Страницы: (1) 1
Stan_Smith
 
  • *
  • Статус:
  • Member OfflineМужчинаСвободен
1 часть:
http://www.sxnarod.com/zalojnik-chast-1-t.html

автор: Stan_Smith

Глава I.
"Господи, ну и приснится же такое", - думал я.
Я лежал в своей постели и всё ещё переживал то нелепое сновидение, настигшее меня ночью. Голова моя жутко гудела, словно с похмелья. Я слабо соображал и поначалу даже не понял, где нахожусь - всё для меня было как в тумане. Но постепенно всё начало проясняться: я увидел, что нахожусь в своей квартире и понял, что всё уже позади и что мне уже ничто не угрожает.
Я попытался встать, но голова моя дико болела и я понял, что встать пока не готов. Я принялся размышлять, что же всё-таки произошло. "Скорее всего я вчера просто выпил с друзьями, - рассуждал я, - алкоголь ударил мне в голову, отчего мне и привиделся весь этот бред. А если я вчера пил, значит вчера была пятница, а значит сегодня суббота. Ну хоть на работу идти не надо, уже хорошо". Обрадовавшись такому стечению обстоятельств, я немного расслабился.
Но что-то меня всё равно тревожило. Этот сон. Он казался мне таким реальным и в то же время совершенно неправдоподобным. Я невольно попытался вспомнить, о чём же был этот сон, но в голове моей летали лишь обрывки фраз, яркие краски, размытые образы...и она...Я помнил девушку. Я помнил её длинные тёмные волосы и миленькое личико. Я не помнил его черты, но мне казалось, я в него влюбился.
Ещё я припоминал, что оказался в каком-то месте и мы были с ней вдвоём. Хотя и разговор у нас отчего-то не клеился, мне было хорошо с ней. И тут я что-то вспомнил: "Дождь. Я спасался от дождя и забежал к ней в магазин. Она приютила меня, мы вместе пили чай, она дала мне сухую одежду...Одежда...Я сидел в её одежде...Её колготки и пуховик...А потом мы пошли спать. Вы спали вместе, рядом друг с другом...В спальных мешках...А потом..." Я не помнил, чем же закончился сон, но чувствовал, что всё обернулось для меня не очень хорошо.
Я отбросил от себя все эти тревожные мысли и окончательно окунулся в реальность. Сон казался мне слишком бредовым, чтобы быть правдой и вскоре я позабыл о нём. Но эта девушка не давала мне покоя. Она мне понравилась и я хотел вновь встретиться с ней, хотя и знал, что этого никогда не случится, ведь это был всего лишь сон.
Голове моей уже стало получше и я с глубоким сожалением встал с кровати и направился в душ, чтобы освежиться и прийти в себя. Но только я собрался выйти из комнаты, как обнаружил на столе какую-то записку. В полном недоумении я подошёл к столу, взял её и стал читать:

Дорогой Лёша! Это Марина. Мы встретились с тобой вчера в моём магазине (помнишь, надеюсь) и ты остался там переночевать. Ты так сладко спал, что я не хотела тебя будить и мы решили отвезти тебя домой. Но ты не волнуйся, я ничего у тебя не взяла, просто переодела тебя и уложила в кроватку :) И, как ты уже, наверное, вспомнил, у тебя остались некоторые мои вещи (они лежат в ванной). Я была бы очень признательна, если бы ты мне их вернул (я рассчитываю на твою сознательность :). И было бы неплохо, если бы ты их немного простирнул, а то...ну, сам понимаешь, фу :) Приезжай ко мне завтра, я как раз буду дома <такой-то адрес>, когда будет удобно. Посидим, чайку попьём, расскажешь о себе и всё такое. А то вчера как-то неудобно получилось :) Буду ждать тебя.
Да, и насчёт вчерашнего. Ты извини, если вдруг заставила тебя понервничать. Я правда не хотела поиздеваться над тобой или поставить тебя в глупое положение или что-то такое. Просто мне было скучно и я решила, немножко развлечься. Надеюсь, ты понимаешь. С тобой было весело, правда. Мне очень понравилось :) И я не сержусь на тебя за то, что ты немножко...сходил под себя :) Честно, всё нормально. Так что и ты, пожалуйста, не сердись на меня, хорошо? И не вини себя за то, что случилось. Ты хороший парень, Лёшка :)

Целую, Марина : *


За то время, что я читал письмо, глаза мои всё больше округлялись. Я не мог поверить в то, что эта записка была настоящей. Но вскоре я с ужасом всё понял: это был не сон. Всё это случилось со мной на самом деле. Я вспомнил каждую мелочь, каждую деталь произошедшего и от стыда готов был провалиться прямо на месте. Мозг мой закипал, пульс участился и я присел на кровать, что бы не грохнуться на пол. Голова моя вновь заболела, руки задрожали и я попытался успокоиться. И кто знает, что было бы, если бы я не заметил маленькую стрелочку в уголке листа, которая указывала на то, что что-то было и на обороте. Я перевернул и, прочитав, просто оцепенел:

P.S. Надеюсь, ты не опоздаешь на работу :)

Я вскочил с кровати и побежал на кухню, где висел календарь и убедился, что сегодня была никакая не суббота, а только пятница и судя по часам, на которых было полдесятого, я уже полчаса как должен был быть на работе. Я ринулся обратно в комнату и уже собирался было позвонить начальнице, как вдруг обнаружил, что моего телефона нет, впрочем, как и бумажника. Да что говорить, все мои вещи остались в том магазине.
Чертыхаясь, я побежал на кухню к городскому телефону и заплетающимся языком объяснил своей начальнице ситуацию, пообещав тут же приехать на работу. Получив её снисхождение и обязуясь отработать пропущенные часы, я повесил трубку и стал собираться, бегая по квартире и проклиная судьбу, свой работу, эту девку и вообще всю сложившуюся ситуацию и себя в том числе.
Разогрев себе поесть, я стал размышлять как же мне быть: "Надо бежать на работу. Но надо отдать вещи. Их можно отдать и завтра. Но у неё мой вещи. Два дня без телефона? Мне же будут звонить по работе. Да и мне нужно звонить. Нет, вернуть надо сегодня. Но если я постираю вещи после работы, они не успеют высохнуть. Что же делать? Что же...Постираю их сейчас, а когда вернусь, они уже высохнут. Отвезу ей вещи, заберу телефон и покончу с этой историей раз и навсегда. А если у неё не будет моих вещей? Что если они остались в том магазине? Неважно, пускай делает, что хочет, мне нужен мой телефон. В крайнем случае, заставлю её поехать в магазин и забрать его. В конце концов, после всего, что она со мной сделала, пусть только попробует отвертеться. Я ей устрою".
Перекусив, я направился в ванную. Я не решался в неё войти, хотя и знал, что меня там ждёт. Времени было мало, нужно было бежать и я, собравшись с духом, приготовился встретиться со своим вчерашним позором. Открыв ванную, я обнаружил в ней целую груду вещей, лежащую массивным на вид, пухлым грузом, которая, вдобавок, ещё и неприятно пахла. В основном это была болонья: два спальника, кучно занявшие всю ванную, и тот самый пуховик, который я всё жаждал на себя надеть. Поверх них лежали колготки, описанные трусы и та самая чёрная кофта с длинным рукавом. Ещё недавно я питал к ним страстный интерес, теперь же при виде всего этого я испытывал лишь омерзение, вспоминая, как я вчера в этом всём так глупо "опростался". "Что было, то было. Всё это уже в прошлом", - подумал я и принялся за стирку.
Я решил начать с мелкого. Замочил бельё и кофту в раковине, а в это время стал споласкивать спальники и пуховик, обильно освежая всё это дело шампунем. Через некоторое время я взял всю эту кучу и развесил на балконе, надеясь, что к моему приходу всё высохнет. Закончив, я наскоро побрился, привёл себя в порядок и помчался на работу, проводив взглядом висящий на балконе свой вчерашний позор в надежде на то, что скоро он перестанет меня преследовать.

"Чёрт, допоздна в пятницу. Хуже не придумаешь", - думал я.
Заполняя бумаги, я размышлял, как же я, взрослый человек, мог так нелепо попасться в эти козни. Причём, я же их сам себе и устроил. Я понял, что оказался заложником: заложником обстоятельств, заложником чувств, заложником своих желаний. Фактически, мне просто некуда было деваться. Или по крайней мере я пытался этим оправдаться. Казалось бы, сама судьба привела меня в этот магазин и столкнула меня с тем, чего я всегда тайно желал заполучить: с красивой девушкой и с предметами моего фетиша. Казалось бы, я мог вызвать такси, там в магазине и благополучно отправиться домой, но вместо этого я остался там и поддался свои слабостям, запятнав себя при этом так, что теперь и не отмоешься. "Хорошо хоть, на работе никто об этом не знает. Иначе был бы полный капец...К счастью, мы были с ней вдвоём и никто нас не видел. Ха, даже как-то интимно получилось. Романтика прям. "В холодном сумраке ночи в дверях её появился таинственный незнакомец. Вначале он одевался в её вещи, а в конечном счёте она его запеленала и он, описавшись, заснул у неё на руках, как маленький ребёнок". Господи, какой стыд. Блин, а ведь мне ещё же ехать к ней. Как же я ей в глаза смотреть буду?.. А что если она всё это спланировала заранее? Да нет, не могла же она знать, что кто-то заявится к ней в магазин посреди ночи. Или же она на это надеялась? Ну да, она ведь писала, что всё нормально и ей даже понравилось. Ну, если ей такое нравится...Блин, всё равно стыдно. Чёрт, всё это полный бред. Так не бывает".
Отработав сверхурочные, я приехал домой, где меня уже ждали высохшие вещи. На часах было полвосьмого и я решил поспешить, чтобы побыстрее расправиться со всем этим делом. Я снял вещи и начал загружать, а вернее запихивать, их в большую спортивную сумку. Но ощупывая мягкую, пухлую, шуршащую болонью и нежный, эластичный нейлон колготок я понял, что не хочу с ними расставаться, каким бы посмешищем они меня вчера не выставили. Я вспоминал, как мне было хорошо в этих вещах и понял, что вновь хочу надеть всё это на себя. Но времени не было. Я знал, что это были чужие вещи и их необходимо было вернуть их законной хозяйке. Словно отрывая их от сердца, я решительно застегнул сумку, сожалея о том, что никогда больше не окажусь во всём этом. Вздохнув, я взял сумку и направился на остановку.
По дороге я всё думал, что оказывается, то, что со мной произошло было не так уж и плохо. Конечно, если не считать того, что я "обдулся" на глазах у постороннего человека. Были ведь и положительные моменты в моих вчерашних приключениях: я провёл вечер в компании хорошенькой девушки, которая, к тому же, дала мне поносить свою одежду. Об этом я даже и мечтать не мог. Втайне я всегда чего-то хотел, но не мог понять чего. И вот, сама судьба подсказала мне. Я вспоминал, как же было хорошо оказаться в чьих-то заботливых руках. Как же было прекрасно сидеть рядом с ней в её колготках и пуховике, выуживая её трусики из своей попы, пока мой член стойко пробивался из-под всего этого женского одеяния. О, и как же чудесно было заснуть в её нежных, заботливых руках, укутанным в спальные мешки.
Ото всех этих тёплых воспоминаний лёгкая улыбка невольно скользнула на моих губах и я решил, что хочу снова встретиться с этой девушкой. С Мариной. И втайне я надеялся, что что-то похожее случится вновь, но я знал, что, обменявшись вещами, мы тут же с ней расстанемся, будто ничего и не было. Поэтому я оставил эти пустые надежды и продолжил свой путь за телефоном, рассматривая унылый городской пейзаж за окном троллейбуса.

Приехав по указанному адресу, я какое-то время не решался позвонить в дверь. Я знал, что рано или поздно мне придётся войти, но я подозревал в этом всём какой-то подвох, вроде розыгрыша или чего-то похуже. Сердце моё стучало, руки вспотели и я, собравшись, наконец, с духом, нажал на звонок. Я стоял перед закрытой дверью где-то полминуты, но они казались мне вечностью. Второй раз я позвонить не решался, надеясь, что никого нет дома. И только я собрался уходить, как дверь передо мной отворилась.
Я был буквально поражён. На пороге стояла та самая девушка, Марина. Только выглядела она несколько иначе: длинные, тёмные её волосы были завязаны в хвостик, на ней была чёрно-белая полосатая маечка на бретельках, из-под которой виднелась её грудь в белом лифчике, а на ногах её были колготки телесного цвета, из-под которых явственно проглядывали маленькие полосатые, как и маечка, трусики. Что говорить, одета она было по-домашнему и, очевидно, не ждала моего прихода. Она даже не накрасилась, хотя и без этого её личико было довольно милым.
- А, привет, Лёш. Ты извини, я по телефону разговаривала. Но ты проходи, не стесняйся, - пригласила меня девушка.
Остолбенев от того, в каком виде она предстала передо мной, я какое-то время не решался войти, но вскоре пересилил себя и переступил порог её квартиры. Я хотел было поздороваться, но от смущения не смог вымолвить ни слова. "И не стесняется ж она открывать дверь в таком виде", - подумал я. Мне было стыдно смотреть в глаза этой девице и я уставился в пол, хотя краем глаза косился на её трусики, просвечивающие сквозь колготки.
- Ой, ты мои вещи привёз. Спасибо большое.
Я вспомнил, зачем приехал. Поставив сумку на пол, я обратился к Марине:
- М-могу я получить назад свои вещи?
- Какие ве...А-а-а, блин. Слушай, так и знала, что что-то забуду. Растяпа, блин. Понимаешь, я только сейчас вспомнила, что твои вещи осталась там, в магазине, - затараторила Марина. - Представляешь, забыла их взять. Вот глупая, да? Я спросонья вообще не соображала. И как же это я могла про них забыть? Сама не понимаю. Ты ж ведь не голый ко мне пришёл, правда? Блин, неловко получилось, конечно. А знаешь, что? Ты не волнуйся, я сейчас позвоню Оксане, своей подруге, она сейчас там, я попрошу её, чтоб захватила твои вещи. Она скоро приедет, просто нужно немножко подождать. Ты уж извини, Лёш, что так получилось, ладно? Ну ты пока проходи, располагайся, а я чайник поставлю.
И, захлопнув за мной дверь, тут же удалилась на кухню, продемонстрировав мне свою полосатую попку. Я стоял ошеломлённый, пытаясь осознать, что только что произошло. Я почти ничего не понял из того, что сказала Марина, но суть я уловил: мне придётся здесь задержаться. Собственно, как я и предполагал. И конечно, я слегка рассчитывал на такое развитие событий, но был к нему немного не готов.
Я проследовал за Мариной на кухню, где на плите уже стоял чайник, а сама девушка хлопотала с бутербродами. Хотя, честно говоря, я думал, что она пойдёт и оденется во что-нибудь более приличное. Я присел на табуретку и вновь отстранённо уставился в пол, но потом начал искоса посматривать на девушку, точнее на её круглую попу, которой она вертела в своих блестящих колготках, пока хозяйничала на кухне. Она выглядела так по-домашнему, так по-простецки, будто совершенно меня не стеснялась. Было что-то сексуальное в том, что она крутилась на кухне в таком откровенном виде. И я стал возбуждаться, уже буквально внаглую уставившись на её зад. Я испытывал то же, что и вчера, когда из своего спальника смотрел, как она готовится ко сну. Но сейчас она была буквально в метре от меня и я еле сдерживался, чтобы не протянуть руку и пощупать её гладкую, мягкую попку в этих симпатичных трусиках, обласканную нежным нейлоном её домашних колготок. Закончив с бутербродами, Марина поставила тарелку на стол и присела напротив меня, скрестив свои ножки.
- Вот, угощайся, скоро чайник закипит.
- Спасибо, - сказал я и потупил свой взгляд. Я хотел заговорить с ней, но мне было жутко неловко общаться с девушкой в такой обстановке. Тем более с девушкой, у которой из-под майки торчала грудь.
- Да ты не стесняйся, Лёш, попробуй.
Мне не хотелось обижать хозяйку и я взял бутерброд. Воцарилось неловкое молчание. Но вскоре Марина его нарушила:
- Слушай, Лёш, ты извини меня за вчерашнее. Мне правда очень неловко. Я не хотела, чтобы ты чувствовал себя глупо. Надеюсь, ты понимаешь?
- Да, конечно. Ничего страшного. Всё в порядке, - сухо ответил я.
- Ты правда не обижаешься?
- Да нет, что вы. Я наоборот вам очень благодарен. Вы спасли меня. Я даже не знаю, что бы я без вас делал.
- Ой, да ладно тебе, Лёш, ну что ты. И чего ты всё на "вы", да на "вы"? Давай уже на "ты". Мы же не чужие люди, верно?.
Я поднял глаза на Марину и посмотрел на неё. Она улыбнулась и её милое личико буквально засияло добротой. И я улыбнулся ей в ответ.
- Хорошо.
Вновь возникла неловкая пауза. Казалось, я уже и забыл о том, что произошло вчера и был просто рад находиться в гостях у такой милой девушки. Но я чувствовал, что должен как-то оправдаться за вчерашнее. И я дрожащим голосом сказал:
- Послушай. То, что вчера произошло - просто случайность. Я хочу, чтобы ты знала: со мной обычно такого не бывает, просто так получилось, что...
- Что ты оделся в женское? Да расслабься, Лёш. Я же говорю: всё нормально. Не волнуйся ты так.
Сердце моё застучало.
- Да нет, я...я не об этом.
- А о чём тогда?
Я запнулся. Я говорил действительно об этом и не знал, что ей ответить.
- Просто мне больше ничего не оставалось...Моя одежда была мокрая, а под рукой были только твои вещи. И я правда не хотел...Чтобы всё так получилось...
- Как получилось? - девушка смотрела на меня, подперев рукой подбородок. Я стал нервничать.
- Прости, мне очень стыдно за вчерашнее.
Вдруг Марина взяла меня за руку и сказала:
- Лёша, посмотри на меня. Я знаю, о чём ты говоришь. И я хочу, чтобы ты понял, что то, что с тобой произошло - абсолютно нормально. Тут нечего стыдиться. С каждым такое может произойти.
Я смотрел в её пронзительные карие глаза и понимал, что эта девушка говорит со мной совершенно искренне. И я чувствовал, что могу ей доверять.
- Ты правда так думаешь?
- Я знаю, Лёша.
- Ну раз так... - сказал я, чувствуя тепло её руки.
Как раз закипел чайник, разорвав эту связь между нами. Марина разлила чай и вновь присела напротив меня.
- Ну так что, Лёш, тебе понравилось? - ухмыльнувшись, спросила она.
Я снова занервничал.
- Прости, не понял.
- Ну, лично мне очень понравилось. По-моему, ты был просто бесподобен, - я заметил долю насмешки в её словах. Хотя, может, я и ошибался.
- Я всё равно не понимаю, о чём ты говоришь.
- Ой, да ладно тебе, Лёш. Ты думаешь, я не поняла? Это же было очевидно. Я же видела, как ты смотрел на мой пуховик.
- Я же говорил: мне было холодно и я хотел согреться.
- Ну хорошо, а колготки? Я заметила, как у тебя торчал, когда ты только их надел.
Я чуть не поперхнулся чаем от такой наглости. "Да как она...да что она несёт?" - думал я, буквально слыша, как стучит моё сердце. От изумления я не знал даже, что сказать. Марина продолжила:
- Или ты скажешь, что у тебя всегда такой? Да ты, Лёша, просто гигант в таком случае.
Это её развеселило, а я уже весь покраснел и готов был просто сгореть со стыда.
- Ну а если нет, тогда ты, наверное, какой-нибудь извращенец, который пробрался к незнакомой девушке в магазин, чтобы напялить на себя её колготки. А там, гляди, и до чего другого бы дошло...
Она всё говорила, а я слушал и молчал, как провинившийся мальчишка.
- Хорошо хоть, я тебя вовремя обезвредила, а то могла ведь и полицию вызвать. Мол, шастают тут всякие грязные типы. А потом бы и на работу тебе сообщили. Слушай, у меня же есть твой телефон, там наверняка есть номер начальницы. Вот позвоню ей и расскажу, какой ты извращенец.
Я терпел все эти беспочвенные обвинения, но потом сорвался:
- Хватит! Никакой я не извращенец! Ты прекрасно знаешь, что я не замышлял ничего дурного, просто мне было интересно, вот и всё! Да, я мог бы поехать домой в мокрой одежде, наверняка со мной ничего бы не стало, но я остался у тебя и...случилось всё вот это вот! Потому что со мной никогда такого раньше не было и...я просто не знаю, что на меня нашло. Если хочешь меня в чём-то обвинить - давай, можешь всем рассказать. Мне вообще наплевать. Просто я не понимаю, что я сделал плохого.
Марина внимательно слушала меня. Когда я закончил, она сказала:
- Эх, Лёшка, Лёшка. Ну я ж пошутила, ну чего ты? Успокойся, ну, - она провела рукой по моему лицу. - Я же знаю, ты просто попал под дождь и забежал погреться. Всё нормально. Ничего страшного в этом нет. И я поняла, что никакой ты не извращенец. Просто мы оба знаем, что всё так глупо получилось.
Я облегчённо вздохнул и вновь наступило неловкое молчание. "Странный у неё всё-таки характер", - думал я.
- Слушай, так ты говоришь, тебе было интересно?
Я сглотнул и понял, что на нервах сболтнул лишнего.
- А что?
- Да нет, ничего. Просто спрашиваю.
- Ну...да, немного. Я же сказал.
- А что именно? Ну, в смысле, ты же наверняка чем-то конкретным интересуешься. Я просто читала, у парней такое иногда бывает. Всякие там...предметы страсти...объекты вожделения... - выпучив глаза, Марина загадочно потрясла руками перед моим лицом.
- Не знаю...вообще, просто интересно было.
- Ну Лёш, ну не скромничай, любопытство - это нормальное явление. Нет ничего постыдного в том, что тебе нравятся такие вещи. Если хочешь знать...у меня когда-то тоже такое было.
Я поднял глаза.
- Серьёзно?
- Ага. Ну, правда, не с женскими вещами. Я ведь девушка. Мне нравились, знаешь, все эти куртки, спальники, пуховики, штанишки тоже. В общем, болоньевые вещи. И когда-то так получилось, что из-за них я угодила в похожую историю. Тоже потом было стыдно поначалу, но с тех пор я полюбила их ещё больше. Поэтому я, собственно, и открыла магазин, где торгую всеми этими шуршаще-блестящими курточками и спальничками. По-моему, всё это довольно миленько.
Я увлечённо слушал Марину. Мне всегда казалось, что девушкам не свойственны фетиши, но я понял, что она - не такая, как остальные.
- И знаешь, - продолжала она, - поначалу я тоже стеснялась свои увлечений. Я тоже боялась кому-то рассказать об этом, переживая, что меня не поймут. Но после той истории я узнала, что я не одна такая, что есть люди, которые тоже разделяют мою страсть. И вскоре я поняла, что хорошо иметь человека, который тебя понимает.
И тут я задумался.
- Это ведь...Оксана? - спросил я.
- Да, Оксана. Ей тоже нравится всякое такое. Все эти шуршаще-блестящие курточки и спальнички.
- Интересно...Да, честно говоря, меня этот тоже привлекает...в каком-то смысле.
- Ну тогда приходи ко мне в магазин, я тебе скидку сделаю. Как члену нашего клуба, так сказать, - хихикнула Марина.
Я чуть улыбнулся ей в ответ.
- Послушай, - сказал я, - не пойми меня неправильно. Я не "какой-то там", как ты наверняка могла подумать. Знаешь, мне просто было интересно оказаться в компании привлекательной девушки и...
Осознав, что только что сделал ей комплимент, я вновь покраснел и попытался внятно продолжить:
- ...и мне было интересно оказаться в такой ситуации, понимаешь? Не то, чтобы я часто таким занимаюсь, просто...я видел, как одеваются девушки на работе и на улице и...я испытывал какое-то странное чувство...Мне нравилось, как они одеваются и...меня это привлекало...как и любого мужчину, разумеется, но...как-то по-другому...ну, знаешь...
Я не знал, что ещё сказать, чтобы не раскрыться и замолчал. И Марина сказала:
- Лёш, не старайся. Я уже всё поняла. Ты пей чай, а то остынет.
Я отхлебнул глоток и немного расслабился. Пожалуй, это была самая неловкая беседа из всех, что у меня когда-либо были. Я не понимал, почему я сижу и распинаюсь перед девушкой, с которой едва знаком. Я не знал, к чему всё это. Но мне, как ни странно, полегчало. Войдя к ней в квартиру сжатым, теперь же я чувствовал себя вполне раскованным. Я рассказал кому-то о своих увлечениях, или почти рассказал, и нашёл понимание, которого мне так не хватало. Тем более от такой хорошенькой девушки. Для меня она была уже не той, что вчера. Теперь мне казалось, что я увидел её с другой стороны. И я стал питать к ней ещё большую симпатию, но не как к девушке, а как к человеку, который меня понимает. Скорее даже, я испытывал к ней чувства.
Я понял, что дело плохо и захотел поскорей убраться домой, потому что чувствовал, что влюбляюсь. Но увы, Маринина подруга так и не приехала и мне оставалось лишь сидеть и ждать её в компании девушки, в которую я уже почти по уши влюбился. И я решил напомнить, зачем я здесь:
- Слушай, а Оксана...ты не знаешь, она скоро приедет?
- Я могу ей позвонить, если хочешь.
- Да, будь добра. Просто уже поздно, а я не хочу доставлять неудобств.
- Ой, да что ты, Лёш. Гостям у нас всегда рады, - сказала Марина и принялась звонить.
- Оксана, привет. Ты скоро будешь? А то тут человек волнуется...А, ну ладно, хорошо, будем ждать. Давай. Сказала, что будет где-то часа через полтора.
"Полтора часа! Что же мне делать всё это время?" - подумал я.
- Знаешь, я, наверное, пойду, а то поздно уже. Я тогда лучше завтра заеду.
- Да нет, ну что ты. Ну зачем тебе туда-сюда кататься? Мы пока посидим, поболтаем...А ты что, боишься, что заночевать у нас придётся? Боишься, что я тебя чаем напою и не дам в туалет сходить? А-ха-ха, Лёш, да я шучу, не бойся.
Но мне не было смешно.
- К слову говоря, Оксана работает со мной в магазине. Мы по очереди: я сегодня выходная, а она работает. А завтра наоборот.
- Так вы, получается, и живёте вместе, и работаете вместе...
- Представь себе. Но она тоже своенравный человек, знаешь ли. У неё характер ещё и похуже, чем у меня. Мы с ней, кстати, познакомились почти так же, как и с тобой, совершенно случайно. И оказалось, что у нас с ней много общего. Но вообще она немного странная. У неё какие-то свои принципы. Она вообще не терпит парней в квартире. Захочу я, например, привести кого-нибудь - она ни в какую. Один раз была я здесь с парнем, она пришла раньше обычного и нас обоих за дверь выставила, представляешь? Мы стоим голые в коридоре, ждём, пока она нас впустит. Всю ночь прождали, только утром она нам открыла. С тех пор я парней сюда и не вожу, да и было бы кого. Тот хоть нормальный был, не то, что некоторые. Ну а квартира-то всё-таки её, что я могу сделать? Я ей условий диктовать не могу.
Я начал соображать.
- Слушай, а ничего, что я здесь? У тебя из-за меня не будет проблем?
- Ну блин, ты же не собираешься со мной переспать, так ведь? Оксана, я думаю, всё поймёт. Хотя...
Марина о чём-то задумалась. Казалось, у неё появилась какая-то идея и от этого мне стало слегка не по себе.
- Слушай, Лёш...Я тебе сейчас кое-что предложу, только ты не подумай ничего плохого, хорошо?..В общем...Ты...Ты согласишься побыть девушкой какое-то время?
Я остолбенел. Такого вопроса я никак не ожидал. Я думал, что не расслышал, но сказано было яснее некуда.
- Прости, что?
- Ну блин.., - Марина начала подбирать слова, - понимаешь...я же говорила, у Оксаны есть свои интересы. Ей такое тоже нравится. Парней она не любит, но девушку в доме она будет рада видеть. Просто у нас с ней в последнее время как-то не складывается, и я хотела сделать ей что-то приятное, понимаешь?
- Но...я ведь её даже не знаю.
- Ну и что? Познакомитесь. Оксана хорошенькая, она тебе понравится, вот увидишь.
- Но...я же не девушка, она же сразу всё поймёт.
- Так даже лучше. Ей это ещё больше понравится, - убеждала меня Марина. - Тебе просто нужно будет переодеться девушкой и провести с ней какое-то время. А потом заберёшь свои вещи.
- "Какое-то время?"
- Этот вечер.
Я пытался всё обдумать, но в голове была у меня была полная каша. Я хотел как-то сослаться на то, что мне завтра на работу, но вспомнил, что была пятница.
- Слушай, Лёша, я тебя не заставляю. Подумай хорошенько. Ты можешь забрать свои вещи и поехать домой или ты же можешь провести вечер в компании двух девушек. Разве ты откажешься от такого? Давай же, прикольно будет, если ты переоденешься девушкой.
- В твою одежду?
- Ну да.
- А что с моими волосами?
- Не волнуйся, у меня есть парик.
"Ну надо же", - подумал я.
- А она меня не засмеёт?
- Ну что ты, она будет рада тебя видеть. Лёша, ну признайся, ты же хочешь этого. Я же вижу по твоим глазам.
- Ну, блин...я...я как-то не готов к этому, понимаешь?..Да и к чему всё это?..
Я всё ещё сомневался, но тут Марина сказала то, против чего я не смог пойти:
- Оксана будет рада пообщаться с тобой...И мне будет приятно. Ты же сделаешь это ради меня? Ну, пожалуйста, Лёш.
Я был просто не в силах отказаться. Собравшись с духом, я ответил:
- Ладно, но только на этот вечер.
- Отлично, Лёш, спасибо тебе огромное, - обрадовалась Марина. - Так, ладно, с чего начать, с чего...Так, хорошо, значит, сейчас ты пойдёшь в ванную, примешь душ и побреешь ноги. Ну и подмышки не забудь. Я дам тебе станок. Можешь пользоваться шампунями, гелями, всяким таким. Только помойся хорошенько, везде-везде, - хихикнула Марина и затолкала меня в ванную.
Я закрыл дверь на защёлку и начал соображать. В тот момент всё происходящее казалось мне каким-то нереальным. Стоя в чужой ванной в окружении шампуней и сохнущих на батарее трусиков, я не мог поверить, что сейчас со мной произойдёт что-то невообразимое. "Господи, на что я подписался?" - думал я, держа в руках станок и готовясь избавиться от растительности на своих ногах.
Я включил воду и разделся, как вдруг услышал Маринин голос из-за двери:
- На всё, про всё у тебя где-то чуть больше часа. Постарайся успеть к приезду Оксаны.
Я залез в ванную и встал под горячий душ. У меня ещё была возможность повернуть назад, но я знал, что это был тот шанс, который просто нельзя упускать. Марина была права, я хотел этого, но я был к этому не готов. В конце концов, я приехал не за тем, чтобы снова вляпаться в какую-нибудь историю с участием ещё одного незнакомого мне человека. Но, как ни странно, я оказался рад такому стечению обстоятельств: провести вечер в компании двух девушек - лучше и быть не могло. Да ещё и будучи третьей девушкой. С этой расплывчато-радостной мыслью я начал брить свои ноги.
Выйдя из душа посвежевшим и вкусно пахнущим, я вытерся и хотел было одеться, но не знал во что. В ванной было лишь мокрое бельё да грязные колготки. Поэтому я обмотался полотенцем, сделав себе "платьице", и вышел из ванной. На кухне меня уже ждала Марина с полным набором косметики на столе. Мне было довольно зябко, к тому же я стеснялся выйти к девушке в таком виде. Марина обернулась и позвала меня:
- Лёш, иди сюда.
Я робко подошёл, обтягивая полотенце, чтобы ничего перед ней не "засветить".
- Ну что, побрил ноги? О, вижу. Красивые у тебя ножки, Лёш. Прям фотомодель.
При ярком свете мои бритые ноги и вправду стали выглядеть получше. Весь красный от стыда, я присел напротив Марины. Открыв помаду, она улыбнулась и сказала:
- Ну, Лёш, сейчас будем перевоплощать тебя в девушку.
От этих слов я занервничал и в то же время слегка возбудился. Поэтому я снова стянул полотенце, чтобы не выдать себя.
Я сидел напротив Марины и терпеливо ждал, пока она меня накрасит. Со стороны это выглядело довольно миленько: как будто старшая сестра учит свою младшую сестру краситься. Она старательно наносила на моё лицо тени, пудру, тушь и от этого мне было как-то неловко. Я боялся того, что я увижу в зеркале. Всё равно, что увидеть чужое отражение. Искоса я поглядывал на её аккуратные, гладкие ноги, утянутые в колготки и от этого возбуждался ещё больше. Мне даже казалось, было во всём этом что-то сексуальное, сидеть вот так, в одном полотенце, пока девушка красит тебя.
Закончив с макияжем, Марина накрасила мои ногти ярко-красным лаком. Затем она удалилась в комнату и вернулась оттуда с париком. Это были длинные, пышные волосы тёмно-каштанового цвета, вьющиеся у кончиков. Она надела парик мне на голову и я почувствовал, как волосы мягко пощекотали мои плечи. Он вновь села напротив и, прищурясь, долго смотрела на меня.
- Ну вот, готово, - сказала Марина с видом художника, закончившего картину, и вручила мне зеркальце. Я посмотрел в него и сердце моё затрепетало: из зеркала на меня пронзительными голубыми глазами смотрела прекрасная, очаровательная шатенка. Она была так нежна и прелестна, но что-то в ней было страстное. Её милое личико, его мягкие черты привлекали меня и пробуждали во мне горячие чувства и яркие эмоции. Я не мог поверить, что это я. Я даже и подумать не мог, что моё лицо может быть таким симпатичным. Оно словно посвежело и наполнилось жизнью. Я пытался сдержать руками свой животрепещущий член, который уже вовсю наливался кровью при виде этой сексапильной барышни.
- Отлично. Просто супер, - сказал я Марине.
- Ну, рука-то у меня уже набита, как говорится. Так, ладно, пойдём в комнату. Будем одеваться, - усмехнулась Марина.
Войдя в комнату, я не обнаружил там каких-то заранее приготовленных для меня вещей и стоял в полном недоумении.
- Так, значит, вот шкаф, - показала мне Марина. - В нём наши вещи, мои и Оксаны. Выбирай, что понравится и надевай. А я пока позвоню Оксане. Как будешь готов - позовёшь. Я заходить не буду, не бойся.
И закрыла за мной дверь. И тут я понял, что пути назад для меня уже не было.
Я был полностью ошарашен. В комнате стоял большой трёхдверный шкаф-купе, почти до потолка, на центральной двери которого было большое зеркало. Я увидел в нём ту же обворожительную шатенку, с которой я уже встречался пару минут назад. Разве что теперь я мог видеть её в полный рост. Её тело прикрывало белое полотенце, из-под которого выглядывали её роскошные, длинные ноги. Только выглядела она как-то смущённо, будто только вышла из душа и не ожидала меня здесь увидеть. Я подошёл к зеркалу, она подошла ко мне и я убедился, что этой очаровательной шатенкой был я. Я жутко стеснялся своего отражения, будто там было нечто отвратительное, хотя на самом деле там было нечто прекрасное. Я покрутился перед зеркалом в своём белом "платьице", любуясь красотой своих форм и своим симпатичным личиком, обрамлённым роскошными волосами. Казалось, я мог бы переспать сам с собой, настолько я сам себе нравился. И член мой начал приподниматься, мощно вздыбившись из-под полотенца. "Девушка со стоячком. Что-то в этом есть", - подумал я, поддавшись грязным мыслям.
Я хотел было сбросить с себя полотенце, обнажив своё тело, как вдруг из-за двери послышалось:
- Оксана сказала, что будет где-то минут через 40. Так что можешь не торопиться.
Сердце моё бешено забилось, будто меня чуть не застукали. Но потом я вспомнил, что не делаю ничего дурного и расслабился. Но тем не менее я чувствовал какую-то ответственность: я находился в чужой квартире и понимал, что мне нужно готовиться к приезду ещё одной девушки. "Так, надо выбрать себе одежду", - подумал я и отодвинул левую дверь шкафа.
И тут меня буквально озарило. Словами не передать моё восхищение при виде того, что я там увидел. Это было настоящее волшебство. На полках лежали кучи и кучи разнообразной одежды: майки, трусы, колготки, кофты, юбки, штаны и свитера различных цветов и фасонов. Я был буквально поражён таким обилием вещей и был просто вне себя от радости. Я чувствовал себя неким искателем сокровищ, который провёл всю свою жизнь в поисках клада с драгоценностями и наконец-то нашёл его. Передо мной была просто уйма вещей и любую из них я мог на себя надеть. Я был несказанно счастлив.
Я бы с большой радостью провёл у этого шкафа пару часиков, но, к сожалению, во времени я был ограничен и мне пришлось выбирать, что же мне надеть. Я начал копаться в груде трусов, пытаясь выбрать для себя что-то удобное и более женственное, раз уж я решил облачиться в девушку. Перерыв всю эту цветастую кучу белья, я, наконец, нашёл, что искал. Я достал розовые стринги. Более девичьего фасона трусиков, пожалуй, и быть не могло. Они оказались очень мягкими и эластичными и я тут же захотел померить их. Я сбросил полотенце и мигом надел их на себя. Они оказались мне немного малы, но мне нравилось, как плотно облегает мою промежность их нежный хлопок и как крепко они засели у меня между ягодиц. Я повертелся перед зеркалом, любуясь своими гладкими "булочками", между которых проходила тонкая полоска трусиков. В этих стрингах попа моя выглядела жутко сексуально, очень по-девичьи. Тут я осознал, что снова, впрочем, как и вчера, надел на себя чужие трусы. Маринины или её подруги - я не знал, но меня это жутко возбуждало, знать, что хорошенькая девушка разрешила тебе поносить её, пожалуй, самую что ни на есть личную вещь - её нижнее бельё. Я смотрел на свою круглую попу, в которой удобно расположилась розовая ленточка стринг, зная, что эта ленточка когда-то уже побывала в попе одной симпатичной девушки. И не прошло и полминуты, как член мой сразу же напрягся, оттопырившись мощный бугром мужского начала в женских трусах.
Я увидел, как на трусиках образовалось маленькое пятнышко, которое оставил мой "дружок", поэтому я решил обезопасить себя от того, чтобы случайно не "наследить" в чужие трусы. Я хотел было что-то подложить, но не мог найти ничего подходящего, как вдруг я обнаружил в глубине полки пачку женских прокладок. Благо, их там хватало и я решил воспользоваться одной из них. Я распечатал её, приклеил спереди трусиков, компактно уложив на неё свой член, и подтянул стринги. Теперь я был застрахован. Я почувствовал, как мне стало очень мягко там, внизу и очертания моего члена уже не так выдавались сквозь трусики. Теперь всё выглядело очень ровно и гладко и со стороны казалось, что на мне просто очень толстая прокладка.
Настал черёд колготок и я принялся копошиться на нижней полке шкафа. Выудив наугад одну пару телесного цвета, я начал перебирать её в руках. Я ощущал мягкость эластичного нейлона и радовался тому, что мне вновь выпал шанс надеть чьи-то колготки. Я вертел их в руках, нежно ощупывая их, представляя, что эти колготки когда-то уже надевала Марина или её подруга. Я невольно склонился к ним и вдохнул их запах полной грудью. Мне нравился аромат ношенных женских колготок. Мне нравилось ощущать тепло женского тела, исходившее от них. Мне нравился этот чудесный запах женщины, носившей эти колготки. И я испытывал настоящий кайф, хотя и знал, что это немного ненормально.
Я понял, что отвлёкся и начал надевать колготки. Получалось это у меня довольно ловко. Я и вчера справился неплохо, а сегодня я уже делал это словно по привычке, будто каждый день в них одеваюсь. Я поподтягивал колготки, избавившись от складок на ногах, и натянул их до живота, поприседав, чтобы не провисали в промежности. Обрадовавшись, что мне повезло с размером, я разгладил свои ноги и вновь почувствовал это сладостное ощущение нейлона на своей коже. Мне было очень мягко и комфортно. Ногам моим было легко и свободно, а член мой уже не так безобразно висел, как раньше, а поддерживался плотной тканью колготок, отчего ноги мои приобрели утончённый, изящный вид, отчего я стал ещё больше смахивать на девушку.
Затем я надел белый хлопковый лифчик и с некоторыми усилиями застегнул его на спине, почувствовав на себе всё неудобство, с которым сталкиваются девушки каждый день. Он сидел хорошо, но была одна проблема: я не знал, чем его заполнить. Я не придумал ничего лучше, чем взять пару колготок. Скомкав их, я "напихал" их в чашечки, соорудив себе приличную, упругую грудь 3-го размера. Вблизи это выглядело, конечно, дико. "Ничего, всё равно надену что-нибудь наверх", - подумал я и решил взглянуть на себя.
Я посмотрелся в зеркало и обнаружил, что та симпатичная шатенка уже не была такой голой и застенчивой, как раньше. Теперь она уже почти оделась и была готова надеть на себя что-нибудь эдакое - всё-таки целый шкаф был в её распоряжении. Я покрутился перед зеркалом, осматривая свою ровную, аккуратную попу в розовых стрингах и колготках бронзового оттенка. Я был в полном восторге. Я мог любоваться на себя часами, мог красоваться в таком виде безо всякого стыда, зная, что я уже не тот парень, который просто решил напялить на себя женские шмотки. Теперь я был уже другим человеком. Теперь я был девушкой. И мне это безумно нравилось.
Теперь мне предстояло выбрать верхнюю одежду. И этот выбор для меня был уже не из лёгких. Я отказался от джинсов, потому что попросту бы в них не влез, и вообще от штанов, потому что ме очень хотелось показать свои ноги. (Иначе зря я что ли колготки надевал). Я решил выбрать что-то пооткровенней и наткнулся на чёрную, довольно строгую мини-юбку. Прикинув её на себя, я понял, что она прикрывала как раз то, что надо, и открывала как раз то, что надо, поэтому я тут же надел её на себя, почувствовав, как её мягкая ткань потёрлась о мой член. Надев юбку, я застегнул её сзади на молнию, оставив позорно торчащий над ней пояс колготок.
"Ну ничего, сейчас мы его закроем", - подумал я, думая, что же мне надеть наверх. Я перебрал различные свитера, топики, кофточки, даже какие-то длинные, как платье, маечки, но решил, что всё это либо слишком смело, либо слишком закрыто. А мне, как ни странно, хотелось понравится Оксане, но и не показаться слишком развратным. Я нашёл какой-то тоненький джемпер из мягкой ткани фиолетового цвета с длинным рукавом и V-образным вырезом шеи. На ощупь он был довольно нежным, к тому же приятного цвета, поэтому я решил, что это - как раз то, что мне было нужно. Я аккуратно натянул его на себя, стараясь не сбить парик с головы, и немного подкачал рукава.
Всё, теперь я был готов. Я решил ещё немного посмотреться в зеркало перед приходом Оксаны. Теперь же я увидел в зеркале нечто потрясающее: передо мной стояла очаровательная, длинноногая шатенка в коротенькой юбке и миленькой фиолетовой кофточке, из-под которой явно выдавалась её шикарная грудь. Она была так нежна и прекрасна, словно весенний цветок. Её пышные, длинные волосы ниспадали ей на плечи густыми, вьющимися локонами, подобно водопаду. Она вся буквально дышала жизнью и красотой, перед которой, казалось, никто был не в силах устоять. Она была прелестна в своей скромности: она не пыталась соблазнить кого-то или наоборот, скрыться от чьих-то глаз - она была сама собой. А её изящная фигурка просто манила и притягивала к себе. Я был готов тут же заняться с ней горячим, страстным сексом. Я влюбился в неё с первого же взгляда, в эту простую, застенчивую девушку, которая просто направлялась по своим делам, но по какому-то стечению обстоятельств оказалась здесь со мной. Она даже не подозревала, что когда-нибудь, по дороге домой, она окажется в одной комнате с мужчиной, с которым она займётся сексом. Я готов был взять её прямо в её одежде, в её фиолетовой кофточке, в её колготках и её миленьких розовых трусиках, которые она прятала от чужих глаз. Это был её маленький девичий секрет, но теперь я узнал о нём и горячее желание пробудилось во мне с новой силой. Я загнал её в угол. Теперь ей уже было некуда деваться. Мы остались с ней в одной комнате вдвоём, только я и она. Но она бы зря пугалась, ведь я бы не причинил ей зла. Я бы просто хотел показать её свою любовь. Я бы просто хотел узнать её поближе. Посмотреть, что у неё там, внизу, под её дивным нарядом. Я бы развернул её, задрал бы ей юбку и увидел бы её сексуальные розовые трусики-стринги, засевшие где-то в её круглой, аккуратной попке. Она всегда надевала их, когда ей хотелось секса. Она всегда втайне ждала его и часто мастурбировала в них, любуясь собой в зеркале, надеясь, что когда-нибудь её оттрахают в этих же трусиках. И эта бесстыдница нарочно надела короткую юбку, словно сама напрашивалась на это, чтобы уж наверняка получить то, что хочет. "Ну теперь-то уж она получит", - подумал бы я. Я бы разорвал её колготки и вероломно взял бы её сзади, прямо в попу. Она бы томно застонала от этих долгожданных, сладких ощущений, а я бы вонзал свой член ей прямо в зад, нежно трогая её мягкую грудь, спрятанную под кофточкой и вдыхая волнующий аромат её прекрасных, каштановых волос. Но она бы даже не сопротивлялась, ей бы это понравилось. Она мечтала о том, что когда-нибудь её возьмут вот так, стоя, внезапно, в её же одежде, в которой она ходит каждый день. Она всегда хотела этого, она просто жаждала того, чтобы её трахнули. Причём, она даже и представить себе не могла, что когда-нибудь сможет получить удовольствие, даже не раздеваясь. И главное, от кого? От какого-то незнакомца, которого она увидела первый раз в жизни. Эта развратница даже подставила ему свою попу, настолько она этого хотела. Втайне она желала соблазнить кого-то своей красотой и я разгадал её тайну. Она получила то, что хотела. Но она даже и не надеялась на то, что её так жёстко оттрахают. Я бы проникал в неё всё чаще и глубже, затрагивая самые потаённые уголки её души, а она бы дико стонала от удовольствия, так внезапно нахлынувшего на неё. С утра она даже представить себе не могла, что этим вечером с ней произойдёт нечто фантастическое, нечто такое, о чём эта скромная девушка даже стеснялась подумать. Она бы безумно кричала, получая заслуженную порцию члена в свою попу, а я бы и не думал останавливаться, желая оттрахать её как последний похотливый мерзавец. Я бы просто воспользовался ей, как наряженной куклой, я бы отымел её так, что она бы ещё долго не смогла сидеть. От сексуального изнеможения у неё бы стали подкашиваться ноги, но я бы удержал её, обхватив за промежность и работая пальчиком у неё спереди, от чего бы от она застонала ещё сильней. Я бы развернул её к зеркалу, чтобы она полюбовалась, как же её нагло и безудержно берут сзади, причём в её же одежде и в её же колготках, которые уже безнадёжно испорчены. Она всегда мечтала о таком внезапном, диком сексе, и вот она его получила, эта грязная девка. Я бы вторгался в неё настолько жёстко, что ей бы казалось, что от удовольствия она сейчас сойдёт с ума, а я бы всё продолжал и продолжал орудовать в ней, пока не закончил бы своё грязное дело. Она была уже вся в моих руках, вся облапанная и растрёпанная, обессилевшая и кричащая от неминуемого, приближающегося оргазма, а я бы гладил её великолепные ножки, такие длинные и крепкие, как у настоящей женщины. И вот, наконец, когда она была бы уже на пределе, я бы вставил ей свой член так сильно и так глубоко в ей попу, что она бы дико, просто истошно закричала от бурного, мощнейшего оргазма, потрясшего всё её тело, кончив прямо в свои трусики, в которые кончала уже не раз. А когда бы я закончил, я бы просто спустил ей юбку, развернул её, ещё немного подразнив бы её спереди пальчиком, и крепко поцеловал в её страстные губы, завершив тем самым наше сладостное соитие и надолго оставив ей незабываемые впечатления об этом прекрасном моменте.
За этими мыслями я совсем забылся о том, где я нахожусь и что скоро должна будет приехать Оксана. Я убедился, что готов к её приезду и решил выйти к Марине. Но я не мог явиться к ней с таким здоровенным стояком, поэтому я решил немного подождать. Посмотрев в трусики, я обнаружил, что мой "дружок" немного "приспустил", поэтому прокладка оказалась весьма кстати. Когда он чуть опал, я уложил его обратно в трусы, ещё раз подтянул колготки, встряхнул волосы и только я собрался выйти из комнаты, как на пороге меня уже ждала Марина. Мы столкнулись с ней лицом к лицу и я, жутко покраснев, смущённо отвёл глаза, представляя, в каком виде я перед ней появился. Скрестив руки, девушка оглядела меня с головы до ног, какое-то время ещё смотрела на меня, после чего заявила:
- Неплохо. Очень неплохо. А у тебя хороший вкус, Лёша, - и вновь улыбнулась мне.
- Ты так думаешь? - всё ещё насупившись, спросил я. Мне было ужасно стыдно стоять вот так перед Мариной накрашенным, в парике и колготках. Я чувствовал, что она всё ещё смотрит на меня, казалось, не в силах оторвать глаз от увиденного. Но вместо ответа девушка сказала:
- Ну ладно, пойдём пока на кухню. Оксана скоро должна приехать.
Я проследовал за Мариной. Мы вновь сели друг напротив друга и принялись пить чай. Я был сконфужен и уже порастерял остатки навыков общения с девушками, которые приобрёл ещё 5 минут назад, и просто сидел, хлебая чай, в ожидании неизбежного.
Меня слегка напрягало то, как смотрит на меня Марина. Я понимал, конечно, что выгляжу необычно и что на меня было довольно интересно смотреть, но всё равно было немного неуютно находиться под пристальным взором девушки, которая ещё вчера меня унижала.
- Я смотрю, розовенькие выбрал? - посмотрев мне под юбку, спросила Марина.
Я совсем забыл, что у меня теперь всё видно и поспешил скрестить ноги.
- Ну чего ты, все же свои. Можешь и не прятаться.
- Да нет, мне так комфортнее.
- Ну смотри.
Тем более, мне надо было как-то скрыть свой "бугорок", который был сейчас совершенно не к месту.
- Ну как? - спросила вдруг Марина.
- Что "как"?
- Ну, как тебе в твоей новой одежде?
- Нормально. А почему ты спрашиваешь?
Марина посмотрела на меня с видом "не прикидывайся, я же всё понимаю".
- А, ну...неплохо, да. Очень удобно. Немного странно с непривычки, но довольно приятно. Честно говоря, не думал, что буду так выглядеть когда-нибудь.
- Так тебе нравится?
Я решил, что раз уж я согласился одеться как девушка, то увиливать было уже ни к чему. Тем более, перед человеком, который видел меня насквозь.
- Да. Мне нравится. Ты знаешь, я и вправду чувствую себя девушкой. Забавные ощущения.
- Ага, вот были бы у тебя месячные, как бы ты тогда заговорил, - сказала Марина и посмеялась.
- Ха, ну да. Нет, я в том смысле, что...ну, я же говорил, мне нравится, как одеваются девушки, но...чтобы самому когда-нибудь одеться, как девушка - этого я даже представить себе не мог. Мне казалось это каким-то противоестественным. Но ты знаешь, я рад, что попробовал.
- Противоестественным? Почему?
- Ну блин, парням не положено одеваться в женское. У них...у нас свои вещи есть.
- Ну ведь ты же оделся в женское. И что, разве случилось что-то плохое?
- Да нет...Просто...По-моему, это как-то неправильно.
- А вот Оксана так не считает. Для неё это вполне нормально.
- Да? Хочешь сказать, что и для тебя тоже?
- Ну да, а почему нет? В конце концов, я же сама тебе это предложила. К тому же, сегодня у меня появилась ещё одна подружка... - сказала Марина и, посмотрев на меня, улыбнулась.
Я посмотрел на неё и улыбнулся ей в ответ. Хотя мне, конечно, и показалось довольно диким то, что Марина увидела во мне девушку, но я почувствовал, что между нами возникла какая-то связь. Я не совсем понимал, связь ли это парня с девушкой или просто двух родственных душ или может даже вообще двух девушек. Я не знал, куда всё это может зайти, но мне было интересно узнать, как всё обернётся. Хотелось узнать её поближе, провести с ней больше времени, посидеть и поболтать с ней вот так, непринуждённо. Ведь она была той, кто меня понимает. Она нормально восприняла мои интересы и даже пошла им навстречу. В общем, всё оборачивалось довольно интересно.
Пока я не услышал, как открывается входная дверь.
Марина резко вскочила.
- Так, это Оксана. Веди себя естественно. Если что, импровизируй, - сказала Марина и, взяв меня за руку, повела за собой в коридор и направилась в коридор. Я страшно занервничал, но отказываться было уже слишком поздно. "В конце концов, что плохого может случиться?" - подумал я.
Мы вышли в коридор, Марина взяла меня под руку и произнесла то, от чего мне стало несколько не по себе:
- Оксана, знакомься, это - Алёна.

Продолжение следует...

Это сообщение отредактировал Stan_Smith - 15-01-2016 - 16:06
radiotik
 
  • Group Icon
  • Статус: Если тебя нет, то и меня нет...
  • Member OfflineМужчинаВлюблен
Stan_Smith, все добавьте автора рассказа, если Вы - то так и напишите.
Stan_Smith
 
  • *
  • Статус:
  • Member OfflineМужчинаСвободен
(radiotik @ 15.01.2016 - время: 14:52)
Stan_Smith, все добавьте автора рассказа, если Вы - то так и напишите.

Указал.
yan115
 
  • *
  • Статус: голодранец
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Пиши Продолжение
Не бросай
Доктор Одеялкин
 
  • *
  • Статус: Всех в одеялки, а одеялки у нас, тёплые да ватные
  • Member OfflineМужчинаВ поиске
А когда, следует? 00064.gif
Stan_Smith
 
  • *
  • Статус:
  • Member OfflineМужчинаСвободен
(Доктор Одеялкин @ 18.01.2016 - время: 20:31)
А когда, следует? 00064.gif

Как только, так сразу :)
yan115
 
  • *
  • Статус: голодранец
  • Member OfflineМужчинаСвободен
С нетерпением ждем
sxn3175328892
 
  • Group Icon
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineСвободен
...С нетерпением ждем....
Stan_Smith
 
  • *
  • Статус:
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Глава II.
- Алёна, знакомься, это – Оксана.

Я стоял в незнакомой мне квартире в присутствии двух девушек, одну из которых совершенно не знал, причём сам одетый как девушка, и всячески старался выглядеть непринуждённо. От жуткого волнения и стыда у меня буквально тряслись коленки, а в глазах даже слегка помутилось. Может, виной тому был яркий свет в прихожей, но я и без того чувствовал себя так, будто меня током ударило. Благо рядом со мной была Марина, которая придавала мне хоть немного уверенности, не давая мне прямо на месте грохнуться в обморок.
Когда «искры» у меня в глазах немного прошли, я сумел разглядеть Маринину подругу. У Оксаны была короткая, почти что мальчуковая стрижка, её светлые волосы торчком были выбриты с боков и зачёсаны на сторону. На ней было минимум макияжа и сперва я даже принял бы её за парня, если бы не знал. Да и одета она была соответствующе: короткая чёрная куртка, серый свитер, джинсы и кроссовки. Но даже несмотря на свой грубый «прикид», мне она показалась весьма привлекательной.
- Мариш, а ты популярна нынче, да? Весь вечер гостей принимаешь, - сказала Оксана. К тому же и голос у неё был тоже слегка грубоват.
- Ой, да иди ты. Просто подруга зашла, я ж тебе говорила.
- А где этот твой горемычный? Я его вещи привезла.
Я сглотнул.
- А, ну…вы с ним разминулись, - сообщила Марина, взглянув на меня. – Сказал, в другой раз заедет.
- М-да? – недоумённо спросила Оксана. – Странный тип, однако. Хотя повезло ему, что на меня не натолкнулся. А то я б ему тут расписала бы, по всем пунктам. Не хватало ещё, чтоб эти козлы тут ошивались.
- Да нет, он хороший, - вступилась за меня Марина.
- Ну не знаю, тебе виднее. Так, твоя подруга, говоришь?
Оксана недоверчиво взглянула на меня, а я поспешил отвести глаза, чувствуя, как у меня внутри всё буквально переворачивается. Сердце моё стучало так сильно, что в ушах просто звон стоял. Она какое-то время внимательно рассматривала меня, словно какой-то диковинный экспонат, а я, потупив взор, переминался с ноги на ногу в своём томительном ожидании. К тому же ноги мои в колготках жутко чесались, стринги туго впились в попу, а лифчик ужасно хотелось расстегнуть. Я чувствовал, что краснею, я ощущал, как её глаза сверлят меня с головы до ног и мне хотелось буквально спрятаться за Марину, дабы не оказаться осмеянным за свой нелепый вид.
«Чёрт, - подумал я, - она же меня раскусит. Это же очевидно, что никакая я не девушка. Не хватало ещё, чтобы она меня выгнала в таком виде».
- Ну раз подруга, то я, конечно, не против, - наконец нарушила своё молчание Оксана и, улыбнувшись, одобрительно протянула мне руку. - Рада знакомству, Алёна.
Я протянул руку в ответ, и мы поздоровались. Мне слегка полегчало от той мысли, что Оксана не вышвырнет меня на улицу с позором, но что-то в её взгляде меня тревожило.
- Ладно, я пока в душ. Я скоро. А вы пока чаю попейте. И мне тоже поставь, Мариш, - сказала Оксана и удалилась в душ, оставив меня с Мариной в прихожей.
Я облегчённо вздохнул, но сердце моё всё ещё колотилось.
- Кажется, ты ей понравилась, - сказала мне Марина, отчего я ещё больше покраснел.
Мы прошли на кухню, где Марина вновь поставила чайник, засветив мне свою упругую, полосатую попку. Улучив момент для передышки, я попытался собраться с мыслями.
- Что мне делать?! – отчаянно спросил я Марину полушёпотом.
- Как что? Просто будь собой. Ты же Алёна, - Марина улыбнулась. – Ты же знаешь, как себя девушки ведут. Если стесняешься, я тебе помогу. Ты главное не волнуйся, хорошо? Это ведь всего на один вечер.
- Постараюсь, - сказал я тонким, почти женским голосом.
- Ну вот, видишь. Уже получается, - обрадованно сказала Марина и села напротив меня.
Я прикидывал, как же лучше себя повести, что говорить и как мне вообще вжиться в образ. Всё-таки девушкой мне нечасто доводилось побыть, а уж тем более в компании других девушек, одна из которых мне очень нравилась. «Блин, а мне ведь с ними ещё и заночевать придётся. Неужели я буду спать вместе с ними?» - внезапно проскользнула у меня мысль, которая, должен сказать, приятно меня согрела и слегка приоживила мой член, приютившийся в мягком ложе женских трусиков. Я почувствовал, что хоть раз в жизни смогу побыть тем, кем всегда мечтал, причём даже не стыдясь этого. Меня возбуждала мысль о том, что и Марина, и её подруга видят во мне не какого-то жалкого извращенца, а миленькую, скромную девушку, которая просто пришла посидеть и поболтать.
Тем временем Оксана уже вышла из душа и присоединилась к нам на кухне. И я вдруг снова засмущался. С Мариной-то мы как-то сдружились, а вот Оксану я совершенно не знал. «Что она за человек? - подумал я. – Почему она одевается как парень? Почему она так не любит парней? И почему ей нравятся парни в женском?» Я чуял что-то недоброе во всей сложившейся ситуации, но рядом была Марина, так что мне не о чем было волноваться.
Я обратил внимание на домашнюю одежду Оксаны: красная клетчатая рубашка поверх майки, шорты и носки. «Такой-то контраст» - подумал я, глядя на изящную и утончённую Марину. Но вновь посмотрев на Оксану и её довольно мужественный образ, я с ужасом понял, что и Оксана мне тоже нравится. Не то, чтобы я был слишком падким на девушек, но и она тоже что-то во мне пробудила. Мне нравилось то, что она ведёт себя по-мужски. Мало того, мне почему-то очень хотелось, чтобы она пристроилась ко мне сзади.
Ни с того, ни с сего меня начал прошибать холодный пот. Я поскорее впялился в пол и попытался отогнать всякие дурные мысли и усмирить свои гормоны. «Неужели же я так вжился в образ?» - нервно подумал я и отхлебнул чаю. Девушки о чём-то беседовали, но я даже и не слышал, а буквально скукожился от той мысли, что со мной в комнате была девушка, куда более мужественная, чем я. К тому же, она была чуть подкачанная и по виду была чуть старше меня, а это меня сильно возбуждало. В глубине души мне безумно хотелось, чтобы Оксана овладела мной.
- А как у тебя дела, Алёна? – услышал я голос.
Это была Оксана. Она заговорила со мной и от напряжения я даже не знал, что ей ответить. Но взглянув на Марину и на то, как она беззвучно подбадривает меня, я заговорил своим мягким голоском:
- Ну...нормально...
Вступила Марина.
- Оксаш, ты знаешь, Алёна просто с парнем недавно рассталась. Она немного не в настроении. Вот и пришла ко мне поговорить. Так что…
Я занервничал.
- Ах, вот, в чём дело - сказала Оксана. – Мне так жаль, Алёна. Хотя ведь парни, они же такие, какие есть, да? Приходят, трахают, потом бросают. Так что не расстраивайся, он наверняка был сволочью, как и все они.
Тут я принялся защищать своего воображаемого бывшего от нападок этой феминистки.
- Да нет, он был хорошим, просто...наверное, он мне не подходил.
- Ах вот как, - отрешённо сказала Оксана. – Слушай, а ты не думала, что парни тебе, может, и вовсе не подходят?
- Оксана, ну чего ты! – осадила подругу Марина. – Она же расстроена, а ты ей тут свою лапшу вешаешь. Не слушай её, Алён, у всех свои тараканы. Найдёшь ты себе парня, не переживай.
- Ага, конечно. А потом опять на те же грабли, - язвительно сказала Оксана.
Хоть эта мужененавистница начинала меня напрягать, я решил ей поддаться.
- Хотя знаете...да, у меня было немало парней...и все меня бросали...как только получали то, что им нужно. Честно говоря, я даже не знаю...стоит ли мне с ними встречаться.
Оксана посмотрела на меня, словно на добычу.
- Слушай, Алёна. Ты красивая девушка. Не расстраивайся из-за всяких там козлов. Это ж просто парни. Они не понимают девушек так, как сами девушки. Забей ты на них.
- Да, Алён, - поддержала Марина, - не бери в голову. У тебя ж есть мы, твои подруги.
- Ну...я даже не знаю. Спасибо, девочки.
«Чёрт, - суматошно думал я, - да ты ведь и правда вжился в образ. Только не вздумай с ними про тампоны разговаривать, хех».
Какое-то время мы просто молча пили чай, как вдруг тишину нарушила Марина.
- Ой, Оксаш, знаешь чего? Алёне тоже нравятся болоньки, - усмехнувшись, сказала она.
Я чуть не поперхнулся.
- Правда? – любопытствовала Оксана.
- Ну да. Ты прикинь, я ей рассказала про наш магаз и она такая «вау!» просто. Пошурудили с ней на складе немножко - ну там, спальники, курточки, штанишки - и ей вообще прям понравилось. А как я ей рассказала, что у нас дома есть, так она аж прям зажглась вся. Ну Алён, ну не стесняйся, чего ты.
«Господи, что она несёт? – подумал я. – Ладно, врать не буду, мне же правда нравится».
- Ну...да, я тоже увлекаюсь...немного, - промолвил я.
Видно было, что Оксану эта новость обрадовала.
- Слушай, ты серьёзно? Не шутишь? Так это ж классно! И давно ты в этой теме?
Я продолжал играть.
- Не очень...Мне как-то парень предложил попробовать...И мне понравилось, - я вновь залился краской. - С тех пор вот интересно стало.
Оксана и Марина хитро переглянулись.
- Слушай, Мариш, пошли покажем. А то похвастать хочется.
- Пошли. Алён, у нас там есть кое-что. Не хочешь посмотреть?
От волнения я замешкался, но вскоре согласился.
Девушки отвели меня в спальню, где я не так давно превращался в девушку. Оксана открыла шкаф и достала оттуда висящий на вешалке пуховик.
«Ну и что такого в нём такого?» – подумал я, заметив, однако, что пуховик был куда длиннее обычного.
Это был чёрный блестящий пуховик с фиолетовой подкладкой и капюшоном. Он был довольно объёмным на вид, словно одеяло и был куда толще обычных пуховиков. Он так соблазнительно шуршал и очень приятно пах. Это была смесь запахов нейлона и женских ароматов, которую я вдыхал полной грудью и буквально чувствовал, как эти двое его надевали. Он был таким манящим и сексуальным, что мне сразу же захотелось надеть его на себя.
- Ну? Как тебе? Сама пошила, - с гордостью заявила Оксана.
- Очень здорово, - ответил я, любуясь этим болоньевым творением.
- Хочешь померить? – спросила меня Марина, будто прочитав мои мысли.
Я вновь заколебался, но мне правда хотелось его померить, и я ответил лишь:
- Ну...можно, наверное...
Я просунул руки в рукава и меня захлестнула та же волна ощущений, что и прошлой ночью: эта потрясающая мягкость гладкого, скользкого нейлона, который холодил и в то же время согревал меня, это чувство комфорта от того, что ты сейчас в этом пухлом, тёплом одеялке, ощущение того, что мне снова дали поносить чью-то одежду. К тому же та привлекательная брюнетка в зеркале смотрелась в нём очень даже сексапильно, красуясь и ощупывая себя в своей новой одёжке.
- Ну как? – спросила Оксана.
- Очень здорово. Ты просто молодчина.
- А, да ерунда. Ты смотри дальше, - заинтриговала меня Оксана.
Вначале она нашла молнию в самом низу пуховика – почти у пола – и быстрым движением застегнула меня в нём, надвинув капюшон. Затем обе девушки поставили мои руки по швам и – этого я уж никак не ожидал – взялись за молнии у карманов пуховика и застегнули мои руки по бокам куртки прямо до плеч, припечатав их к моему туловищу и спрятав их в толстом слое болоньи. Затем они положили меня на кровать и лёгким движением Оксана застегнула нижние края пуховика, закрыв тем самым мои ноги.
Я лежал на кровати, слегка шокированный, не понимая, что только что произошло, как вдруг Оксана с улыбкой произнесла:
- И последний штрих.
И, взявшись за молнию сверху капюшона, резко застегнула мне капюшон.
Я услышал, как девушки рассмеялись. «Да, наверное, и правда смешно выглядит», - подумал я, как только до меня дошло, что Оксана пошила пуховик, который превращается в спальный мешок, в который я сейчас был надёжно упакован. Я даже руками пошевелить не мог, а значит, шансов на освобождение у меня совершенно не было.
Я был слегка напуган. Я подумал, что девчонки меня раскусили и решили запаковать в мешок от греха подальше, чтобы потом всласть надо мной поизмываться. Как только я понял, что попался, я немного запаниковал и начал дёргаться в этом «пухомешке», но вдруг капюшон расстегнулся и показались девичьи личики.
- Ну как, нравится? – спросила Оксана.
Я не стал скрывать своего восхищения.
- Потрясно, - сказал я трепетным женским голоском.
- Ну вот, я ж говорила, ей понравится, - радостно сказал Марина.
- А то. Классная же идея, да? Это Марина придумала.
- Ага. Хочешь ещё полежать, Алён?
Их лица, проглядывающие сквозь капюшон моего пухового кокона, выглядели такими очаровательными, что мне просто не хотелось отказывать.
- Ну...могу немного полежать...потестировать, - улыбнувшись, ответил я.
- Ха, ну ты пока тут...потестируй, ха-ха, а мы отойдём ненадолго, окей? – спросила Оксана.
- Хорошо. Только...можешь капюшон застегнуть? А то в глаза светит, - сказал я Оксане тем же трепетным голоском, чувствуя, как всё больше возбуждаюсь от своего мягкого плена.
- Как скажешь, - удивлённо сказала Оксана, переглянувшись с Мариной, и полностью застегнула меня в моей пуховой темнице.
- Если что – зови, ха-ха, - услышал я Маринин голос.
Девушки удалились на кухню, а я лежал на кровати и нежился в своём тёплом, пухлом, болоньевом коконе, в котором меня так вероломно закрыли. Невероятное наслаждение накатывало на меня с неудержимой силой, которой я просто не смел сопротивляться. Мой член встал как бревно, неудержимо пробиваясь сквозь несколько слоёв женской одежды. От той мысли, что я попался в ловушку, я возбуждался всё больше: я-то думал, что надеваю пуховик, а оказался в самодельном спальном мешке, выбраться из которого мне было фактически нереально, ведь руки мои были застёгнуты снаружи. «Ну ничего, они придут и меня выпустят, - думал я. – А пока, наверное, можно немного расслабиться».
В непроглядной темноте закрытого «пухомешка» я чувствовал себя очень уютно и комфортно и был очень рад, что попросил Оксану застегнуть меня. О, я всегда хотел быть закрытым в этой тёплой и мягкой темнице безо всяких шансов на освобождение и просто нежиться в этом тесном болоньевом мешке, чувствуя аромат, который исходил изнутри, аромат их одежды, аромат их тел, когда-то вот так же кайфующих в этой сладострастной нейлоновой обители. Я знал, что они наверняка оставили меня здесь не просто так. Они наверняка хотели, чтобы я испытал то же, что испытывали и они, будучи скованными и полными желания окунуться в этот мягкий и шуршащий кокон. Может, они даже ласкали друг друга, Оксана обнимала Марину, а Марина Оксану и они стонали от непомерного удовольствия, которое принесло им это болоньевое заточение. "Вот ведь, - подумал я, - запихнули меня, небось, в свой мешок для утех. Но всё-таки зачем?".
Я больше не мог сдерживаться и мне страстно хотелось потрогать себя, но я понял, что этого у меня никак не выйдет. Горячее, страстное желание просто испепеляло меня, и я просто не знал, что с собой поделать. Я почувствовал, как слегка приспустил в трусики - вернее в прокладку – и знал, что они наверняка нарочно оставили меня связанным по рукам, чтобы поиздеваться надо мной, чтобы я просто лежал и корчился, изнемогая в безумном вожделении, которое никак не может вырваться наружу. Я уже буквально сходил с ума от сладостного желания, как вдруг услышал голос:
- Алён, ты уже разогрелась?
Сердце моё неистово застучало. В порыве вожделения я уже слегка пропотел и надышался теперь уже и своими запахами, как вдруг мой капюшон расстегнулся и передо мной предстали Марина и Оксана, которая держала в своей руке какой-то продолговатый прибор.
- А мы тебе сюрприз приготовили, - сказала Оксана, ехидно засмеявшись.
Как только прибор зажужжал, но моём лице отразилось лёгкое недоумение.
- Да ладно вам, девочки...чего вы..., - с придыханием сказал я.
Я чувствовал, что уже почти обессилел от этих истязаний в своём болоньевом заключении и слабо соображал. Я не понимал, что сейчас должно будет произойти, а главное почему, но я был готов к этому и страстно этого желал.
- Тебя закрыть или как? – всё так же ехидно спросила Оксана, склонившись над моим упакованным в пуховый кокон телом с вибратором в руке.
- Угу, - еле слышно произнёс я, покраснев.
Как только молния вновь сомкнулась над моим личиком, я уже приготовился.
Я чувствовал, как жужжащая палочка вибратора блуждала вокруг моей промежности, нежно массируя её сквозь толстый пуховик, как бы дразня своей властью над моим измождённым желанием телом. Но как только она приблизилась прямо туда, я почувствовал просто взрыв эмоций. Чёрт, со мной никогда ещё такого не было, чтобы меня, упакованного в спальный мешок, трогала вибратором какая-то девушка, причём на глазах у второй девушки. Это было просто потрясающе. Я предавался сладостному желанию и втайне надеялся, что пока Оксана мне вибрирует, Марина стоит рядом и тихонько себя потрагивает, прямо сквозь свои колготочки и полосатые трусики, как бы представляя себя на моём месте и жаждя вновь оказаться закрытой в этой болоньевой ловушке.
Но мне повезло: в «пухомешке» оказался я и это было просто восхитительно. Оксана лишь слегка надавливала мне своей «волшебной палочкой», а я судорожно выгибался в безумном, страстном наслаждении, представляя себя той самой Алёной, которой они меня видели. Той Алёной, которая рассталась со своим парнем и пришла искать помощи у своих подруг, а оказалась обманным путём упакована в спальный мешок, в котором ей сейчас мастурбируют. Но я была не против. Наоборот, я всегда хотела оказаться закрытой в мешке, чтобы надо мной властвовали мои подруги, а я бы лишь корчилась и извивалась от нахлынувшего наслаждения, не в силах разорвать мои гнусные оковы и вырваться на свободу. Я чувствовала себя такой слабой и беспомощной, чувствовала, будто меня похитили и что никто не придёт ко мне на помощь, пока эти двое со мной забавляются, как с какой-то игрушкой. Но я сама попалась в эту ловушку, и я была даже рада в неё попасться. И мои подруги знали это, они нарочно меня соблазнили и заманили, чтобы потом обречь на это гнусное, но очень комфортное заточение. И они не хотели поиздеваться надо мной, они хотели, чтобы мне было хорошо. И мне и правда хорошо, в этом тёмном, уютном, крепком коконе, который уже даже весь пропитался мной и моими соками, как он когда-то пропах Мариной и Оксаной. Теперь я понимаю, как же им было хорошо в этой уютной темнице, как же им было хорошо чувствовать себя несчастными пленницами, такими беспомощными и уязвимыми, находясь во власти какой-то вибрирующей палочки, которая способна свести тебя с ума. Бедняжки постоянно оказывались в плену друг у друга, а теперь им нужна была новая пленница, чтобы почувствовать каково это, обречь кого-то на столь вожделенное наказание и наблюдать, как она корчится в своём необузданном желании, пока ты втайне мечтаешь о том, чтобы снова оказаться там, в этом мешке.
Пока Оксана орудовала в моей промежности сквозь мягкую толщу пуховика, я чувствовал, как желание всё больше нарастает и всё сильнее захлёстывает меня, с головы до кончиков пальцев. Я уже основательно вспотел в своём душном коконе, одетый к тому же в тёплую кофту и колготки. Всё мое тело просто невероятно чесалось, и я даже чувствовал, как взмокла моя попа. Но мне было хорошо в моём мягком и уютном ложе, которое согревало и защищало меня. Мне было очень приятно от того, что я смог наконец почувствовать себя настоящей девушкой, смог наконец полностью окунуться в этот поток женских ощущений, испытав настоящую бурю эмоций, какую испытывают девушки, когда им мастурбируют.
Я испытывал такой неописуемый кайф, что мне хотелось его растянуть, но я чувствовал, что скоро уже не смогу сдерживаться. Горячее желание просто захлёстывало меня и я, тихонько постанывая с закрытыми глазами и изгибаясь под напором вибратора, благодарил судьбу за это потрясающее приключение. Сквозь закрытый капюшон я услышал где-то вдалеке голос Оксаны:
- Ну как, хорошо?
- Угу, - всё так же еле слышно ответил я и почувствовал, как вибратор слегка нарастил свою мощность, пробравшись не только сквозь пуховик, но и сквозь юбку, колготки и трусики, которые были на мне.
От неистового желания я просто сходил с ума. Член мой яростно дёргался в нетерпении поскорее выплеснуть энергию, накопившуюся за время моего пухового заточения, и я даже подкатил глаза в предвкушении скорого, долгожданного апогея. Я представил, как же я выглядел со стороны в тот момент. На кровати лежал чёрный, упругий, блестящий свёрток, застёгнутый наглухо, который стонал и подрагивал в сладостном желании, а в это время какая-то девушка доставляла этому свёртку неописуемое удовольствие, тогда как другая смотрела на всё это и ей это нравилось. Но внутри этого тугого и плотного кокона была ещё одна девушка, прекрасная брюнетка, которую просто внаглую засунули в этот мешок забавы ради, чтобы посмотреть, как она сладостно изнывает в своём мягком и тесном плену, сгорая от безумного желания поскорее кончить. О, да, она всегда хотела оказаться упакованной в мешок, оказаться несчастной пленницей, хотела, чтобы с ней вот так поразвлекались, даже без её согласия. Но она даже не ожидала, что ей начнут мастурбировать, причём её же подруги. Всё случилось так внезапно, что она даже не успела раздеться и ей мастурбировали прямо в её же колготках и её миленьких розовеньких трусиках. Она даже не успела ничего понять, прежде чем оказаться с головой закрытой в этой болоньевой ловушке. Она даже не ожидала, что её подруги, которых она давно знала, были способны на такой гнусный и подлый поступок. Но она не рассердилась на своих подруг, наоборот, она была приятно удивлена, что они с ней это сделали. Она всегда хотела испытать оргазм, оказавшись упакованной в спальный мешок. Она даже хотела, чтобы на неё смотрели. Ещё бы: её соблазнительные формы и изгибы, словно у прелестной куколки, отчётливо проступали сквозь толстый слой пуховика, заставляя себя желать. Её чувственная, упругая грудь, обёрнутая в мягкий и нежный нейлон, страстно вздымалась и опускалась под напором чувств. Её хотелось потрогать, ощупать, прижать к себе, обласкивая её трепетное тело, упакованное в гладкий и скользкий болоньевый кокон, пока она бы наслаждалась своим уютным пленом где-то в глубине своей душной темницы. Может, её даже и трогали в это время, может её даже прямо охаживали с двух сторон, ей бы очень хотелось, чтобы её потрогали, но сквозь плотный, толстый пуховик она этого не чувствовала, а чувствовала лишь, как вибратор буквально врезается в её промежность и тихонько постанывала, получая оргазм, о котором не смела даже и мечтать. Будучи полностью скованной и закрытой, она чувствовала себя такой слабой, такой уязвимой, и от этого её желание разгоралось с невиданной силой. И по мере того, как вибратор работал всё быстрее, её тело всё больше выгибалось, а она стонала всё сильней и сильней, жаждя получить то, чего всегда хотела. Хоть ей и без того было жарко, её пухлый, тёплый кокон согревал её ещё больше, от чего она уже порядком ослабела и тяжело дышала. Она уже сходила с ума, желая поскорей вырваться на свободу из своего плотного кокона, как бабочка, но ей так не хотелось покидать своё мягкое и уютное гнёздышко, где ей было так хорошо и приятно. Она просто влюбилась в него и получала от него безумный кайф, пока её подруга вовсю наяривала ей, словно пытаясь пробуриться в глубь мешка. Она давила всё сильней и сильней, а кокон уже мычал и дёргался от неописуемого экстаза, захлёстывавшего девушку внутри него. От жаркого мешка и избытка чувств её грудь заколыхалась быстрей, давая знать, что она уже почти готова кончить. «Да!..Да!..Да!..» - повторяла она еле слышно, но вскоре её томные стенания становились всё громче и громче, так, что их стало слышно даже сквозь наглухо застёгнутый мешок. «ДА! ДА! ДА!» - уже кричала девушка, так страстно как никогда раньше. Она была настолько возбуждена, что буквально была готова вырваться из своего крепкого кокона, настолько её переполняло желание. И вот, когда напряжение уже было на пределе и девушка уже не могла больше сдерживаться, вибратор резко нарастил мощность, в неудержимом порыве страсти куколка выгнулась и из глубины мешка раздался тонкий, протяжный стон, ознаменовавший наступление желанного, долгожданного оргазма. Но вибратор продолжал работать. Раздался очередной страстный стон, но уже послабее, за ним ещё один, и ещё один, и через какое-то время стоны прекратились, а некогда живой и полный страсти чёрный свёрток на кровати теперь лежал неподвижно, переживая своё потрясающее сексуальное приключение.

Я услышал, как вибратор утих и меня наконец расстегнули. Яркий свет пробился в ложе моего кокона, а я лежал обессилевший и полностью отрешённый, отчаянно поглощая свежий воздух.
- Ну как, понравилось? – услышал я голос Оксаны.
Я лежал на кровати, усталый, потный и запыхавшийся, пытаясь справиться с овладевшим меня потоком эмоций и впечатлений. Я чуть отдышался и, чуть улыбнувшись, мягко произнёс:
- Да.
А Оксана улыбнулась мне в ответ. Затем подошла Марина и спросила:
- Ну что, ещё скучаешь по парню?
Недолго думая, я, всё ещё запыхаясь, ответил:
- Нет...Ну его в жопу.
Девушки звонко рассмеялись, а я всё ещё пытался прийти в себя после новых, потрясающих впечатлений. И в тот момент я понял, что хорошо всё-таки иметь таких подруг.

И что-то мне подсказывало, что наш вечер ещё не закончился.

Продолжение следует...

Это сообщение отредактировал Stan_Smith - 07-11-2016 - 21:04
cocooner
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Отличное продолжение. 00034.gif
yan115
 
  • *
  • Статус: голодранец
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Ждем с нетерпением
Пиши еще
Stan_Smith
 
  • *
  • Статус:
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Глава III.

Я лежал на кровати, чувствуя, как бьётся моё сердце, и тяжело дышал, пытаясь прийти в себя. Я ни о чём не думал, а лишь наслаждался своим приятным послеоргазменным состоянием. Мне было так хорошо, как никогда ещё не было. Я испытал настоящую бурю приятных эмоций и был несказанно рад, что меня ни с того, ни с сего решили запихнуть в этот пуховик, который внезапно оказался мешком. Я был практически без сил; из меня будто выжали все соки, оставив моё измождённое, трепещущее тело лежать в этом раскрывшемся пуховом коконе. И после всех этих истязаний я был рад, наконец, вырваться на свободу и глотнуть свежего воздуха.
Но постепенно я начал приходить в себя и стал понимать, в какой же постыдной ситуации я оказался. Я понял, что кончил в спальном мешке на глазах у двух почти незнакомых мне девушек, да ещё и с характерными для этого дела звуками и телодвижениями. Я представил, как они вдвоём меня сейчас обсуждают, сидя на кухне и попивая чаи, с радостью от того, что унизили какое-то существо. "Так вот, чем они вдвоём занимаются, - с отвращением думал я. - Проворачивают тут друг с другом свои грязные, похотливые делишки, да ещё и меня вовлекли в свою содомию. Мерзость какая." К тому же, желание во мне подостыло и к своему положению я относился с уже куда меньшим энтузиазмом: в кофте мне было как-то некомфортно, а от колготок ноги чесались так, что хотелось поскорей же их снять. Но я знал, что должен был терпеть - иначе и быть не могло. "Как настоящий мужчина, хе", - подумал я, почесывая зудящие от ног колготки.
Я и без того разгорячился, а ещё и в мешке было так жарко, что я буквально весь взмок, и я решил, что неплохо было бы принять душ, а заодно и сменить прокладку. "Хорошо, что я её всё-таки подложил", - подумал я, представив, как же сильно я там напортачил. От осознания того, что я спустил в чужие трусики, я покраснел. "Нет, ладно бы я ещё в них описался, как в прошлый раз, - думал я, - но это же вообще пошлятина какая-то". Я чувствовал себя мерзким, грязным извращенцем, который, непонятно зачем, напялил на себя бабские шмотки и, ведомый своими похотливыми мыслями, поддался искушению почувствовать себя девушкой со всеми вытекающими. "Стыдно, Господи, как же стыдно, - думал я. - И как же мне теперь с ними разговаривать?"
Наконец я собрался с силами и решил быстренько проскользнуть в душ, минуя этих двух барышень. Но только я открыл дверь, как тут же столкнулся с Оксаной, которая, видимо, хотела посмотреть на меня, всю такую растрёпанную и смущённую. Я не смотрел ей в глаза, но чувствовал, с каким интересом и чувством превосходства она смотрит на меня, как на девушку, которой она только что мастурбировала.
- Ну, как ты? В порядке? - спросила она, скрестив руки и опёршись о дверной косяк.
- Д-да, хорошо, - отведя глаза, ответил я.
- Душ принять не хочешь? После такого.
- Угу, я-я как раз собиралась.
- А, ну вот и хорошо.
Я уже хотел было просочиться в ванную, как Оксана вдруг сказала:
- Знаешь, а ты очень милая.
Я обомлел на месте. Чтобы мне делали комплименты, да ещё и девушки - это было просто уму непостижимо.
- С-спасибо, - слегка недоумённо ответил я и забежал в ванную, закрывшись на защёлку.
Пустив воду в душе, я начал раздеваться. Краем глаза я взглянул на себя в зеркало и тут же отвернулся - мне было ужасно стыдно смотреть на себя в таком виде. Я снял парик, кофту и юбку, расстегнул лифчик, стянул колготки и выудил из попы стринги, которые к своему удивлению почти не испачкал, а прокладку бросил в мусор. "Вот уж выручила, - подумал я. - Надо будет ещё одну попросить".
Абсолютно голый, я встал под воду, думая о том, как же мне поскорей забрать свой телефон и кошелёк и убраться наконец из этого обиталища разврата. Лицо я мыть не стал, чтобы не смыть макияж, старательно сделанный Мариной, и начал намыливаться каким-то вкуснопахнущим гелем для душа. "Нет, от такого позора мне вовек не отмыться", - думал я, стоя под тёплой струёй воды и осознавая, что я опять так жалко опозорился. Голова моя гудела, словно потревоженный пчелиный улей и я даже не знал, как мне относиться к случившемуся. С одной стороны мне очень даже понравилось, но осадок оставался. Я испытал то, о чём всегда мечтал, но в то же время чувствовал себя какой-то использованной дешёвкой, над которой так глумливо и бессовестно надругались и теперь обсуждают. Но больше мне было интересно, как я теперь выглядел в глазах Марины. Хотя даже после того, что случилось у неё в магазине, наверное, ничто уже не способно было ещё больше унизить меня в её глазах.
Но вот Оксана...Я не знал, что она за человек, но что-то в ней казалось мне странным. Поначалу я ничего не заподозрил, но теперь для меня всё стало проясняться. "Этот мужской прикид, стрижка, одёжда, то, как она относится к парням и то, что она делает мне комплименты, как девушке...Стоп, ведь и кровать у них одна...Получается, спят они вместе...Так ей что...нравятся девушки?.." - внезапно осознал я. И то, что я ей понравился - вернее понравилась - значило, что мы с ней поменялись местами.
Это значило то, что она для меня теперь парень, а я для неё девушка.
"Я же говорила, у Оксаны есть свои интересы".
Теперь я понял, что Марина имела в виду. Поэтому и просила меня остаться на ночь, чтобы Оксана могла провести со мной время. "Чёрт, - ошеломлённо подумал я, - неужели же для этого? Она что, хочет меня..." От этой мысли мне стало как-то не по себе. Я боялся представить, зачем же я здесь на самом деле. Я не хотел думать о том, что Оксана ублажала меня лишь для разогрева и что со мной сегодня ещё что-то сделают, причём скорее всего в грубой форме. В конце концов, Марина не могла бы так поступить со мной. Она была слишком доброй. По крайне мере, мне так казалось. И втайне я наделся, что всё ограничится лишь этой обычной шалостью со спальниками и вибраторами, а уж никак не претензиями на мою анальную девственность.
И вдруг у меня в голове пронеслось: "Так что, и Марина тоже, получается...Тоже лесбиянка?" По поводу Оксаны я не сомневался, но вот насчёт Марины я не был уверен точно. Всё ещё наивно питая к ней какие-то юношеские чувства, я не хотел верить в то, что парни её не интересуют. Мне хотелось, чтобы наше общение с ней перешло во что-то серьёзное, пусть даже и слегка ненормальное, пусть даже и с лёгкой примесью фетишизма и извращенства, но Марина мне нравилась и я хотел от неё того же. Я вспомнил, как она что-то говорила про одного парня, с которым спала, когда пришла Оксана, и во мне зародилась надежда на то, что Марина как минимум бисексуалка, и я понял, что, возможно, не всё ещё потеряно и когда-нибудь у нас с ней что-нибудь может получиться. "Ага, мечтай", - тут же упрекнул я себя, продолжая мыться с мыслью о том, что мы с ней хотя бы останемся хорошими подругами.
Я вышел из душа и мне стало уже чуть полегче. Я чувствовал себя посвежевшим и расслабившимся. Я отогнал все эти пошлые мысли прочь, списав всё на нервы и подумал, что от переизбытка чувств просто навоображал себе черт-те что. "Хах, чего захотел, чтобы тебя девушка трахнула?" - пронеслось у меня в голове и вдруг я с ужасом понял, что действительно хочу. Вернее, хотела этого моя женская часть, в то время как мужская же вовсю сопротивлялась. Я понимал, что это слишком нереальный сценарий, к счастью или к сожалению, но желание женской моей половины вскоре начало брать верх. И я почувствовал, как член мой после недолгой передышки вновь начал слегка приподниматься.
Я начал одеваться, вновь почувствовав тот прилив волнения, которое я сегодня уже испытывал при встрече с женской одеждой. Конечно, ни трусики, ни колготки уже не источали свежести, но других, более чистых вариантов у меня не было и пришлось надевать то, в чём я только что кончил. Надев розовые стринги, удобно расположив их в своей попе, я, уже будто по привычке, натянул колготки. Я высунулся в дверь и, смущаясь, попросил у Марины прокладку, на всякий случай. С недоумением посмотрев на меня вначале, вскоре она, казалось, всё поняла и вручила мне конвертик. По старой схеме расположив её у себя в трусиках, я надел юбку, лифчик, соорудив себе грудь из колготок, затем надел кофту и нацепил парик. Посмотрев в зеркало, я убедился, что косметика не смазалась, попутно покраснев от своего вида, и я, чистый и ароматный, вышел в кухню, где меня уже ждали девушки.
- С лёгким паром, - поприветствовала меня Марина. - Чайку не желаешь?
- Да, спасибо.., - робко ответил я.
- Присаживайся, - уступила мне место Оксана. - Бери печеньки, угощайся.
Я посмотрел на неё и что-то во мне снова встрепенулось.
- С-спасибо.
- Ой, да ну что ты. Это тебе спасибо, что пришла. А то мы с Мариной уже как-то заскучали.
Девушки с улыбкой переглянулись.
"Ага, насытились уже своими извращенскими фантазиями друг с дружкой, теперь свежего мяса захотелось" - отвращённо подумал я, но скромно ответил:
- Я тоже была рада зайти.
Я тихонько попивал чай, пока девушки болтали о чём-то своём. Я видел, как они смотрели друг на друга, как разговаривали и вдруг понял, что они не просто две подруги, которые живут вместе и спят в одной постели. Я знал, что между ними определённо что-то было. Что они не просто время от времени балуются друг с дружкой в пуховиках и спальниках. Мне казалось, их связывало нечто большее, нежели взаимная мастурбация, нечто такое, что когда-то сплотило эти родственные души. Может, они даже любили друг друга. Но я не хотел в это верить. Я немного ревновал и отчасти завидовал Марине от того, что ей повезло найти себе партнёра по интересам, но в то же время я был чертовски рад за эту очаровательную девушку.
Был уже поздний вечер и я всё размышлял, как же я попаду домой. Кроме как переночевать в этом Содоме, а уже наутро уехать отсюда, вариантов у меня больше не было, так что я решил как-то убить время и завести беседу.
- Так у вас свой магазин, да? - поинтересовался я, отхлебнув чаю.
- Ну, скорее лавка, - ответила Марина.
- Ага, - вторила Оксана. - Не магазин, а одно название. Хотя клиентов хватает, знаешь ли.
- А...как вы вообще...решили открыться?
- А, ну, с нами как-то случилась одна история.., - начала Марина.
- Да, и как-то вдруг поняли, что хотим этим заниматься. Ну тебе ли не знать, Алёна. Тебе же это тоже нравится. И сейчас тебе понравилось, - сказала Оксана, ухмыльнувшись.
Я вновь отвёл глаза в пол и сдавленно произнёс:
- Угу.
- Да ладно тебе, Алёна, не скромничай. Мы ж подруги. Мы с Мариной тоже через такое прошли. Уж знаем, как-никак. Ну ведь классно же было, да?
Оксана как-то хитро смотрела на меня, казалось, уже зная, что я отвечу. Я был уверен, что она заманила меня в мешок не просто забавы ради. Глядя ей в глаза, я понял, что у неё на уме. Ей нравилось доставлять удовольствие девушкам, нравилось видеть, как они стонут и выгибаются от экстаза в её руках, нравилось чувствовать своё превосходство над ними, такими скованными и беспомощными бедняжками. А когда ей подвернулась Алёна, она сразу же решила показать ей свою власть над ней, такой ничего не подозревающей и растерянной дурочкой, просто унизив её на глазах подруги. И то, как она на меня смотрела, так властно и уверенно, заставило меня напрочь забыть о своей мужской сущности, желая лишь снова оказаться скованной, несчастной пленницей в её руках.
- Ну...да, было очень здорово, - сконфуженно ответил я, вспомнив, что Оксана делала со мной.
"Чёрт, - думал я, - поскорее бы всё это уже закончилось".
- Ммм! Совсем забыла, - воскликнула Оксана. - Мариш, у меня ведь для тебя тоже сюрприз есть.
- Да ты что! - удивлённо сказала Марина. - И какой же?
Оксана направилась в прихожую, откуда вернулась с каким-то довольно крупным свёртком. Глаза Марины буквально загорелись.
- Это то, о чём я думаю? - восхищённо спросила она.
- Пойдём в спальню, там откроешь. Алёна, пошли с нами, тоже посмотришь.
Мы прошли в спальню и Марина начала распаковывать подарок. Развязав чехол, она вытащила из него какой-то свёрток. Она развязала шнурки, сдерживающие рулон, развернула его и оказалось, что этот свёрток был ни чем иным, как спальным мешком, разве что не совсем обычным. Он был красным, пухлым и блестящим, ткань его шуршала и переливалась на свету, маня и привлекая, словно драгоценный камень, молния его был застёгнута доверху, закрывая капюшон, и доходила только до середины мешка, а на задней его стороне висели чёрные ремешки на застёжках. Он был довольно объёмным и, судя по виду, весил тоже прилично. "Да, в поход с таким не пойдёшь, конечно", - думал я, наблюдая, с каким интересом Марина изучает новую болоневую вещицу. И естественно, я немного завидовал Марине, что у неё теперь есть такой классный спальный мешок.
Оглядев его, Марина просто зашлась от радости и бросилась на шею подруге:
- Оксаш, спасибо тебе. Спасибо. Ты же знаешь, я давно хотела.
- Знаю, поэтому и заказала.
- Блииин, это ж такая вещь, спасибо тебе, Оксаш.
Марина восхищённо ощупывала мешок, скользя пальцами по его гладкой, глянцевой поверхности и жмякала его своими пальчиками, пробуя его на мягкость, а я стоял в стороне, наблюдая за этим действом, и втайне надеялся, что сейчас она его вот-вот опробует.
- Алёна, как тебе? - поинтересовалась Оксана.
- Классный мешок. Просто супер, - искренне ответил я.
Мешок и вправду был потрясным. Не каждый день такой увидишь.
- А по какому случаю сие? - спросила Марина.
- Ну так годовщина же у нас, забыла? - ответила Оксана.
- Ах да, точно. Блин, классная штука.
- Примерить не хочешь?
Сердце моё забилось.
- Да ну, давай завтра уже. Мне на работу вставать, - отнекивалась Марина, с нескрываемым интересом разглядывая мешок.
- Да ладно тебе. Померишь и всё.
- Блин, если я залезу, то не вылезу, ха-ха, ты ж знаешь.
- Точно не будешь? - настаивала Оксана, казалось, зная, что её подруга этого хочет.
- Ммм...Блин, ну ладно, давай. Но только примерю, без глупостей, - предупредила Марина.
И я начал следить за процессом.
Марина расстегнула молнию мешка, обнажив его нутро из чёрной, такой же блестящей и соблазнительной ткани, и начала в него залезать. Мешок расстёгивался не полностью, так что ей пришлось постараться, чтобы пролезть внутрь. Красная, дутая ткань спальника соблазнительно шуршала, в то время как Марина залезала в него, просовывая одну за другой свои миленькие ножки в колготочках. Она залезла в глубь мешка, подтянула его и уже стояла в полный рост, после чего надвинула на голову капюшон и принялась застёгиваться. Молния шла туго, с глухим звуком, поскольку внутри тесного мешка уже стояла Марина, но в конце концов застёжка дошла до уровня шеи, скрыв Марину в этом огромном, блестящем коконе, оставив напоказ лишь её миленькое, симпатичное личико, улыбавшееся от радости оказаться внутри желанного приобретения.
- Ну вот, готово, - пританцовывая в своём пухлом красном коконе, отчиталась Марина подруге.
- А спать вы стоя будете? - хитро спросила Оксана.
- Ха-ха, ты чего, я в нём спать не собираюсь, - сказала Марина, вертясь перед зеркалом и любуясь собой в новом наряде.
- Ну, это ты так думаешь, - зловеще произнесла Оксана и, развернув мешок с Мариной внутри, схватилась за одно из висевших сзади креплений и защёлкнула его на уровне её груди.
На Маринином лице, как и на моём, отразилось удивление.
- Эй, ты чего? - недоумённо спросила Марина.
- Так, руки зафиксированы. Идём дальше.
- Нет, ну Оксаш, ну мы так не договаривались, - жалобно произнесла Марина в то время, как в районе её живота защёлкнулся ещё один ремешок.
Марина начала вырываться и попыталась высвободить руки, но они уже были плотно прижаты к её телу. Она стала отпрыгивать в мою сторону, видимо, чтобы я как-то защитил её от этого произвола, но Оксана её поймала и поставила на прежнее место.
- Слушай, Алёна, подержи её, пожалуйста, - обратилась ко мне Оксана.
Я, будучи в полной прострации, послушался, и Оксана продолжила защёлкивать ремешки на спальнике с Мариной, пока я стоял сзади и держал мешок за плечи. Девушка дёргалась, пытаясь вновь отпрыгнуть, а я чувствовал, как мои пальцы скользят по гладкому нейлону мешка, в котором была заточена красивая девушка, ощущая его мягкость и плотность. От этих прекрасных ощущений член мой сразу же вскочил и принялся разогреваться.
- Оксаш, ну серьёзно, ну не смешно уже. Заканчивай давай, - продолжала ныть Марина, пока Оксана застёгивала уже четвёртый ремешок в районе её бёдер. - Блин, Алён, ну и ты ещё с ней заодно.
- Цыц, а то застегну, - пригрозила Оксана.
Марина умолкла, казалось, поняв наконец, что у Оксаны на неё свои планы, в которых желанию или нежеланию Марины совсем не было места. А мне хоть и было жалко Марину, но я был безумно рад поучаствовать в этом потрясающем действе. Марина пыталась вырваться из моих рук, словно бойкая пленница, пока ремешки на её спальнике продолжали застёгиваться, всё больше сковывая её в своём красном и блестящем подарке, будто превращая её саму в в большущий и аккуратно перевязанный подарочек. Я чувствовал себя слегка виноватым, что тоже отчасти издевался над Мариной, но противиться Оксане я не мог. Меня просто захлёстывали эмоции.
И вот, когда почти все ремешки на мешке до низу были уже застёгнуты, Оксана встала и застегнула последний, девятый ремешок в самом верху, что означало, что теперь Марина была полностью скована в своём большом красном коконе и шансов выбраться из него у неё совершенно не было.
- Ну всё, можешь отпускать, - сказала мне Оксана, похлопав по мешку, в который была запакована Марина, и я послушался. - Да, и присядь на кровать пока. Посмотришь.
У Оксаны был такой проникновенный взгляд, что казалось, она сделала это специально для меня. Специально обездвижила свою подругу, чтобы я посмотрел, что она будет делать с ней дальше.
Я присел на кровать и посмотрел на Марину, которая стояла связанная в красном спальном мешке и пыталась удержать равновесие. Её кокон, некогда прямолинейный и грузный, теперь был перетянут ремешками так, что был подогнан по её сексапильной фигурке, проявив её привлекательные бёдра и грудь. Она была похожа на гигантскую гусеницу, только гладкую и блестящую, и к тому же очень свирепую, судя по её лицу.
- Ах ты...Ну ты...Вот выпусти меня, я тебе устрою. Это ж надо, вот ведь...
Марина бросилась на Оксану и слегка пошатнулась в мешке, но Оксана её подхватила, поставив на место и удерживая от падения. Она всё ещё пыталась вырваться, но уже скорее импульсивно, потому что прекрасно понимала, что крепко попалась.
Марина сдерживалась, скорее всего из-за моего присутствия, но гнев её на то, что её же подруга связала её в этом жарком мешке был очень даже заметен. Она явно не ожидала и того, что я как-то в этом посодействую. И она уж никак не хотела мириться с той мыслью, что её попытки выбраться из мешка абсолютно безуспешны и теперь ей, вопреки своему недовольству, оставалось лишь отдаться на попечение Оксаны.
- Не устроишь, - произнесла Оксана, расстегнув молнию мешка на уровне пояса, и просунула туда руку.
Как вдруг Марина издала протяжный стон, означавший, что Оксана добралась до её промежности.
- Оксана, прекра...ааахх!.. - гневно произнесла Марина, прежде, чем начала погружаться в пучину наслаждения.
Да, Оксана начала мастурбировать своей подруге в спальном мешке, причём прямо на моих глазах. Всё случилось так внезапно, что я даже не успел отреагировать. Меня будто молнией поразило. Я был полностью ошарашен, и даже не знал, что мне делать, поэтому мне оставалось лишь наблюдать за происходящим, чувствуя, как в трусиках трепещет мой горячий член.
Оксана настойчиво пыталась удовлетворить Марину. Она ласкала её прямо через колготки и трусики, пытаясь пробиться в её недра, но даже не смотря на эти препятствия на пути к её влагалищу было видно, что Марина получала истинный кайф, даже сквозь своё миленькое полосатое бельё. Она начала тяжело дышать, изредка закатывая глаза и слегка постанывая от внезапно настигшего её наслаждения.
- Оксана...перест...ахх...аххх.., - пыталась остановить подругу Марина.
На лице её отразилось безумное вожделение. Она прикрывала глазки, приоткрывала ротик, из которого доносились страстные вздохи и временами закусывала губки, испытывая неописуемое наслаждение, даже будучи в трусиках и колготках.
- Ну, как тебе? - вдруг обратилась ко мне Оксана, мастурбируя своей пленённой подруге.
Казалось, Оксана хотела меня этим впечатлить, что у неё как раз отлично получилось: я не смог вымолвить не слова, покорно глядя на то, как связанную в мешке Марину сексуально истязают. И не дождавшись моего ответа Оксана продолжила ублажать подругу.
От гнева на лице Марины уже не осталось и следа. Возможно, где-то глубоко внутри она и злилась на свою подругу за то, что так внезапно устроила ей новое сексуальное приключение, но было заметно, что вся её злость буквально растворялась в оргазмических позывах, исходивших от её раздразнённой вагины. Причём чувства её подогревало то, она даже не была готова к этому. Прямо в чём была, даже не стянув с себя колготки, она залезла в мешок и ощутила эту мягкость, это тепло от нахождения в уютном спальнике, из которого даже не хотелось вылезать. Она уже собиралась было отправиться спать и оставить знакомство с подарком на завтра, как вдруг её подруга внезапно решила взять её в плен, чтобы доставить ей неописуемое наслаждение в недрах свежекупленного спального мешка. Она решила опробовать его, но она и понятия не имела, что всё так обернётся, что её же подруга заточит её в этой тесной болоньевой темнице, будет мучить её, истязать её трепетное тело и не отпустит, пока не совершит над ней задуманное.
Но гнев её был скорее надуманным. Я понял это уже после. Конечно же, она хотела этого. Это было видно по её сверкающим глазам. Да, как только она увидела этот спальный мешок, этого красного монстра, блестящего и шуршащего, способного поглотить её в своём мягком и скользком чреве, всё её естество буквально загорелось неистовым желанием "оприходовать" это болоньевое чудо. Но она не могла сразу поддаться этому искушению, нет. Ведь ей нравилось сопротивляться. Да, от этого её желание разгоралось всё больше и больше. И даже тогда, когда Оксана нежно и умело работала пальчиком в её влагалище сквозь её мокрые трусики и колготки, Марина всё ещё сопротивлялась, пытаясь держать свою оборону до последнего, чувствуя, как безудержное желание неумолимо накатывает на неё с ещё большей силой.
Я, словно завороженный, наблюдал за процессом. Мой член горячо и яростно дёргался в ложе Марининых трусиков, в то время, как сама Марина изнывала от сладостных ощущений, стоя связанной в спальном мешке. Ноги её уже подкашивались от нехватки сил, но Оксана удерживала её, обхватив подругу за спину. Мешок с виду был довольно тёплым и Марина уже порядком раскраснелась от пребывания в толстом слое пуха, который плотно и упруго обхватывал её прелестную фигурку. Стоя в тесном спальном мешке, Марина ощущала его мягкость и нежность, но будучи ещё и связанной в нём, она в полной мере наслаждалась его крепкими и мощными объятиями, чувствуя себя буквально поглощённой этим красным и пухлым болоньевым монстром, толстым слоем окутывавшем всё её трепетное тельце. Я представил, как она уже вспотела в этой пуховой бане, как вспотела её попка и грудь, и всё её тело уже буквально сочилось потом, будто промаринованное в своих же сексуальных соках, испускаемых отовсюду. Такая мокрая и влажная, Марина, казалось, постепенно теряла свои силы, но не только от душного и тёплого спального мешка, а и от сильнейшего возбуждения, настигавшего её киску.
Оксана шуршала в промежности Марины всё быстрей, а из её милого ротика, даже несмотря на упадок сил, периодически вырывались возгласы наслаждения, причём довольно громкие.
- Так, придётся тебя заткнуть, - решительно сказала Оксана и, прижав мешок с Мариной к себе, страстно поцеловала Марину в губы, продолжая орудовать в её промежности.
Я сидел словно в дурмане. Я поверить не мог, что девушки поцеловались прямо на моих глазах. Казалось, мне снится какой-то бредовый сон, порождённый моим похотливым сознанием, но всё происходило на самом деле. Оксана всё ещё целовала Марину и выглядело это так мило и так возбуждающе, что мой член задёргался ещё сильней, уже слегка спустив от напряжения. Казалось, Оксана лишь хотела заткнуть Марине рот, но выглядело это как сексуальная подпитка её предоргазменному состоянию. В приступе страсти Марина отчаянно дёргалась и нежно стонала даже несмотря на губы Оксаны, которые плотно присосались к её губам, в то время, как Оксана шуршала по колготкам и трусикам своей подруги, надёжно закрытой в своём болоньевой заточении.
И когда вскоре Маринины стоны начали усиливаться, предвещая о скором, долгожданном апогее, Оксана перестала её целовать и, достав руку из мешка, направилась к шкафу, оставив Марину стоять в неоконченном половом акте. Покопавшись в шкафу, Оксана достала то, от чего мои глаза просто полезли на лоб, а сердце застучало ещё сильней. Это был страпон. Толстый и длинный резиновый член, примерно сантиметров 25, он внушал чувство мощи и господства над бедной жертвой, в которую ему вскоре предназначалось проникнуть. И от его вида мне стало не то что некомфортно, но даже слегка страшновато. "Бедняжка, зачем она её так мучит?" - думал я, переживая за Марину.
Пока Оксана, спустив шорты и трусы, пристёгивала эту огромную балду, я смотрел на Марину, которая с трудом стояла в своём большом, красном и блестящем коконе, словно огромная куколка, полностью скованная, вспотевшая, чуть было не падая от сексуального измождения, и даже не подозревала о том, что ей сейчас придётся испытать кое-что посерьёзней, нежели просто вероломная упаковка в спальный мешок с последующим третированием её киски. Мне было так жалко Марину, но больше мне было интересно посмотреть на то, как же она примет этот здоровый член. Я с вожделением ждал этого момента.
Как только Оксана пристегнула страпон, она натянула трусы и шорты, оставив торчать этот гигантский резиновый кусок мяса из своей промежности. Я тут же почувствовал какую-то неловкость от того, что этот искуственный член ей очень даже подходил, придавая ей ещё больше мужественности. Ко всему её внешнему виду, от рубашки до носков, словно просилась эта характерная и мощная деталь.
Оксана стояла со своим боевым орудием наготове, и, бросив на меня тот же хитрый взгляд, подошла к Марине так, чтобы продемонстрировать, что она собирается с ней сделать, как тут же уставшие и измождённые глаза Марины округлились.
- Нет...нет...Оксана, пожалуйста, не надо...Оксана...пожалуйста.., - панически повторяла обессилевшая Марина, глядя в глаза своей подруги и отчаянно мотая головой.
- Мариш, расслабься. И будь паинькой, хорошо? - спросила Оксана, проведя рукой по лицу Марины, обрамлённый красным капюшоном спального мешка.
Марина отстранилась, искоса поглядывая на меня, как на свидетеля её предстоящего позора. И что-то в её странном взгляде говорило мне: "Не волнуйся, я правда хочу этого".
- Кричать же не будешь? - вновь обратилась к подруге Оксана.
Марина уже вся дрожала, прекрасно осознавая, что же ей предстоит.
- Знаю же, что будешь.
И после этих слов Оксана, поцеловав Марину в её миленький носик и увидев её испуганные глаза, резко застегнула капюшон спального мешка, окончательно закрыв в нём свою подругу. Теперь уже и лицо Марины было спрятано где-то в глубоких недрах её пухлой болоньевой темницы. Она была полностью застёгнута и обездвижена, уже совершенно не в силах не то что высвободиться, даже что-то сказать, лишь нечленораздельно мыча сквозь плотный слой капюшона. "Бедняжка, ей же и так там жарко, а ещё и застёгнутой", - подумал я, в то же время любуясь на эту блестящую красную гусеничку, которая отчаянно дёргалась и издавала какие-то непонятные звуки. Судя по всему, Марина была в полной растерянности и даже не понимала, что происходит снаружи её пухового кокона - ловушки, в которую она сама же и попалась
Хоть мне и было жалко Марину, но со стороны это выглядело довольно забавно: большая красная куколка, обмотанная ремнями, мотала головой из стороны в сторону, испуская странные возгласы, словно какой-то гигантский червячок, который пел и танцевал в очень смешной манере. Но я понимал, что внутри этого кокона была Марина и прекрасно знал, что ей внутри не очень-то смешно. И от вида Марины в этом нелепом костюме красного червя я ещё больше возбудился, почувствовав, насколько горячим теперь стал мой член.
Оксана взялась за плечи мешка и, одним движением развернув его в пол-оборота, сказала мне:
- Смотри.
Я опять же повиновался. Я увидел, что на задней стороне мешка, на уровне попы, была молния, которую Оксана резко расстегнула, вызвав очередную волну негодования от обитавшей внутри спальника Марины. Я видел, как проникнув внутрь руками, она резким движением разорвала колготки, покрывавшие аккуратную попку её подруги, и подвинула вбок её миленькие полосатые трусики, открыв доступ к заднему проходу Марины. Почувствовав, как попортили её личное имущество, спальник с Мариной задёргался ещё сильней, издавая недовольное мычание. Она вновь хотела отпрыгнуть, хотя и понимала, что все её усилия были напрасны, но всё же не хотела так быстро сдаваться на милость Оксаны, которая вот-вот собиралась её как следует оприходовать. Оксана достала из шкафа флакон какой-то прозрачной жидкости и принялась натирать ей свой член, отчего он стал выглядеть гладким и блестящим, но не утратил свой угрожающий вид, будучи тяжёлым орудием для миленькой Марининой попки, которая испуганно выглядывала из прорези сзади спального мешка. А Марина же в это время отчаянно дёргалась и недовольно вопила откуда-то из глубины красного и блестящего спальника, словно была обёрнута в подарочную упаковку для своей похотливой подруги. Оксана капнула немного смазки себе на пальцы и принялась растирать Маринину попу. А связанная с ног до головы в своей мягкой и комфортной болоньевой тюрьме, неистово беснующаяся Марина уже, казалось, в полной мере осознала, что её сейчас ждёт.
- А теперь самое интересное, - обратилась ко мне Оксана, пристроившись сзади к своей подруге.
Она начала вводить член в анус Марины, отчего та издала недовольный возглас, не желая такого вероломного проникновения в своё анальное ложе. Оксана вводила член постепенно, сантиметр за сантиметром, но внезапно совершила резкий рывок, отчего спальный мешок с Мариной выгнулся и протяжно замычал. Оксана уже полностью вогнала свой член в Маринину попу, словно насадив свою подругу на кол, и стояла так какое-то время, видимо, чтобы Марина в полной мере ощутила её крепкий стержень в своём бедном, измождённом теле. И когда Марина чуть поутихла, казалось, уже смирившись с пребыванием этого здорового хрена в своей заднице, Оксана обхватила руками спальный мешок со своей связанной, вопящей подругой и принялась водить членом туда и обратно, совершая со своей подругой акт диковинного анального секса.
Да, Оксана трахала Марину прямо в спальном мешке. Она трахала этот красный и блестящий кокон стоя, прямо в зад, я просто сидел и неотрывно наблюдал за тем, как здоровый резиновый член Оксаны вероломно проникает в нежную, маленькую попку Марины, и даже не в силах был как-то воспротивиться этому гнусному издевательству над бедной девушкой. Мне почему-то казалось, что Оксана знает, что делает. Я знал, что она сейчас вгоняет этот дрын в свою подругу не против её воли. Ну конечно же: то, что Марина вообще так быстро согласилась примерить спальник, значило лишь, что она готова была его опробовать в полной мере, то есть дать себя связать и трахнуть. Да, она жаждала этого, но она стеснялась. Ей было неловко от той мысли, то сейчас её буду изнашивать так, как она всегда хотела - связанной и завёрнутой в несколько килограмм тёплой и мягкой болоньевой оболочки.
И Оксана знала это. Она насильно запихнула свою подругу в мешок, чтобы показать свою власть над ней, как она сделала это со мной. Она хотела трахнуть Марину на моих глазах, чтобы показать, на что способна. Оксана тоже знала, что её подруга сопротивляется только для вида, эдакая скромняжка и недотрога, и сейчас, стоя в спальном мешке, сношаемая в свой тугой анус Марина стонала уже не от боли, а от удовольствия. Скользкий член Оксаны так часто хлюпал в заднице Марины, что казалось, она давно уже практиковала подобные забавы и анальное отверствие её уже было вполне хорошо разработано. И сейчас, когда она отнекивалась и сопротивлялась, всё это выглядело так картинно и наигранно, ведь не было сомнений, что крепкий член Оксаны уже не раз продалбливал её недра. Марина просто хотела разыграть сцену её спонтанного и вероломного захвата, чтобы почувствовать себя бедной, несчастной пленницей, связанной и трахнутой в своём же спальном мешке. Причём, она даже не стеснялась меня, почти постороннего человека, принимая этот здоровый хрен в свою миленькую жопку. Она хотела, чтобы на неё смотрели. И даже больше, чем быть так бессовестно оттраханной она мечтала, чтобы её видели такой - упакованной, слабой и страдающей в крепких лапах своей похитительницы, потчующей её задницу своим упругим и мясистым членом.
Оксана продолжала отчаянно наяривать страпоном, безбожно пробивая задний проход своей подруги, стонущей в своём красном болоньевом капкане, и на лице её видно было, что получала она от этого неимоверный кайф. То ли в сексуальном плане, то ли в моральном, но ей определённо нравилось кого-то трахать. И в тот момент что-то во мне вновь встрепенулось. Глядя на Марину, чей анус сейчас неумолимо раздалбливали в её блестящей красной упаковке, мне вдруг захотелось оказаться на её месте. Вернее хотелось, чтобы Оксана так же трахнула меня. Она проникала в Марину с таким трепетом и мастерством, будто бы уже родилась с этим членом, который, причём, был даже больше моего. Она хотела, чтобы я прочувствовал её мужественность, глядя на то, как она орудует своим крепким достоинством в глубинах своей запакованной и стонущей в неистовом желании несчастной, свежепойманной жертвы. Глядя на Оксану, на эту могущественную госпожу, я понимал, что сам хотел бы попасться к ней в плен, хотел бы прочувствовать то, что чувствуют девушки, когда в них так властно и яростно проникают. Член мой всё ещё горячо подёргивался от напряжения и я чувствовал, как у меня внизу уже всё намокло от перевозбуждения.
И вдруг Оксана, всё ещё продолжая погружаться своим огромным членом в Марину, просунула руку спереди мешка прямо в её промежность, как бы взявшись за неё, а другой обхватила её на уровне груди так, что теперь надёжно удерживала Марину на случай, если она вдруг захочет упасть. Новый, более яркий и живой возглас раздался из недр закрытого капюшона мешка. Марина почувствовала, как вновь прикоснулись к её нежному влагалищу, продолжая отчаянно сношать её в уже довольно расшатанную заднюю дырочку. Мешок слегка согнулся под напором умелых рук Оксаны, разбойничавших в клиторе Марины, отчего попа мешка сексуально оттопырилась, словно наконец открывшись для стучавшегося туда резинового хрена её подруги.
Вдруг из мешка, уже согнувшегося, но удерживаемого Оксаной, стали раздаваться настоящие крики, которые даже плотная набивка капюшона уже еле могла предотвратить.
- Так, ну тише, а то соседей перебудишь, - спокойно сказала Оксана, продолжая трахать свою подругу и мастурбировать ей одновременно.
Я заметил, что Оксана уже даже не двигала членом, наоборот, Марина сама налегала на него своей ненасытной попой, как бы жаждя его и насаживая свой крепкий зад на этот монструозный резиновый кол. Её анал уже порядком разболтался и теперь она ритмично прыгала на члене, пока Оксана вовсю теребила её вагину, пытаясь побыстрее довести подругу до экстаза.
Но Марина, казалось, не поддавалась стремлениям своей подруги и вовсю пыталась оттянуть этот момент. Ей нравилось то, что она уже изрядно вспотела в этом проклятом, душном мешке, в котором всегда мечтала оказаться; ей нравилась эта мягкость и чувство комфорта, охватывающие всё её трепетное тело; ей нравилось быть крепко упакованной безо всякой возможности освободиться; ей нравилось скакать на этом огромном резиновом члене своей подруги, пока та настойчиво теребила её промежность, доводя её до полного исступления; ей нравилось, что всё это случилось так внезапно, что она даже и опомниться не могла - всю эту потрясающую палитру красок и ощущений сейчас испытывала Марина, находясь в своём болоньевом заточении. Но больше всего ей нравилось то, что на неё сейчас смотрят. Смотрят, как она изнывает в порыве своего сладостного возбуждения, шурша уже почти обессилевшими ножками в глубине спального мешка, такая беспомощная и такая уязвимая в своём блестящем красном плену, пока её бессовестно трахают, не щадя её миленькой, нежной попки. Ещё каких-то 20 минут назад она была такой живой и энергичной, но теперь она уже слабая и обессилевшая, не способная совладать со своим рассудком, затуманенным этими фантастическими ощущениями, охватившими её в её же собственной квартире.
И вот, когда Марина уже была готова кончить, она начала так страстно и так нежно стонать, что казалось, член мой сейчас вырвется на волю. Я понял, что она как бы говорила Оксане: "Я уже готова, я готова", и Оксана ещё быстрее зашуршала между ног Марины, приближая сладостный для неё момент. Судя по тому, как изогнулся мешок, и по нарастающим звукам экстаза, раздававшимся из него, Марина была уже на пределе. Она действительно уже готова была кончить, но, судя по всему, всё ещё оттягивала момент. Видимо, хотела кончить по-настоящему. Так, как никогда ещё не кончала. Оксана чувствовала это, но решила не тянуть резину. Она засунула член в Маринину попу так глубоко, как только можно, прижала мешок с её туловищем к себе и принялась теребить её клитор так быстро, насколько могла. От такого напора тело Марины буквально содрогнулось, она стала стонать всё более и более страстно, сладостные крики её нарастали, и наконец мешок с упакованной в нём Мариной выгнулся в полный рост и издал, пожалуй, самый громкий и самый страстный стон за весь вечер, который означал, что Марина наконец-то бурно и умопомрачительно кончила, испытав, наверное, самый мощный и самый потрясающий свой оргазм.
Было слышно, что после этого Марина вскрикнула ещё пару раз, но уже потише, после чего она начала постепенно затихать, а тело её размякло, словно у неё сели батарейки. Оксана ещё чуть-чуть подразнила свою полностью обессилевшую подругу несколькими вторжениями члена в её уже использованный анус, после чего с хлюпающим звуком достала его и застегнула молнию сзади мешка, похлопав Марину в районе попы. Затем она повернула еле державшийся на ногах мешок со своей подругой лицом к себе и расстегнула капюшон. Наконец я увидел лицо Марины. Измождённое и замученное после всех этих мытарств, блестящее от пота, оно просило лишь о том, чтобы оставить несчастное тело Марины в покое и пойти уже спать, но Оксана решила нанести финальный штрих своей работе и вновь страстно поцеловала подругу в губы, крепко обняв её в её красном и пухлом коконе, от чего та издала свой финальный стон, тем самым феерично завершив своё сегодняшнее представление.
Оксана отпустила Марину и мешок с девушкой буквально рухнул на колени, тяжело дыша и пытаясь оправиться от столь внезапного и умопомрачительного сексуального потрясения. Оксана отстегнула член и положила в шкаф, надвинув трусы и шорты, а тем временем красный кокон Марины, всё ещё стоявший на коленях, вскоре уже остался совсем без сил и просто свалился на бок, всё ещё пытаясь отдышаться. Оксана вышла из спальни, а я смотрел на Марину, лежащую обёрнутой в красную, пухлую болоньевую ткань, всё ещё связанную в девяти местах и пытавшуюся прийти в себя после того, как её подруга только что напихала ей в зад добрую порцию отборного мясца. Я представил, как же сейчас выглядел её анус, весь раздолбанный и покрасневший после того, что ему пришлось испытать. Но я знал, что боль в её заднем проходе успешно сменилась приятным нытьём в её промежности. И теперь Марина, лежащая на полу и обёрнутая в спальный мешок, всем своим видом вызывала у меня настоящее умиление. Я знал, что теперь ей так хорошо и ей уже не стоит так волноваться и переживать, ведь всё осталось уже позади, уступив место неземному наслаждению, которая испытывала сейчас Марина, сжавшись в клубочек в своём коконе.
Теперь я по-настоящему завидовал ей. Во многом от того, что она была девушкой и смогла прочувствовать всю ту гамму потрясающих эмоций, свойственных только лишь девушкам, а не таким унылым парням, как я. Быть девушкой, а тем более так жёстко оттраханной, для меня казалось какой-то привилегией, о достижении которой я мог только лишь мечтать. И то, что Марина сейчас выглядела такой слабой и измученной после всего случившегося, лишь придавало ей в моих глазах ещё больше настоящего девичьего шарма. "Наверное, и я так же жалко выглядел после того, как Оксана надо мной поизмывалась", - стыдливо подумал я, глядя на истощённое, бренное тело Марины, всё ещё переживавшее посторгазмические спазмы.
Оксана вернулась из кухни и первым же делом склонилась над коконом, в котором было заключено трепетное тело её подруги, и сказала:
- Ну что, пора баиньки. Завтра вставать.
Я надеялся, что сейчас Оксана выпустит наконец уже Марину из своего душного обиталища, но она вдруг взялась за низ её спального мешка и потянула его в сторону окна. Отвесив штору, она открыла дверь на балкон и обратилась ко мне:
- Алён, не поможешь?
"Она что, собирается закрыть её на балконе? На всю ночь?" - оторопев, подумал я, но осознав, что в Марине в спальнике было очень даже тепло, понял, что ничего страшного в этом нет и подошёл к окну. "Но почему её просто не выпустить?" - не мог понять я.
Марина, казалось, уже ни на что не реагировала. Понятное дело, сказалась усталость от того, что её сейчас так мощно попользовали, что она даже и ухом не повела, когда мы с Оксаной затаскивали её на балкон, словно какой-то грузный ковёр. Мне даже казалось, что она уже почти что спала, потому что глаза её были слегка прикрыты в сладостной неге. И по-моему она даже вообще не осознавала, что её сейчас отволокли на балкон, как какое-то бревно, где она проведёт всю ночь, может даже грезив об этом потрясающем приключении, так внезапно состоявшемся в её жизни.
Закрыв балкон, в который затащила свою подругу, Оксана с ухмылкой сказала мне то, от чего по коже у меня пошли мурашки, а сердце судорожно забилось:
- Ну вот, теперь мы и одни...Лёша.

Продолжение следует...

Это сообщение отредактировал Stan_Smith - 15-12-2016 - 23:53
DriverX
 
  • *
  • Статус:
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Просто потрясающе!!
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

мой первый секс

Меж двух огней (продолжение

Край....

Жизнь под каблучками (Часть 1)

Зигзаг во времени. Часть1.