Страницы: (1) 1
DeKart
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Интерны

Часть 2.

Мы опять сидели в гостиной, только теперь я на диване, и расставляли все точки над «ой».
- Я знал, Юлечка, что Вы придёте!
- Почему? - Удивилась я.
- А за всё время только двое не вернулись. - Пояснил он. – И, потом, я это чувствовал. Не знаю как, но я чувствую, кого нужно пригласить в первый раз, чтобы они потом вернулись. А потом, эта выходка с билетом. Как после такого не вернуться сюда? Гордо!…
- И что, много здесь было, до меня? – Задала я заволновавший меня вопрос.
- Ну, это как считать, - пожал плечами Игорь Викторович, - если за всё время, то – да. А так – не очень. Скажу Вам прямо и честно, по одной с каждого потока. Зачем мне больше? К разнообразию девушек я не стремлюсь, больше предпочитаю стабильность. А сейчас, вообще, больше одной встречи в неделю мне и не надо. Потребности с возрастом уже не те! – По его лицу пробежала грустная усмешка.
- Ну, это Вы скромничаете, - воскликнула я. – Вашим способностям многие должны завидовать!
- Юля, Вы же будущий врач! Вы же должны понимать разницу между способностями и потребностями. Чаще раза в месяц я уже, с каждой из девушек, и не встречаюсь. Так что для них это совсем не обременительно…
А я бы не отказалась и чаше, - вдруг поняла я. – А ещё лучше быть единственной!
- А они знают друг про друга?
- Что каждая – не единственная, знают. А кто – нет. Хотя, лет пять назад одна, вдруг, пришла вечером с подругой. Совсем неожиданно для меня… - По его лицу пробежали волны воспоминаний. Наверное, приятных. - …Так потом и приходили, вдвоём…
Затянувшуюся паузу прервала я. Я решила выяснить мучивший меня вопрос.
- Игорь Викторович, а вот тот…. костюм, что я надела тогда, девушки его всегда надевают? Или то было так,… случайный…
- Ну, конечно же не случайный…- Игорь Викторович пожевал губами и, вдруг, стал откровенным со мной. А, может, он это и всем рассказывал?… - Знаете, Юля… Да конечно Вы знаете, основы психологии учить вы уже начали. Все мы родом из детства! А тот костюм был обычным одеянием всех женщин и девушек моего детства и юности. Я имею в виду, в принципе, а так это был праздничный костюм. Шёлковые чулки и нейлоновое бельё было очень редкое и дорогое, его надевали в исключительных случаях. В том числе и на свидание. А так, в основном, ходили в хлопчатом. Но, всё равно, колготок, хоть в это Вам, Юля, и трудно поверить, в мою юность не было. Потому стринг в холодное время никто не носил. Да и стринг тоже не было. Может Вы опять не поверите, но самые короткие трусики на девушках в то время были такие, что закрывали всю попку и живот, до пупка. А уж про осень и зиму я, вообще, молчу. Голого тела то между трусиками и чулками быть не должно! Тогда это все понимали, а вернее, не понимали, а, просто, другого не представляли. Вот в таких обстоятельствах я и рос. И в школе, и, потом, в институте…
Вы, наверное, слышали набившее всем оскомину выражение: В СССР секса не было! Враньё! Секса тогда было больше, чем сейчас. Это сейчас вы в интернете утонули и из него не вылезаете, а тогда другое времяпровождение было! Мы друг с другом вживую общались. Я в институте в общаге жил, с области приехал. Что тогда по вечерам в комнатах творилось! И для всех это было обычным делом, а потому никто специально и не принаряжался, все были в обычном для общаги наряде. А что у девушки в то время можно было найти под байковым халатом? Чулки хебешные, да рубашку нижнюю, и не всегда комбинацию кружевную. А поскольку учёба шла, в основном, не летом, то вместо трусов на них были панталоны. И таких, что Вы мне на лестничной площадке показали, тоже не было. В лучшем случае были вискозовые, а так, в основном, тоже хлопок, …с резинками у коленей…. Вот я и привык находить под подолом длинное… и совсем не кружевное…
- Значит, я зря старалась? – Прервала я его.
- Ну, почему же зря? Очень даже не зря! Вы же старались сделать мне приятное…
- И себе тоже! – С придыханием выдавила я из себя и, приподняв к поясу подолы, подалась к Игорю Викторовичу. – Сделайте мне, как прошлый раз, а то я уже не могу!
…И я вновь окунулась в негу. Как, оказывается, приятно, когда тебя хватают за влагалище, а потом берут в горсть складку внизу живота, и мнут, и мнут её, массажируя основание клитора, отчего он просто вылезает из под этой, нависающей над ним, складки! Вот только панталоны Игорю Викторовичу пришлось с меня приспустить, для таких целей они оказались тесны, облегающие! Это я поняла и сама, твёрдо решив найти к следующему разу попросторнее.
- Игорь Викторович, можно я завтра приду? – Попросила я, прощаясь.
- Приходите, конечно, поболтаем. Мне скучно одному, старику! – Услышала я в ответ.
Целый день я носилась по городу в поисках панталон, что увидела на порносайтах фетишистов. Я, ночью, набрала в поисковике «панталоны шестидесятых» и, неожиданно, мне открылся целый мир! Мир, в котором обитают, как оказалось, огромные толпы мужчин. В возрасте, как поняла я. И тогда я стала лучше понимать Игоря Викторовича, я уже не считала его чем-то экстра оригинальным, а поняла, что это – целое поколение мужчин, оказавшееся, вдруг, на обочине своего предмета обожания. А что на обочине, я убедилась, когда нигде не могла найти ничего похожего на то, что было на женщинах с тех фотографий. Самое лучшее, что я смогла найти, это был какой-то свободный трусняк в мелкий цветочек.
- Берите, не сомневайтесь, Ваша бабушка будет довольна такими, - высказалась на мои претензии какая-то тётка на рынке, у которой я нашла гору свободных панталон. – Все берут, и никто ещё назад не приносил.
Бабушка – бабушка, внучка с дедушкой оказались бы довольными! – Чуть не выдала я ей в ответ, расплачиваясь за одни.
Вечером я высказала это всё Игорю Викторовичу, без стеснения встав с дивана и показав, что у меня под платьем. Тот только рассмеялся в ответ:
- Юлечка, Вы просто прелесть! Только не мучайтесь больше и не бегайте по магазинам. В них Вы не найдёте ничего из того, что носили в шестидесятых. Более верно разыскать что-то, если залезть в Интернет-магазин. Если повезёт, может что-то и попадётся интересное. А, если уж так хочется походить по «музеям», пройдитесь по барахолкам, как говорили в наше время, «блошиным рынкам». Только, сразу совет, не покупайте там ничего ношенного, только с этикетками, случайно в сундуках сохранившееся. И простерилизуйте хорошенько, прежде, чем в свой шкаф положить. А то не дай Бог, прикупите какую-нибудь заразу. Пойдёмте, я покажу, что у меня есть.
Он протянул мне руку, я подала свою, и мы пошли, рука об руку, в спальню. Там он подвёл к одному шкафу и открыл дверцы. Шкаф был заполнен женскими вещами. На вешалках висели платья, комбинации, на полках стопками лежало бельё. Я протянула руку:
- Можно? – Вопросительно взглянула я на Игоря Викторовича.
Тот молча кивнул мне в ответ.
Я вытащила с одной стопки верхнее. Развернула. В руках у меня были панталончики из какого-то скользкого материала.
- Это смесь вискозы и х.б. - Пояснил Игорь Викторович. – Очень популярная в моё время у женщин. Очень износоустойчивый материал. Все старались брать на демисезон именно такие. А многие и летом в них ходили. А вот это, - он вытянул с верхней полки что-то очень толстое и объёмное, - может быть слышали? с начёсом. Его носили все, начиная от мала до велика, зимой как вторые. Поверх нижних, тонких.
Я взяла у него из рук это Нечто и погладила толстый ворс внутри штанишек.
- Да уж, - засмеялась я, – в таких ничего себе не отморозишь!
- И, знаете, совсем не морозили! По крайней мере, насколько я знаю из врачебной статистики, циститы у женщин в то время были на последнем месте…
- А на первом что было? – Тут же высунулась я.
- Криминальные аборты. Официально делать не хотели, стеснялись…
- А в этом шкафу что? – Протянула я руку к дверце соседнего шкафа.
- А там для Вас ничего интересного. – Деланно равнодушно махнул рукой Игорь Викторович. – Там всё моё.
- А… - Разочарованно протянула я, но, всё же, заметила эту натянутость и лёгкую красноту, тронувшую щёки Игоря Викторовича. И в следующий раз, когда он предложил мне тут переодеться, самой, в то, что мне понравится, чтобы была, как он сказал, интрига для него, я открыла дверцы и этого шкафа. На вешалках среди костюмов и рубашек я нашла несколько комбинаций и платьев, а среди белья целую отдельную полку с панталонами. Размера, как я посчитала, именно на Игоря Викторовича. А что? Он же сам сказал, что там «всё моё»!
А пока я была в том, в чём пришла. Я сняла, чтобы не замять платье и улеглась животом на диван. Я лежала и болтала, болтала согнутыми в коленях ногами и языком.
- Игорь Викторович, а откуда у Вас столько белья из прошлого?
- Да именно из прошлого.
- В смысле?
- В смысле, что большую часть того, что там лежит, я купил когда-то жене, но оно так и осталось ненадёванным. А остальное собралось потом, потихоньку, отовсюду…
- У Вас что, жена умерла? – Вскинула я голову.
- Да нет, не умерла, - коряво усмехнулся в ответ Игорь Викторович. – Просто, когда я, наконец, женился, а женился я на девушке – выходке из семидесятых, в моде уже были колготки и коротенькие трусики под мини. И жена категорически отказывалась носить то, что я ей покупал и дарил. Так всё и забрасывалось в шкаф, даже без примерок…
- А потом?
- А потом она заявила, что ей надоело жить с извращенцем, которому не нравятся красивые трусики, а подавай только то, от чего рыгать хочется, и ушла. Забрала всё, что покупала сама и оставила все мои подарки.
- Ну, и дура! – Воскликнула я.
- Может быть и дура, - не согласился Игорь Викторович, - а, может, и нет! Просто у неё были совсем другие идеалы! Она была, уже, совсем из другой эпохи. Как были до вас столетия детей, отличающихся от вашего поколения, первого поколения цифровых технологий, так была и она, девушка, увидевшая в своём детстве колготки, которых не было столетиями до неё…
- Ну и что? – Заспорила я. – Я, вон, из поколения, когда чулки – это что-то из области сексуальности, быть в них с мужчиной в постели. Я впервые надела их у Вас, тогда. Но я, же, лежу сейчас перед Вами в панталонах, и мне совсем не хочется рыгать от них. Мне хочется, чтобы Вы запустили в них руку!
Я повернулась на бок и томно потянулась…
… Все каникулы я пробегала на эту квартиру. Приходила по наглому, почти с утра, уходила в спальню, скидывала свою мини-юбку, коротенькую маечку, в которых я шлындала по городу, стаскивала с себя верёвочки, имитирующие бельё, и открывала шкаф!...
Целый день я была с Игорем Викторовичем. И совсем не как приходящая любовница! Я помогала ему с уборкой, стиркой, готовила поесть. Мы обедали, а потом, упав на кровать, болтали. Секс у нас всегда был случайный. Иногда я могла, неосторожно, показать Игорю Викторовичу краешек белья под халатом, когда нагибалась, тянулась за чем-нибудь при хозяйских делах. Иногда просто случайное касание или нежное прижатие. Удовольствие не всегда было обоюдным. Чаще его получала я. Точнее, без удовольствия я оттуда не уходила. А вот Игорь Викторович был готов не всегда. Опять же точнее, готов он был почти всегда, но полный секс был у нас раза два в неделю. Иначе, как он сказал, удовольствия не будет, всё-таки – возраст. Я его понимала и не настаивала. Пусть отрабатывает, когда захочет, а я всегда готова предоставить ему полную свободу действий.
Потом я мылась в душе, переодевалась в своё и отправлялась домой. Дома у меня, при этом, возникали вопросы. Вопросы ко мне. Куда это я ухожу каждый день и на целый день? И куда делся Гаврик? Я отвечала, что я уже взрослая и могу ходить куда хочу, а если вас это так интересует, то с подружками на пляж, на что отец резонно заметил: что-то у меня нет загара! А куда делся Гаврик я и сама не знаю, делся и всё, расстались и невелика потеря. Потом, наедине, мать пристала ко мне: У меня мужчина? Я ей ответила, что у взрослой девушки и должен быть мужчина, иначе могут быть вопросы о её традиционности. Мать, аж, раскрыла рот, не зная, что сказать в ответ, а потом, махнув рукой, ушла. Главное, как она сказала, ребёнка не заполучи!
А с Гавриком мы расстались, тихо и спокойно. Любовью мы друг к другу не пылали, так, тусовались вместе и перепихивались время от времени, когда выпадала возможность. На мой «посыл» он совсем не обиделся, и очень скоро я услышала, что в клубы он бегает уже с другой.
Так что тут всё было «тип-топ». Меня больше волновали «мои» вопросы.
Первый. Другие девушки. За всё время каникул я не встретилась ни с одной. Да и как им было быть, если я была на квартире у Игоря Викторовича с утра и до вечера, каждый день. Потом, правда, когда у меня закончились каникулы, а у Игоря Викторовича – его длинный преподавательский отпуск, мои посещения стали редки, я приезжала к нему только по воскресеньям, но и потом я не замечала в квартире «чужого духа». Возможно, «нюх» у меня был – не очень, а возможно Игорь Викторович и не приглашал их, ему хватало меня одной, а те не были такими «навязчивыми», как я. Не знаю. Как бы то ни было, за все шесть лет я не столкнулась ни с одной «противницей», или «напарницей».
Второе. Мои «роли порнозвезды»! Начиная с той первой видеосъёмки моего терзаемого промежножья и кончая целыми фотосессиями, что мы устраивали с Игорем Викторовичем. Я прошерстила все порносайты под лозунгом «комбинации и панталоны», но не нашла ни одного своего изображения. Как не нашла ни одной фотографии, где мордашка снимаемой хотя бы отдалённо, но напомнила бы мне кого-то из института. И не увидела ни на одной интерьера, близкого к знакомым квартирам. Похоже, что к этому вопросу Игорь Викторович относился бережно, что меня несколько успокоило.
Потом я прямо спросила его, зачем он снимал меня тогда, не спросив на то моего разрешения? Он честно ответил, что «на всякий случай». «Страховка от возможного шантажа и языкоблудия». Конечно, любая будет молчать, боясь, что для всех откроется, какое бельишко она надевала. Не каждая спокойно отнесётся к тому, что её одногруппники будут рассматривать её киску-попку, едва прикрытые «старушечьими штанцами»!
Третье. Наличие в шкафу Игоря Викторовича женских вещей его размера. Не самый главный вопрос в моих прошедших годах, но как бы затрагивающий мои планы на будущее. Зачем он ими пользуется?! А что пользуется, то было очевидно. Иначе, зачем они ему? Да и следы носки я замечала, когда имела возможность заглянуть в шкаф: вот на этих панталонах замятости, как будто их надевали, вот то платье висит не так, как прошлый раз, а на одной комбинации я, вообще, нашла засохший подтёк спермы. И я решила закрыть этот вопрос в наглую. Где то уже зимой, как бы между прочим, но постаравшись воспроизвести Ту интонацию, я спросила:
- Игорь Викторович, а как Вы относитесь к костюмированному шоу?
Игорь Викторович сначала взглянул меня вопросительно, что это я имею в виду? а потом, очевидно, вспомнил наш, Тот, разговор, потому что повторил его почти слово – в слово:
- В смысле?
- Ну, в смысле, Вам приходилось играть в сексуальные игры?
- Да нет, мне и без игры удовлетворения хватает, - усмехнулся он.
- Ну, да, конечно, уже не молодо-зелено… Но, всё же, попробовать не хотите?
- А почему бы и нет, только связывать себя я не дам!
- Почему? – Воззрилась я на него удивлённо. - Игорь Викторович, Вы что, меня боитесь? А я, как раз, и хотела, чтобы Вы надели женское, а я Вас связала и изнасиловала.
Тот удивился не меньше меня, но, всё же, ответил:
- Да, наверное, интересно было бы. Никогда такого не пробовал. Только где мы найдём на меня?
- В Вашем шкафу! – Глянула я на него твёрдо. – Не в шкафу же для студенток. Там всё моего размера! А кстати, почему там всё моего? Вы что, вещи под меня подбирали, или меня под вещи?
- Ну, не льстите себе, Юленька. – Потемнели глаза у Игоря Викторовича. - Конечно, Вас под вещи. Если помните, я уже сказал, что половина того белья куплена для моей бывшей жены, только она его даже не примерила ни разу. А она, как раз, и была таких габаритов, как Вы. Вот одним из критериев «отбора» и были рост и размер. А теперь давайте поговорим про Мой шкаф. Вы помните сказку про Синюю Бороду?
- Помню, только Вы ни разу не задумывались, какой шкаф я открываю, когда раскладываю Ваши поглаженные вещи? И что я там вижу?
И тут Игорь Викторович расхохотался.
- Господи, какой же я идиот! Простите меня, Юлечка, я за эти полгода уже настолько стал считать Вас своей, что у меня и мыслей «чужой в доме» не было. Конечно, Вы видели там и мои платья, и бельё, столь странное для мужчины. Представляю, что Вы думали при этом!
- Да ничего я не думала! – Буркнула я. – Чтобы думать, нужно иметь информацию для дум, а её у меня не было. Вы что, гей?
- Да Боже упаси, Юлечка! Вам такое определение, как фетишистский трансвестит знакомо?
- Знакомо! Читала в Практикуме по сексуальной психологии.
- Ну, так тогда зачем все вопросы? Только, простите, я сегодня не готов. И, вообще, я устал от такого разговора. Приходите, лучше в следующее воскресенье, часиков в одиннадцать. Хорошо?
- Хорошо! – Оценила я это, как приглашение к сегодняшнему прощанию. - Приду, обязательно.
Встала и пошла в спальню, переодеваться.
В следующее воскресенье дверь мне открыла какая-то женщина. Я, аж, растерялась:
- А Игорь Викторович дома? – Вылупила я на неё глаза. – Его можно видеть?
- Можно! – Услышала я знакомый голос и расхохоталась. – Заходите, Юлечка! И будьте сегодня моей Госпожой!...
И последний, четвёртый. Он зрел все эти шесть лет. Потихоньку, но неотвратимо. Я всё больше и больше прикипала к Игорю Викторовичу. Несмотря на то, что у нас такая большая разница в возрасте. Ему уже сравнялось шестьдесят, пенсионер, хотя ещё и преподаёт. Здоровья хватает, не даёт себе спуску Игорь Викторович, а гнать его никто не гонит, такого препода ещё поискать нужно! Конечно, этот запас его сил и держал меня в крепкой узде. Фигурка у него ещё та, молодой позавидует. Как и «стояку»! Шестьдесят, а раз в неделю, когда я прихожу, доводит меня до исступления. В ванную подмыться ухожу на раскоряченных ногах. Сначала доведёт меня «подручными средствами» раз десять, да так, что я в облаках витаю, а потом насадит на твёрдый кол и загоняет его мне между сисек минут десять, я, аж, визжу в конце. И на фига мне, после этого, юнец какой-то, которому ещё всему учиться и учиться?!
И мне нескучно с ним, опять же не смотря на возраст. Общих интересов у нас больше, чем с каким либо приятелем по институту, с которыми и поговорить то, особенно, не о чем. А с Игорем Викторовичем мы можем болтать целый день, и я готова его слушать, открыв рот, так много интересного он знает!
Нет тайн в сексуальных пристрастиях, и полное их совпадение. Мне стало, вначале интересно, а потом привычно, надевать панталоны. Буквально с той самой первой нашей общей осени я надела их и ношу, пока не придёт тепло. И даже летом я надеваю иногда, тоненькие и не очень длинные. Мать, вначале, сильно удивилась, увидев на мне тёпленькие штанишки, но я отбрехалась очень быстро:
- Ма, я же будущий врач и учу гинекологию. Так вот, как врач тебе говорю, хочешь иметь крепкое женское здоровье – носи панталоны. И тебе советую!
Мать, аж, перекрестилась от таких слов! Но панталоны, правда, сама так и не надела. Да, не встретился ей в юности Игорь Викторович! Спросила только:
- И как ты не стесняешься в таких штанишках в воскресенье на целый день убегать? Или вы ещё никак не дойдёте до Этого?
На что я, как бы культурно, её послала:
- А Он тоже будущий врач, и гинекологию тоже учит. И очень рад, что у меня, Там, в отличие от некоторых (это был камень в огород матери), всё в порядке. Скажу, даже, тебе откровенно, он сам кальсоны носит!
Мать «посыл» поняла и больше ко мне с «глупыми» вопросами не приставала. А потом привыкла и как само собой разумеющееся стирала мои панталончики и рубашечки.
А Игорь Викторович меня тоже совсем уже не стеснялся, и очень часто по осени или весной я, приходя к нему в гости, находила у него под мягкими домашними брюками такие же мягкие штанишки, только женские. А когда у меня возникало неожиданное желание поразвратничать и оттрахать Игоря Викторовича «по полной программе», я предлагала ему переодеться в женское и устраивала настоящее Садо-Мазо, после которого уже Игорь Викторович уходил в ванную на раскоряченных, подмываться от смазки. Не знаю, насколько ему нравится это, сам он предлагал не часто, но мне никогда не отказывал, и исполнял все мои прихоти и приказания, когда я играла Госпожу. Даже самые похабные и для него унизительные!

И так шесть лет! У нас остался, по сути, один год. Через год я заканчиваю ординатуру и должна буду куда то идти или ехать работать. Один год, за который я должна решиться и сказать однажды:
- Игорь… Не Игорь Викторович и Вы, а именно Игорь!… Игорь, возьми меня в жёны. Я буду тебе самой лучшей и верной женой на свете. И умрём мы с тобой в одну ночь, в супружеской постели. А поскольку мне сейчас всего двадцать пять, то жить нам предстоит ещё очень долго!


Автор - DeKart

Это сообщение отредактировал radiotik - 31-01-2017 - 17:44
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Взаимные ласки, ФФ. Часть первая.

Замочная скважина

Дискотека

Живой узел (фантазии фетиш-бондажиста)

в колледже новая Тема