Страницы: (1) 1
sxn3190772547
 
  • Group Icon
  • Статус: Интерес
  • Member OfflineМужчинаСвободен
рассказ с сайта http://www.bdsmgalaxy.ru

Глава 5

И вот она, долгожданная весна наступила. В университете все шло своим чередом, учился я нормально, не вырываясь в отличники, но и без хвостов. Свободного времени к концу первого курса стало побольше т.к. я научился рационально использовать его. Этому способствовал и напряженный график – учеба, самоподготовка, посещение бассейна. За период с ноября по апрель, в течение которых я посещал бассейн, я стал заметно сильнее, мускулатура на груди и руках стала еще более рельефной. А легкие у меня теперь были как кузнечные меха – я мог проплыть на одном дыхании 250-300 метров в среднем темпе и без остановок. В конце марта и начале апреля мы с Натальей Владимировной сталивы выбегать в стадион школы на короткие пробежки, которые с каждым занятием становились все длиннее и длиннее. Иногда я катал ее на себе по стадиону или вез на плечах со стадиона домой. Это было уже вполне обыденным для нас и мы даже стали привыкать к такому положению – я несу на плечах прекрасную женщину, а она просто отдыхает после пробежки, едучи верхом. Наталья Владимировна приспособилась подолгу проводить на моих плечах, у нее уже не так затекали ноги как раньше, она была уверена в моих силах и сидела на мне совершенно без напряжения, расслабленно, как на заправском крепком послушном скакуне.
В субботний день в конце апреля, мы решили выбраться погулять в лесопарк, дать порезвиться на природе ротвейлеру Натальи Владимировны, который настолько привык ко мне, что слушался меня как-будто я его хозяин. Когда мы носились с ним вдвоем по лужайкам парка, Наталья Владимировна смеялась:
- Он тебя за своего принимает. Меня слушается даже меньше, чем тебя. Ты стал настоящим крепким мужчиной, с сильным волевым характером. Собаки это чувствуют и инстинктивно подчиняются более сильному.
Мне было приятно слушать такие комплименты в свой адрес. Ведь я так долго стремился к тому, чтобы быть физически крепким и выносливым.
Погуляв и наигравшись с собакой, мы отошли в глубь лесопарка, где ухоженные дорожки переходили в узкие неширокие тропинки и тут начиналось самое приятное для меня – я превращался в коня Натальи Владимировны. В этот день она одела не старенькие потертые джинсы, старенькие полусапожки и замшевую куртку, как это было обычно, а короткую черную кожаную юбку с глубоким разрезом сзади, невысокие изящные черные сапожки на остром каблучке и дорогую теплую красную кожаную куртку. На ногах были черные колготки с крупным рисунком. Этот наряд очень шел ей, подчеркивая стройность крепкой, по-прежнему без лишнего жира, фигуры. Наряд дополняла маленькая дамская сумочка. Занятия плаванием и ей пошли на пользу – она стала немножко тоньше в талии, еще более подтянутая и стройная.
Я подошел к невысокому пню и галантно помог своей очаровательной спутнице подняться на него. Она немножко подтянула юбочку вверх и ободряюще посмотрела на меня через плечо. Я зашел к ней со спины и просунул голову между расставленными на ширину плеч ногами всадницы. Уперев выпрямленные руки в колени и помогая себе, без особого усилия поднял 60-ти киллограммовую всадницу себе на плечи. Она как обычно уселась на меня со всем комфортом, немножко поерзав, завела ступни ног мне за спину, а руки положила мне на голову. Это означал, что она устроилась и я могу идти вперед. Я пошел по узкой тропинке вглубь лесопарка, придерживая свою всадницу за бедра, затянутые в черные колготки и обходя полувысохшие лужицы от прошедшего пару дней назад теплого дождика.
Внезапно раздалась мелодичная трель мобильного телефона. Моя наездница, видимо, ждала этот звонок, т.к. быстро достала телефон из сумочки и с кем-то оживленно стала говорить. Мне никаких команд не поступало от моей наездницы и я продолжал шагать по тропинке, пока она разговаривала.
В самом конце разговора она легонько стукнула меня правой ногой, давая знак разворачиваться вправо. Я послушно повернул на уходящую вправо незнакомую мне тропинку. Мы никогда еще не ходили по ней и я не знал, куда она ведет. Но я подчинился приказу всадницы и зашагал по дорожке.
Тем временем она окончила разговор, спрятала телефон в сумочку и положив мне руки на голову сказала:
- Мы идем сейчас ко второму выходу из парка. Там нас будет поджидать моя знакомая по клубу.
Я не совсем понял, по какому клубу, но вопросов не задавал, зная, что все станет ясным через 10 минут.
Мы без происшествий проделали путь ко второму выходу из лесопарка и за пару сотен метров от входа на пустынной аллее Наталья Владимировна дала мне знак остановиться. Она сидела на мне и не сходила с меня и это означало, что она поедет на мне куда-то дальше.
Через несколько минут ожидания с противоположного края аллеи от входа в парк показалась двигавшаяся нам навстречу пара. Издалеко я смог разглядеть женщину в белом, едущую верхом на плечах высокого крупного коня. Наталья Владимировна увидела приближающуюся к нам пару и приветливо помахала им рукой. В ответ наездница в белом также помахала ей, давая понять, что видит нас. До сего времени я думал, что мы одна единственная пара в городе, кто практикует езду верхом. Оказалось, что я был не прав. Если это были не приезжие, то в городе была и вторая такая пара.
Между тем, всадница верхом на рослом крупном коне, одетом в черные кожаные брюки и короткую кожаную куртку, приближалась к нам ровным уверенным шагом. Это была удивительно красивая и гармоничная пара – крупный сильный конь в черном и изящная стройная всадница в белом. Двигались они с необыкновенной грацией и легкостью. Пока они подходила к нам, Наталья Владимировна пояснила:
- Это моя давняя знакомая и основатель нашего клуба. Я тебя с ней познакомлю. Она очень хороший человек и прекрасный собеседник. И вообще это моя лучшая подруга.
До этого, мне казалось, что у Натальи Владимировны кроме меня других дрезей нет и что все время она проводит на работе со студентами и потом со своими девченками-акробатками, а свободное время со мной. Как выяснилось – я ошибался.
- Мы давно не виделись с ней. А тут выдался такой случай. Она предложила встретиться и немного погулять по парку, тем более, что сегодня такой теплый солнечный день. У нее свой крупный бизнес в городе и времени на прогулки у нее совсем немного, – добавила она.
Пара прибзилась настолько, что я уже мог хорошо рассмотреть их. Всадницей была стройная женщина лет 35-37 на вид, скорее всего, среднего роста, с тонкой талией и красиво очерченной высокой грудью, восседавшая на плечах коня царственно и вместе с тем необыкновенно грациозно. Длинные волнистые каштановые волосы рассыпались по плечам светло-серой, почти белой кожаной куртки, отделанной каким-то дорогим белым мехом. На ногах у нее были высокие белые сапоги-ботфорты выше колен с изумительными по красоте инкрустациями и вставками из белой кожи различных оттенков и фактуры. В лучах весеннего солнца поблескивали стразы из каких-то полудрагоценных камней. Соблазнительные округлые бедра женщины, видневшиеся между ботфортами и очень короткой узкой белой юбкой, были затянуты в телесного цвета колготки с белым витиеватым орнаментом. Я еще никогда не видел так богато и со вкусом одетой женщины. Она понравилась мне с первого взгляда.
Но еще больше поразил меня конь, вернее даже не конь, а лошадь. Да-да, именно лошадь, т.к. женщина ехала верхом на плечах крупной широкоплечей, ростом не ниже 180 см девушке лет 25-27. Она была не толстая, просто очень мускулистая, плечистая, похожая фигурой на тяжелоатлета или борца. На лошадке были мягкие сапожки на плоской подошве-танкетке, кожаные черные брюки и такая же черная короткая приталенная куртка. С ее плечей на витых шнурах свисала пара изящных, инкрустированных каким-то белым металлом стремян, в которые были помещены ботфорты всадницы. Необыкновенно удивила меня и ременная упряжь на голове девушки. Это было некое подобие уздечки, позволявшее всаднице управлять лошадкой. Скорее всего, лошадка настолько хорошо была вышколена, что слушалась всадницу и без поводьев.
Я во все глаза рассматривал необычную пару, переводя изумленный и немного ошарашенный взгляд со всадницы на лошадку и потом опять на всадницу. Так вот как выглядит в реале понигерл для прогулок верхом. Раньше я такое видел в интернете на некоторых сайтах по теме да на ютубе попалась пара коротеньких клипов. Но в клипах в подобной аммуниции в роли пони были крупные мужчины среднего возраста, но вот чтобы девушка – такое я и предположить не мог.
Пока я таращился во все глаза на столько удивительную пару, Наталья Владимировна не понукала меня, давая возможность насладиться увиденным. Но как женщина в белом подъехала ближе, легонько пнула меня обоими ногами, давая знак двигаться вперед. Мы сблизились и моя всадница наклонилась к всаднице в белом и она троекратно расцеловались как добрые знакомые и давние подруги.
- Наташа, - обратилась женщина к моей наезднице, - как тебе моя новая лошадь?
- Она великолепна, – похвалила лошадку Наталья Владимировна. - Прекрасно выдрессирована и очень сильная физически.
- Поедем по аллее немного прогуляемся и заодно поболтаем, – предложила женщина.
- Познакомься, Сержик, с моей давней подругой. Ее зовут Алевтина, но она любит когда ее зовут по-простому Аля.
Женщины весело рассмеялись и мы понесли их по аллее, стараясь шагать в ногу, чтобы собеседницам удобно было разговаривать. Они болтали о всяких женских пустяках, пересказывали друг другу новости, шутили и смеялись. Аля, несмотря на свой величественный внешний облик, оказалась и вправду веселой и общительной женщиной.
Наконец, речь зашла о их любимом хобби. Алевтина расспрашивала Наталью Владимировну обо мне и та с охотой рассказывала о моих успехах и вообще, как у нас все начиналось.
- Хороший у тебя конь, – похвалила Аля, - главное что молодой и перспективный. Что думаешь делать с ним дальше?
- Пока оставлю его себе, ведь я так много вложила в его воспитание и становление. Благодаря мне он стал не тощим ботаником в очочках, а крепким подтянутым парнем, – ответила моя наездница, не забыв при этом потрепать по щеке. Я был благодарен ей за такие комплименты в мой адрес.
- А что он умеет? – спросила Аля.
- Все, что нужно хорошо выдрессированному и обученному коню, – ответила Наталья Владимировна.
- Он может нести меня на себе резвым шагом, почти рысью, не меньше 40-45 минут.
- Ну, это и моя может, – сказала Аля.
- Натали, а сколько ты весишь? – неожиданно спросила Алевтина.
- Когда последний раз взвешивалась, было чуть больше 63 килограмм.
- Я сейчас вешу неполных 54 килограмма, – сказала в ответ на это Алевтина.
- Конечно, ты вон в свои 42 как девочка выглядишь, тоненькая и стройная, – смеясь ответила моя всадница. - Ты у нас как Дюймовочка.
Я не поверил своим ушам – неужели женщина в 42 года может выглядеть так молодо. Видимо много времени уделяет уходу за собой, посещает оздоровительные клубы и СПА-салоны.
- Можем как-нибудь поменяться нижними, – предложила Алевтина.
- Хорошая идея, – ответила Наталья Владимировна, - но твоей лошадке будет тяжеловато подо мной. Я ведь привыкла ездить верхом подолгу.
- Она справиться, – убедительно ответила Аля, - мы сейчас тебе такое покажем, что ты ахнешь.
С этими словами, Алевтина слегка подстегнула свою лошадку неизвестно откуда взявшейся плеткой и та перешла на уверенную рысь. Лошадка, пробежав так метров 30, управляемая своей прекрасной всадницей совершенно не запыхалась, казалось, это ей доставляет необыкновенное удовольствие. Всадница резко осадила лошадь и потянула за повод, заворачивая ее с дорожки на лужайку с пробивающейся ярко-зеленой молодой травкой. На полянке лежали несколько бревен, которые служили молодежи в качестве скамеек.
Мы с удивлением наблюдали за этими эволюциями, но то, что произошло дальше, вызвало бурю восторга.
Алевтина вынула ноги из стремян и завела их лошадке за спину, а та прижала ее ноги к бокам. Алевтина чуть наклонилась вперед и скомандовала:
- Вперед! В галоп!
Лошадка со всадницей на плечах легко перепрыгнула с ходу первое бревно, потом второе, потом не останавливаясь и даже не замедляя бег, третье и четвертое. Такого мы и вправду никогда не видели. Девушка была необыкновенно сильная и выносливая.
Наталья Владимировна в восторге захлопала в ладоши:
- Вот это класс. Вот это выездка! Я такого и вправду не видела. Тебе с такой лошадкой надо в фильмах сниматься.
Аля подъехала к нам на тяжело дышавшей лошадке и сказала:
- Ну, про фильмы подумать можно. Может когда-нибудь и сделаю свой сайт.
- Натали, а ты подала неплохую идею, – добавила она. - Надо будет подумать над этим проектом. У меня как раз есть знакомый дизайнер сайтов, вернее дизайнерша, которая с удовольствием сделает подобный сайт.
Пока они разговаривали, я с восхищением рассматривал так и не проронившую ни слова девушку-лошадку. Вот с кого мне надо брать пример, вот к чему стремиться.
Между тем, лошадка Алевтины отдышалась и наездница тронула поводья, направляя ее в сторону выхода.
- Нам уже пора ехать домой, – с сожалением глядя на дорогие часы, сказала Аля. – Славно погуляли.
- Если у тебя будет время – звони и погуляем еще. Я с удовольствием прокачусь на твоем пони, а тебе дам свою Сюзанну.
- Хорошо. Договорились. Я проведу тебя, – и она дала мне шенкеля.
Мы направились в сторону выхода, увозя своих прекрасных всадниц.
На прощание всадницы тепло попрощались и Аля, грациозно покачиваясь на плечах своей великолепной лошадки, поехала в сторону паркинга, где стоял ее серебристый джип. Мы видели, как лошадка присела и Аля сошла с нее на землю. Затем Алевтина села за руль, а ее лошадка Сюзанна рядом. Аля на прощание махнула нам рукой, лихо развернулась и поехала в сторону центра.
- Ну, а мы едем домой тоже, – сказала Наталья Владимировна.
Я развернулся и зашагал в обратную сторону к главному выходу из парка. Наездница сидела молча, о чем-то думая и покачиваясь на мне в ритм шагов. Я придерживал ее за бедра. Про себя я отметил, что проделал сегодня очень большой путь и немного устал, но у меня еще были силы, чтобы донести свою любимую всадницу до дома.
Отвлекшись от своих мыслей, Наталья Владимировна вдруг спросила:
- А ты хотел бы стать конем Алевтины.
- Ну, разве покатать ее немножко, – ответил я, - а насовсем я не хочу. Вы - моя госпожа...
Она погладила меня по голове и мы без происшествий добрались до дома

Глава 6

Весна окончательно вступила в свои права. Воздух даже в городе напоен запахами цветущих абрикос, везде в огородах и на дачных участках видны копошащиеся люди.
В выходной день к себе в гости меня позвала Наталья Владимировна. За 2 года знакомства я ни разу не был у нее не то что в доме, даже во дворе. И вот наконец-то дождался приглашения. Она сказала, чтобы я одевался по рабочему и без всяких предварительных звонков и прочих светских церемоний приходил в гости. Она добавила, что отпустит меня домой только вечером.
Около 9 утра я толкнул незапертую калитку ее дома и очутился в небольшом уютном дворе, в котором росли кусты шиповника, барбариса, вились стебли дикого винограда и вьющейся розы. В конце апреля они только-только выбросили ярко-зеленые листочки, а роза вообще стояла еще голая, ощетинившись колючками во все стороны. Я прошел по бетонированной дорожке к двухэтажному коттеджу из красного кирпича и позвонил. Откуда-то из глубины дома послышался лай ротвейлера и быстрые легкие шаги хозяйки.
Она открыла дверь и впустила меня внутрь.
- Разувайся, вешай куртку на вешалку, комнатные выбери себе сам и проходи направо в кухню, – сказала она и убежала. Через несколько минут она вернулась, одетая в потрепанные светло-голубые джинсы и футболку.
- Буду тебя кормить, – безапелляционно заявила она мне.
Я попробовал отказаться ссылаясь на то, что позавтракал дома, но Наталья Владимировна строго прикрикнула на меня:
- Садись за стол. Тебе надо быть сильным. Помнится ты собирался посоревноваться с Сюзанной, – уже мягче добавила она. - Ешь все, что на тебя смотрит.
Оказывается, она приготовилась к моему приходу и на столе стояли два прибора, в простых глиняных мисочках были нарезаны несколько видов овощных салатов. Не спрашивая меня, Наталья Владимировна положила мне на тарелку солидный ломоть отбивной и пару огромных ложек пюре.
- Чтобы все съел. Приятного аппетита.
Себе она положила ровно вдвое меньше, чем мне и отвечая на мой немой вопрос, пояснила:
- Я взвешивалась вчера, набрала пару лишних килограмм. Надо немножко сбросить вес, а то моих 65 килограммов для тебя окажутся тяжеловаты. А ты ешь, мне нужен сильный конь, – и она чмокнула меня в вихрастую макушку. Честно говоря, я не заметил, что она располнела. В свои 32 года Наталья Владимировна была подвижна и стройна как 14-летняя девочка. Я пару раз наблюдал за тренировками ее подопечных, когда она показывала как правильно выполнять кульбиты, фляки и сальто. Сделать 5-6 сальто вперед или назад не могла ни одна из ее учениц. У нее в группе были студентки младших курсов и с десяток девчонок-школьниц средних классов школы. Кроме подвижных акробатических элементов и связок, тренер показывала и чудеса силы и выносливости, удерживая на себе пирамиду из двух взрослых девушек-первокурсниц. Так что ей грех было жаловаться на свою фигуру и думать о диетах. Хотя мне импонировало, что она думала обо мне и старалась держать себя в форме, ведь я был ее конем для верховых прогулок.
После завтрака Наталья Владимировна выпроводила меня во двор и вручила грабли, показав где сгрести прошлогоднюю опавшую листву. Я принялся за работу, а моя старшая подруга занималась чем-то в доме. Через час-полтора она вышла во двор и сказала, что к ней в гости приедут Алевтина и ее неизменная спутница Сюзанна.
Через какое-то время за воротами дома послышался звук приближающегося автомобиля, который затормозил у ворот дома преподавательницы. Через полуоткрытую калитку я видел, как из машины вышли Сюзанна и Алевтина. Обе женщины были одеты в простые джинсы, кроссовки и легкие курточки поверх футболок. На шее Алевтины красовался легкий светлый шарфик завязанный в причудливый, похожий на бант, узел. Я первый раз увидел их рядом и мог сравнить фигуры наездницы и лошадки. На глаз Сюзанна была не ниже меня, ростом не меньше 180 см и весила около 75-78 килограмм, но лишнего жира на ней не было и грамма. Фигура у нее была вполне пропорциональная с явно видимой талией, плоским животом, широкими бедрами и полной грудью не меньше 4 размера. Она чем-то напоминала мне мою бывшую одноклассницу Настю, которая занималась пятиборьем и какой-то борьбой. Аля была пониже, ростом около 162-163 см и весила, как я помнил, 54 килограмма. При этом она не казалась худой, скорее всего, тоненькой, с осиной талией и округлыми бедрами.
Они направились к дому, где их ждала Наталья Владимировна. Поболтав с десяток минут, все трое разобрали садовый инструмент и вышли ко мне в сад на помощь и работа закипела. Мы по-быстрому вычистили участок сада от листьев и взялись за лопаты. Нам с Сюзанной досталась более тяжелая работа вскапывать, а наши старшие подруги граблями разравнивала вскопанную землю. Участок между садовыми деревьями был небольшой и вскоре нам стало тесно на этом участке.
- Мы сами закончим, – сказала Аля, - а вы переходите на другой участок.
Я с интересом наблюдал что они будут делать дальше. И не ошибся в своих ожиданиях. Сюзанна сбросила с себя куртку и осталась в джинсах и футболке с коротким рукавом, благо солнышко пригревало вовсю. Я с восхищением рассматривал ее сильные руки с буграми бицепсов и накачанные плечи, плотно обтянутые тканью футболки. Повинуясь жесту Алевтины, она зашла ей за спину, присела и с легкостью, вроде у нее на шее не было сидящей взрослой женщины, выпрямилась и повела плечами, расправляя их, чтобы наезднице было удобнее сидеть. В этот раз на ней не было ни уздечки, ни стремян и она завела ступни Али себе за спину, а ее ноги прижала локтями к корпусу. Сюз была такой крупной и широкоплечей, что всадница могла с комфортом сидеть и на одном ее плече.
- Докапывай кусочек, который остался, – скомандовала Алевтина.
Сюзанна взяла лопату, прислоненную к стене дома и с легкостью, даже не нагибаясь, стала докапывать участочек земли. Она, казалось, не замечала, что у нее на плечах вес больше 50 килограмм, она все это делала с легкостью и женской грацией.
- Сюз, а теперь граблями пройдись, – командовала сверху Алевтина.
Сюзанна отставила лопату и широкими движениями стала выравнивать и разрыхлять свежевскопанную землю, блестевшую на солнце жирным маслянистым блеском настоящего чернозема.
Я с удовольствием наблюдал за этой слаженной парой и мог простоять так еще долго, но меня вывел из оцепенения голос Натальи Владимировны.
- Сержик! Ко мне!!! – я побежал на ее голос.
Она поджидала меня с ножницами-секатором в руках.
- Подрежем дикий виноград, а то он уже разросся и глушит мою любимую вьющуюся розу.
Я понял, что мне наконец-то представилась возможность держать на плечах свою любимую наездницу. Вот уже два года, как я был ее конем. Наталья Владимировна до этого использовала меня только для прогулок верхом, а сейчас решила использовать в качестве самоходной стремянки.
Подражая Сюзанне, я зашел ей за спину, присел, просунул голову между бедер моей наездницы и с натугой поднял ее вверх. Все-таки она была на 10 килограмм тяжелее Али и мне не удалось поднять ее так легко и красиво, как это получалось у Сюз. Я даже позавидовал физической силе девушки-лошадки.
- Вперед, – усевшись на мне и заведя ноги мне за спину, скомандовала моя наездница. Я прошел вперед несколько шагов и остановился возле вьющегося по каркасу из арматуры и образовывающего естественный навес, дикому винограду. Наталья Владимировна защелкала ножницами-секатором, подрезая длинные гибкие ветви. Легкими пинками она регулировала мое положение и я послушно переступал или отходил то влево, то вправо, повинуясь ее командам. Мы уже долго практиковали езду верхом и при необходимости понимали другу друга даже без слов, иногда без жестов. Это нравилось Наталье Владимировне и она говорила, что настоящая лошадь не может быть такой сообразительной, как двуногая и именно по этой причине она любит людей-пони.
Мы увлеклись работой и так прошло минут 20. В это время наши гостьи за домом закончили вскапывать землю и Аля верхом на Сюз приехала посмотреть, как у нас идут дела. Наталья Владимировна и Аля какое-то время болтали, не переставая заниматься делом. Аля, сидя на своей рослой лошадке, подправляла и подвязывала гибкие ветви винограда. Я заметил, как она время от времени бросала в мою сторону изучающие взгляды и с интересом рассматривала меня и мою наездницу.
- Натали, не хочешь поменяться? Через некоторое время спросила Алевтина.
- А что!!! Можно! Давай меняться. Но только на сегодняшний день. Я привыкла к своему Сержику и он ко мне привык, – согласилась моя наездница.
Она бросила ножницы на землю и легко спрыгнула с моих плеч. Сюз же присела и дала возможность сойти с ее плеч Алевтине. Моя наездниц а с интересом осматривала стоящую перед ней Сюз, а Аля с неменьшим интересом рассматривал меня. Она даже обошла вокруг меня пару раз, потрогала мои плечи, провела по груди ладошкой, заглянула в глаза и потом сказала:
- Подними меня.
Для меня это была привычная команда и отработанным движением я присел, просунул голову между бедер Али и поднял ее вверх. Как я и предполагал, это было намного легче, чем поднимать мою всадницу. Аля немного поерзала на мне, выбирая удобное положение, передвинулась вперед, наехав мне промежностью на шею и принудив наклонить голову к земле, потом немножко сдвинулась назад. После этого она легонько хлестнула меня по заднице выломанным прутом. Я послушно зашагал вперед по тропинке к воротам, потом развернулся и так же вернулся к исходному месту.
- Хороший конь, – подвела итог Аля. - Только идет немножко неровно.
Она погладила меня по голове, потом потрепала по щеке. Мне это очень понравилось. Ладонь у нее была необыкновенно мягкая и сохраняла запах чего-то ароматного – то ли крема, то ли духов.
- Ну, а теперь мой черед пробовать новую лошадку, – сказала Наталья Владимировна.
Она подошла сзади к Сюзанне и положила ей руки на плечи, давая знак присесть. Девушка встала на одно колено и Наталья Владимировна осторожно уселась ей на плечи. Так же как и Аля, она немного подвигалась на широких плечах лошадки и обоими ногами легонько стукнула ее, давая знак встать. С увеличившимся весом на плечах девушка справилась великолепно и мягко встала с колена, выпрямила спину и положила руки на бедра своей новой всадницы, ожидая дальнейших приказаний.
Наталья Владимировна, сжала шею лошадки бедрами и та пошла вперед по дорожке точно так же, как это сделал я пятью минутами ранее. Она проехалась на ней в одну сторону, потом развернула Сюз и проехала на ней в обратную сторону. Так повторилось несколько раз, после чего Наталья Владимировна подъехала к нам и сказала:
- Сильная лошадка и на ней так удобно сидеть. И еще мне понравилось прижимать ее грудь ногами, чувствуя как она дышит. Да, девушка-лошадка - это немножко не то, что парень, – констатировала Наталья Владимировна.
После этого обе госпожи приказали везти их к дому, что мы и сделали. Всадницы соскочили с наших плеч и не сговариваясь, сказали:
- На сегодня все. Теперь вы такие же, как и мы. Пошли обедать.
- Вы готовьте обед, - обратилась Аля к Наталье Владимировне и Сюзанне, - а я на этом жеребчике посмотрю, как ты живешь.
Всадница и ее лошадка удалились на кухню, а я с Алей на плечах принялся изучать дом моей наставницы. Мы успели осмотреть весь дом, не пропустив ничего на первом и на втором этажах и мне он очень понравился.
Пока Аля совершала на мне экскурсию по дому, она успела рассказать немножко о своей лошадке. Оказалось, что ей действительно 27 лет, что она раньше профессионально занималась спортом, а потом, после окончания вуза, пришла к ней на работу в фирму начальником отдела логистики. Первый раз она проехала на ней после одной из корпоративок, на которой, со смехом вспоминала Алевтина, она изрядно перепила и уже было собиралась ночевать в своем кабинете на диванчике, как Сюзанна вызвалась доставить ее домой. В 2 часа ночи вызвать такси не удалось и та несколько кварталов несла свою патронессу на себе, доставив в целости и сохранности. Вот с тех пор они иногда гуляли вдвоем, пару раз ездили отдыхать в Европу, где тоже практиковали на пляже и в парках.
- Эй! Обед готов! Путешественники, приезжайте в кухню, – раздался приятный девичий голос. До сих пор я не слышал от Сюз ни единого слова и, оказывается, у нее был такой приятный мелодичный грудной голос. После шикарного обеда мы болтали на разные темы. Женщины рассказали мне о своем клубе любительниц верховой езды, который был в нашем городе и предложили принять меня в этот клуб. Разумеется, я с радостью согласился. Если там такие прекрасные всадницы, как моя горячо любимая Наталья Владимировна и Алевтина, то с такими всадницами на плечах я готов к любым подвигам и под их прекрасными попками готов идти хоть на край света.

Глава 7

Вот и летняя сессия позади. Я теперь уже студент второго курса универа. Как быстро пролетел год... на улице конец июня, жара неимоверная, не то что работать, даже шевелиться не хочется. Днем я помогал родителям на даче, а по вечерам был предоставлен сам себе. Моя постоянная подруга и неизменная наездница Наталья Владимировна со свей командой девчонок-акробаток опять уехала на сборы и соревнования и ее не будет в городе почти до конца августа. Алевтина была постоянно занята на работе, Сюзанна отказалась ездить на мне, справедливо заметив, что ее вес слишком велик для меня и что надо беречь спину. Других знакомых всадниц у меня в городе не было.
Перед отъездом, Наталья Владимировна дала мне визитку, на которой было написано «Нелли Борисовна Кондакова. Финансовый директор» И витиеватое трудно запоминающееся название какого-то концерна со вставкой АГРО посреди всяких новомодных корпорейшн, лимитед и т.п. Она предупредила меня, что если очень сильно буду скучать, то могу звонить без всяких церемоний в вечернее время. Помаявшись от безделья пару недель, я вытащил эту визитку и таки решился созвониться с незнакомой мне женщиной.
За два года я настолько привык к почти ежедневным прогулкам на природе или в бассейне с всадницей на плечах, что сейчас испытывал какое-то странное чувство – вроде бы мне чего-то не доставало, плечи странно ныли, на душе было как-то волнительно и тревожно. Такое состояние было у меня впервые и я не знал что делать. Поразмыслив, решил, что это от недостатка физических нагрузок и такого уже привычного ощущения веса всадницы у себя на плечах.
Собравшись с духом, набрал номер, указанный в визитке и через пару гудков услышал приятный женский голос:
- Алло! Вас слушают.
Я не знал с чего начать разговор и несколько секунд оторопело молчал, усиленно сопя в трубку.
- Алло! Я вас слушаю, – нетерпеливо повторил на противоположной конце линии тот же голос.
- Это Нелли Борисовна? – наконец выдавил из себя я.
- Да!
- Мне дала ваш номер Наталья Владимировна, – предупреждая ее вопрос, выпалил я.
- А! Так с этого и надо было начинать, – облегченно ответила женщина. - Вы Сержик?
- Да! Мне хотелось бы с вами встретиться, если у вас есть возможность, – уже спокойнее ответил я.
Мы поговорили еще несколько минут и договорились на встречу около 20 часов вечера в субботу в одном из парков города.
- А как я вас узнаю? - Напоследок спросил я.
- У меня есть твое фото, – загадочно ответила моя собеседница и попрощавшись повесила трубку.
Обалдело глядя на трубку, я недоумевал – откуда у незнакомой женщины мое фото... Возможно, Наталья Владимировна показала одно из наших фото, которое сделала Аля примерно в конце мая во время одной из прогулок верхом.
В назначенное время я ждал Нелли Борисовну у входа в парк, пытаясь угадать как она выглядит, сколько ей лет и т. п. Я догадывался, что Наталья Владимировна неспроста дала мне ее телефон и предупредила, что если я буду чувствовать себя одиноко, если мне захочется прокатить красивую женщину, то, чтобы звонил именно по этому номеру. Оделся соответствующим образом – легкая майка, бриджи и легкие шлепанцы на босу ногу. Через несколько минут ожидания я увидел, что в парк вошла и неспешно идет по аллее невысокая стройная женщина лет сорока, в коротеньком топике, прикрывающем грудь, с голым животом и коротеньких шортиках из какой-то золотисто-желтой ткани. Шорты очень эффектно подчеркивали прелесть ее ладной женственной фигурки, плотно облегая аппетитные бедра и ягодицы. На согнутой в локте руке висела такая же, как и шортики, золотистая дамская сумочка, а на ногах изящные босоножки на высоком каблучке. Они были также золотисто-желтыми и солнце отражалось в их тоненьких ремешках и каблучке. Я обратил внимание на ее ухоженные ножки с очень красивым маникюром на ногтях. Шестым чувством я догадался, что это та, которую я жду и поспешил к ней навстречу.
Мы поздоровались и я по голосу узнал свою недавнюю собеседницу. Теперь уже не было сомнений – это Нелли Борисовна.
- Я тебя сразу узнала, – сказала она. Я не совсем понял откуда она могла меня знать, но постеснялся задать вопрос.
Она с интересом разглядывала меня, а я в свою очередь, немножко смущаясь, рассматривал ее. Она мне понравилась с первого взгляда. На вид ей было лет 40, роста ниже среднего, около 160-162 см и весила не больше 50 килограмм. Она была круглолицей, с задорными ямочками на щеках, когда улыбалась. Огненно рыжие волосы были коротко подстрижены и очень шли к огромным зеленым глазам и матовой золотистой от свежего загара коже. Вся она была какая-то легкая и светлая, даже воздушная. «Красивая женщина» отметил я про себя. Но больше всего мне понравились ее шортики, я таких у нас в городе еще не видел ни на одной из модниц.
Нелли Борисовна взяла меня под руку и мы пошли по тенистой аллее парка мимо скамеек, на которых сидели мамаши с колясками и влюбленные парочки. Я подметил, что многие из парней, да и женщины тоже, с интересом смотрят на нас, вернее, на мою спутницу.
Мы шли по аллеям вглубь парка, здесь было совсем нежарко под кронами старых деревьев, образующих густую тень. Так, гуляя, мы непринужденно болтали на разные темы. С ней было очень интересно и весело, разница в возрасте совершенно не ощущалась. Если бы я не знал сколько ей лет на самом деле, она бы смело сошла за мою подружку. Мы дошли до площадки обозрения, откуда открывался изумительный по красоте вид на стоявший на холме монастырь, на блестевшую и переливавшуюся серебром на солнце, нитку реки, на заречные дали и пригородные села и поселки. На площадке было много народу и даже я со своим ростом в 180 см вынужден был привстать на цыпочки чтобы хоть что-то увидеть. А невысокая хрупкая попутчица кроме спин ничего не видела.
Мы отошли в сторону к небольшой, сложенной из бутового камня подпорной стенке и подал руку, помогая своей спутнице подняться. Она приняла приглашение и поднялась на это возвышение.
- Отсюда тоже плохо видно, – огорченно сказала она.
Я присел на подпорную стенку и жестом показал себе на плечи.
Она поняла, что я имею ввиду и опираясь рукой о мою шею, осторожно села мне на плечи. Пока она садилась, я придерживал ее за бедро рукой. Нелли Борисовна немножко смутилась от этого прикосновения, но виду не подала и ничего не сказала.
- Я второй раз в жизни сажусь на плечи, – пояснила она. – Если что-то не так делаю – поправь меня.
- Вы все делаете правильно. Ни о чем не беспокойтесь. Сидите на мне так, как вам удобно. –ответил я.
Она все не решалась опуститься на меня всем весом и я решил помочь ей:
- Разрешите я покажу вам как правильно держать ноги, – с этими словами я расправил плечи, взял и завел себе за спину ее правую ногу, а потом и левую. Теперь она сидела на мне всем весом и можно было вставать во весь рост. Придерживая свою драгоценную ношу за бедра чуть повыше коленей, я осторожно встал, давая всаднице привыкнуть к необычному для нее положению. До чего же мягкая и шелковистая у нее была кожа. Так и хотелось ее гладить и покрывать эти восхитительные бедра поцелуями. Мне было совсем нетяжело держать ее на себе. Я ведь уже был настолько тренирован и привык чувствовать на себе вес наездниц, что вес ее легкого ладного тела доставлял мне огромное удовольствие.
Всадница немного поерзала у меня на плечах, устраиваясь поудобнее и попросила меня подойти поближе и встать за толпой народу на площадке обозрения.
- Вот теперь все прекрасно видно, – с восторгом сказала она и вынула из сумочки миниатюрную цифровую камеру и стала снимать великолепные пейзажи. Она направляла меня в нужную ей сторону и успела сделать не меньше десятка снимков.
Народ на площадке то прибывал, то убывал, одни уходили и их место тут же занимали другие.
- Посмотри, как ребята зажигают, – услышал я недалеко от себя шепот какой-то девушки. Она показывала глазами на нас и что-то горячо шептала на ухо своему парню. Тот, недолго думая, присел и поднял свою подругу на плечи. Теперь нас уже было две пары.
Нелли Борисовна оглянулась на них, улыбнулась девушке, оседлавшей своего парня и тронув меня рукой, сказала:
- Мы уже пойдем. Я сфотографировала все, что хотела.
Я и не думал опускать ее на землю и медленно пошел в сторону колеса обозрения по широкой заасфальтированной тенистой аллее. Встреченные нами по пути люди с интересом и удивлением рассматривали нас. Я слышал за спиной возгласы удивления и восхищения. Еще бы, когда я представил попку моей наездницы, плотно обтянутую шортами из золотой блестящей ткани на моих широких плечах, у меня самого перехватило дух и я почувствовал шевеление рвущегося из трусов члена. «Вот еще не хватало опозориться перед малознакомой женщиной» пронеслось у меня в голове. Но моя новая всадница не обращала внимание на мое состояние и смятение. Она смотрела по сторонам, рассматривала идущих нам на встречу людей и было видно, что ей нравится всеобщее внимание. Она высвободила ноги из-под моих согнутых в локтях рук и сейчас сидела на мне совершенно свободно, болтая ногами в изящных босоножках, как маленькая девочка.
- Как здорово, – мечтательно сказала она. – Меня так в детстве папа носил...
- А потом, когда я была студенткой, меня один раз носил на плечах будущий муж. И вот второй раз во взрослой жизни я еду на тебе. Очень странные ощущения, когда сидишь верхом на молодом парне и этот парень повинуется каждому твоему желанию, – продолжала она.
- А кроме учителя физвоспитания ты возил на себе еще кого-нибудь?
Я вкратце рассказал ей, что пару раз на мне ездила одна из знакомых Натальи Владимировны и что она – моя третья по счету всадница. Это если не считать, что когда-то, еще в школе, меня оседлала одноклассница. Но тот случай мне почти не запомнился и я о нем почти никогда не вспоминал.
- Мне очень нравится вот так сидеть на тебе, – делилась со мной впечатлениями Нелли Борисовна. – Мне кажется, что я такая высокая, выше всех. Я ведь всегда была маленькой, а мне так хотелось быть высокой длинноногой моделью. И вот моя мечта сбылась!!!
- А почему тебе нравится быть в роли коня? – неожиданно спросила она меня. Я пояснил, что в юности был хлипким, слабым, что Наталья Владимировна стала заниматься со мной. Как элемент физподготовки ввела приседания с грузом на плечах, роль груза выполняла она сама. И что мне вообще нравится близость женского тела, нравится доставлять женщинам таким оригинальным способом минуты удовольствия.
- Кажется, я понимаю тебя, – сказала моя наездница.
Она остановила меня и вновь вытащила из сумочки цифровую камеру, снимая цветущие клумбы и какие-то усыпанные белыми мелкими цветочками пышные кусты. Мимо нас прошла пара молодых людей и неожиданно Нелли Борисовна попросила их снять нас.
- Прямо вот так? – парень с девушкой смотрели на нас с нескрываемым изумлением.
- А что-то не так? – лукаво спросила моя наездница.
Первой пришедшая в себя девушка взяла камеру и сделала несколько снимков. Я позировал со всадницей на плечах на фоне цветущей клумбы, вазонов с какими-то экзотическими растениями. Изобретательная всадница попросила снять нас и спереди и сбоку и сзади.
- Сколько там места осталось? – спросила она у державшей камеру девушки.
- Да почти половина карты памяти еще пустая, – ответила девушка понажимав какие-то кнопки.
- Тогда снимите, пожалуйста, небольшой видео клип, – предложила моя всадница. – Мы отойдем подальше, а вы снимайте нас, как мы идем по аллее, как я рассматриваю цветы на клумбе и в вазонах-этажерках.
Девушка и смотревший на нас с открытым ртом так и не пришедший в себя ее спутник провели нас завистливыми взглядами и я услышал, как девушка укоряла своего кавалера:
- Видишь, как другие парни к своим девушкам относятся. Носят их на себе как драгоценность. Не то что ты!! – фыркнула девушка.
Услышав эту тираду, мы рассмеялись, что нас принимают за влюбленную пару. Хотя это было и не так далеко от истины – мне очень нравилась моя новая всадница.
- Я проеду на тебе до центральной аллеи и слезу с тебя, – предупредила меня Нелли Борисовна. - В городе меня многие знают и не хватало еще нарваться на кого-то из знакомых. К тому же, ты уже изрядно устал и у меня попа на твоих плечах вспотела, – со смехом добавила она.
Я медленно шел по аллее, растягивая удовольствие и поглаживая свою всадницу по мягкой коже по-девичьи упругих бедер.
- Все! – остановила меня наездница. – Дальше я сама. А то привыкну и разучусь сама ходить.
- Ты мне очень понравился, – сказала Нелли Борисовна. – Время провели с пользой и удовольствием. Я приглашаю тебя в кафе, съедим мороженое и выпьем чего-нибудь холодненького и потащила меня в сторону открытого летнего кафе у входа в парк.
После кафе я провел ее домой и мы договорились, что когда у Нелли Борисовны будет время, она будет звонить мне и мы будем гулять.
- Если у тебя нет других планов, – добавила она.
Конечно же, у меня не было других планов, а если бы и были, то ради такой женщины и такой всадницы я бы их все отменил.

Глава 8

В последний день июня, когда я занимался дома всякими хозяйственными делами, вдруг зазвонил телефон. Летом в каникулы меня мало кто беспокоил, друзья и подруги разъехались; кто на теплые моря, кто по делам. Поэтому звонок был для меня довольно неожиданным.
Нелли Борисовна поинтересовалась, чем я буду занят в ближайшую пятницу в течение целого дня, я ответил, что ничего особого не планировал и она предложила съездить в Киев на концерт Пола Маккартни, которого она очень любила и была фанаткой битлов. Я, конечно же, согласился составить ей компанию. С моей новой всадницей за прошедшие с первой встречи две недели виделись всего пару раз. Один раз погуляли вместе и я вечером нес ее на плечах домой по малолюдным улицам города, а второй раз мы были вдвоем на речке. Конечно же, я катал ее и в воде, и когда возвращались, нес по берегу к остановке троллейбуса. Об этом расскажу отдельно, а пока вернемся к нашему рассказу.
В назначенный день, в полдевятого утра, я поджидал свою спутницу на вокзале. Мы собирались добраться до Киева скоростным экспрессом, дорога занимала чуть более двух часов, обещала быть спокойной и без происшествий. С двумя билетами в вагон второго класса, я стоял на перроне в тени здания вокзала. Нам повезло с погодой, на улице немножко похолодало, было 22 -23 тепла и легкий ветерок. В этот день было не так жарко, как в предыдущие, когда столбик термометра застывал у отметки 32.
За 20 минут до отправления поезда появилась и моя спутница. На ней был черный кожаный корсет и короткая узкая черная, до середины бедра, юбка. На ногах босоножки на высоком каблучке. В этой одежде она не была похожа на серьезную бизнесвумен, а скорее, на байкершу из американского боевика. Этот наряд очень шел ей, подчеркивая красоту фигуры. Выглядывавшее из-за тучек солнышко, отражалось в матовой коже корсета на груди и коже юбочки на бедрах. Черный кожаный корсет со шнуровкой на спине контрастировал с золотистой кожей обнаженных рук и плечей. В руках у нее была небольшая сумка, которую я тут же подхватил.
Через несколько минут подошел экспресс, мы заняли свои места в вагоне. Дорога пролетела быстро, почти незаметно, мы болтали о разных пустяках, посмотрели какую-то старую американскую комедию по установленным в вагоне под потолком мониторам. Моя спутница успела даже немножко вздремнуть у меня на плече.
Прибыв в Киев, мы вышли на привокзальною площадь, времени до начала концерта было еще много и мы пешком отправились в сторону центра. По пути зашли в небольшое уютное кафе, в котором перекусили. К моему удивлению, Нелли Борисовна платила за все сама. На мои протесты она, смеясь, отвечала:
- У тебя будет время отработать. До возвращения Натали еще почти два месяца и я планирую использовать тебя на всю катушку.
По дороге мы заходили в магазины и Нелли Борисовна сделала несколько покупок. Она хорошо знала центральную часть города, т.к. бывала здесь частенько по делам и мы, миновав несколько кварталов, вышли к самому центру и оказались у старого красного здания университета.
- Давай в парке Шевченко немного передохнем, - предложила она. – Я немного погорячилась и одела босоножки на слишком высокой шпильке. Ноги начинают болеть уже.
До начала концерта на Майдане было еще пару часов и мы присели на свободную скамейку. Передохнув, отправились вниз по бульвару Шевченко в сторону Крещатика. Хоть мы и пришли за полчаса до начала концерта, свободных мест у сцены уже не было, народу собралось невообразимое количество. Нелли Борисовна не сильно огорчилась по этому поводу, т.к. звук был в порядке, на площади были установлены огромные экраны, на которых можно было видеть все происходящее на сцене. Мы выбрали местечко как раз напротив сцены и недалеко от такого экрана. С такого расстояния трудно было разглядеть происходившее на сцене, но протолкнуться вперед не было возможности.
Пока я осматривался, вращая головой во все стороны, Нелли Борисовна с кем-то оживленно говорила по телефону. В шуме толпы, я почти не слышал ее разговора, но по обрывкам фраз понял, что к нам присоединится кто-то из ее знакомых. Через несколько минут к нам протолкались миловидная блондинка моего возраста и ее кавалер, худощавый парнишка в очках, по виду натуральный ботан. Каково же было мое изумление, когда в блондинке я узнал свою бывшую одноклассницу Лену. Я растерялся настолько, что даже не поздоровался, с интересом рассматривая свою первую школьную любовь. Оказывается, она после окончания школы училась в киевском вузе. Вывел меня из оцепенения голос Нелли Борисовны:
- Здравствуй, доча.
Подобного я уж точно не ожидал, хотя еще во время первой встречи в парке, пару недель назад, поймал себя на мысли что Нелли Борисовна мне кого-то напоминает, что-то неуловимо знакомое было в ее лице и особенно в этих милых ямочках на щеках. Дочь была на полголовы выше мамы, но такая же стройная и миловидная. За то время, что я ее не видел, она еще больше похорошела. Одета она была модно и со вкусом, как и полагается девушке из столицы. Оставшиеся полчаса до начала концерта, наши спутницы оживленно обменивались последними новостями, я ловил на себе быстрые изучающие взгляды Леночки, но от смущения и неожиданности в разговорах участия почти не принимал. Внезапно в голове всплыла, брошенная моей спутницей фраза, что она меня сама узнает на первой встрече. Так вот откуда у нее было мое фото. Неужели Ленка показывала ей еще школьные фотографии или то самое видео, на котором я был конем Натальи Владимировны. Я готов был провалиться сквозь землю от стыда и смущения. Выходит, изначально Нелли Борисовна знала обо мне: кто я, откуда, чем увлекаюсь и что может произойти во время наших прогулок...
Наконец-то на сцене появился Пол Маккартни и участники его группы. Они для начала исполнили несколько старых хитов, разогревая публику, которая постепенно приходила в состояние совершенного неистовства. Собравшаяся на площади толпа молодежи, среди которых было довольно много людей среднего возраста, настоящих битломанов, вопила во все горло, встречая бурныи овациями каждую новую песню прославленного музыканта. Лично мне такой концерт не особо нравился из-за шума толпы, с трудом доносилась музыка, а слова вообще было не разобрать. Но моя спутница была на седьмом небе от счастья – ведь наконец-то она попала на концерт любимого певца и могла слышать его голос и его песни вживую.
- Эх, жаль, не могу Пола увидеть, – прокричала она мне в самое ухо, перекрывая грохот музыки и крики разошедшейся толпы.
Я передал сумку парню Лены и показал себе на плечи, предлагая Нелли Борисовне оседлать себя. Собственно говоря, когда я соглашался на эту поездку, я в тайне ожидал именно этого момента. И вот мои ожидания сбывались в полной мере.
Я присел на корточки позади моей спутницы и просунул голову между ее бедер. Для того, чтобы сесть мне на плечи, она еще выше подтянула, ничуть не смущаясь, и без того короткую юбку, открывая соблазнительные, по-женски округлые золотистые от загара бедра. Я уперся руками в колени и поднял ее к себе на плечи. Оказалось, что так сделали многие парни в задних рядах и то тут, то там в толпе возвышались неистово орущие на плечах парней девчонки. Некоторые постягивали с себя футболки и топики и остались в одних бюстгальтерах, а пара девчонок вообще ослепляла народ своими обнаженными сиськами.
Нелли Борисовна устроилась на мне поудобнее, вытащила камеру и стала щелкать затвором, снимая музыкантов, праздничную световую феерию позади музыкантов и толпу народа. Я держал ее на себе, придерживая за колени и прижав ноги к своим бокам локтями. Первую песню она сидела на мне довольно спокойно, но чем дальше, тем свободнее начинала двигаться у меня на плечах, размахивая руками, то наезжая мне промежностью на затылок, от отъезжая назад так резко, что я еле успевал за ее движениями, стараясь не потерять равновесие. Хоть она и была довольно легкой, но прыгала на моих плечах так активно, что у меня через десяток минут стали побаливать плечи и шея. Нелли Борисовна и не думала слезать с меня:
- До конца концерта еще с полчаса. Потерпи, – прокричала она мне сверху. Я держал ее за бедра, а она исполняла на моих плечах какой-то неистовый танец. Горячее женское тело, сама обстановка раскованности и веселья достигла наивысшего накала. Возбуждение достигло такой высоты, что я почувствовал, как у меня в джинсах зашевелился член, пытаясь распрямиться и вырваться из тесноты одежды. Нелли Борисовна продолжала наезжать промежностью мне на шею и я почувствовал, что моя шея становится мокрой, настолько сильно она разошлась.
Придерживая наездницу за бедра и поворачивая, насколько это было возможно в толпе и пританцовывая, я заметил что Леночка показывает головой на нас своему парню. Я не слышал, что она говорила ему, но от меня не укрылось, что, бросив пару фраз, она с досадой мотнув головой, отвернулась от него. Она пробилась к нам почти вплотную и вытащив из сумочки цифровик и встав на цыпочки, пыталась тоже сфотографировать или сделать видеозапись происходящего на сцене. Один из здоровенных парней, лет тридцати по виду, широкоплечий с бритой налысо головой, отделился от своей компании и ни слова не говоря, присел, обхватив бедра испуганно охнувшей Лены одной рукой и придерживая ее ниже колен другой рукой, выпрямился, усадив ее на одно плечо. Ленка от такой вольности сначала обмерла, пару раз дернулась, пытаясь вырваться, но потом что-то прокричала в ухо парню и он согласно кивнул. Он наклонил свою багровую бычью шею и подбросив Ленку вверх, как мячик, подставил свои плечи под ее восхитительную попку, затянутую в белые шортики, сквозь тонкую ткань которых просвечивалась полосочка беленьких стрингов. Парень даже не покачнулся, когда она уселась ему на плечи, завела ступни в легких летних босоножках на каблуке ему за спину и опять что-то прокричала, оживленно жестикулируя и показывая в нашу сторону, наклонившись к самому его уху. Парень увидел нас и раздвигая толпу, встал рядом со мной. Несколько минут он стоял молча, придерживая Ленку за бедра и пританцовывая с ней на плечах. Потом неожиданно повернувшись обратился ко мне:
Я понял, что он имел ввиду. Он и его компания стояли сначала позади нас, горланя что-то и распивая пиво и видели, как я усаживал себе на плечи наездницу и, без сомнения, видели ее крепкую попку, обтянутую кожаной юбочкой, роскошные бедра и смогли по достоинству оценить высокую грудь и затянутую в корсет тонкую талию. Нелли Борисовна настолько разошлась, что ее юбка сбилась еще выше и стоявшие за нами парни, снизу могли видеть ее попку и черные стринги. Но она совершенно не обращала на них никакого внимания, продолжая подпевать и пританцовывать, сидя на мне.
В перерывах между песнями, когда Пол ушел на перерыв, на сцену выскочил какой-то негр и монотонно затянул что-то хип-хоповское. Моя всадница осмотрелась по сторонам и воскликнула:
- Лена, ты тоже наверху? А кто этот парень, на котором ты сидишь?
- Не знаю, - беззаботно ответила Ленка. - Мой Лёня побоялся посадить меня, а этот сам подхватил, – добавила она, шутливо сжимая бедрами багровый затылок парня. Казалось он не чувствовал ее веса и притопывал ногой в однообразный ритм песни, что-то напевая себе под нос.
Нелли Борисовна одернула свою юбку, пытаясь прикрыть бедра, но ей это почти не удалось. Она хотела что-то сказать мне, но тут на сцену опять вышел Маккартни и опять началась бешеная скачка у меня на плечах. Под конец концерта у меня уже болели плечи, ныла шея, на которой всем весом сидела и вытанцовывала всадница. Она опять настолько разогрелась, вращая бедрами и наезжая промежностью мне на затылок, что я почувствовал как ее стринги стали мокрыми. Я не подавал виду, думая лишь о том, чтобы удержать ее на плечах и не кончить себе в трусы.
Наконец-то концерт закончился, толпа медленно стала расходиться, а мы остались на площади, чтобы полюбоваться грандиозным фейерверком и светомузыкальным шоу.
Лена к тому времени спрыгнула с плечей парня и что-то выговаривала своему ботану а тот понуро слушал ее, опустив голову. Я наконец-то вспомнил, что нагрузил его сумкой Нелли Борисовны и забрал ее. Набесившись и наскакавшись на мне вволю, Нелли Борисовна попросила опустить ее на землю, что я сделал с плохо скрываемым облегчением. Ведь держать на себе в течение 40-45 минут, пусть и стоя на одном месте, женщину было довольно-таки утомительно.
Я с удовольствием разминал затекшие плечи и шею, а моя всадница, заметив это, усадила меня на освободившуюся скамейку и стала массировать мне плечи и шею.
Было уже около 9 вечера, нам пора было отправляться на вокзал, чтобы успеть на вечерний экспресс.
Мать с дочерью тепло попрощались. Ленка предупредила, что через неделю будет дома, т.к. практика у нее заканчивалась и остаток лета она планировала провести дома. При этом, она пару раз выразительно посмотрела в мою сторону. На прощание Лена чмокнула меня в щеку и она со своим парнем потерялись в толпе гуляющего по Крещатику народа. А мы направились в сторону станции метро, надо было спешить. Времени до отправления экспресса оставалось совсем немного.
Дорога до вокзала на метро заняла около 15 минут, мы подбежали к кассам и Нелли Борисовна взяла два билета в вагон первого класса. Там были более мягкие и удобные кресла, можно было передохнуть после продолжительного концерта и целого дня, проведенного на ногах. В стоимость билета входил и легкий ужин, от которого я бы не отказался.
В купе мы были вдвоем, остальные 4 кресла оказались свободными. Билеты в эти вагоны были довольно дорогими и народ занимал места в вагонах второго класса.
Девушка-проводник в красивой новой светлой форме, состоявшей из белой отутюженной блузки и короткой юбки, принесла нам ужин и чай. Мы с аппетитом набросились на еду, умяв ужин за каких-то 10 минут.
У подошедшей забрать пустые подносы проводницы Нелли Борисовна узнала, что остановок до нашего города в пути следования не будет и что остаток пути, мы скорее всего проведем вдвоем в купе. Выяснив все это, она отлучилась на некоторое время, а вернувшись, с видом заговорщика заперла изнутри двери купе и потушила свет, оставив под потолком лишь ночник, освещавший желтоватым светом уютное купе с мягкими комфортабельными креслами. Она сбросила с себя босоножки и с удовольствием прошлась по ковру купе, повиливая бедрами. Потом подошла ко мне и повернувшись спиной, попросила расшнуровать шнурки корсета. Я никогда не имел дела с подобной конструкцией и сопя и вполголоса чертыхаясь, кое-как справился с задачей.
- И как это вы его зашнуровываете?! – поинтересовался я у своей попутчицы.
- Такая вот у нас нелегкая доля, – смеясь, сказала женщина. Она села на подлокотник моего кресла, высоко подняв юбку и придерживая рукой расшнурованный корсет.
- Как хорошо без этой сбруи, – сказала она. - Даже дышать легче. За целый день он мне надавил грудь, прямо-таки ребра болят. Хоть отдышусь...
- Я сниму его вообще, – добавила она, стягивая с себя корсет и бросая его на соседнее свободное кресло.
-Раздевайся, – сказала она мне странным шепотом, наклонившись к самому уху и горячо дыша на него. Я нерешительно стянул с себя футболку, потом джинсы, а потом, решившись, сбросил трусы и носки, швырнув их в угол купе на пустое кресло.
Нелли Борисовна опустилась мне на колени лицом ко мне и нащупала мой уже стоящий член.
- Ого! Чувствуется сила, – рассмеялась она. - Недаром дочка тебя до сих пор иногда вспоминает.
Она привстала с моих колен и сбросила с себя юбку и стринги. А потом произошло то, чего я так давно ждал. Секс был горячим и неистовым. Она скакала на моем члене, сидя на мне верхом и прижимая мою голову к своей груди. Я ласкал языком ее крупные соски, сначала просто сжимая их губами, а потом стимулируя поочередно язычком. Через несколько минут бешеной скачки женщина напряглась всем телом и откинулась назад, прогнувшись в талии. Я еле успел подхватить ее. Сильный оргазм долго сострясал ее, накатывая волнами. Я кончил в нее почти одновременно с ее оргазмом, чуть привстав с кресла и держа ее на весу для увеличение давления на член и максимального проникновения. Подержав ее на весу около минуты и выдавив из себя последнюю каплю спермы, я плюхнулся на место, не выпуская из объятий свою недавнюю всадницу. Она прижалась ко мне всем телом, обхватив мою голову руками и прижимая к своей горячей упругой, как у девушки, груди.
Последующие несколько минут мы приходили в себя от столь бурного секса. Нелли Борисовна слезла с моих колен и буквально рухнула в кресло рядом со мной, безвольно разбросав руки.
- Это было здорово! – сказала она, отдышавшись. - Я хотела тебя еще там на Майдане, во время концерта.
- Я заметил, – ответил я.
- Ах ты негодный мальчишка, – ласково поглаживая меня по руке и груди, прошептала женщина.
Остаток пути мы провели, отдыхая и болтая на отвлеченные темы. За полчаса до прибытия мы включили свет в купе, плотной шторой закрыли окно и стали одеваться. Моя спутница старалась не смотреть на меня, пряча глаза и смущенно улыбаясь. Я не совсем понимал смену ее настроения, но решил ни о чем не расспрашивать. Я помог зашнуровать ей корсет и проделал это намного быстрее, чем расшнуровывал. Я не удержался от соблазна и зашнуровавая корсет, касался губами ее спины, шеи, лопаток. Ей нравились такие легкие прикосновения, но когда я попытался, встав на колени, поцеловать ее восхитительную попку, она оттолкнула мою голову. Я все же успел пару раз коснуться ее ягодиц губами.
- В другой раз, – сказала она. - Уже подъезжаем. На сегодня хватит.
Она быстро оделась, привела себя в порядок, подвела губки и подкрасила ресницы, опять став серьезной и деловитой.
- Все как и было до этого, – лукаво поглядывая на меня, сказала она. – Никто ни о чем не должен догадаться. Натали говорила мне, что ты хороший мальчик и что на тебе можно не только ездить.
Тем временем поезд сбавил ход и постукивая колесами на стыках рельсов и стрелках, медленно вползал на вокзал нашего города. Мы вышли из вагона, был поздний вечер, около 12 ночи, общественный транспорт уже не ходил.
- Такси не будем брать! - Сказала моя спутница, – а в Газелях-маршрутках я принципиально не езжу. Если ты не устал – пройдемся пешком. Тут недалеко, несколько кварталов...
Она вытащила из своей сумки легкую курточку и набросила себе на плечи, т.к. ночью заметно похолодало и тянуло холодком. Я подхватил сумку, а Нелли Борисовна взяла меня под руку и бодро цокая каблучками, зашагала по пустынной улице. Мы вышли на центральную, ярко освещенную улицу города и обсуждая сегодняшний день, направились к ее дому. Она жила в новой девятиэтажке в центре города и решив сократить путь, мы свернули на плохо освещенную тихую, обсаженную липами улочку. Здесь идти было заметно труднее. По темному тротуару вообще идти было невозможно из-за рытвин давно не ремонтированного тротуара.
- Я тут каблуки все поломаю, – пожаловалась Нелли Борисовна.
- Тогда давайте на проезжую часть выйдем. Машин нет. Если какая и будет ехать, то объедет, – предложил я.
Мы вышли на проезжую часть и пошли быстрее. Рытвин здесь было меньше, но дорога была плохо освещена и Нелли Борисовна старалась идти осторожно, глядя себе под ноги. Увидев мучения своей спутницы, я предложил, чтобы она села мне на плечи. Но женщина не решалась сделать это. Я таки убедил ее и остаток пути до своего дома она проделала на моих плечах. Мне было нетяжело нести ее, за время в дороге я немного успел отдохнуть, а подолгу возить на себе наездниц было моим любимым увлечением. Она сидела у меня на плечах, мурлыкая какую-то песенку из репертуара «Битлз» и о чем-то думала. Я ровно шагал по почти темной дороге, придерживая, как обычно, ее за бедра чуть выше колен и время от времени поглаживая ее бедра, колени и голени. По пути нам встретился какой-то мужик, выгуливавший собаку, который оторопело уставился на нас, но ничего не сказал и когда мы уже почти миновали его, нерешительно поздоровался. Моя наездница кивнула ему и поздоровалась в ответ.
- Это директор нашего филиала, – пояснила она. - Теперь раззвонит по всей конторе, – с досадой добавила моя наездница. – Ну, да ладно. Авось у него хватит ума забыть до утра о том, что видел.
Кроме этого мужика, нам по дороге в это ночное время никто не встретился и я без приключений донес свою драгоценную ношу до дверей ее подъезда.
- Сядь на скамеечку, – сказала мне Нелли Борисовна и слезла с меня, встав на скамейку и потом легко спрыгнув с нее.
Она забрала у меня сумку, поцеловала, привстав на носочки сначала в одну щеку, потом в другую и дурачась, довольно больно цапнула меня за ухо.
- Скоро Лена приедет. Так что нас будет двое. Отдыхай и набирайся сил... – многозначительно добавила она.
Я кивнул и крепко поцеловал ее в губы, примерно догадываясь, что ждет меня в будущем.

Это сообщение отредактировал radiotik - 02-02-2016 - 18:56
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Новая жизнь. «Всё тайное становится явным»

Жестокий романс Эльвиры

Специальный Репортаж

Лана

Просто мы нашли господина 2