Страницы: (1) 1
Лариса224488
 
  • Group Icon
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineЖенщинаСвободна
Рассказ написан мною: Лариса224488

Во Франции до сих пор сохранилась легенда о жестокой и коварной маркизе дю Пье, которая жила несколько столетий тому назад. Эта легенда передавалась из уст в уста, и, что самое интересное, передавалась она в основном женщинами. Мужчинам эта легенда почему-то была не по душе. Я узнала её от моей французской подруги, когда я гостила у неё несколько лет тому назад. Эта подруга живёт неподалёку от тех мест, где когда-то проживала жестокая маркиза. И как раз в этой области Франции сохранились наиболее точные, концентрированные, не искажённые временем воспоминания о красивой маркизе.

В народе её именовали по-разному: кровавая маркиза, жестокая маркиза, босоногая маркиза, яичная маркиза, рассекающая маркиза, смертельная маркиза, красивая ведьма, – и многими другими сочетаниями и эпитетами. Согласно легенде именно она, эта маркиза, положила начало настоящему садизму. И именно во времена её величия и славы многие мужчины научились получать удовольствие от переживания боли, то есть, от мазохизма.

Когда маркизе было 20 лет, она вступила в права владением своей провинцией. Центром провинции и местом проживания маркизы был её замок лё Шато. Бабушка маркизы, графиня дю Пье, жившая тогда вместе с маркизой, подробно обучала её искусству обхождения с мужчинами, и в частности, со слугами. Это было время, когда слуги часто восставали против своих господ, и против своей рабской зависимости. Восстания и недовольства подавлялись жестоко и беспощадно. Вот и внутри замка лё Шато маркизе предстояло всё обустроить так, чтобы никто из слуг не восставал, не капризничал, и не сеял заговорнические настроения.

Бабушка наставляла маркизу: «Мужчины созданы для того, чтобы служить нам, женщинам. Тебе, внучка, необходимо усвоить основные принципы отношений с мужчинами. Более мелкие и второстепенные детали ты сможешь разработать для себя сама, на свой лад. Прежде всего, ты должна доминировать над мужчинами, управлять ими, и держать их у себя под каблуком. Большинство мужчин по своей природе упрямы, самонадеянны, эгоистичны, похотливы и ревнивы. Тебе надо постоянно, но постепенно, избавлять их от этих грехов, путём воспитания, перевоспитания, дрессировки. Точно так же как ты дрессируешь своих лошадей, так же надо дрессировать и мужчин, добиваясь беспрекословного подчинения себе, и укрощая их нрав.

Управлять мужчинами лучше всего, воздействуя на их половое желание. Это – основная движущая сила мужчин, и тебе нужно научиться манипулировать ею. Залог успеха состоит в том, что тебе необходимо исключить всякую возможность мужчины освободиться от сексуального желания. Поэтому правило номер один таково: не удовлетворённый мужчина – внимательный, верный, послушный и работящий мужчина; а удовлетворённый мужчина – капризный, ленивый, слабый, заносчивый и бесполезный мужчина. Но обеспечить такое постоянное сексуальное неудовлетворение будет не так просто.

Ты уже взрослая, тебе 20 лет, и ты знаешь о том, что каждый юноша, каждый взрослый мужчина, и многие пожилые мужчины занимаются онанизмом, – если у них нет женщины, с которой они вместе спят. От онанизма им становится стыдно, но радостно, легко, и приятно. Тебе, маркиза, онанизм слуг и любовников не на пользу, а только во вред. Слуги, которые испускают из себя семя, оказываются уставшими, вялыми, апатичными, не заинтересованными вообще ни в чём. Кроме того, такие слуги, как правило, начинают сеять заговоры и подталкивать остальных к восстанию, в виду их слабого и капризного характера, ослабленного регулярным онанизмом. Поэтому твоя первая задача – запретить всем слугам онанизм. Что касается твоих будущих любовников, то им тоже не желательно разрешать терять семя. Так ты их сможешь лучше контролировать и держать в узде. А они, в свою очередь, будут желать тебя всё сильнее».

– Графиня, но ведь если я им запрещу онанизм, то у них будут болеть яички! – возразила юная маркиза. – Я не раз слышала от взрослых дам, что если не позволять мужчине извергать семя, то у него будут болеть яички. Это правда?

– Как раз этого тебе и нужно добиваться. Мужчина, у которого болят яички, будет верным и послушным тебе. Ты сможешь то усиливать, то ослаблять боль в его яичках, в зависимости от того, насколько ты им довольна или нет, насколько он для тебя старается, насколько он заслуживает от тебя облегчение. А вообще, в том, что у мужчин болят яички, нет ничего плохого. Не надо их жалеть. Нужно, наоборот, усиливать у них эту боль в яичках. Нужно приучать мужчин к этой боли. Это им с непривычки бывает больно. А ты делай так, чтобы они привыкали к боли. Так вот, начинать дрессировку и воспитание мужчины нужно с увеличения и укрепления его яичек. Как правило, у большинства взрослых мужчин яички маленькие, слабые и не полностью развитые.

Маркиза захихикала, представляя себе взрослых мужчин с маленькими, недоразвитыми яичками. Но, поймав на себе серьёзный взгляд графини, перестала хихикать и уточнила у бабушки:

– А как быть, если слуга возражает и сопротивляется такому воздействию на яички?

– В таком случае его нужно публично выпороть у столба наказаний, а затем привязать к воспитательному столу, и так же публично начать воспитывать его яички.

– Бабушка, а как можно укреплять им яички? – ехидно посмеиваясь, вопрошала красавица.

– Есть три возможности для успешного воспитания яичек. Это – воспитательный столб, воспитательный стул, и воспитательный стол. Во всех этих вариантах мужчина неподвижно закреплён голый и привязанный, с широко расставленными в стороны ногами. У тебя должен быть свободный доступ к его яичкам. Они должны свободно свисать у него между ног. Начинай с того, что обвяжи яички узким кожаным ремешком, каждое яичко по отдельности. Возьми в руку тоненький прутик, и совершай тыкающие движения прутиком по одному из яичек. Тыкай сильно, всё время в одно и то же место, и очень долго. Потом начинай тыкать в другое место на том же яичке. Обрабатывай, таким образом, яичко со всех сторон.

Графиня сделала небольшую паузу и всмотрелась в свою внучку, чтобы понять, насколько та понимает сказанное. Убедившись в том, что юная маркиза всё прекрасно поняла, графина продолжила:

– Второе яичко пока совсем не трогай. Ты заметишь, что вскоре яичко опухнет и покраснеет. Когда мужчина начнёт менять свой голос с криков и стонов, на плач и визг, – это хороший знак. Тогда ты можешь переходить к следующему виду воспитания яичек, к порке. Постарайся выпороть каждое яичко со всех сторон. Используй тот же прутик, только теперь бей плашмя, хлёстко, цепко, сильно, и очень больно. Пробуй своими ударами вскрыть его кожаный мешочек, в котором хранятся яички. Выделяй каждый день минимум целый час на такое вот воспитание яичек. И уже через месяц у мужчины значительно увеличатся яйца. Лучше всего начинать воспитание смолоду. Если у тебя мало свободного времени, или ты занята чем-то более важным, тогда ты могла бы предоставить этот воспитательный процесс одной из своих служанок. В таком случае, разумеется, тебе нужно будет заранее обучить эту служанку искусству воспитания яичек.

Маркиза слушала и запоминала всё, что ей рассказывала умудрённая опытом бабушка.

Как-то раз, во время очередного бабушкиного наставления, в комнату вошёл пожилой слуга Грегори. Низко поклонившись обеим дамам, он спешно начал раздеваться. Бабушка сообщила маркизе, что Грегори пришёл по её приказу, и что он должен продемонстрировать им своё хозяйство. И тут перед маркизой внезапно появились огромные, очень низко висящие, жилистые яйца, которые были почему-то синевато-фиолетового оттенка. Каждое яйцо было примерно вдвое больше куриного яйца по размеру, и было больше похоже на крупное манго или авокадо, чем на мужское яичко. Вены на яйцах были сильно напряженные и вздутые, и казалось, что они вот-вот лопнут. Сами яйца висели примерно на полпути между лобком и коленями. Маркиза с восхищением созерцала эти яйца, которые своим размером затмевали половой член. Пенис Грегори тоже был не маленьким, с набухшими жилами и с крупной, лысой, мясистой, фиолетовой головкой.

– Вот, внучка, эти яйца я накачала ему ещё лет пятнадцать тому назад. Поэтому Грегори в прекрасной форме, и полностью мне предан. За эти 15 лет он ни разу не потерял своё мужское семя. Я пригласила его к нам для того, чтобы ты пощупала ему яйца. После этого я покажу тебе на наглядном примере, для чего нам нужны мужчины, и как их можно использовать в своих нуждах. Я скоро вернусь, а ты пока что хорошенько прощупай его яйца.

Графиня вышла из комнаты, на некоторое время оставив юную маркизу щупать яйца Грегори. Маркиза взяла в каждую руку по яйцу и принялась их щупать. Они оказались одновременно жёсткими и пухлыми, упругими и податливыми, волосатыми и вонючими, тяжёлыми и мясистыми. К удивлению и удовольствию маркизы, у Грегори начал напрягаться член, и уже очень скоро он указывал своей лысой головкой прямо на лицо маркизы. Она продолжала мять огромные яйца, улыбаясь тому, как злится и нервничает пенис. Вскоре в комнату вернулась графиня.

– Умничка, внучка! Щупая его яйца, ты раздражаешь ему мозг и любовный корень. Вот поэтому он и злится от раздражения. А теперь давай-ка извлечём из Грегори его целебную жидкость, его мужской нектар, ради которого мы и содержим мужчин вообще. За 15 лет воздержания у него должно было накопиться много нектара. Эту процедуру доения нектара из слуги можно делать очень редко, не чаще раза в год. А лучше – ещё реже. Тогда его нектар будет очень концентрированным, обильным и целебным. Поди-ка ко мне, Грегори!

Графиня щёлкнула пальцами, присела на диван, и Грегори с напряжённым членом послушно подошёл. Графиня взяла его за яйца, и начала совершать выдаивающие движения, дёргая поочерёдно, то за одно, то за другое яйцо. Это действительно напоминало доение коровы. Она даже держала его яйца наподобие коровьего вымени, захватив в кольцо указательного и большого пальцев каждой руки кожу его яичного мешочка, непосредственно чуть выше яиц.

Маркиза восхищённо смотрела, как член Грегори становился ещё более жёстким, вздувшимся, красным. Графиня совсем не трогала его член, а только доила яйца, оттягивая их попеременно вниз. Казалось, что эти низко висящие яйца почти касаются колен Грегори. Подоив таким образом его яйца минут десять, графиня сняла свои туфельки. От этого манёвра член Грегори как-то странно дёрнулся, и напрягся до предела.

– А теперь, Грегори, порадуй меня своим нектаром!

Грегори тупо уставился на пожилую ножку графини и начал кряхтеть, сопеть и постанывать. Было очевидно, что ему не очень хотелось расставаться со своим нектаром. Он понимал, что после пятнадцати лет воздержания такая внезапная и резкая потеря нектара обязательно будет сопровождаться сильной болью внутри яиц. А Грегори, как и всякий другой мужчина, предпочитал избегать боли в яйцах. Графиня сразу поняла настроение своего слуги. Тогда она начала шлёпать ладонью прямо по кончику его правого яйца.

– Бывает так, внучка, что слуга жадничает, капризничает, и не хочет прощаться со своим нектаром. Даже после стольких лет воздержания! В таких случаях очень помогает вот такое выбивание нектара. Лучше всего бить либо по кончикам яиц, либо снизу вверх. Тогда слуге трудно будет удержать свой нектар внутри себя, и он будет вынужден отдать его тебе. Не обращай внимания на то, что яйца воняют. Зато нектар из самых их недр будет сладким и чистым.

Через минуту такого шлёпания по кончику яичка из отверстия члена Грегори начала вылетать густая белая жидкость. Графиня усмехнулась, прекратила свои набивания, взяла в руку член, опустила его головкой вниз, и сцедила нектар в бокал для вина. Пока она другой рукой сжимала одно из его яиц, Грегори стонал, кричал, дёргался и извивался во время своего экстаза, выстреливая многочисленные порции концентрированного мужского нектара прямо в бокал. Когда весь нектар был выдоен, оказалось, что он заполнил более половины бокала! Графиня радостно улыбнулась, и принялась втирать нектар в свои ноги. Сперва в пятки, затем вдоль всей подошвы, потом между пальцев, потом сверху стоп. В результате нектар лежал у неё на ногах толстым слоем. Приятный, душистый, и слегка терпкий запах свежей спермы наполнил атмосферу комнаты.

– Целебный мужской нектар, милая внучка, хорошо годится для увлажнения наших ног, от чего кожа там становится мягкой и бархатистой. Ты уже знаешь, конечно же, что кроме нектара очень хорошо увлажняет кожу стоп мужская слюна. Поэтому не лишай себя возможности погружать ножки во рты твоих слуг. Это тебе будет и полезно, и приятно. Вдобавок ко всему прочему, от этого у слуг ещё лучше начинают работать их мужские орешки. Когда женская ножка впервые погружается в рот молодому, неопытному слуге, то туда обычно помещаются только три или четыре пальчика. Поэтому нужно постепенно растягивать мужчине рот, приучая его, со временем, принимать все пять пальцев ноги. После этого нужно растягивать ему рот ещё сильнее, чтобы туда можно было просунуть обе ножки, то есть, все десять пальцев.

– Ой, как интересно, бабушка! Это должно быть так приятно, просовывать ноги слугам в рот!

– Да, это приятно! Слушай дальше. Одновременно с шириной, нужно также разрабатывать и глубину. Старайся погружать ножку как можно глубже ему в рот. Твоя цель – погружение ему в рот всей ноги, вместе с пяткой. При этом заставляй слугу убирать зубы, чтобы ты не ощущала ничего неприятного у него во рту. Затем можно просовывать ему в рот сразу обе ноги, и тоже, как можно глубже внутрь. Потренировав его таким образом, переходи к размягчению своих пяточек. Для этого положи одну пятку ему в рот, и совершай лёгкие круговые движения, приказав слуге бережно её обсасывать. После этого делай то же самое со второй пяткой. Потом заставляй слугу сосать твои пальцы на ногах. И напоследок, пусть он вылизывает твои ножки языком снизу по всей подошве, от пятки и до кончиков пальцев. Такой массаж языком очень полезен для юной аристократки. Кроме целебного нектара, ты можешь для себя изготавливать настоящий эликсир молодости. Он делается из нескольких жидкостей. И они все добываются из мужчин. Как-нибудь я тебе и про него расскажу.

Маркиза с изумлением и интересом слушала и запоминала всё, что ей говорила бабушка. И красавица была впоследствии очень благодарна графине за эти знания. Они легли в основу её будущего поведения. К ним потом добавлялись другие знания, полученные как от соседок-аристократок, так и в результате личного опыта.

С тех пор прошло несколько лет. Старая графиня померла. А маркиза превратилась из совсем юной девочки в очаровательную молодую женщину, за которой бегали все видные придворные аристократы того времени. Такая красивая и кокетливая, а страшные слухи о ней облетели всё королевство и многие земли за его пределами! Поговаривали, что маркиза чрезвычайно жёстко и жестоко относилась к слугам мужского пола. Ходила молва, что около половины слуг не выдерживали, умирая на службе у маркизы, причём в течение короткого времени после поступления к ней на службу. И только некоторые оставались у неё на долгое время. В итоге, маркизе постоянно не хватало слуг. В связи с этим она частенько объезжала свои владения, чтобы набирать себе на службу новых слуг, или присмотреть подходящих кандидатов на эту роль на ближайшее будущее, из числа местных крестьянских сыновей.

Но хуже всего было то, что, по слухам, слуги маркизы умирали вовсе не своей смертью. Причиной их внезапного и быстрого ухода являлось чрезвычайно болезненное и агрессивное отношение маркизы к половым органам слуг. Народная молва гласила, что маркиза зачастую просто вырывала слугам одно или оба яичка. И что так же часто она почему-то мучила, рассекала пополам, или отрезала слугам их мужской корень.

В связи с подобным положением дел маркизу правомерно и справедливо побаивались во всей округе. Вместе с тем, ею повально восхищались. Таких очаровательных форм, таких стройных линий, таких пропорций тела, и таких изящных черт лица не было ни у одной дворянки королевства! Маркиза только и успевала отказывать во взаимности всяким герцогам, графам, баронам, виконтам, заморским купцам и богачам.

Каждый день для маркизы был праздником. Она совершала конные и пешие прогулки, принимала солнечные ванны, играла на клавесине, пела песни, дегустировала изысканные блюда и вина, принимала гостей и сама ходила в гости, и, конечно же, дрессировала своих слуг и лошадей. В её конюшне находились сорок прекрасных скакунов. И маркизе уже давно стало ясно, что для того, чтобы конь быстро и верно её на себе катал, его нужно было хорошенько выдрессировать. Тот же самый принцип маркиза перенесла и на своих слуг. Только вместо верховой езды маркиза их использовала для своих бытовых нужд, прихотей, желаний и капризов.

Хорошо запомнив большинство бабушкиных наставлений и напутствий, маркиза решила продолжать ту же самую линию поведения, о которой ей говорила бабушка. Только ей казалось, что бабушка слишком уж спокойно относилась к онанизму. Поэтому маркиза переместила рукоблудие на более высокую ступеньку запрета. Теперь у неё мастурбация была не просто запрещена. Она была запрещена категорически, под страхом кастрации или смертной казни. И именно кастрация являлась причиной большинства смертей среди её слуг. Не самые лучшие гигиенические условия, не самые лучшие лекарства и медицина, не самые стерильные предметы истязаний, и не самое крепкое здоровье слуг, – всё это отражалось на частой смертности слуг в замке маркизы.

Полы в замке были деревянными, и маркиза обычно ходила босиком, пока температура воздуха и пола это позволяла. С течением времени маркиза узнала, что многие мужчины, – и дворяне и слуги, – страдают зависимостью от её ног. Это была особенная и странная зависимость. С одной стороны, эти прекрасные ноги никому, кроме самой маркизы, не принадлежали. С другой стороны, мужчин тянуло к этим ногам, как магнитом. Маркиза ясно видела и ощущала своё влияние на мужчин. Помня, как бабушка томила ногами старого Грегори, маркиза решила переплюнуть бабушку в этом отношении. И она стала всё чаще задумываться о том, как можно применять красоту своих ног для того, чтобы совершенствовать и дрессировать слуг и любовников.

Как и многие другие аристократки, маркиза дю Пье заботилась лишь о своей внешности и привлекательности. Поставив себе целью продление молодости на максимально возможный срок, маркиза искала и находила всё более новые и неожиданные способы продления молодости. Ароматические масла и крема, фрукты и овощи, массаж и растирания, маски и эликсиры, благовония и курительные смеси, обилие секса и свежего воздуха. Всё это, и многое другое, маркиза использовала для себя с удовольствием и с целью продлить себе молодость ещё лет на пятьдесят. Будучи в самом расцвете своих женских сил, 25-летняя маркиза уже знала толк в жизни, в удовольствиях, в мужчинах и в слугах. И как раз слугам приходилось временами довольно тяжело, когда маркиза использовала их для себя, в своих эгоистичных целях.

Соседка маркизы, баронесса Нуар, советовала маркизе плотнее и активнее заниматься своими слугами, с тем, чтобы использовать их на полную мощность, и чтобы извлекать из них эликсир молодости. Сопоставив наставления своей бабушки с рассказами баронессы Нуар, маркиза постепенно пришла к ясному пониманию того, как делать этот эликсир. Как оказалось, у молодых мужчин, и особенно у мужчин с крупными половыми органами, в теле вырабатываются определённые жидкости нужного качества и концентрации, являющиеся основой эликсира молодости. Но это так только в том случае, если мужчина не извергает семя длительное время. У мужчин постарше тоже вырабатываются эти жидкости, но уже не так активно, и не такие питательные. Однако, как утверждала баронесса Нуар, если даже пожилого мужчину принуждать к определённым процедурам, то и из него можно будет извлечь много целебного эликсира.

Маркиза хорошенько запоминала для себя все детали, касающиеся увеличения выработки жидкостей и их извлечения из мужчины. Баронесса рассказывала, что кроме спермы, мужского нектара, внутри мужчины вырабатывается также и его смазка, мужской сок. Но весь секрет состоял в том, чтобы правильно и в нужный момент извлечь из мужчины эти жидкости, по отдельности, и потом правильно их смешать друг с другом. Потом нужно было добавить совсем немного специальных настоек из трав и корений, и эликсир готов! Глядя на баронессу, пожилую женщину 75 лет, трудно было не поражаться тому, как молодо она выглядела. Ей нельзя было дать старше сорока лет! Блестящая бархатистая кожа, упругое моложавое тело, ни единой морщинки на лице! И эти ноги, каким завидовали почти все женщины страны! Поэтому у маркизы не было повода не доверять баронессе.

– Возьми себе за правило придерживаться определённого поведения во всём, что касается слуг. Принимай себе на службу исключительно хорошо сложенных юношей, у которых большие половые органы. В процессе оттачивания искусства их служения тебе, уделяй особенное внимание воздействию на яйца. Ни под каким предлогом не позволяй слугам освобождать яйца от семени. Регулярно поражай воображение слуг своими дерзкими и наглыми выходками, используя эротические мотивы. Каждый из слуг должен ежедневно получать от тебя свою порцию возбуждения, воспитания, дрессировки и наказания. Особенно важно ежедневно бить всех слуг по яйцам, независимо от того, насколько хорошо себя ведёт конкретный слуга. Для более удобного и прямого контакта с яйцами слуг, я обычно удаляю им кожу мошонки, оставляя яйца висеть открытыми и беззащитными. Для того чтобы у слуг вырабатывался качественный эликсир, яйца нуждаются в постоянной стимуляции. Я использую растирание яиц крапивой, воздействие медузами, осами, пчёлами, комарами, уколы иголками, смоченными змеиным ядом, и некоторые другие подобные воздействия. В итоге, из-за таких внешних влияний, и из-за невозможности освободиться от своего семени, яйца переходят в другой режим работы. В сумме я получаю необходимый мне коктейль жидкостей, из которого я без труда составляю эликсир.

Маркиза слушала рассказы баронессы, затаив дыхание. Неужели можно так много чего сделать самой? Вот это да! Даже от своей бабушки маркиза такого не слышала. Перед маркизой раскрывались широкие перспективы. И она твёрдо решила себе, путём опытов и экспериментов искать и находить новые способы воздействия на своих слуг, с целью извлечения более качественного эликсира молодости, и в больших количествах.

*****

В один из тёплых летних дней маркиза дю Пье резво просунула правую ножку в рот одному из своих слуг, и лукаво улыбнулась ему. Она кокетливо поинтересовалась у Гастона: «Сегодня она не такая вкусная, как вчера?». Гастон тут же вспомнил вчерашний день, когда маркиза просто так, без повода и предупреждения, приказала ему лечь перед ней спиной на пол и широко открыть рот. Когда Гастон сделал это, маркиза проворно и небрежно засунула ножку Гастону в рот, стараясь проникнуть ею как можно глубже внутрь в горло. Гастон ясно помнил это вчерашнее ощущение, этот вкус и запах. И вот сейчас, вкус и запах были точно такими же, как вчера. Ну, может, разве что капельку слабее, и не такие пряные, как вчера.

Гастон поступил на службу к маркизе совсем недавно, всего неделю назад. Он рос сиротой, и его воспитывал дядя Филип. Старый Филип долго служил у маркизы дю Пье, но вынужден был покинуть службу в связи с тем, что он больше не мог служить маркизе и работать на неё. Причиной этому была постоянная сильная боль в яичках, которая никогда не покидала Филипа. Эта боль была вызвана маркизой, её регулярными издевательствами и играми. И вот Филип покинул службу. Вместо себя он рекомендовал маркизе своего племянника, Гастона.

Маркиза с радостью приняла Гастона на службу, так как знала, что Филип мог воспитать только такого же чудесного слугу, каким был он сам. А маркизе нужны были хорошие слуги. Внимательно осмотрев раздетого Гастона, и хорошо прощупав его яйца, маркиза с удовлетворением сказала ему, что отныне он – один из её слуг, и он должен слушаться и повиноваться ей безоговорочно. В течение недели Гастон прислуживал маркизе, как мог, обучаясь искусству услужения и повиновения своей Госпоже. По окончанию первой недели службы Гастон был сильно озадачен вчерашней выходкой маркизы, и тщетно пытался разгадать мотив такого поведения Госпожи.

И вот сегодня, снова оказавшись на полу перед нею, он ощутил правую стопу маркизы у себя во рту. Взгляд Гастона перемещался между красивой ножкой маркизы и её ещё более красивым лицом. А его вкусовые рецепторы посылали в мозг сигналы о том, что ножка действительно очень вкусна и ароматна. Всё это вместе стало причиной того, что у Гастона невольно напряглись яички и пися. Маркиза сверху наблюдала эти движения в области паха Гастона, под его штанами, и улыбалась.

Она по опыту знала, что босая ступня, засунутая в рот одному из мужчин, обычно вызывает напряжение половых органов, а также лёгкое притупление и опьянение мозга. С течением времени, установив тот факт, что чем более несвежая ножка проникает в рот слуге, тем ему это приятнее, маркиза перестала проводить регулярные гигиенические процедуры и омовения своих ног. Вместо этого она предпочитала вот так же, как и сейчас, мыть и ополаскивать свои ножки во рту у слуг. Все её слуги, а их было ровно 20 человек, были хорошо сложенными, рослыми, сильными парнями. Кроме общего физического развития, все они отличались выдающимся размером половых органов. Маркиза, в самом деле, отбирала себе только тех, у кого были большие яйца, и длинный толстый член.

Гастон всё ещё не мог прийти в себя от того, что маркиза погрузила свою ножку ему в рот и проталкивала её всё глубже и глубже в горло. Ему казалось, что маркиза хочет просунуть ногу внутрь его тела по самую коленку. Так упорно и настойчиво она старалась проникнуть всё глубже! Гастон не мог понять, зачем маркиза делает это, и почему ей это доставляет такое удовольствие. Ему было трудно дышать. Прямо перед его носом находилась очаровательная пятка маркизы, и Гастон жадно дышал этим ароматом, насколько он вообще мог дышать. Его напряжённый член предательски указывал на то, что Гастону это всё очень нравилось. Маркиза сидела на кресле, усмехаясь, и свысока наблюдая за лицом Гастона и за его членом, в то время как её ножка совершала поступательные движения внутрь и наружу, вверх-вниз, туда-сюда, внутри горла Гастона.

Другая её ножка небрежно лежала у Гастона на лбу, придерживая его голову на одном месте, для большего удобства. От баронессы Нуар маркиза узнала, что женская нога, и особенно не совсем свежая и чистая женская нога, просунутая в рот мужчине, пробуждает и активирует мужские яички, а также определённые специфические реакции организма, которые ведут к более активному и концентрированному производству нужных маркизе жидкостей. Маркиза уже давно применяла этот приём на своих слугах. И у всех была одинаковая реакция.

Исступление, отупение, общая слабость, сексуальное возбуждение, сопровождающиеся стонами и вздохами, несущими на себе печать лёгкого страдания вперемешку с острым удовольствием. Гастон только вчера впервые в жизни ощутил внутри себя женскую ножку. И ему крупно повезло! Это была ножка маркизы, которая уже давно стала предметом страсти, вожделения и страха во всём королевстве. И вот сегодня, он снова вкушал этот запретный, но очень вкусный и приятный плод.

С выкатывающимися из орбит глазами, но повинуясь приказу Госпожи «спрятать свои зубы», Гастон усердно открывал свой рот всё шире и шире, стараясь принять ножку как можно глубже себе в горло. К своему удивлению, и к удовольствию маркизы, ножка погрузилась очень глубоко. Губы Гастона уже касались пятки маркизы, а где-то глубоко в горле красивые пальчики играли и двигались, казалось, доставая почти до сердца. Внезапно маркиза извлекла свою ножку из горла Гастона и приказала ему языком массировать ей пятку. Гастон принялся судорожно лизать маркизе пятку. Он не мог налюбоваться её ножкой, настолько красивая и вкусная она была.

Поиграв с Гастоном какое-то время другой своей ножкой, маркиза, наконец, отпустила его, напомнив о вечерней встрече, на которой должны будут присутствовать все слуги. Гастон уже знал, что на таких ежедневных вечерних встречах маркиза вслух подводит итоги дня и высказывает слугам поощрение или претензии, объявляет наказания, и зачастую, лично и публично приводит некоторые из наказаний в исполнение. Ещё хуже было то, что на таких встречах всегда присутствовали также и девушки-служанки маркизы. И они всегда были в курсе дела по поводу того, кто из слуг-мужчин провинился, за что именно, и какое будет наказание. Но самое худшее было то, что иногда наказания приводились в исполнение именно этими девушками-служанками, по той причине, что самой маркизе не хотелось этого делать самой, или если она была занята чем-то другим, более важным.

Наступил вечер, и ровно в 20 часов, в специальном подвальном помещении замка, использовавшимся для пыток и казней, собрались маркиза и все её слуги.

– Пусть девушки просто слушают! Я обращаюсь в основном к моим слугам-мужчинам. Как вы все теперь знаете, я приняла решение изменить ход вашего воспитания. Вместо предыдущего, лёгкого воздействия на вас и ваши половые органы, я теперь буду жёстко и активно с вами работать. И скажу вам прямо, меня интересует сам эксперимент, опыт, процесс. Я уверена, что найду новые чудесные способы добывания и извлечения из вас Чудесного Эликсира. Вы должны будете терпеть и мириться с тем, что вам будет часто очень больно, а иногда невыносимо больно, в основном в области ваших яичек. Это хорошо, что они у вас большие! Я решила сделать их ещё больше и ещё сильнее. От вас требуются послушание, преданность, услужливость, старательность. За провинности, капризы или неповиновение, и тем более за мастурбацию, я буду вынуждена лишать вас яиц.

Девушки-служанки захихикали и зашептались между собой. Парни-слуги тоже зашептались, но было ясно, что их одолел ужас и страх.

– Завтра я буду вас по очереди лишать мошонки, мои мальчики. Это хорошо, что большинство из вас – девственники! И прекрасно, что всем вам уже за двадцать лет отроду! Девственные яички без мошонки – это то, что мне надо! Не бойтесь, с вашими яичками я пока что ничего плохого делать не буду. Просто мне нужно, чтобы они свободно, открыто и низко висели. Мне так будет удобнее с ними работать. Вероятно, я попрошу моих служанок совершить этот обряд вместо меня. Потому что 20 мошонок займут слишком много времени, если я одна буду это делать. И вы по очереди будете в этой комнате оставлять ваши мошонки. Это была первая новость для вас всех. Вторая хорошая новость состоит в том, что мой новый слуга Гастон, ваш новый собрат по службе, вот уже второй день с успехом обучается искусству принятия в рот моей ножки. Браво, Гастон! Так и продолжай! А теперь идите все прочь!

Девушки снова захихикали, поглядывая на покрасневшего Гастона. А парни, молча, в оцепенении, переглядывались друг с другом, не зная, что и подумать, кроме того, что дело пахнет жареным. Мало кому понравилась перспектива остаться без мошонки. Всё-таки с мошонкой оно как-то удобнее и безопаснее, – думали слуги.

На следующий день, после обеда, в комнату для пыток был запущен первый из слуг, Мишель. Маркиза ласково положила ему руку на голову и предложила расслабиться. Потом она подозвала трёх своих служанок, чтобы те подошли поближе, наблюдали и запоминали процедуру удаления мошонки. Маркиза опустила слуге брюки, и девушки внезапно увидели перед собой наполовину напряжённый член огромного размера, и очень низко висящие, крупные, жилистые яйца, от которых слегка попахивало потом.

– Вот видите, девушки, чтобы не было этого запаха, а также, чтобы его яйца были более доступны для манипуляций, лучше всего слуге удалять кожу мошонки. Ведь это всего лишь кожаный мешочек, совершенно бесполезный для нас, женщин.

С этими словами маркиза взяла свои ножницы, и круговым движением отстригла слуге кожу мошонки под самое основание. Мишель взвизгнул, вскрикнул, всплакнул, и начал порывисто, мелко и быстро дышать. Срезанная мошонка передавалась из рук в руки между служанками. Девушки радостно мяли и растягивали отстриженную мошонку. Оставшись без своего охраняющего мешочка, оба крупных яичка Мишеля показали себя в полной славе, вывалившись наружу и отвиснув ещё ниже.

Маркиза положила ножницы, и тут же взяла Мишеля за его оголившиеся яйца. Она взяла каждое яйцо в руку и принялась мять и массировать их, одновременно вытягивая их вниз от тела. Оттянув ему яйца примерно сантиметров на 30, маркиза прощупала Мишелю его натянутые яичные канатики. Она даже залезла пальчиком ему в пах, и слегка поковыряла там, где канатик исчезает из поля зрения внутри тела. Поиграв ещё немного с яйцами Мишеля, маркиза предложила девушкам-служанкам прощупать ему яйца, канатики и писю, пока она сама пойдёт по своим более важным делам.

Девушки прижгли Мишелю ранку, и с удовольствием принялись щупать его голые, беззащитные яйца. Через некоторое время, несмотря на недавнее удаление кожи мошонки, из члена Мишеля появились первые капли спермы. Девушки захихикали и начали оттягивать ему яйца как можно ниже вниз, по направлению к коленям. Его яичные канатики, казалось, вот-вот порвутся от натяжения. Но девушки добились своего. Кроме нескольких капель спермы из члена Мишеля больше ничего не просочилось наружу. Девушки знали, что слугам строго-настрого запрещается освобождаться от спермы. И что если вдруг слуга случайно не удержит сперму внутри и выпустит её наружу, то тогда такому слуге полагается очень сильная и долгая порка, а также очень сильное и болезненное набивание яиц ногами. Если такое событие повторяется, то несчастному отрывают одно яйцо. За повторное испускание спермы вырывается второе яйцо.

Девушки посоветовались между собой и решили, как они будут наказывать Мишеля за то, что он потерял несколько капель спермы. Маркиза дала девушкам полное право наказывать и мучить слуг так, как они сами найдут нужным и полезным. Больно выпоров Мишеля, Жанетта, красивая 22-летняя служанка, сняла с себя туфельки и оказалась босиком. Поставив Мишеля раком, она подошла к нему сзади и начала сильно бить ножкой по яйцам. Мишель только и успевал подумать, насколько менее болезненным было бы его наказание, если бы у него осталась мошонка. Но мошонки не было.

И Жанетта со всей силы била ножкой по его беззащитным яйцам, которые после каждого удара болтались и развивались в воздухе, то залетая Мишелю под живот, то ложась ему на спину, то охватывая собой его оба бока, слева и справа. Хорошенько набив ему ножками яйца, Жанетта уточнила у Мишеля, не слишком ли сильно они у него болят. Успокоив и приголубив Мишеля, девушки отпустили его, приказав пригласить в комнату для пыток следующего слугу.

По очереди, один за другим, все слуги приходили в комнату для пыток, и оставляли там свои мошонки, которые так ловко и быстро отстригали им девушки-служанки. Настала очередь Гастона. Зайдя в комнату, Гастон приятно удивился, увидев трёх красивых служанок, приветливо улыбающихся ему. От остальных слуг Гастон уже узнал, что мошонки удаляются служанками маркизы, а не самой маркизой. Но он даже и не подозревал, насколько красивыми и обворожительными они окажутся во время отрезания мошонки.

Сверстницы Гастона выглядели разгорячёнными и возбуждёнными. Гастон понял, что это возбуждение связано с валяющимися на полу мошонками, недавно отстриженными у остальных слуг. Девушки подозвали Гастона поближе и стянули с него штаны. Однако, как оказалось, ему не сразу отстригли мошонку, а сначала просто положили его на пол, голого, лицом вверх.

Жанетта подошла вплотную к голове Гастона, скинула свои туфельки, и просунула свою левую ступню Гастону в рот.

– Соси мою ножку, Гастончик! – игриво и кокетливо приказала Гастону Жанетта. – Раз у Госпожи сосал ножку, так и мою пососи!

Гастон принялся обсасывать и облизывать Жанетте ножку, в то время как его ум тщетно пытался сообразить, почему, то маркиза, то теперь Жанетта, засовывают свои ножки ему в рот. Ведь это же как-то не правильно, не красиво, низко! Гастону казалось, что над ним смеются и его унижают. Однако его яйца и член очень сильно напряглись, с радостью и удовольствием реагируя на проникновение женской ноги в рот.

– Смотрите, девочки! У Гастона напрягся его писюнок! А вдруг он обкончается тут сразу? Он же ещё такой молодой и неопытный!

Изабэль, вторая из троих служанок, отпустила эти пошловатые комментарии так, как будто она предлагала подругам посмотреть на пролетавшего мимо воробушка, – во всяком случае, так это показалось Гастону. Жанетта всё так же бессовестно проталкивала свою ножку в рот Гастона. А Лили, третья служанка, нагнулась вниз и взяла в свои руки яйца Гастона.

Гастон ощущал, как у него во рту движется приятная женская ножка, и как на него сверху вниз смотрит это издевательски прекрасное женское личико, приказывая сосать и лизать активнее. Гастон ощущал и то, что его яички оказались как-то странно оттянутыми и сжатыми. Он также ощущал, как его член судорожно пульсирует и страдает, желая только одного: выстрелить струями спермы. Увидев капельку прозрачной жидкости, показавшуюся из члена Гастона, Лили прекратила мять Гастону яйца, а Жанетта вынула у него изо рта свою ногу.

– Да, девочки. Будем оканчивать наши игры, а то Гастончик точно обкончается от радости.

С этими словами Жанетта протянула ножницы Изабэль, и приказала Гастону подняться и подойти к ним ближе. Жанетта удерживала рукой Гастонов напряжённый член, легонько разминая его по всей длине.

Изабэль проворно и грубо отстригла Гастону мошонку. Когда Гастон понял, что оказался без мошонки, его яйца уже выскочили наружу и болтались в воздухе. Жанетта лукаво посмотрела Гастону прямо в глаза и захватила руками его большие яички. Гастону стало совсем не по себе. Боль от раны после отрезания мошонки, и этот дерзкий захват его мужского достоинства сводили Гастона с ума. Его член пульсировал и дрожал от напряжения.

Жанетта ловко разминала Гастону яйца, постепенно вытягивая их ему всё дальше от тела. Гастон уже знал, что после удаления мошонки девушки почему-то сильно растягивали и вытягивали слугам оголённые, беззащитные, ранимые яичные канатики. Потому что когда слуги возвращались из комнаты пыток, их голые яйца свисали так низко, что почти достигали колен. Гастон молился о том, чтобы ему не вытягивали его канатики, потому что ему это было очень и очень больно.

Но Жанетта продолжала растягивать ему яичные связки, невзирая на боль и мольбы Гастона. И очень скоро он увидел, как его голые яйца висят на уровне колен. Жанетта мерзко хихикала, а другие две девушки сквозь безудержный смех пытались изобразить из себя сочувствие Гастону.

– Бедный малыш! Ему больно в яичках. Так низко висят, что их теперь удобно бить ногами. Зато ты уже готов для службы нашей Госпоже. Яички мы тебе оттянули и приготовили. Смотри, веди себя смирно и послушно! И даже не думай мастурбировать! А не то останешься без яиц!

Гастон вышел прочь из комнаты пыток, и прошёл в спальное помещение, в котором уже спали на своих кроватях остальные слуги. Был поздний вечер, слуги были явно уставшие и измученные этим тяжёлым и болезненным днём. Гастон молча улёгся в свою койку и задумался о жизни.

Как так получилось, что он оказался тут у маркизы? Почему его дядя так подло подставил его? Или же, это было вовсе не так и плохо? Ну и что с того, что ему только что удалили мошонку?! Зато он имеет возможность ежедневно созерцать маркизу. А теперь она ещё и засовывает ему в рот свои прекрасные ножки! Это так приятно! Но вдруг что-то ужасное случится? Ведь говорят, что тут никто долго не задерживается. Говорят, что маркиза зверски мучает слугам яйца. А эти коварные служанки! Как подло они насмехались над его болью!

Гастон чувствовал сильнейшее унижение, стыд, позор. К боли от только что отрезанной мошонки добавилась боль от зверского вытягивания яиц Жанеттой. Тем не менее, член Гастона стоял по стойке смирно, напрягшись во весь свой рост и страстно желая освобождения от накопленного внутри семени. Прошло больше недели, как он не извергал сперму.

Гастон не выдержал, и взялся рукой за член. Медленно мастурбируя область головки, он закрыл глаза и представлял себе недавно пережитые сценки. Его лысые яйца вяло лежали где-то между колен. Боль смешалась с удовольствием, и Гастон был уже недалеко от оргазма. Но вдруг один из слуг, Мишель, заметил типичные для мастурбации движения, и обратился к Гастону.

– Эй, Гастон! Послушай, ты тут ещё новенький. Не знаешь местных законов. Тут нельзя мастурбировать. Остановись немедленно! А то останешься без яичек. Мы тоже тут ещё не долго, но всё же дольше тебя. Знаем, что грозит тому, кто мастурбирует.

От таких слов другие слуги тоже проснулись, и начали шептаться и хихикать. Гастону ничего не оставалось, как оставить свою мастурбацию, так и не кончив. А тем временем Мишель продолжал:

– Тебе нравится то, что с тобой делает маркиза? Можешь говорить открыто и спокойно. Тут все свои. Как ты знаешь, теперь мы все без мошонок. Мы знаем, что ты ей вчера и сегодня ноги вылизывал. Не стесняйся. Мы все через это прошли. Насколько глубоко ты смог принять её ножку в рот?

Гастон опешил от таких вопросов. Он ещё толком не познакомился со всеми слугами. То есть, у него до сих пор было мало времени на разговоры и знакомство с каждым из них. В течение дня слуги работали как лошади. А как только они добирались до своих кроватей, они тут же отключались от усталости и боли в яичках. Собравшись с мыслями, Гастон отвечал Мишелю:

– Ну, я не уверен, что мне это нравится. Да, у неё очень красивые ноги! Но мне кажется, что это закончится чем-то ужасным и страшным. Оно то, конечно, приятно, когда её нога входит мне в рот. Но это унижение, этот стыд! Этот её взгляд свысока! А главное – мне не нравится, что она как-то не особо желает разрешить мне кончить, хотя знает и видит, как мне этого хочется. Вот я и в растерянности. А тут ещё мошонку отрезали, стервы эти гадкие!

Слуги захихикали от такого наивного признания Гастона. Перешёптываясь и переворачиваясь на своих кроватях, они продолжали слушать этот странноватый диалог.

– Гастон, я тебя понимаю. Я почти такой же, как ты. Ну, немного старше тебя, и чуть дольше на службе у маркизы. Поверь мне, мы все через это прошли, и постоянно сталкиваемся с извращёнными капризами маркизы. Ты, наверно, ещё не знаешь, что маркиза нам всем удалила крайнюю плоть? Не знал этого? Вот, смотри!

В тускловатом свете общей спальни Мишель подошёл к нему поближе, снял плавки и показал свой член. Лысая крупная головка блестела своей матовой поверхностью. Крайней плоти не было вообще. Не было и уздечки. Мишель покрутил перед Гастоном свой член так и сяк, как будто хвастаясь им.

– Гастон, маркиза отстригает слугам шкурки примерно через месяц после начала службы. И ты тоже через это должен будешь пройти. Это стандартная процедура тут. Вот сегодняшний её каприз оказался для нас всех диковинкой. Потому что мы до сих пор вообще не слышали об удалении кому-то мошонки. А она взяла и удалила всем нам мошонки. Да ещё и вытянула нам яйца на всю длину вниз! Ну ладно, нам надо держаться дружно и крепко. А не то она нас тут всех замучает.

– Мишель, а зачем она это всё делает? Почему она такая жестокая? Это же так больно!

– Потому что наша госпожа – очень своеобразная женщина. Она нас так воспитывает. Приучает нас к боли. Увеличивает нам яйца, чтобы потом получить для себя эликсир молодости. То есть, она нас использует в своих коварных женских целях. А то, что она так безумно хороша и красива, – делает это всё очень сложным и запутанным. Например, мы все пали жертвой её красоты. Каждый из нас признавался в любви к госпоже, и молил её о том, чтобы она сделала одолжение и своей чудесной ручкой освободила нас от семени. Я уверен, Гастон, что ты тоже это сделаешь, пока ты мужчина, пока у тебя яйца есть.

Тут до Гастона дошло. Он влип по самые помидоры! Теперь тут из него сделают отбивную котлету, да ещё и насмехаться будут.

– Мишель, а почему эти мерзкие служанки ей помогают? Они такие вредные! Тоже красивые, но вредные. Они мне так больно яйца только что оттянули!

– Служанки с ней заодно. Они ей помогают. Они – её правая рука, в том, что касается издевательств над нами. Да, они по своему чину равны нам, но маркиза дала им преимущество перед нами потому, что они – девушки, а мы – парни. По этой причине служанки часто ведут себя почти так же нагло и дерзко, как сама маркиза. Иногда в комнате пыток служанки наказывают и мучают кого-то из нас, – по приказу хозяйки. Служанки мучают в основном наши яички и пенисы. Не веришь? Сам скоро узнаешь! Очень больно мучают. Но по секрету тебе скажу, Гастон, что некоторые из нас потихоньку забавляются со служанками. Не веришь? Ну, поживёшь тут немножко, сам увидишь! А теперь всё, давай спать. Завтра снова трудный день будет.

Гастон пожелал Мишелю и другим слугам спокойной ночи, и скоро заснул. Ему снилось, что маркиза ездит на нём верхом и стегает его по спине кнутом. Потом ему снились другие сценки, в которых маркиза и служанки били, мучили, наказывали и унижали Гастона. Сквозь сон он чувствовал боль в яйцах. Наконец, после чудовищных сценок зла и унижения, наступил период затишья и отдыха. Служанки исчезли во сне, а маркиза появилась во всей своей красе, с прекрасными голыми ногами. Она улыбнулась Гастону, подозвала его пальцем к себе, и заставила лечь перед нею на пол. Сон оказался продолжением сегодняшнего урока по принятию в рот ног маркизы.

– Когда ты мне сосёшь пальчики, Гастон, старайся это делать так, чтобы мне было как можно более приятно. Когда ты облизываешь мне пятки, то делай это с полной самоотдачей. Так будет больше пользы от этого. Ты их мне лучше и качественнее вылижешь, и у тебя от такого лизания начнут ещё лучше работать яички, Гастон. Когда ты полностью предан любви к моим ногам, твои яйца частично освобождаются от напряжения, которое ты постоянно ощущаешь. И если я буду чувствовать и видеть, как ты стараешься, то я не так больно буду тебя бить по яичкам, Гастон. Тебе будет больно, но всё же, не так больно, как другим слугам. А ещё, иногда я буду тебя мастурбировать, Гастон. Конечно же, только чуть-чуть, и только для того, чтобы твои яички ещё лучше работали. Я ни в коем случае не позволю тебе выстрелить семенем ещё как минимум целый год. Но повторяю тебе, что только твоё усердное лизание моих ног сможет частично облегчить твою боль.

Гастон во сне стонал и переворачивался с боку на бок. Его член пульсировал и напрягался. Его оттянутые яйца запутывались у него между ног. Одно яйцо даже перевалилось через край кровати и повисло в воздухе, немного не доставая до пола. Гастон потихоньку подходил к оргазму во сне. Будучи сильным и молодым, ночные поллюции иногда случались с ним, если он долго не мастурбировал. А тут, после пережитого дня, после недели на службе у маркизы, его яйца горели желанием освободиться. Он спал, а его семя готовилось к выбросу наружу.

Внезапно острая боль пронзила всё тело Гастона! Он тут же проснулся и поначалу не понял, в чём дело. Через две секунды до него дошло. Старуха Жизель стояла возле его кровати и усмехалась. Это она только что сильно ударила своей старческой ногой Гастону по яйцу, которое отвисло за край кровати.

– Ты смотри мне! Я тут каждую ночь проверяю вас. И как только вижу у кого-то эрекцию, тут же бью по яйцам! Это приказ госпожи. Так что я не дам никому из вас кончить во сне. И если ты не хочешь снова боли в яйце, то спи мирно и тихо, и не мечтай об оргазме. Ясно?

Гастон просто опешил. Он был в полном шоке. Другие слуги тоже проснулись и слышали это всё. Спросонья посмеявшись и что-то промямлив себе под нос, они тут же снова заснули. Но Гастон в ту ночь больше так и не заснул. Он настолько был поражён таким коварством, что ему было не до сна. Целую неделю он спокойно спал, и даже не подозревал о том, что кто-то караулит его сон. К утру он немного пришёл в себя морально, и собрался с силами для нового трудового дня у маркизы.

Так, в тяжёлом труде, и с постоянной болью в яйцах, прошли ещё три недели службы. За это время Гастон пережил столько, сколько он бы никогда не пережил нигде в другом месте. Он наблюдал, как одного из слуг кастрировали за то, что тот ночью мастурбировал. Старуха Жизель не успела этого предотвратить, но нажаловалась маркизе, и кастрация оказалась неизбежной. Хуже всего было то, что слуга не выдержал кастрации, и погиб.

Другому слуге маркиза заклеила отверстие члена, за то, что тот некачественно вылизывал ей пятки. Слуга тоже скончался оттого, что не мог писать. Моча разорвала ему мочевой пузырь, растеклась по телу, и отравила. Гастон также стал свидетелем того, как маркиза сексуально забавляется с одним из своих поклонников, виконтом де Бюсси. Тупо подглядывая в замочную скважину, Гастон едва ли сдержался от того, чтобы самому вдруг не кончить от перевозбуждения.

Сквозь скважину Гастон видел, как этот виконт нагло и самодовольно вылизал маркизе пятки, а затем вложил ей в рот свой огромный член! Но что было самое гадкое для Гастона, так это то, что маркизе это очень нравилось, судя по тому, как она сосала, причмокивала и ласкала член руками. Она даже нежно трогала виконту яйца, отчего у Гастона ещё крепче напрягся член. Маркиза сосала очень долго, прежде чем она вынула большой член виконта изо рта. Гастон уже было думал, что маркиза не позволит виконту кончить, как оно и должно было быть по местным правилам. Но маркиза пошло открыла свой рот, и радостно приняла в него всё семя, выпущенное виконтом.

Она проглотила всё! И потом ещё некоторое время трогала ему уже мягкий член и уставшие яйца, целуя виконта в губы. Как назло, в тот самый момент, когда Гастон был весь во внимании, наблюдая эту очень возбуждающую сценку через замочную скважину, мимо проходила служанка Изабэль. Она тут же сообразила, в чём дело, и позвала на помощь. Тут же собрались слуги, служанки, повара, конюхи, часовщик, швейцар. Вскоре появилась и сама маркиза с виконтом.

Босиком, и всё ещё возбуждённая от недавних игр с виконтом, маркиза выяснила у Изабэль, в чём дело. Та рассказала маркизе, что Гастон подсматривал в скважину, и что у него сильно торчал пенис в это время.

Этого оказалось достаточно для того, чтобы Гастона сильно наказали. Ровно сто ударов конским кнутом по спине и ягодицам. Потом – ровно сто ударов ногами маркизы по яичкам. Потом – ровно сто сквозных проколов толстыми иглами в каждое его яйцо. Потом – рассечение его пениса пополам, вдоль его длины, от головки и до самого корня. И наконец, прижигание внутренней части пениса раскалённым железом.

Служанки собрались в комнате пыток, с нетерпением ожидая наказания Гастона. Все другие обитатели замка тоже были там же. Наказание должна была привести в исполнение сама маркиза. В мрачном, коротком чёрном платье, босиком, с железными инструментами для пыток в своих нежных руках, маркиза медленно подошла к Гастону.

– Гастон! Ты очень разочаровал меня! Я никак не ожидала от тебя такого мерзкого поведения. Ты служишь мне! Но ты опустился так низко, что решил подсматривать за своей Госпожой в дверную скважину! И ты подсматривал за мной как раз тогда, когда я была не одна! За такое поведение не может быть никакого смягчения твоего наказания. Ты должен будешь терпеть всё то, что я тебе буду делать. И если ты выживешь, ты продолжишь мне служить. Но если ты покинешь нас и перейдёшь в мир иной, то только тогда твоё тело освободится от боли и агонии, которые ты сейчас начнёшь испытывать.

Это сообщение отредактировал Баба Ягуша - 19-03-2021 - 12:25
sxn3378237110
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Бедняга Гастон! )
вот цена любопытства...
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

дело давно прошедшее...

Моя первая рабыня

С мечтой о госпоже

Игрушка

Ноги