Страницы: (1) 1
Валера Брюс
 
  • *
  • Статус: Счастлив
  • Member OfflineМужчинаЖенат
- Оу!.. Так ты не только трусами моими интересуешься? - удивлённая улыбка едва коснулась её лица. - Интимная переписка вставляет жёстче... Понимаю.

Сидевший рядом мужчина болезненно потянулся, как будто от неудобной позы у него затекла спина.

- Нет... Нет, нет - никаких трусов. Что за слово такое? Я дарю тебе самые лучшие трусики. - Он выделил голосом слово «трусики». - Невероятные, вдохновляющие, непревзойденные. Ты в них прекрасна!

- Боже мой! - она вскинула руки и на мгновение выпустила руль. - Я в них прекрасна! А без них?! . Ты сам понимаешь, что говоришь? Вдохновляющие трусики!.. Кого вдохновляющие? На что??

Она сделал паузу, но муж не успел ей воспользоваться.

- Хотя бы иногда, время от времени, мне нужен мужчина, просто мужчина. Уверенный в себе, твёрдый во всех отношениях мужчина. А вместо этого у меня самая большая в мире коллекция вдохновляющих трусов! - Она говорила, не оборачиваясь к мужу. Могло показаться, что она разговаривает по телефону. - Неужели это запредельное желание - мужчина, которому интересны не только трусы?

Женщина потянулась к сумочке и решительным жестом открыла её. Небольшая потёртая хобо плеснула облаком кожаной бахромы, такой же длинной и вызывающе рыжей как волосы женщины.

- Умоляю тебя, достань сигареты! - она толкнула сумочку мужу.

Из глубины сумки мужчина извлёк полупустую мятую пачку тонких "Muratti" и зажигалку. Женщина прикурила, сладко затянулась и долго не выпускала дым, растворяя в нем приторное предвкушение ссоры.

Мужчина взял зажигалку в руки.

- Чудесный подарок! - с непристойно тонким намёком.

К прозрачному корпусу была криво прилеплена бумажная наклейка, похожая на вкладыш в жевательную резинку. На картинке обнажённая блондинка, широко раскинув ноги, полулежала на капоте шикарного кабриолета, демонстрируя куст огненно рыжих волос на лобке.

- Похожа на тебя... восхитительно рыжая стерва.

- Отдай, - женщина протянула руку. - Дай мне это сейчас же!!

Мужчина какое-то время разглядывал картинку. Затем достал сигарету из той же пачки, не спеша закурил и вернул зажигалку жене. Сквозь открытое боковое окно зажигалка вылетела на дорогу. Было слышно, как дешёвая пластмаска хрустнула под колесами фуры.

- Кто он? - спросил мужчина.

Ответа не было.

- Ты не удалила переписку из телефона... почему? - Он недоуменно пожал плечами. - Ты же знала, что я могу увидеть?

- Я и подумать не могла, что ты опустишься до такого! - сказала она. - Копаться в чужом телефоне... это низко!

- Ерунда. Сообщения в твоей трубке всплывают поверх блокировки. Их может читать каждый.

- Ты не должен был!

- Да ладно... С чего бы это? Какой-то хрен пользует мою жену, а мне и узнать стыдно - всё ли ему удобно? Брось... Кстати, у него претензии к тебе, ты в курсе?.. Он желает, чтобы ты избавилась от рыжей мохнатки. Так и написал - "рыжая мохнатка". Он тебя вообще голой видел?.. ну, да, конечно...

Мужчина о чём-то задумался, а потом добавил:

- П**** без волос - что граната без взрывателя. Эти распутные завитушки действуют на меня как на быка красная тряпка. Ты ответила ему?

Глаза её распахнулись. Она сделала усилие, чтобы сдержать улыбку, но пропустила выдох. И в отчаянии закусила губу.

- Что такое? Нет... Не может быть, только не это. Ты сбрила волосы между ног?? Нет... Чёрт возьми, кто он такой?

Она лишь крепче сжала руль.

Мужчина закрыл окно и включил кондиционер. Ему было жарко.

- Не молчи, ты ставишь меня в тупик. Я не знаю, как быть. Устроить скандал? Выгнать тебя из дома? Уйти самому?.. Глупо всё.. У жены любовник, все дела, а я никак не решу, что с этим делать. Что бы сделала ты, если бы тебе изменил я?

Жена удивлённо повела бровью:

- С кем бы ты мне изменил? С моими трусиками?

Какое-то время они ехали молча.

Потом мужчина сказал:

- Увидишь кафе – сверни. Остановимся.

* * *
Он ожидал за столиком в дальнем углу ресторана. Там было не так шумно. Глубокие диваны и приглушённый свет огромных абажуров создавали иллюзию интима.

Мужчина заказал два бокала коньяка, тосты с гусиным паштетом и корзинку с клубникой. Когда официант принес заказ, она вошла в зал. На ней было длинное, в пол, изумрудное летнее платье на паре пуговиц в районе пупка и золотые сандалии на плоской подошве. Она грациозно двигалась между столиками, слегка покачивая бёдрами, однако так, что плечи её оставались почти неподвижны. При этом она непринужденно улыбалась и оглядывалась по сторонам, как будто присматривая для себя подходящую пару. Мужчина поднялся навстречу.

- А ты умеешь удивить, Антон, - сказала она, усаживаясь на диван рядом с мужем. - Я не знала, что скандалы бывают настолько приятными.

- К чёрту, Кира. Скандал - дерьмо. Оттого, что я стану орать, мужиков у тебя не убавится.

- Оу!.. - Кира изобразила искреннее изумление. - По-моему прекрасный тост!

Она подняла бокал с коньяком и разом осушила его. Пружина, зажатая в скрещенных на груди руках, ослабла.

- Я вляпалась, - сказала Кира. - Но, знаешь, мне почему-то совсем не стыдно. Как будто так и должно быть.

- Охотно верю, - ответил Антон. - Кто он?

Кира вынула из корзинки большую клубнику и потянулась за вторым бокалом коньяка.

- Ты знаешь его. Он твой аспирант. И наглец, каких мало. - Кира подняла взгляд на мужа. - Мне продолжать? Или ты понимаешь, о ком речь?

- Стас...

- Он.

Антон отобрал у жены бокал и хорошо приложился к нему.

- Ты в своём уме?.. Никто другой тебя не устроил? Мой аспирант... Какого чёрта ты делаешь, Кира?

- Не я выбирала, Антон. Он взял, что хотел.

- Что значит - взял?.. Тебя взял? Ты говоришь о себе как о какой-то вещи.

- О, да... Он не спрашивал.

Антон подозвал официанта и заказал ещё коньяку.

- И давно?

- Он подкатил две недели назад, на базе отдыха.

- В мой день рождения?

- Да. Он был среди приглашенных.

- Вот это подарок!

- Был фуршет, ты произносил тост, я стояла около. Вокруг было полно народу, похоже, там собрались все гости сразу. Ты говорил долго, и в комнате была тишина, - всем не терпелось выпить. Вот тогда-то он и причалил. – Кира переплела пальцы, набрала больше воздуха и продолжила. - Он стоял совсем рядом, почти прижимался ко мне, как будто случайно, в тесноте, и в это самое время шарил рукой по моей заднице. Я была просто ошарашена. Я пыталась отодвинуться, но он не отставал.

- И ты стерпела?

- А что я могла? Если б я вскрикнула или толкнула его, это заметили бы все… Я не решилась. А он, как ни в чем не бывало, стоял рядом и наглаживал мой зад.

- У тебя завидное терпение! - Антон недовольно усмехнулся.

- Когда все, наконец, выпили, он сразу вышел. Через минуту я выскочила за ним. Я была вне себя! Такого унижения я не испытывала никогда. Я чувствовала себя грязной. – Карие глаза Киры искрили гневом. - Он стоял у своего домика, почти у забора, и ел яблоко, тонким ножом счищал кожуру, отрезал аккуратные ломтики и с удовольствием отправлял себе в рот. Когда я подошла, он был абсолютно спокоен. Не говоря ни слова, я влепила ему пощечину, тугую, смачную, ударила наотмашь, что было силы. Его аж развернуло, так что кусок яблока выпал изо рта. Я сказала ему, чтобы он убирался на все четыре стороны - и с базы отдыха, и из института, и что больше ему ничего не светит. Я орала на него. А он разглядывал меня с головы до ног, как будто впервые видел. Потом… - Кира запнулась, словно не знала, как правильно выразить свою мысль, и какое-то время думала, нервно переплетая у лица длинные пальцы, - у меня вдруг кончились слова. Мне было нечего сказать ему, я стояла перед ним как голая и смотрела на него, на его мятую расстёгнутую рубашку, на мускулистые руки и не знала, что нужно делать. Он тоже ничего не говорил, не спеша резал яблоко, ел его и не сдвинулся с места, пока не покончил с ним. Затем он отложил нож в сторону и взял меня за руку. Он потянул за собой через кусты в тень, за дом, где были в беспорядке свалены грабли и резиновые шланги. Там он молча задрал мне платье и запустил руки в трусы.

- Он причинял тебе боль? - спросил Антон.

- Нет, мне не было больно. Я ждала, что он поцелует меня или скажет что-нибудь, но он не делал этого. Он только трогал меня, заглядывал в глаза и нагло улыбался. Наслаждался превосходством и не говорил ни слова. Я пыталась отстраниться от него, но он был сильнее. Я порвала рубашку и стала царапать ему грудь. А он лишь крепче прижимал и гладил меня по заднице. Это было какое-то сумасшествие... И я не выдержала. Сама потянулась к нему. Мы целовались как ненормальные. Он бессовестно шарил у меня под платьем, а я до крови кусала его губы. Потом он развернул меня, прислонил к стене и сделал всё, что ему хотелось...

Антон изумлённо смотрел на жену, которая сидела рядом с ним, нога на ногу, и, не моргая, признавалась в подробностях собственной измены. Она была заметно возбуждена, на шее проступили неровные красные пятна.

- Когда я вернулась, праздник был в самом разгаре, - продолжала Кира. - Никто не заметил моего отсутствия. Только мелкая дрожь выдавала возбуждение, и ноги были абсолютно ватными. Я еле дотянула до вечера. Хотелось скорее лечь спать. Но сна не было. Я ворочалось на кровати и завидовала тебе. Было невыносимо душно. Я накинула платье и вышла на улицу, там не было никого. Я бродила по территории одна. Ноги сами привели к его домику. Я сняла сандалии и на цыпочках поднялась на крыльцо. Дверь была открыта. Я вошла. Он спал на кровати голым. Широкие простыни сбилась в ногах. Рядом с рубашкой на полу валялась женская заколка для волос, яркий жёлтый краб. Я узнала её, но это уже не имело значения. Я скинула платье и легла в постель. Когда я вернулась, ты ещё спал.

Кира умолкла.

Антон подал ей бокал с коньяком и подвинул тосты, потом опустил руку на её колено. Кира потянула за ткань, и платье выскользнуло из-под руки мужа.

- Похоже, я всё проспал, - заметил Антон.

- Ты умница, - сказала Кира. Она провела ладонью по его руке и подтолкнула её вверх, под платье.

- На следующий день Стаса не было. Он уехал утром и ничего не сказал. Я чувствовала себя разбитой. Я поклялась, что больше никогда его не увижу. Но чего стоят эти дурацкие клятвы? Я отыскала в твоём телефоне его номер и стала ждать понедельника. Утром он позвонил сам. Через час я была у него. В тот день на работу я больше не вышла.

- А мне ты сказала, что была на открытии выставки, и там был фуршет, и бла-бла-бла, и всё такое. - Антон подвинулся вплотную к жене, обнял её свободной рукой, а другой забрался ещё выше под платье. Кира подалась вперёд, расстегнула нижнюю пуговицу и чуть раздвинула ноги.

- Ну, я не сильно врала: Стас устроил и выставку, и фуршет, и всё такое.

- И часто ты бываешь у него?

- Почти каждый день.

- Почти?

- Ну, сегодня я с тобой.

Антон ухмыльнулся:
- Он действительно так хорош?

- В чём-то он гениален, - ответила Кира. - Любую непристойность он превращает в конфету. Но никогда не предлагает сам, всегда ждёт, пока я начну выпрашивать... У него огромный. Он завораживает.

- Мне обязательно знать такие подробности?

- Ты сам спросил.

Антон подвинул руку ещё выше и нащупал трусики.

- Зелёный шёлк с красной шнуровкой? - спросил он шёпотом, хотя никто не мог слышать.

- Они самые, - ответила Кира.

- Ты надевала их к нему?

- Нет. Он не такой эстет, как ты. Он даже не смотрит на них. Для него трусы - это просто трусы. Стоит мне войти, и я вылетаю из них, как пробка из шампанского.

- Позвони ему, - сказал Антон.

- Зачем? - удивилась Кира.

- Ты всё равно окажешься в его постели - сегодня, завтра, через неделю, какая разница? Считай, что это уже случилось... Все изменяют всем, и все об этом знают, но все скрывают это от всех как самую страшную тайну. В чём прикол?.. Я не понимаю. Устроим так: ты идёшь к нему и ни в чём себе не отказываешь. А после этого мы с тобой хорошенько поужинаем.

- Шутишь??

Антон подозвал официанта и попросил счёт.

- Звони, - он подвинул телефон.

- Ты хочешь сделать ему подарок?

- Я хочу сделать подарок тебе. Давай же… Не нужно ждать до понедельника.

Кира взяла в руки телефон.

- Слушай, мы зашли далеко. Но если я позвоню, - я поеду. Ты понимаешь?

- Конечно. Я сам отвезу тебя.

- Ты сумасшедший... – Кира открыла список контактов в телефоне, выбрала "Аспирантура" и набрала номер.

- Привет, сладкий... нет, всё в порядке... да, вполне... ты один?.. расслабляешься?.. оу!.. я могла бы составить тебе компанию... не тупи, Стас... прямо сейчас... хорошо... да... и это тоже… минут через двадцать… целую.

Она сбросила вызов и вызывающе посмотрела на мужа.

- Поехали? - Антон поднялся из-за стола.

- Да. Но… он попросил заехать за выпивкой, - сказал Кира, застегивая платье.

- Вот же дерьмо...

- Я бы осталась на коньяке.

Антон заказал в баре бутылку Хеннесси. Они сели в машину и выехали с парковки.

По дороге молчали.

Когда подъехали к дому, Кира сказала:

- Если передумаешь, я пойму.

- Я буду ждать здесь, - ответил Антон.

Кира вышла из машины и направилась к подъезду жёлтой многоэтажки. Дорога была ей знакома.

На полпути она остановилась и вернулась к машине. Наклонилась к водительскому окну:

- Коньяк...

Антон подал бутылку.

- Дождись меня. - Кира поцеловала мужа и направилась к подъезду. На каждом шагу изумрудное платье распахивалось, обнажая стройные ноги в золотых сандалиях. Смотрелось здорово.

Антон переставил машину в тень, выключил двигатель и закрыл глаза.

Кира вернулась через два часа. Села в машину. От неё пахло коньяком, сигаретами и мятным шампунем. Она была пьяна.

- Ты не уехал... - сказала Кира.

Антон привлёк жену к себе и поцеловал.

- Всё хорошо? - спросил Антон.

- Ещё бы, - ответила Кира.

Антон снова прильнул к её губам. Кира подалась навстречу. Её тело было послушно, как мягкий пластилин. Она забралась на колени к мужу, расстегнула ширинку на брюках и глубоко прогнулась...

Когда они кончили, Антон сказал:

- Я люблю тебя.

- Я знаю, - ответила Кира.

- Я заказал столик в стейк-хаусе.

- Отлично. Но, пожалуйста, сначала кофе. - Кира утомлённо улыбнулась и взъерошила волосы.

На часах было девять. Вечер только начинался.

Это сообщение отредактировал Валера Брюс - 17-01-2019 - 22:34
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Чужая невеста

Разрешил сходить к её старому другу

Измена жены или Лена в деревне

Пофлиртовали!!!

"Невеста" с севера