Страницы: (1) 1
sxn3539418727
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Дары осени (порно вариант)

Николай неспешно взбирался на небольшой подъем, крутя педали велосипеда без особого усилия. Дорога была неровной и часто, особенно на спусках нужно было быть собранным, иначе можно огрести разных неприятностей. Пару лет назад лихачество стоило ему небольшого перелома и увы! - кисти правой руки. Невольно вспомнив об этом, он внутренне передернулся: "Брр... полтора месяца даже поесть нормально было проблемой. Так, однако спуск, аккуратнее, так, так держим, держим... все хорошо, теперь можно и о жизни подумать".

А ситуация, прямо скажем, была не особо радужная, ему стукнуло двадцать пять, многие друзья построили отношения, у кого-то были уже дети. Ему же не везло, в институте не сложилось, нравилась одна девушка и вроде вначале казалось, относилась благосклонно, но увы! Лишь как к другу. Они часто встречались по дороге на учебу, она была рассеяна и нередко забывала зонт, а дожди в нашем городе не редкость. Смешно, но когда они все шли вместе, а зонт был небольшой, и девушка прижималась к нему дабы не промокнуть, он был почти, да именно что почти! счастлив. Ибо спать девица увы предпочитала с другим. И он не таскал ей тяжелые сумки в общагу на другой конец города, не помогал с курсовыми... О, женщины, кто сможет понять вас?

После выпуска была работа, весьма возрастной коллектив, старые связи рвались, а новые не появлялись. Да и по характеру он не был особо общительным. Хотя он не был скучным или излишне расчетливым, наоборот порой хотелось риска, приключения, чтобы показать себя, понять чего стоишь. Но большая часть его жизни увы рутина и скукота. Вроде как живешь, а вспомнить и нечего...
"Однако займемся делом, тем более что приехали на место. И сдалась матери эта клюква? С прошлого года вон валяется несъеденная. На даче отдыхать надо".

Он двинулся к болоту, катя велосипед рядом с собой по лесу. У края болота он его оставил, места здесь малонаселенные вряд ли кто его найдет, тем более в такую погоду. Погода действительно была не ахти - дождь мелкий моросил, ветер хоть и несильный не улучшал картину. Открыв небольшой рюкзак, он осмотрел вещи: "м-да... а фотоаппарат то мне зачем? Опять забыл выложить. Ладно все достал, можно двигаться, приду на место немного соберу и хватит. Главное чтобы мать была довольна, нельзя мать расстраивать". Он невольно улыбнулся.

На болоте вроде как никого не было, но и клюквы тоже было немного. Николай погрустнел: "Собирать по ягодке на такой погоде удовольствие не из приятных. Можно двинуть за гряду, там должно быть получше, но и опаснее, есть топкие места". Спускаясь с гряды, он немало удивился, заметив внизу девушку: "Хм... куда это ее понесло? Там же топко. Надо подойти и предупредить, мало ли что". Он сильно ускорил шаг, что было несложно при спуске. Чтобы не упасть и удержать равновесие пришлось вскидывать руки для балансировки.

Лена с боязнью продвигалась по болоту, прощупывала ногой почву, искала кочки: "И где эта чертова тропинка? Год же здесь была, вот одинокая обгоревшая сосна с гнездом на кроне, как раз ее дядя показывал, значит все правильно, надо налево. Хотя какого черта я здесь делаю? Доказать понимаешь что-то хотела, типа крутая все сама могу. Ага, теперь под дождиком на болоте в одиночестве. А если медведь или того хуже - мужик какой дурной. Потом в болоте и утопит и не найдет никто. Вот дура, дура блин..."

Внезапно сзади хрустнула ветка, от неожиданности она чуть присела. Обернувшись, она увидела человека в куртке с капюшоном, который, похоже, бежал к ней.

«Ну все, доигралась. Закричать можно, но смысла нет никакого, тут на многие километры не души. Что же делать? Вроде тут не топко - потом проскочу по перешейку может не сунется за мной. Простояв в оцепенении пару секунд она рванула со всей дури вперед. Проскочив по кочкам, она без особых приключение добралась до камня, пару раз у нее сильно хлюпнуло, но тем лучше, подумала Лена, по раздолбанному мху ему будет кисло. "Ну вот надо на камень, потом перешеек и все...

О, черт!"- Прямо перед камнем оказалась полузаросшая протокаcтемно-коричневой, почти черной торфяной водой - надо прыгать. Камень на другом берегу был большой с рубленым краем, местами заросший мхом. Лена замерла в нерешительности и обернулась, мужик приближался довольно быстро.

-Девушка, куда Вы? Стойте!"
- Ага, хрен тебе!

Она как могла, разбежалась и прыгнула. На секунду ей казалось, что все хорошо, остался ты с носом, пацан! Но увы! Нога поехала, сдирая мох, потом по мокрому камню и Лена с удивлением ощутила что падает. Внезапно она услышала хруст и резкая боль пронзила правую руку, она была столь неожиданна и нестерпима, что Лена поднимаясь, не думая резко дернулась влево, тяжёлый рюкзак на спине перевесил, и девушка с криком упала в протоку. Уже сваливаясь, каким-то чудом она уцепилась левой рукой за камень и не провалилась с головой. Однако радоваться было особо нечему - сапоги быстро наполнились жижей, а одежда промокла, мокрый рюкзак также тянул на дно, снять его она никак не могла, сил хватало лишь на то, чтобы держаться за камень. Она попыталась подтянуться одной рукой - но тщетно. Первый раз ее это почти удалось, но проклятая одежда и рюкзак быстро намокли, и вторая попытка оказалась хуже первой. Максимум что Лена могла - держаться, чтобы не уйти на дно.

Девушку охватила паника, леденящий животный страх заполнил грудь, дыхание перехватило: "Неужели это конец? Нет, не верю, этого может быть со мной. Нет, не хочу так умереть! Что угодно только не так, не так!" Подняв голову, она увидела перед собой Николая. Их взгляды встретились.

Он все видел и добрался так быстро, как только смог, однако при виде девушки им внезапно овладела злость: "Вот дура блин, чего ее туда понесло? Сам мог провалиться с концами. Проучить бы как следует, может мозги на место встанут". Увидев беспомощное умоляющее выражение Лены, ему все же стало жалко девушку: "Ну ладно, вроде как она крепко держится, пошучу чуток. Потом вытащу, рядом стволы небольших сосен валяются, подтолкну, она уцепится и вылезет", - он снял рюкзак и быстро достал фотоаппарат.

- Ну что Лиза Бричкина, улыбочку?
- Ах ты подонок, да пошел ты! - вырвалось у нее.
- Ладно, так и быть, пойду. - Он демонстративно развернулся, окинув взглядом местность в поисках подходящего упавшего ствола, благо их валялось вокруг достаточно.

Тут надо сказать Лене стало по-настоящему страшно, жуткий ужас перед лицом скорого небытия передернул ее всю: “Сколько она еще сможет подержаться? А потом? Потом холодная грязная жижа подступит к лицу вольется внутрь, заполнит легкие, потом мучительная агония и вечная тьма, и никто не найдет ее, и никто не узнает, что с ней стало. Тошнота подступила к горлу. "Нет, что угодно, только бы он ее вытащил, вытащил, потом будь что будет".

- Пожалуйста, пожалуйста ...я, я все, что хочешь сделаю, я не... не хочу так! - рыдая, срывалась на крик девушка.- Я хочу жить, по-моги-те по-жалуй-ста!
- Успокойся, вытащу я тебя, извини за глупую шутку, - он наконец подобрал упавший ствол приемлемого размера - Теперь надо его надо как-то перекинуть через протоку и упереть о камень на том берегу.

Протока была не особо широкая и была заполнена илом почти до поверхности, берега навесные и крайне топкие: "Свалишься, и с концами, если только не ухватишься за кочку и то шансов выбраться немного. И как она прыгнуть решилась? И главное, зачем? Совсем дурная."

Николай подошел насколько мог к краю, дальше идти он боялся, и аккуратно толкнул ствол в протоку. Он хотел довести до другого берега и подтянуть конец ствола к девушке, чтобы она могла ухватиться, но оба конца должны лежать на твердой почве иначе он ее не удержит, под весом тела девушки бревно опустится под воду и ее затянет под навесной берег, а это конец.

- Я толкаю конец, упри его в выступ на камне.
- Не могу, я еле держусь!
- Так второй рукой
- Не могу, кажется, я ее сломала.
- В каком месте?
- Кисть, упала на руку.
- Черт! Если не упереть я не тебя удержу тебя на своем конце, берега топкие.

Он попытался протолкнуть сам ствол сам, но увы тот конец постоянно за что-то цеплялся, девушка же с трудом держалась, намокшая одежда тянула ее вниз а течение медленно но неуклонно толкало ее под навесной берег. Он начал волноваться и резко налег всем весом тела на свой конец, пробив дыру во мху, но тот, другой конец резко взмыл вверх. Он повернул ствол, разворачивая его к девушке. Николай хотел опустить его медленно, но дерево неожиданно провернулось на жиже и выскользнуло из рук, ударило девушку и упало, застряв сучком в выступе камня.

Лена смотрела на все происходящее на берегу с мольбой и надеждой: " Может быть получится, только бы получилось, хочу жить, хочу жить, ну пожалуйста!" Удара она не ожидала, резкая боль хлестнула по руке, девушка как ей показалась до хруста стиснула зубы, превозмогая ее, но все же удержалась.

- Какого хрена, ты меня чуть не прибил!
- Конец хорошо уперся? Погляди.
- Вроде он в расщелине, только не трогай, я и так еле держусь.
- Цепляйся за ствол, потом подтянись, ляг на него, чтобы он был под подмышками
- Не могу, если опущу руку, то утону, нет, не могу!
- Давай, это единственный шанс.

Глубоко вздохнув, Лена все же решилась, превозмогая боль, она приподнялась и толкнула тело влево. В какой-то момент болотная жижа наполовину залила лицо, но рукой она крепко уцепилась за дерево и вытянула себя наверх. Ствол хрустнул под массой тела, но не сломался. Наконец ей удалось лечь грудью на ствол, теперь она была ровно на середине протоки. Тяжелый рюкзак тянул ее вниз.

- Теперь схвати ствол левой рукой насколько можешь ближе к берегу и тяни себя влево, осторожно, сучки будут мешать - Она сделала что просил, но ствол снова предательски хрустнул, и надломился.

"Черт сейчас сломается, и тогда все,- Он подполз к ней, несмотря на опасность провалиться. Нож был на поясе - Только надо дотянуться и срезать лямки рюкзака, только бы дотянуться..."

До левой лямки он достал легко, нож был острый и лямка легко срезалась. Однако рюкзак сразу же перекосился, компенсируя это, Лена дернулась влево и дерево опять хрустнуло. До второй лямки дотянуться было сложнее, он боялся выронить нож и резал на весу, еле удерживая рукоятку пальцами: " Ну, еще чуть-чуть, черт, еще немного". Наконец почти перерезанная лямка оторвалась, и рюкзак ушел на дно.

- Хватайся за меня левой рукой - он схватил ее за одежду начал тащить к себе, но навесной берег упрямо расступался под ней, болото упорно не хотело отпускать пленницу.

- Ой, он проваливается - сказала она и подумала - Почти же получилось, только бы он меня вытащил.

Он лег грудью на ствол, дабы не уйти в жижу, что образовалась под ними как результат трепыханий и медленно, но верно тащил ее к себе. Труднее всего было, когда она оставалась в воде по пояс, наконец, девушке удалось поднять колено и упереть ногу в ствол и дерево выдержало. Дальше было много проще. Ползком по сантиметру, боясь сделать промоину, они двигались к берегу. Наконец почти без сил они оба лежали на прочном берегу в нескольких метрах от топи.

Лена лежала на спине и смотрела вверх, на серое небо, словно пытаясь рассмотреть, что там есть в вышине. Дождь упрямо моросил и порой его мелкие капли падали в ее открытые глаза. Все ее тело было словно скованно, она не могла пошевелиться, оторвать от холодной мокрой земли руки, ноги, да и все тело. Странно, но в этот момент ее накрыло невероятным чувством радости, даже пронзительная боль в сломанной руке на время отступила. Она хотела просто лежать вот так и забыть обо всем. "Я буду жить, все будет хорошо, - одна и та же мысль упрямо вертелась в ее голове, она глубоко вздыхала, казалось вся ее прежняя жизнь не стоила этих минут". Хотелось провалиться в эту негу, и Лена вдруг почувствовала, что падает куда-то глубоко, где все хорошо, где нет печали и боли. Нахлынувшее блаженство резко и неожиданно прервал Николай.

"Что ты валяешься, раздевайся, давай, - из всей фразы она услышала только "раздевайся, давай", и показалось, что словно чем-то тяжелым ее ударили по голове, все недавнее счастье вмиг улетучилось. «Он возьмет меня прямо здесь, сейчас на этой грязи, когда покалечена и беспомощна?",- у нее перехватило дыхание, Лена резко села подтянула колени к груди и обхватила их руками.

- Не надо, пожалуйста, только не здесь, не трогай меня, пожалуйста - из глаз ее потекли слезы.
- Да не собираюсь я тебя насиловать! Надо же какая дура попалась, - подумал он. - На улице холодно, а ты вся в мокрой одежде, до ближайшего жилья километров десять. Да кстати на чем ты сюда приехала?
- Пешком дошла - еле смогла она выговорить и слегка всхлипнула.
- Блин еще не легче, я то на велосипеде, но чувствую: толку будет мало. Тем более, снимай с себя все, попробую костер развести, обсушимся. И без глупостей всяких, не до того.

Лена подчинилась и начала снимать куртку. Левую ушибленную руку удалось вытащить более-менее легко, правую же пронзила резкая боль. "Я совсем беспомощна, придется попросить его, он сможет сделать со мной что захочет. Ну как же так, за что мне это?",- она глубоко вздохнула и хотела было попросить о помощи, но он уже был рядом.

- Иди за мной я все сделаю, не бойся ничего - с тревожным чувством, хотя какой у нее выбор? - она пошла вслед за ним.

Николай нашел сухое место на склоне под елкой и постелил там свою куртку, и свитер, что снял перед тем как ползти по мокрому болоту. Он посадил девушку на край и аккуратно снял с нее куртку, затем осмотрел ее правую руку, она уже сильно распухла, надо будет ее как-то зафиксировать. Левая тоже немного стала опухать, но не столь сильно. Затем Николай осторожно снял в нее мокрый свитер и рубашку. Хм... рубашка была явно мужская, видимо взяла для леса что попроще.

Оставшись перед незнакомцем в мокром лифчике, Лена смутилась и прикрыла грудь руками. Николай тем временем расстегнул и снимал с нее джинсы. Она хотела было остановить его, но парень на удивление быстро стащил их с нее, хоть они и были мокрые. Девушка осталась лишь в одном белье, трусики были мокрые и сильно просвечивали, от смущения она готова была провалиться под землю. Николай тем временем достал из рюкзака тряпку начал стирать болотную жижу с тела девушки. Лена сильно смущалась, поэтому вначале он протер ее ступни, затем медленно и деликатно начал подниматься вверх. Когда его руки коснулись внутренней поверхности бедра, Лена смущенно закусила губу, а он тем временем поднимался все выше. Деликатно, но вместе тем настойчиво он раздвинул ее ноги и то, что она пыталась утаить, открылось ему чуть прикрытое мокрой тканью. Чувство смущения и беспомощности начало сменятся чем-то другим ранее не испытанным... "Извини, но белье тоже придется снять, уж извини",- с этими словами он решительно стянул с нее трусики. Рефлекторно она сомкнула бедра и попыталась прикрыться рукой, но тем временем он расстегнул лифчик, снял его и начал усиленно растирать ее продрогшее на холоде тело.

Несмотря на свои восемнадцать, почти девятнадцать лет, Лена ни разу не была с мужчиной, с детства она выделялась упрямым характером и независимостью. Сама мысль, что она будет принадлежать кому-то, что она будет в его власти, была ей невыносима. "Ну почему мужчина может брать, а женщина должна лишь отдавать? А замужество? Он получит бесплатную любовницу, на которую не придется особо тратиться и к тому бесплатную же прислугу. А что получу я? Кучу забот, дети которые привяжут меня к нему как канаты, а потом когда я подурнею и надоем, не начнет ли он искать развлечений на стороне? Что мне тогда делать, кому я буду нужна?"

Парни замечали ее, но Лена упорно отклоняла их ухаживания, тех же, кто делал неприличные намеки, не брезговала громко отсылать "по азимуту" не стесняясь присутствующих. Это создало ей репутацию неприступной злючки, что имело, понятно неоднозначные последствия. Многие парни стали относится к ней подчеркнуто холодно, порой не без уважения, а подруги завидовали стойкости и одновременно жалели: "Ведь останется одна, в конце концов, кто с такой сладит?" Кое-кто и отшитых за глаза называл ее лесбиянкой и рассказывал, что видел, как она целовалась с женщиной много старше ее.

Последний клочок материи был убран, и нагая Лена предстала перед Николаем. Безжалостный промозглый осенний ветер, приправленный мелким дождем тысячами острых игл пытал ее, заставляя дрожать всем телом, разбитые поломанные руки болели не сильно, но тупой, ноющей болью.Хотелось сжаться, свернутся клубочком, укрыться, она пыталась, но он не давал ей. Взяв тряпку он не взирая на сопротивление он принялся вытирать ее удаляя липкую болотную жижу. Грязь на коже конечно останется, но сейчас не до этого.

Раньше, время от времени ей снился кошмар: руки, грубые наглые руки бесцеремонно лапали ее. Касались самых укромных, самых чувственных уголков ее тела, заставляя дрожать, заставляя стыдиться своей слабости. От них было не скрыться, не убежать они брали ее, подчиняя своей воле. Но сейчас все было не так: руки были хоть и грубыми, но теплыми и заботливыми. Каждых миллиметр ее тела был невольно ими исследован, очищен, согрет, приласкан. Сейчас она с удивлением обнаружила что теперь все по-другому, не так как было в видениях. Она здесь в темном лесу в объятьях незнакомца дрожит всем телом то ли от холода, то ли от желания, ее словно подхватил и понес какой-то поток, и она хочет чтобы это продолжалось, и пусть он делает с ней что захочет, она готова отдаться его власти.
"Что со мной? Я ведь его даже не знаю, а уже готова на все. Может я шлюха, и буду ходить по рукам. Я ведь не знала саму себя. Девочкой думала, покончу с собой, но не дам себя обесчестить, глупо мечтала о том, что предпочту смерть позору, а теперь, что теперь?! Стоило заглянуть смерти в глаза и весь кураж, вся гордыня улетучились. Кто я на самом деле и что мне делать?"

Николай заметил произошедшие с Леной перемены, и не смог устоять перед искушением приласкать ее между ног. Повода не нужно было искать. Взяв бутылку с кипяченной водой, он вылил немного сверху на лобок, и растирая тело как бы случайно провел рукой промеж ног. Она чуть дернулась, но не оттолкнула.

- Воды мало, - спокойно заметил он. - Нужно там промыть, а то подцепишь какую-нибудь дрянь.
- Хорошо – робко согласилась она, краснея и закрывая глаза широко раздвинула перед ним ноги.

Без колебаний, он принялся за дело. О деликатности думать не приходилось, слишком мало было чистой воды. Он наливал понемногу, потом интенсивно растирал, стараясь очистить. В принципе это было не сложно, большая часть грязи осталась на белье, но он увлекся процессом.
Вначале ей было безумно стыдно, после первого касания она бессознательно попыталась свести колени, он не позволил ей. А потом. Потом он принялся за дело столь рьяно, что стыд казалось покрыл ее всю. Но вскоре, что-то произошло, волна тепла непонятной ей природы накрыла ее там внизу и начала растекаться по телу. Теперь она хотела лишь одного –чтобы это продолжалось, но воды у вы было мало и ему пришлось оборвать обоюдоприятное занятие.

"Что это было?",- усмехнулся про себя Николай. - "Может?...Нет, не до того, хотя и приятно это сознавать",- он слегка усмехнулся - "Ну вот ты и нашел приключение о котором будет приятно вспомнить через много лет. Хотя может быть, может быть... нет рано пока об этом, я ведь совсем ее не знаю". Он наконец закончил и мог оглядеть девушку.

Среднего роста, худенькая, небольшая грудь, с торчащими то ли от холода, то ли от возбуждения небольшими розовыми сосками, черные волосы снизу, но их не сильно много, набухшие лепестки торчат из под них, призывая к себе. Самой щели почти не видно, все плотно сжато, возможно она девственница. Искушение было слишком велико, помявшись он попросил.

- Можно мне тебя…, - он замялся, а она нервно сжала губы. – Сфотографировать. Это только для меня, обещаю.
- Ладно, - ответила она с некоторым разочарованием, или это ему показалось? – ты меня все равно уже всю видел. И трогал. – добавила она с игривыми нотками в голосе, как бы упрекая и одновременно прося продолжения

Сделать несколько снимков не составило проблем. Первые два было вполне невинными, ноги были плотно сжаты. Но вдруг повинуясь какому-то странному импульсу Лена полностью раскрылась перед ним показав себя. Не веря увиденному он принялся щелкать, но вскоре взял себя в руки.

- Холодно. Одень мою куртку и сядь на рюкзак, я соберу дрова посуше и разведу огонь
- Я... я думала ты хочешь взять меня - она дышала прерывисто от волнения - За... за то что спас, я... согласна - она опустила глаза, пульс стучал в ее висках, кровь прильнула к лицу.

Николай остановился в нерешительности, его охватило смятение, он не знал что делать, девушка готова была отдать ему себя, а он не мог принять ее дар.

"Не здесь и не так, но отказаться? Отказаться - возможно значило потерять ее навсегда», - желание переполняло его с тех пор как он к ней впервые прикоснулся. "Слова, как мне найти слова? Что сказать, чтобы не обидеть, она ведь сидит там обнаженная, и желание наверно переполняет ее, и она видит, что он ее тоже хочет, и как тяжело ей было сказать эти несколько слов? Но она решилась, а ты что сделаешь, что сделаешь ты?", - он глубоко вздохнул и постарался успокоиться.

- Ты... наверно... лучшее, что я встречал в жизни, и... и я желаю тебя, но только не здесь, ты испачкана, поранена и беспомощна ... как я могу так поступить? Поверь, у нас возможно все еще будет, я... я в это верю, верю что это будет прекрасно.

Он накинул на ее плечи куртку и ушел, не сказав более не слова. Она также молчала, ждала, что он обернется, но Николай не так и не обернулся. Она не знала, что он очень хотел вновь посмотреть ей в глаза, но боялся увидеть там обиду или презрение. Он собрал хворост, более-менее сухие дрова и после пары попыток разжег огонь, все это молодой человек делал не проронив не слова. Лена также молчала. Чувства переполняли их обоих, но каждые боялся заговорить первым, чтобы не испортить все.
"И зачем я это сказала, вот дура, он ведь наверно отвезет меня в травмпункт и уйдет навсегда, а я не смогу снова сказать те слова, а ведь не будь его, я бы была мертва, может он моя судьба, как знать, ну что мне делать? Я ведь даже не знаю кто он".

"Глупо, решил поиграть в благородство, слов то каких набрался "возможно, все еще будет", "верю, что это будет прекрасно" - прямо как герой дешевого женского романа. Нет надо что-то делать, иначе я больше ее никогда не увижу, а я, черт возьми, хочу быть с ней. Хочу больше всего на свете. Надо поговорить с ней, о чем угодно, слово сломает все барьеры, я разговорю ее тогда у меня будет шанс, кстати я ведь даже имени ее не спросил, раздеть и лапать ума хватило, а спросить как зовут – нет. Что она обо мне подумает когда успокоится?!

Лена сидела на корточках у костра, его куртка была накинута на голое тело, она не почти скрывала ее наготы, но впервые в жизни ей было все равно, слишком глубоко она была погружена в свои мысли. Девушка повернула голову налево и встретилась взглядом с Николаем, который присел рядом, несколько секунд они пристально вглядывались в глаза друг другу пытаясь казалось в самой их увидеть ответ. Наконец Николай заговорил.

- Девушка у меня к Вам два вопроса: как Вас зовут? И что, вы делаете одна на болоте?
- Ну зовут меня Лена - она облегченно вздохнула - Он все же со мной заговорил, все теперь в моих руках, никуда теперь не денешься, милый, не отпущу теперь, ни за что не отпущу!
- Ну ладно, Лена, что тебя в лес то понесло? - вроде как отошла, может и не затаит обиды, только бы удержать разговор в этом ключе, отойдет, расслабиться и дело сделано. Позже встретимся при нормальных обстоятельствах, и все пойдет.
- Я студентка у дяди отдыхаю...
- Так вроде сентябрь уже, тебя отчислили что-ли? - черт, зачем я ее перебил?
- Нет - смущенно улыбнулась она - парней на сборы забрали, решила каникулы продлить. Хотели за клюквой съездить, родные просили, но дяде с его женой пришлось уехать на пару дней, скучно было одной в доме, вот и решила сама сходить.
- Типа крутая? - он чувствовал себя приподнято - ну вот ты и улыбнулась, все теперь будет хорошо.
- Ну да... - она улыбнулась снова - Да, а тебя-то как зовут?
- Николай.
- Обними меня Николай.

Он аккуратно обнял ее за плечи и неожиданно для себя поцеловал. Казалось напряжение между ними вспыхнуло как спичка. В поцелуе они будто слились вместе, мысли, образы были отрывочными, внезапными, но яркими и прекрасными: "Все теперь ты мой, мой навсегда.”, - мечтала она. Неужели получилось, теперь, после стольких пустых лет, не отпущу тебя теперь ни за что!", - думал он.
Поцелуй был долгим, никто не хотел уступать, но Николай первым попытался взять себя в руки и чуть отстранился, потом разомкнул объятия.Он взглянул на девушку, та тяжело дышала и нервно покусывала губы. Похоже она не совсем понимала, что с ней и ей было немного страшно. Он пытался отвернуться, но через несколько секунд опять уставился на нее.

Ее грудь вздымалась при каждом вздохе, губы дрожали, он уже знал, что будет дальше и хотел этого, зная что это неправильно. Целой рукой она распахнула куртку, и та быстро сползла с плеч упав на землю. Чуть подавшись назад, она присела на нее и раскрылась перед ним, снова показав себя.
Все было ясно, но он все же медлил, сказав:
- Ты очень красивая, но…
- Иди ко мне – поманила она, ложась на импровизированное ложе.
И он пришел попутно освобождаясь от одежды, было промозгло, но костер не давал замерзнуть. А внутренний жар был ее сильнее. И вот он уже лежал рядом с ней, целуя губы, шею, щекоча языком мочку уха. Лена распалялась все сильнее, пораненные руки не давали ей обнять Николая, и ей не оставалось ничего иного, как просто отдать ему свое тело в полноправное пользование. Робко и как бы невзначай она посмотрела на его член, что давно уже был готов приняться за дело. Стало немного не по себе, от понимания того, что скоро эта штуковина будет орудовать внутри ее тела, желание пересилило страх. Она ясно чувствовала как влага наполняет ее лоно и скоро просочится наружу, источая запах похоти.

Пересиливая стыд, она потянулась левой рукой и коснулась возбужденной плоти. От неожиданности Николай чуть двинулся, и Лена спешно отдернула руку, отвода взор и краснея. Видя ее смущение, он взял ее руку и деликатно положил на член, словно говоря: «Он теперь твой». Она смутилась, но не отдернула руки. Не спеша, она обхватила его пальцами и провела по нему сверху вниз, оценив толщину и силу. Он был столь тверд, что его почти невозможно было согнуть. Пальцы теперь охватывали под корнем, и она как зачарованная смотрела на это чудо, что возникло от желания обладать ею. Николай едва сдерживал себя и деликатно отстранив ее начал устраиваться между ног Лены. Девушка сильно смущалась, и Николай заподозрил что возможно это ее первый раз. Максимально аккуратно и ненавязчиво, он погладил ее лобок, затем чуть касаясь провел кончиками пальцев по половым губам, что бесстыдно призывали вход набухшими лепестками.Затем еще раз уже дольше и прижимаясь сильнее. И еще дольше, и еще сильнее. У вот он уже не отводил руки, она млела под его пальцами, закрыв глаза. Он гладил, теребил, зажимал их между пальцами, массировал. И наконец, начал потихоньку раздвигать их, и понемногу, миллиметр, за миллиметром проникать внутрь. И вот уже два пальца нащупали вход, но едва попав в нее уперлись в преграду.

- Ты… Девственница? –против воли воскликнул он
- Это плохо? – чуть улыбаясь ответила она
- Но… Сейчас? – он не мог подобрать слова от волнения.
- Если не сейчас, то когда? – прошептала она тихо и завораживающе

Мог ли отказать? Конечно мог, но зачем? Да такой первый раз -это нелогично и глупо, но они оба будут помнить его всю жизнь. И именно такие моменты хочется переживать снова и снова, потому что сейчас все вопреки, потому что именно сейчас после потрясения, так сильно хочется жить и не терять больше времени.

Он старался быть максимально осторожным и деликатным, хоть страсть уже кипела, и он с трудом сдерживал позывы плоти. Заветная цель была совсем рядом, нужно было просто войти в нее, просто войти. Внутри она была горячей, но все же недостаточно влажной, пришлось еще немного поработать, дабы устранить этот недостаток. Собравшись духом, он наконец решился. Розовые лепестки бесстыдно расступились, охватив головку и двинулся чуть дальше и достиг барьера. Он был мягким и податливым, но затем упругим, не пуская его внутрь. Он чуть отступил и посмотрел на Лену. Прикусив губу, она одобряюще закивала. Он двинулся вперед и надавил чуть сильнее чем хотел, все произошло очень быстро. Плева натянулась, последовала за ним и неожиданно разорвалась, пустив Николая в сокровенное. Лена ойкнула, поняв что все свершилось. Не выходя из нее и двигаясь вперед и назад, он потихоньку вошел в нее на всю глубину и остановился. Открыв глаза, она изумленно смотрела на него. Чуть приподнявшись, он позволил ей увидеть себя целиком внутри нее и немного крови на нем.

- Больно?
- Нормально

Он вновь поцеловал ее в губы, принялся ласкать грудь, охватывая соски пальцами. Лена вновь разомлела, боль почти не мешала ей. Он начал двигаться, сначала потихоньку, потом быстрее. Когда он ускорил темп, вновь стало больновато, но постепенно боль и неприятное вначале чувство распирания стало вдруг приятным. Захотелось, чтобы он проник как можно глубже, заполнил ее всю. Еще недавно плотно сжатые ее половые губы теперь бесстыдно расступились, но все же плотно охватывали его, а когда он почти выходил из нее следовали за головкой не желая отдавать. Сдержаться было трудно, внутри было безумно плотно и горячо. Он понимал, что сейчас ей не удастся кончить, он просто не успеет.

Он рискнул. Задыхаясь от наслаждения он сбавил темп и принялся сильнее мять ее грудь и теребить клитор. Она закатила глаза и тяжело задышала, потом стала тихонько постанывать. Но все же он не успел, хоть не пропустил момент и успел вытащить.

Внезапно внутри образовалась пустота, будто ее враз лишили чего-то важного. Открыв глаза, она увидела его член заливающий ее живот и грудь горячей спермой. Но это было ей неважно, сейчас она хотела лишь одного: чтобы он снова был внутри. Не дав ей опомниться, Николай вновь захватил ее грудь и теребя клитор вонзился пальцами внутрь окровавленной вагины. Безжалостно долбил он недавно девственное тело, желая чтобы она смогла разделить с ним наслаждение. И скоро она вновь застонала, а вдруг затем ее ноги рефлексивно сжались, а спина чуть прогнулась.

Они лежали рядом с удивлением смотря друг на друга, не веря случившемуся. Поборов стыд Лена с любопытством коснулась семени пальцами и взяв немного поднесла к лицу, затем попробовала на вкус. Поймав его удивленный взгляд, она ненадолго смутилась и потупила взор, но вскоре рассмеялась.
Хотелось быть с ней вечно, но времени на самом деле было не так много, костер прогорел, и они могли простудиться, к тому ее рука сильно опухла. Ей трудно было самой привести себя в порядок, и Николай охотно вызвался помочь, не забывая при возможности приласкать ее.

Одежда Лены высохла, и он помог ей одеться, белье он предварительно промыл остатками кипяченой воды, все лучше, чем ничего. Она совсем не смущалась своей наготы и а лишь слегка улыбалась краешками губ. Николай снял свой ремень и подвесил ее сломанную кисть на шею.
Он держал велосипед за руль и шел рядом, присматривая чтобы она не подскользнулась на мокрой дороге. Так как шли они неспешно, по дороге Николай узнал, что Лена учится в ВУЗе его родного города, а живет в общежитии. Также он позвонил матери и сказал, что будет поздно.

Наконец они добрались до поселка и поймали машину до райцентра. Николай мог по быстрому съездить домой и оставить велосипед, но он боялся отпустить ее хоть на мгновение, не веря в свое счастье. Договорились и закрепили велосипед на багажнике. Она отвез ее в травму, они долго сидели в очереди, затем рентген, потом он оплатил "коммерческий" гипс с которым можно мыться и даже плавать, благо брал с собой некоторую сумму даже отправляясь в лес. С левой рукой было много лучше, лишь сильный ушиб. Затем обратный путь и вот они уже дома.

- Дяди не будет еще пару дней, а одна я не управлюсь, и в городе встретить некому, можно пожить у тебя, поможешь мне?
- Буду с ложечки кормить, если надо - улыбнулся он - А одеться - раздеться мать тебе поможет.
- Нет, это тоже будет твоя обязанность - хихикнула она - У тебя это неплохо получается.
Когда они подошли к дому было совсем темно, обеспокоенная мать стояла на пороге дома. Свет фонаря на доме сначала осветил его лицо.
- И где тебя носило столько времени, извелась уже... - тут она увидела девушку с правой рукой на перевязи, левая была в бинтах и в нерешительности замолчала.
- Я завтра тебе все расскажу, сейчас я слишком устал. Это Лена, она поживет у нас некоторое время.
- Долго?
- Надеюсь что так - молодые посмотрели друг на друга и рассмеялись.
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Дары осени (порно вариант)

Рассказ о том, как я лишалась невинности

Звезда запретного кино

Маринкина подработка

Встреча