Страницы: (1) 1
Лариса224488
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineЖенщинаСвободна
Сюзан подрабатывала горничной у одного зажиточного джентльмена зрелого возраста. Несмотря на то, что работа была не пыльная, а оклад весьма хороший, Сюзан не горела желанием стараться в полную силу. Причиной тому было довольно странное поведение мистера Ричардса. Дело было в том, что мистер Ричардс узрел в Сюзан объект своей похоти и страсти. Будучи богатым и известным финансовым магнатом, бездетный вдовец мистер Ричардс в свои пятьдесят с лишним лет всё ещё пылал желанием и страстью к женскому полу. Особенно он пылал страстью к молоденьким стройным особам с длинными ногами.

И вот, Сюзан оказалась не в том месте и не в то время, так сказать. Не то чтобы ей было противно всё это. И не то чтобы это как-то портило ей жизнь. Тем не менее, у Сюзан был друг, с которым она вот уже пять лет состояла в близких личных отношениях. Пол был приятным молодым человеком среднего возраста, и у него имелся определённый успех в финансовых делах. Уже не начинающий финансист, а профессионал в этом деле, Пол обладал прекрасным чутьём и трезвым рассудком. Но большого капитала ему пока что не удалось сколотить.

Зато вот мистер Ричардс был, что называется, Рокфеллером местного значения. Имея прекрасный дом, последней марки гоночный автомобиль, яхту и даже личный вертолёт, мистер Ричардс пока даже и не думал отходить от дел. И как раз этот факт, что Ричардс гораздо богаче и успешнее Пола, – портил настроение Полу и Сюзан. Оба втайне завидовали богатству Ричардса, и иногда даже собирались как бы в шутку ограбить его. Но всё оканчивалось тем же самым, что и всегда. Сюзан каждый день шла к Ричардсу домой на работу, а Пол оставался вечерами один, в грусти и печали.

Суть работы Сюзан заключалась в том, что нужно было прийти после обеда, и потом аж до поздней ночи совершать в доме Ричардса всевозможные формальности и поручения, которые были тщательно зафиксированы и изложены в рабочем соглашении. Данное соглашение предусматривало беспрекословное выполнение Сюзан всех своих обязанностей. И хотя расписание работы было не слишком жёстким, всё же такую деятельность можно было бы назвать даже не второй, а третьей сменой. Как правило, Сюзан начинала работу в 4 часа дня, ужинала часов в 8 вечера, и продолжала работать до часу – до двух ночи.

Добиралась Сюзан к дому мистера Ричардса на своей машине. Время в пути составляло в среднем около часу. В итоге, на своего друга, Пола, у Сюзан не хватало ни времени, ни сил. Возвращаясь домой где-то к трём-четырём утра, Сюзан падала в кровать как убитая, от усталости. Утром Пол уходил на свою работу, а когда он возвращался, Сюзан уже не было дома. На выходных у них дело шло не намного лучше, потому что оба, и Пол и Сюзан, были порядком измотаны за неделю напряжённой работы. И хотя у них получалось обходиться без взаимных претензий, обоим не хватало самого важного, сексуального компонента жизни.

Как следствие, их личные отношения нельзя было назвать удовлетворительными. Полу приходилось заниматься онанизмом, а Сюзан периодически находила свободную минутку, – во время паузы в работе дома у мистера Ричардса, – чтобы поласкать себя так, как ей это нравилось. Хоть так, и то хорошо! Лучше так, чем вообще ничего! – размышляла Сюзан. Она старалась само удовлетворяться так, чтобы никто и близко не смог об этом догадаться, – ни Пол, ни тем более мистер Ричардс. У Сюзан получалось сделать это за пять минут, и всякий раз она была уверена в том, что мистер Ричардс ничего об этом не знает.

Сам мистер Ричардс по большей части был дома. Он вёл свои дела прямо на дому. Конечно, иногда он разъезжал на совещания, встречи, собрания, деловые ужины, презентации. Но всё же дома он проводил большую часть своего времени. Тем не менее, так как его особняк был весьма внушительным, он редко пересекался с Сюзан. Закрывшись в своём кабинете, мистер Ричардс писал какие-то отчёты, подписывал векселя, наводил справки, звонил своим компаньонам и юристам. А в задачи Сюзан входила более или менее простая деятельность, связанная с функциями горничной и секретарши мистера Ричардса.

Как секретарша, Сюзан приводила его бумаги в порядок, подводила итоги, подшивала ведомости текущего месяца, и даже отвечала на простые письма от коллег и партнёров мистера Ричардса. Там, где не нужно было принимать важных решений, там Сюзан выполняла работу на отлично. Как горничная, Сюзан следила за порядком в доме, заботилась о доставке продуктов и напитков, готовила обед и ужин, принимала гостей мистера Ричардса, выгуливала его собаку, меняла воду рыбкам в аквариуме. Всё это вместе было не слишком тяжёлым для Сюзан, но и не оставляло ей достаточно сил для развлечений вне работы.

Так продолжалось около двух лет. В течение этого времени, стареющий мистер Ричардс не раз предпринимал попытки как-то приблизиться к Сюзан. Но всякий раз она давала ему понять, что ему от неё ничего не светит. Разочарованный мистер Ричардс вынужден был удаляться к себе в кабинет, где он судорожно мастурбировал на свои фантазии о Сюзан. Конечно, Сюзан об этом не могла ничего знать, поскольку его дверь всегда была закрыта изнутри, и даже в замочную скважину ничего не было видно. Несколько раз Сюзан казалось, что до неё доносятся странные звуки из кабинета Ричардса, но кроме этого не было ничего другого.

Периодически в гости к Ричардсу заезжали его родственники, друзья и знакомые. Ричардс их всех радушно принимал, и они гостили в его огромном особняке, от двух дней до нескольких недель. В такие времена у Сюзан было вдвое больше поручений, так как ей нужно было заботиться и о гостях мистера Ричардса. Больше еды, больше стирки, больше внимания, больше разговоров, и меньше свободного времени. Хорошо ещё, что на всех хватало комнат! Иначе Сюзан даже негде было бы уединиться для само-удовлетворения.

Нужно сказать, что поскольку Сюзан была не дурна собой, некоторые из гостей мистера Ричардса засматривались на симпатичную, стройную, молоденькую горничную. Пару раз Сюзан случайно даже подслушала разговоры между Ричардсом и его гостями.

- Нет, Дэйв, я ни за что на свете тебе не поверю! Ты хочешь мне рассказать сказки о том, что она у тебя уже два года работает, а ты до сих пор ей так и не засунул?

- Стив, отстань от меня, прошу тебя! Ты меня хорошо знаешь. Я не пристаю к женщинам, состоящим в отношениях. Да, она ничего, согласен. Но есть и лучше её! Ты что, думаешь, что я буду на неё бросаться только потому, что она на меня работает?

- Дэйв, но ведь всем известно, что у тебя никого нет. Более того, ты не ходишь по проституткам. И что же получается? Либо ты уже импотент, либо ты онанист, верно? Но я не хочу думать, что мой старый друг занимается онанизмом в таком почтенном возрасте, да ещё и будучи таким богатым, успешным, известным, популярным мужчиной! Попробуй убедить меня в том, что я не прав.

- Стив, отстань от меня! Давай не будем портить друг другу нервы. Ты у меня в гостях, и мне хочется быть твоим лучшим другом, как и прежде. Но своими расспросами и пошлыми намёками ты портишь впечатление о себе, портишь моё к тебе отношение.

Сюзан подслушала этот разговор прямо за дверью кабинета мистера Ричардса. Стив, лучший друг Ричардса, приезжал в гости уже не первый раз. И у Сюзан даже возникли подозрения, что Стив хотел бы завязать более близкое знакомство с ней. Но всякий раз Стив уезжал к себе домой, и между ним и Сюзан так ничего и не случалось. Только однажды Стив поцеловал Сюзан ручку, да и то, только лишь в знак прощания.

В другой раз Сюзан случайно услышала беседу Ричардса со своим партнёром по бизнесу, Ником. Она подошла к кухне как раз в тот момент, когда оба мужчины живо обсуждали её персону. Сюзан притормозила снаружи, у двери кухни, так и не войдя туда.

- Ник, а я тебе говорю, что она всего лишь моя горничная, не более того.

- Дэйв, брось! Лучше расскажи мне, как часто она у тебя сосёт?

- Ник, ну ты и идиот! Нет между нами ничего интимного. Почему ты не можешь это понять?

- Да как почему?! Потому что на тебя работает такой лакомый сексуальный кусочек тела! И ты хочешь, чтобы я поверил в то, что она тебе нравится только платонически. Это же вздор и маразм!

- Понимаешь, у неё кто-то там есть. Не знаю точно, не спрашивал о нём. Он меня не интересует. Но! Зная о том, что она не одна, я не буду лезть к человеку. Неужели тебе сложно это понять, Ник?

- Дэйв, я понял наконец. Ты стал импотентом! Я угадал, старина? Смотри, ты весь такой лысый, полный, ленивый, вялый. Точно у тебя уже не стоит! Правда? Помнишь, как ты ещё пять лет тому назад за всеми юбками бегал? А теперь что с тобой?

- Ник, иди спать! Да, я поправился и полысел, но я полон мужских сил! И вынужден признать, что Сюзан нравится мне. Но я не дурак, и не хочу, чтобы она высмеяла меня, когда я буду к ней приставать. Понимаешь?

Сюзан услышала это, и прошла дальше, в подсобное помещение. По пути она обдумывала то, что узнала со слов двух зрелых мужчин. Какое-то приятное, томительное ощущение возникло у неё в груди. Ей стало радостно оттого, что она желанна, что она привлекательна. Тем не менее, те несколько раз, когда Ричардс тщетно пытался завязать с ней близкий телесный контакт, – те моменты времени были для Сюзан одними из самых тяжёлых и неприятных. И она никак не могла понять, почему такой разнобой, откуда такие противоречия.

Может быть, на чисто животном, инстинктивном уровне, ей действительно нужно было хоть ощущать хоть какую-то близость, хоть с любым мужчиной? Может быть тот факт, что с Полом у неё уже давно не ладится личная жизнь, должен служить для Сюзан намёком на то, что ей нужен реальный половой партнёр? Но как же быть с верностью и преданностью Полу? Ведь пока они состоят в отношениях, пока они не расстались с Полом, она должна быть ему верна, не правда ли?

У Сюзан в голове была каша, и у неё никак не получалось определиться с тем, что же для неё всё-таки более важное, а от чего можно отказаться в жизни. И стоило от вообще от чего-то отказываться? А может быть, у неё бы получилось совместить приятное, полезное, нужное, важное, близкое и радостное, – всё в одном комплекте сразу? Глубокое сексуальное неудовлетворение мучило и томило Сюзан. Она прекрасно знала, что мужчины на неё засматриваются и любуются её. Мужчины хотят её и её ласк. И сама Сюзан тоже невероятно сильно скучала по мужскому телу, по настоящей близости.

И вот, однажды Сюзан не выдержала такого тяжёлого состояния тела и души. Когда в один из совершенно обычных рабочих дней мистер Ричардс проходил мимо Сюзан и отвесил ей дежурный комплимент, Сюзан ответила ему улыбкой и задала вопрос:

- Мистер Ричардс, значит, это правда, что я нравлюсь зрелым мужчинам?

Ричардс на минуточку замешкался, так как вообще не ожидал от своей горничной подобного вопроса. Собравшись с мыслями он отвечал:

- Да, моя радость, конечно! И я тебе скажу даже более того. Если бы ты не была такой застенчивой и робкой девушкой, то твоё тело получало бы намного больше радости и наслаждения, поверь мне! Уж я-то знаю толк в этих вещах! Но ты от меня отстраняешься всякий раз, когда я пытаюсь к тебе приблизиться, крошка моя. И моё сердце обливается кровью от горя, когда я вижу, что и тебе ничего не перепадает, и я остаюсь ни с чем.

- Хорошо, Мистер Ричардс. Я поняла вас. Но вы ведь знаете о том, что у меня есть мужчина?

- Конечно, я знаю об этом. Поэтому я и уважаю твоё решение, точнее, твой мне отказ.

- Прекрасно! Значит, если бы я вот сейчас вдруг согласилась на определённые взаимодействия между вами и мной, то вы бы тоже пошли на это? Или вам уже ничего не хочется со мной иметь, после постоянных отказов с моей стороны?

Мистер Ричардс был ошеломлён. Наконец-то эта молоденькая красавица раскрыла своё сердце для него! От радости он не знал, что ей ответить. Но чуть придя в себя, он предложил ей вот что.

- Сюзан, конечно же, я бы согласился на всё что угодно с тобой, моя детка! Но, по правде говоря, я уже стар, и силы мои уже не те, что прежде. Должен признаться, что у меня уже не такая мощная эрекция, как в молодости. И я даже сомневаюсь в том, что у меня получится полностью удовлетворить такую умницу, как ты. Понимаешь меня, Сюзан?

- Да, конечно, мистер Ричардс, понимаю! Но я и не ожидаю от вас никаких сверх-способностей. Понимаете, мне было бы достаточно, если бы вы меня иногда ласкали, как это делают многие мужчины. Сама себя я и так могу поласкать. А вот мне хочется, чтобы зрелый и опытный мужчина меня приласкал и обрадовал. Так вам будет нормально?

- Разумеется, моя крошка! Тогда нет никаких проблем! Считай, что мы об этом уже договорились! Я буду тебя ласкать так, как тебе нравится! Ну а я от тебя прошу за это лишь самую малость. Наверное, теперь самое время признаться тебе в том, что иногда я мастурбирую на тебя. Если быть более точным, то я фантазирую о том, как ты поливаешь меня своей золотой жидкостью, моя прелесть. Ты не представляешь себе, как это приятно для зрелого джентльмена, когда юная леди писяет на него! Могу ли я рассчитывать на то, чтобы ощутить такую радость не в фантазиях, а в реальности?

Сюзан немного озадачилась. Она часто слышала от своих подруг, что некоторые мужчины, – и особенно мужчины в возрасте, – просто без ума от так называемого золотого дождя. И кое-кто из подруг Сюзан даже занимались подобными вещами со своими партнёрами и супругами. Но сама Сюзан ни разу так не делала, и была не уверена в том, насколько у неё это получится осуществить. Как так, писять прямо на уважаемого ею мистера Ричардса?! Слегка с тревогой, Сюзан уточнила у него:

- Мистер Ричардс, вообще-то я никогда этим не занималась, обливанием взрослого джентльмена своей золотой жидкостью. Как-то раз я это сделала на своего брата. Но это было давно, в детстве. А тут, такое дело, вы ведь мой работодатель! Как же смогу на вас написять? Ведь это так… некультурно и стыдно, унизительно и мерзко для вас, неправда ли?

- Что ты, что ты, моя детка?! Напротив! Это вовсе не унизительно, а высокопарно и возвышенно! Многие солидные джентльмены моего возраста и положения только и мечтают о том, чтобы юная красавица помочилась им на лицо, на тело, в рот…

- Ну что ж, мистер Ричардс, хорошо! Давайте попробуем! В целом, я согласна. Но вы должны будете меня научить этому делу. Покажете мне, как это нужно делать правильно, и как вам это больше нравится. Хорошо?

Мистер Ричардс подпрыгнул от радости. Его престарелое лицо засияло солнечной благодатью А в его уме тут же появилась картинка, на которой Сюзан с близкого расстояния поливает его лицо своей мочой. Это было пределом возбуждения для Ричардса, и он не выдержал:

- Сюзан, Крошка, скажи, а когда я могу рассчитывать на такое волшебное деяние? Ну, вот, теперь у тебя не получится так сделать мне?

Сюзан как раз собиралась идти в уборную справлять нужду по-маленькому. И её мочевой пузырь был переполнен. Это был поздний вечер пятницы, и почти все дежурные задания по работе Сюзан уже выполнила. Ей оставалось только разобраться с кое-какими бумагами Ричардса и покормить рыбок в аквариуме. За ужином они с Ричардсом плотно поели, и довольно много выпили. Это был сок. Ананасовый сок, сделанный из свежевыжатых ананасов. Сюзан смекнула, что как раз этот сок наверняка годится, в качестве оптимального сырья для золотого дождя. Поэтому она радостно согласилась обрадовать им Ричардса.

- Да, мистер Ричардс! Как раз сейчас хорошее время для этого. Где бы вы хотели это совершить? Наверное, в ванной?

- Разумеется, моя умница! Там это будет удобнее, с точки зрения чистоты. А то, вдруг что-то случайно прольётся на пол!

Сюзан взяла Ричардса за руку, и они проследовали в ванную. Ричардс тут же сбросил с себя домашний халат и оказался полностью нагим. Сюзан усмехнулась, увидав его маленький, престарелый пенис. Не даром она отказывала Ричардсу в близости! Он по-всякому не смог бы её удовлетворить таким мелким перчиком. Да и в его эрекции Сюзан сильно сомневалась. Скорее всего, он достигает лишь половинчатой эрекции, как это случается у многих зрелых мужчин. Но вот языком мистер Ричардс поработать наверняка бы смог! Поэтому то, как она с ним договорилась, было оптимальным вариантом, – и для Сюзан, и для Ричардса.

Её работодатель уже лежал в пустой ванной, улыбаясь и приглашая Сюзан присоединиться к нему. Она медленно разделась, и тоже залезла в ванную.

- Иди сюда, моя крошка! Так… Становись прямо вот тут. Разводи свои ноги в стороны, так, чтобы твоя пися была прямо над моим лицом.

Сюзан закинула одну ногу через Ричардса, и зафиксировала себя точно так, как её попросил работодатель. Её вагина была теперь прямо над его лицом, в нескольких сантиметрах от него. Ричардс глубоко вдохнул аромат, исходящий из области паха Сюзан. Он застонал от удовольствия. Уже долгое время он только мог о таком мечтать! Молодая умница, голая, рядом с ним! И её киска вот-вот испустит целебную жидкость прямо ему на лицо!

- Да, моя прелесть! Теперь расслабься, и старайся получать наслаждение от того, что ты будешь на меня писять. Представляй себе, что ты тем самым не просто унижаешь меня, но и что ты радуешь и возвышаешь меня одновременно! Думай, что ты делаешь мне огромное одолжение тем, что снизошла до согласия написять на меня. Надень себе на личико маску пренебрежения и высокомерия, презрения и лёгкого отвращения. Воображай себе, что ты таким образом ставишь меня на своё место. Меня, твоего работодателя! И выпусти на меня свою жидкость! Всю до последней капельки…

Пока Ричардс говорил это, Сюзан уже начала писять. Поначалу напор был слабеньким. Но через пару секунд струя мочи сделалась упругой и жёсткой. Сюзан метила прямо Ричардсу в рот. Но он не успевал глотать, и много жидкости просочилось наружу, вытекло ему на тело и затем в ванную. Тем не менее, он успел кое-что проглотить. По нему было видно, что он находится на седьмом небе от счастья. Сюзан выпустила много золотого дождика, потому что сильно хотела писять. Ей нравилось чувствовать своё превосходство над Ричардсом. Ей было забавно, что такой почтенный джентльмен, как оказалось, получает удовольствие от таких низменных вещей.

Когда Сюзан окончила извергать мочу на Ричардса, тот уже был вне себя от радости. Его опьянил аромат золотого дождя Сюзан, его пьянил её голый вид, её пьянили запахи Сюзан, и он даже ощутил нужду помастурбировать. Уж слишком много возбуждения скопилось в нём, благодаря только что случившемуся празднику тела и души, – согласию и желанию Сюзан пописять на него.

Когда он принял душ и вытерся, Ричардс пригласил Сюзан проследовать с ним в его кабинет. Сюзан поняла, что Ричардс хочет поласкать её. И она этому очень обрадовалась, потому что сама была как раз в нужном для этого события настроении. Ричардс предложил Сюзан прилечь на диван и чуть раздвинуть ноги. Сам он стал перед ней на колени, и его лицо погрузилось в её женское лоно. Одной рукой Ричардс тискал свой хоботок, который в этот раз довольно сильно напрягся. И ещё бы! Золотой дождь от Сюзан, и вот теперь куни для неё!

Сюзан улыбалась и наслаждалась. Ей было приятно, что Ричардс вылизывает её, вычищая ей писю от остатков мочи после недавнего золотого дождика. Ей было приятно, что этот пожилой джентльмен стоит перед ней на коленях. Ей было приятно, что его лицо находится у неё между ног. Ей было приятно его воздействие на клитор. Она ощущала, как его язык пытался проникнуть глубоко ей во влагалище. Она видела, как Ричардс дёргает свой член, стараясь получить таким образом от куни ещё больше удовольствия.

Ричардс лизал минут десять, и потом Сюзан начала кончать. Она извивалась, стонала, кричала, охватив голову своего работодателя обеими руками и притягивая её ближе к себе. Ричардс тщательно вылизывал выделения Сюзан. Он был ценителем женских половых выделений. И он вынужден был признать, что Сюзан оказалась одной из самых вкусных молодых красавиц, которых он когда-либо пробовал на вкус. А в былые времена таких красавиц у Ричардса было не мало!

Когда Сюзан окончила оргазмировать, она сложила свои ножки Ричардсу на лысину, и ласково прошептала ему:

- Мистер Ричардс, но ведь это навсегда останется нашей тайной, правда?

- Да, моя крошка, да! Ты будешь регулярно писять на меня, а я буду вычищать остатки твоего нектара языком. Что может быть лучше этого?! Это просто чудесное дополнение к нашему с тобой рабочему сотрудничеству! И если ты будешь часто и радостно писять на меня, то я подниму тебе оклад, крошка моя!

- Договорились, мистер Ричардс! А если вы будете меня приятно лизать, то я буду вам иногда нежно наступать ножкой на яички. Вам ведь это тоже приятно, верно?

- Да, моя умница, да! Ты, наверное, залазила в мой стол и рылась в моих бумагах, плутовка! Только там я иногда оставляю свои фантазии, описывая некоторые пикантные детали. Признавайся, лазила в мой стол или нет? Не переживай, я не буду на тебя за это злиться. Ты мне очень нравишься, и я к тебе хорошо отношусь. А теперь, после золотого дождя – особенно!

- Спасибо, мистер Ричардс! Но нет, я не рылась в вашем столе, и не видела описания ваших фантазий. Просто я случайно подслушала один из ваших разговоров с другом. Вы ему тогда что-то говорили обо мне, и признались ему, что отдали бы всё на свете за то, чтобы я наступила ножкой вам на яички. Нет-нет, всё нормально, мистер Ричардс! Я с удовольствием сделаю вам и это тоже! К сожалению, я пока что не могу наступать на яички своего парня, – нет ни времени, ни сил на это. А вот вам я так буду делать! Я ведь понимаю, что такому джентльмену как вы, хочется и дождик, и куни, и ножкой по яичкам. Ну, а если вы будете очень сильно стараться, делая мне куни, то я может даже иногда буду вас мастурбировать! Хотите так?

Ричардс не верил своим ушам. Внезапно случилось то, чего он никак не ожидал. За последний час вся его жизнь перевернулась. Ему невероятно повезло с Сюзан! Она согласилась и на дождик, и на куни, и вот теперь даже на мастурбацию! Неужели он такой крутой джентльмен? А может Сюзан положила на него глаз? А может она рассталась со своим парнем? Ричардс не знал точного ответа на все эти вопросы. Но одно он знал наверняка. Теперь он будет купаться в наслаждении, вместе с этой юной горничной. И всё, что он смог ответить на её вопрос о мастурбации, было всего-навсего: «Да, хочу!»

0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Горничная

Кадровая политика

Офисные извращенцы

Жаркая месть

Обычный фемдом: Утро