но не спешили размыкать свои объятия. Они слегка приподняли головы следя за действием женщин, но те не спешили применять свой главный сиюминутный козырь и пульты от жутких затычек были отложены в сторону. Помада на губах Жозефины и Алексис не потекла, туш для ресниц и тени для век тоже потекли, поскольку это всего лишь краска для латекса, покрытая лаком, но их латексные наряды требовали срочной полировки. Женщин очень тешил их вид. Их цель была достигнута. Остатки их мужественности были стерты, теперь это были всего лишь, две пугливые как лани, прорезиненные цыпочки. Теперь они смотрели на мир и поступали как от них требовалось, так как их теперь научили. Остается лишь вопрос времени для закрепления их навыков и сохранения положительных изменений, при этом нельзя позволять ослабнуть чувство вины и стыда. И женщины считали, что самое лучшее для них будет оставить их в постоянном подвешенном состоянии сексуальных предпочтений, в серой зоне полутонов гендерной идентичности. «Пусть они живут в мире, где их всегда будет тянуть к девчачьим вещам и друг к другу, но при этом никогда не наступят окончательные изменения. Это будет продолжаться и продолжаться до бесконечности пока мудрый женский ум будет изобретать и придумывать новые игры и образы, чтобы играть и наслаждаться со своими беспомощными неженками. Со временем им можно даже позволить взять друг друга сексуально полностью. Но сейчас слишком рано и это нужно еще заслужить. Кроме того, это так весело их немножко помучить и заставить немного подождать. Ах, как прекрасно держать их в этих прекрасных латексных нарядах, подвергая их бесконечным сценариям в мире милом сердцу полированной резины. А что может быть лучше этого?» - думали Эльза и Элеонора.

Конец

Это сообщение отредактировал Баба Ягуша - 10-04-2021 - 11:56
sxn3598402994
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineСвободен
работа интересная. спасибо
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Неудавшаяся прогулка

Самая удобная жена.

Гусеница

А как всё хорошо начиналось.Порно Фильм

Сестры