Страницы: (1) 1
Ушел в Кинкелию
 
  • Group Icon
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаСвободен
От автора.

Это первый рассказ из цикла над которым я работаю. Это черновики. Позже я хочу все это объединить в книгу под рабочим названием 50 оттенков оливкового монотонного (50 shades of olive drab)

В рассказе отражены мои реальные политические, гражданские и философские взгляды. Хотя все-таки это сказка. И я старался подражать стилю шотландского писателя приключенческой литературы Алистера Маклина.

Существуют продолжение этого рассказа. И сейчас я работаю над небольшой повестью.

А пока предоставляю на суд читателя первую часть.
Продолжение здесь:
http://www.sxnarod.com/nakazanie-vanilki-c...ivkovogo-t.html
http://www.sxnarod.com/pesn-ivolgi-cikl-50...ivkovogo-t.html


И повесть "Охота"
http://www.sxnarod.com/ohota-cikl-50-otten...l#entry20021594


***

Nursy

Рассвет освещал руины заброшенной метеостанции. От здания сохранилась только одна комната, правда у нее не было крыши, зато была дверь и окно. Крыши не было, а вместо нее был сделанный на скорую руку навес, опирающийся на колонны сделанные из старых, но все еще крепких, металлических труб. Между старыми стенами и новой крышей был здоровенный зазор. Теплоизоляции это не давало, естественно, никакой. Но здесь это позволял климат. В этих сухих субтропиках снежок зимой выпадает крайне редко. Да и зима здесь, когда в Москве лето. А сейчас было только начало осени. В прочем, эти руины были еще более менее вменяемым зданием. В единственной комнате находился стол со стареньким компьютером, парой не менее потрепанных ноутбуков, и старая радиостанции, антенна которой торчала прямо из навеса. В углу комнаты был сделан чулан, в котором хранилась плащевая нейлоновая ткань цвета хаки. Ноутбуки и компьютер были нашими, кусок же лампового металлолома нам подарили наши «друзья». Так же наши «друзья» помогли нам с некоторыми стройматериалами, и этими самыми ржавыми трубами, палатками цвета хаки, контейнером с новым трансформатором, к которому приходил кабель, подвешенный на столбах. Столбы уже были, с кабелем тоже помогли «друзья». Еще они подарили нам контейнер-рефрижератор. В этом «холодильнике» у нас хранился запас еды и медикаментов, тоже подаренных этими «друзьями». Рядом с контейнерами располагалось еще несколько навесов. Под одним у нас стояла техника. Старого автобуса «Марко Поло», очень похожего на старые советские ЛиАЗы не было, но наш старенький пикап, не менее потрепанный внедорожник «Jeep», похожий на те «Виллисы», которые поставлялись по ленд-лизу были на месте. Рядом с навесом стоял не пойми, как оказавшийся в этой стране старенький полноприводный «Беларусь». Оксана нашла его у какого-то фермера, еще когда мы не связались с нашими друзьями. Что характерно, надписи на приборах на тракторе были не на русском, а на местном испанском. Рядом с навесами были расставлены пять брезентовых палаток. Остальные палатки были вытащены и разложенны, дожидаясь людей, которые приедут их ставить. Возле ворот стояла наспех сколоченная будка в охранника. В будку от трансформатора шел кабель. Будка была оборудована большим панорамным окном, маленьким телевизором с маленьким плеером с жестким диском и антеной, еще парочкой небольших стареньких LCD мониторов подключенных к нескольким камерам. В данный момент в будке сидела девушка. Девушка в отличии от нас, была из местных, хотя это не мешало ей быть такой же чокнутой как и мы. На девушке был комбинезон из той самой плащевки, кросовки и здоровенный ремень с кобурой. В кобуре был тазер, единственная наша бабаха. Другого оружия у нас не было. На левой стороне груди комбеза была пара нашивок. На верхней было написано «AB(IV) Rh-», на нижней же значилось, что девушку внутри комбеза зовут неблагозвучным для русского человека именем Кончитта, рядом стояла фамилия Мендез. Кони вообще хорошая, несмотря на то, что такая же как мы. До Оксаны с ее пунктиками ей далеко. На рукаве комбеза Кони были нашиты пара флажков. И только у нее и у еще одного парня они совпадали с набором флагов на двух флагштоках возле руин. Один флаг можно было увидеть на любом кансиле в любом ближайшем городке. В прочем до ближайшего городка было минимум километров двадцать. Второй флаг был черным. Но вместо черепа и костей в нижней части были синя и красная линии. Линии были изломанными, похожими на знак квадратного корня. Синяя была именно такой как корень, красная ее зеркальном отображением. Линии пересекались в месте изломов. Изломы символизировали Кинк – разновидность человеческой сексуальности, когда вместо обычного секса хочется игр и жестокости, правда не всем, ну и когда радуют такие вещи, как тактильные ощущения от скользких тканей и материалов. Кинк – не ориентация, а разновидность человеческой сексуальности. Кинкинутыми могут быть люди любой оринетации, хотя большинство все-таки гетеро. Флаг был данью уважения латексному сообществу, у которого на флаге тоже были изломанные линии на черном фоне, правда линии не пересекались, а шли параллельно. Кроме того у латексного сообщества линии были желтые и красные, здесь же была красная и синяя. Красная символизировала женское начало, синяя мужское. Их пересечение, я полагаю, в объяснение не нуждается. Флаг был флагом Кинкелии, виртуальной страны кинкинутых. И его оставили, как символ того, что изначально собирались создавать на руинах этой метеостанции. Оставили, но идею пришлось изменить. Из-за Оксаны и из-за наших «друзей», которые умеют убеждать, к сожалению.
Кроме Кони смотревшей в своей будке кулинарное шоу и краем глаза глядя на мониторы и в панорамное окно, не спало еще несколько человек, включая меня. Диего, Элли и я сидели в этой комнате в риунах. Одежда у всех была в точности такая же, как и у Кони. Различались только детали на нашивках. Естественно, у всех была разная группа крови и разные имена. Черный флажок был у всех один и тот же, но зато другие, обозначающие страну рождения, были разными. У меня, как не трудно догадаться, были белая синяя и красная полосы, у Элли звездно-полосатый флаг США, у диего желто-красный испанский. По документам Диего был владельцем этого самого участка, хотя на самом деле заправляла всем Оксана. Просто Диего пригласили сюда работать экспатом, ну и он купил себе участок для загородного домика. Но Диего надули и вместо нормального участка, на котором можно построить дачку, ему достались руины метеостанции в засушливом месте вдали от цивилизации. Диего очень сокрушался по этому поводу на форуме, и тогда я ему предложил создать там «город Солнца». Сначала это была шутка. Но потом, так сложились обстоятельства, что Диего пригласил меня работать в фирме, которую он собирался создать. Меня и еще несколько человек с нашего форума. Одну американку, и еще одного русского, который сейчас вел тот самый отсутствующий автобус. Ни и в последний момент, к нам «прицепилась» Оксана.
- Барбухайка вызывает Базу! Барбухайка вызывает Базу! База, как слышите меня прием! – радио ожило и заговорило по английски с русским акцентом и голосом молодой женщины. Оксана дала о себе знать.
- Барбухайка, это База! Слышим Вас отлично! Прием!
- База, через десять минут будем у Вас, готовьте встречу. Птенчики в гнездышке. Чувствуют себя хорошо, только чуток волнуются. Наши НАСТОЙЧИВЫЕ «ДРУЗЬЯ» будут довольны…
Потом она тихо добавила, почти шепотом: «А мне их жалко». И затем она продолжила громко.
- База, готовьтесь принять нас. У Вас десять минут.
- Роджер! Отбой.
Я посмотрел на остальных и сказал.
- Ну, что назад пути уже нет. Через десять минут они будут здесь. А нам навязали то, что мы не очень-то и хотели. Разве только Оксана… Но вы слышали, что она нам шепнула. Даже у нее есть сердце…
Диего, поднял трубку телефона внутренней связи. Он спокойно сказал по испански:
- Кони, барбухайка будет у тебя через десять минут, просыпайся и готовься отворять ворота, как говорит наш русский друг Мигель.
Элли встала со стула и нажала небольшую кнопку на стене. Над нашим лагерем раздался звук серены.
Я посмотрел на нее вопросительно. Она же спокойно ответила:
- Всего десять минут. Так ребят будет проще разбудить. Да и у птенчиков создаст впечатление.
- Выруби ее. Птенчикам рано еще оказывать такой прием. Пускай освоятся. Им ведь придётся не сладко. Вспомни, что Оксана делала с нами.
Элли отключила сирену. В дверном проеме появилась заспанная мордашка Ольги. Притом на ней из всей одежды были только футболка и трусики. На футболке была нецензурная русская фраза.
- Чего, автобус уже?
- Автобус уже! Все встали?
- Ага!
- Пора встречать гостей. И оденься, пока не пришла мегера и не начала с фразы: «Ты почему не по форме». Тебе же потом будет хуже. И, кстати, прикольная футболка.
Элли с упреком посмотрела на меня и произнесла.
- У меня футболка лучше!
- У тебя футболка что надо. Хотя я бы хотел увидеть тебя такую вживую.
- Увы, здесь и сейчас это нельзя. Оксана мне за эти фокусы такое устроит.
Мне вдруг вспомнился момент с тем, что ей устроила Оксана. Это было именно тогда, когда наши «друзья» вынудили нас отказаться от моей идеи Горда Солнца для художников и пробудили то, что спало в нашей кариглазой мучительнице. Тогда, когда нас заставили сделать этот выбор. И мы начали обустраиваться здесь. Та самая Ольга только нашла нас. Ну ее знания инженера-строителя мы уже начали использовать. У нас еще не было даже нашей болотной шуршащей формы. Ходили тогда в старых тренировочных ветрозащитных костюмах, сделанных правда тоже из шуршащей плащевки. При том обычно куртки надевали только вечером, так как было лето и было жарко. Впрочем, кое-кто повязывал куртку на пояс, завязав узлом рукава. Элли как раз, так и делала. В спортивные штаны у нее была заправленна знаменитая футболка Элли Бутовски. Элли носит на себе демотиватор с собой же любимой. На черной футболке напечатана фотка самой Элли в облегающем кэтсьюте, с пришитым плюшевым кошачьим хвостиком. На голове у нее кошачьи ушки, а на лице макияж, делающий лицо похожим на кошачью мордочку. Она стоит у шоссе и за спиной у нее дорожный знак «Welcome to furrvil». Снизу белыми английскими буквами по черному фону написано: «Взгляни на меня, и ты поймешь, что ты еще нормальный». Куртка, повязанная на поясе закрывала слова, так что было видно только девушку в кэтьсюте. Но основная проблема заключалась в том, что в кармане куртки лежал источник последующих проблем Элли. За что Элли и поплатилась тогда.
Оксана как раз купила у того фермера тот старый «Беларусь». Но трактор никак не хотел заводиться. Возились с ним Дэн и Элли. Элли вообще у нас айтишнеца, но отец научил ее возиться с машинами. Дэн же работал раньше в автосервисе. Меня же Оксана направила к ним набираться практического опыта. Я немного понимаю в этом, но в университете у меня был всего лишь теоретический курс. Когда я подошел к ним, то увидел ребят копающимися с движком.
- Как у Вас дела? Я закончил помогать Ольги с чертежами, и мегера направила меня к Вам, набираться практического опыта.
- А, набирайся. Начни с того, что дай мне вон тот ключ. А потом стой, смотри и набирайся глазами практического опыта. В принципе, если не сильно вынесешь мозг, то можешь рассказать нам пару своих знаменитых баек.
- Вы мне напомнили одну картинку из прошлого. У нас в универе была военная кафедра, на которой я по понятным причинам не учился. Но наши «деды» сотрудничали с ними, потому что у нас гражданский профиль был им близок. Ну и послали меня значит отнести ихнему майору документы. Ну и прикол в том, что с моего потока там несколько девчонок напросились тоже учиться. Ну и была там одна Булочка. Ну иду я вижу сценку. Стоит 131-й ЗИЛ с поднятым капотом, возле него толпа «клоунов» в камуфляже и нужный мне майор чего-то там втирает. А над облицовкой радиатора торчит толстая жопа в камуфлированных штанах. Рядом стоит еще несколько парней, один из которых мой приятель, которого я тогда называл «напарником». Майор чего-то втирает, но тут толстая жопа разгибается и встает в полный рост на бампере ЗИЛа. Ну я вижу, что это не пацан, а девчонка. Как раз та самая Булочка. Ну а дальше она вдруг ни с того ни с сего теряет равновесия. И на спину летит на пацанов. Хорошо, что они успевают подхватить ее. Майор орет на них всех. Потом замечает меня. И говорит мне: «Тебе чего, шланг дефективный?». Ну я ему и говорю, что документы с кафедры принес.
- И че?
- Вы с Элли их напомнили. И прикол в том, что я пожалел тогда, что комки из плащевки не делают. Ох как бы толстая жопа Булочки классно в скользком комке выглядела бы. Ну и пожалел, что я не с ребятами. Было бы классно, если бы Булочка мне на руки плюхнулась. Но астма у меня, не мог я там учиться.
- Слыхали про твою какассыму! Не пошел бы ты туда учиться. Даже здоровые либерасты косят от исполнения своего гражданского долга. Ну а ты по жизни дефективный шланг. Был, есть и будешь. Но раз ты так хочешь, будет тебе, форма из шайни найлона. Да и Вам всем, кстати, тоже.
- Оксана, а ты потрясающая классная девчонка. Ты еще и оказывается книжки читать умеешь. Странно для портянки. Они обычно книжек не читают.
- Скоро будешь называть меня товарищ командир. И еще раз назовешь меня портянкой, тебе будет очень плохо. Не надо оскорблять память воевавших дедов.
- Пункт А. Товарищи все в Пхеньяне. Плюс у нас англоговорящий народ тоже будет, который такое выговорить просто не сможет. Так что, если Госпожа Федорова не против, я буду обращаться к ней мэм и мадам. Пункт Б. Не надо прикрывать милитаристские и полуфашистские взгляды дедами, воевавшими с нацизмом и фашизмом. Деды защищали Родину, а наши сраные ура-патриоты хотят превратить Родину в большую казарму. Но я согласен с тобой, не будем использовать эти термины. Они ведь оскорбляют не только воевавших дедов, но и политических заключенных ГУЛАГа. Поэтому, в обычной обстановке я Вас, Госпожа Федорова, буду называть джингоисткой. Вполне нормальный перевод на английский термина «Ура-патриот».
- Я Вас накажу за это, сеньор Мигель.
- За правду ведь накажешь. Ты сама прекрасно знаешь, что я прав. Последние события тому, примером. То, что мы здесь, тому примером. И то, что мы отказались от свободного города художников тоже тому примером. А я ведь и могу послать тебя и свалить в город. В столице такой зачетный фетишисткий клуб, с девчонками в латексе. Хе-хе. Как Торес только разрешил?
- Торес нормальный мужик, и ты это знаешь. Все-таки хоть ты и дефективный шланг, Мишутка, ты ответственный товарищ. Очень ответственный. И ты не бросишь наших людей. И ты сам готов пострадать за идею насколько хватит сил. Ты не свалишь! Ты наш фетишисткий Че Гевара.
- Не сравнивай меня с этим красным упырем, расстреливавшим беременных женщин! Не называй меня Мишуткой, меня это ой как раздражает! Я чего виноват, что родители назвали меня в честь Олимпийского Мишки?!
- Ты не свалишь. И кличку, я извиняюсь, позывной, ты себе придумал прямо сейчас сам. Ты это примешь. Че же расстрелял только одну беременную женщину, которая была врагом кубинского народа. В прочем, ты прав. Это его не оправдывает…
Металлический звон отвлек нас. Рядом с Элли лежала металлическая фляжка, упавшая на цементное покрытие площадки для техники.
- Элли, что это? – Оксана подняла фляжку и открыла крышку, - Виски! Все вы распоясались в конец. С этой минуты у нас строгая дисциплина. Кто против, тот может валить в город. Будете как крысы, бегущие с корабля. Ну а если кто решит остаться, знайте, что за косяки Вы будете отвечать!
Немая сцена. Мы смотрели на Оксану. Она кипела от бешенства.
- Ну так как, Вы сваливаете, гребанные извращенцы? Или остаетесь? Элли?
- Я остаюсь! Этого больше не будет.
- Не правильно! Скажи правильно или вали.
Элли на секунду «повисла». Она не понимала, что значит неправильно. Однако до меня дошло быстро, так как я уже успел хорошо узнать Оксану. Я шепнул Элли на ухо по английски: «Она скорее всего требует обратиться к ней по правилам. Просто добавь мэм или мадам в конце фразы».
- Я остаюсь, мэм.
- Элли, ты должна будешь ответить за нарушения внутреннего распорядка. Согласно пункту правил, номер 5, спиртное на территории базы запрещено. Вы понимаете это, госпожа Бутовски?
- Да, мэм.
-И, кстати, Элли, теперь ты Дороти. Наш дефективный шланг и либераст теперь Мишутка. Пускай он скажет спасибо, что он не Хрюша. Дэн, ты у нас механик, значит будешь Пин. Ну, Дороти, ты готова понести наказание за нарушение внутреннего распорядка?
- Да, мэм.
- Поскольку это было в первый раз, то сначала все будет по легкому. Ты сделаешь все сама. Значит так, пошли, Ваш трактор не куда не уедет.
Оксана прошла с нами в руины метеостанции. Она открыла шкафчик и достала оттуда пару наручников с ключами, веревки, шар-кляп и вручила все это Элли. Потом мы пошли на нашу «летнюю кухню». Оксана взяла стакан, наполнила его с водой и вручила его Элли.
- Положи туда ключи от наручников и поставь стакан в наш «холодильник». После этого можешь быть свободна, до вечера. Вечером ты придешь сюда с остальными «девайсами».
Вечером Оксана начала бить гаечным ключом по висящему на цепи обрезку рельса, созывая всех. Сирены у нас тогда еще не было. Так что приходилось довольствоваться железякой.
- Итак, все уже в курсе насчет новых правил. Мой помощник… Мишутка, распечатал их и раздал всем, заодно повесил на стенд возле метеостанции. За все свои нарушения вы будете отвечать. Так же у Вас всех теперь будут позывные. И раз уж я тут главная, то вы должны выполнять все мои приказы, если они не противоречат нашим правилам и закону страны. Свое несогласие Вы можете выразить потом в письменной форме, но после выполнения приказа. Пререкания со мной считается нарушением правил и Вы за него тоже строго ответите. Понятно?
Все кивнули.
- Нужно отвечать «да, мадам» или «да, мэм».
- Да, мэм.
- А личног тебе Мишутка понятно?
- Да, мэм.
- Кроме того, с нынешнего дня Вы все обязаны ходить по форме. Форму Вы изготовите сами. Запас необходимой ткани и несколько швейных машинок я уже заказала по интернету. Я в курсе, что Вы не умеете шить одежду. Придётся научиться. Как говориться, не умеешь научим, не хочешь заставим. Кто не научиться шить, тот будет отвечать за нарушения. Пока Вы не изготовили форму, Вы будете использовать тренировочные ветрозащитные костюмы вместо нее. В жаркую погоду куртку можно будет снимать, но нужно будет обязательно повязать ее вокруг пояса. В совсем жаркую погоду можно будет перейти на тропическую форму. Шорты и футболки.
Оксана взяла небольшую паузу.
- Всем понятно?
- Да, мэм.
- Хорошо. Сегодня у нас будет наказание за дисциплинарный проступок. Поскольку это был только первый раз, то наказание будет легким. Эл… Дороти подойди сюда. Отлично. Вот стакан с замершей водой. А вот, веревка, кляп и наручники. Итак ты должна будешь сама себя связать. Начни с ног. Потом засунешь в рот кляп и застегнёшь ремешок сзади. Потом ты застегнешь на запястьях наручник и после этого тебе будет предоставлена м-ммм «полная свобода действий». Советую упасть и кататься пока не растает вода.
- Но, мем, земля холодная вечером.
- Ты, абсолютно права. Девочкам не стоит лежать на холодном. Мишутка тащи сюда спальник, который я специально для этого дела подготовила. Он там на метеостанции. А пока наш дефективный шланг ходит за спальником, ты дорогая Дороти сама себя свяжешь.
Я пошел за спальником на метеостанцию. Я тогда подумал, она что считает меня телепатом. Там ведь на складе спальников туева хуча. Но зайдя внутрь я обнаружил на столе мешок с запиской. «Для наказания пьющей раздолбайки. Пускай это станет для нее хорошим уроком». Я заглянул в мешок и присвистнул. Там лежал спальник для фетишистких игр. Очень скользкая болнья и внутри все так набито синтепоном. В таком спальнике даже зимой жарко, наверное. Хорошо, что сейчас прохладно. Я схватил мешок и пошел обратно.
- Спальник доставлен, мэм.
Элли стояла уже связанная. Фиолетовый шар-кляп был у нее во рту и совпадал со цветом ее костюма. То ли так просто совпала, то ли Оксана специально это устроила. Просто пурпурный, фиолетовый и прочие похожие оттенки Элли очень нравятся. Веревки обвивали ноги Элли в двух местах. Возле лодыжек и выше коленных чашечек. На руках уже были наручники и Оксана в этот момент дожала «браслеты» чуть посильнее. Но все-таки не так, чтобы наручники впивались в запястья Элии. Но освободить руки Элли теперь могла только раскрыв наручники.
Оксана повернулась ко мне и сказала:
- Что так долго?
- У меня астма, мэм, я не могу бегать.
- Слыхали про твою какассыму! – Оксана опять процитировала Голдинга, - Ладно давай сюда спальник, Мишутка.
Я вручил ей мешок со спальником. Оксана достала спальник и сказала:
- Ну что, Пьющая Красавица, залазь сюда.
Элли забралась в мешок. Оксана взяла кусок льда со вмёрзшими в него ключами и закинула его внутрь мешка. Потом застегнула молнию, надела капюшон спальника на голову Элли и затянула веревочки. Вокруг лица Элли образовались складки болоньи. Затем Оксана толкнула Элли и та, потеряв равновесие, упала.
- Ну что? Покатайся пока не растает лед. Он растает быстрей, если ты возьмёшь его в руки. Но тебе до куска льда еще нужно как-то дотянуться. Как ты до него дотянешься, это твои проблемы. Ну а Вы все обязаны остаться здесь и смотреть. Помогать Дороти как-либо Вам запрещается. Тот, кто поможет, будет завтра наказан победным образом. И, да, Вы все должны досмотреть до конца. Расходиться я запрещаю. Для Пьющей Красавицы это будет публичное унижение, а для Вас наглядный пример того, как Вы выглядите со стороны. Все наказания будут теперь публичными. И для ребят, и для девчонок. У нас тут равноправие. Наличие или отсутствие куска мяса между ног не может быть оправданием.
Как Элли каталась и извивалась, пытаясь достать замерший кусок льда. В спальнике она напоминала куколку бабочки, вот только эта куколка дергалась и деформировалась каждую секунду. В конце концов каким-то немыслимым образом прогнувшись она смогла взять кусок льда в руки. После чего она успокоилась и перестала дергаться. Хотя конечно держать льдышку руками оказалось занятием не из приятных, так что Элли пришлось отпустить ее и лежать смирно до тех пор, пока льдинка не растает. Элли понимала, что ключи от наручников несколько меньше, чем уменьшающийся в размерах кусочек льда. И найти их на ощупь с руками, связанными за спиной будет проблематично. Но в конце концов ей удалось освободиться...
- О чем задумался? – Элли спросила меня.
- Вспомнил, как мегера тебя наказала за фляжку.
- Угу. А я вспомнила, что она устроила тебе.
- Да, уж.
- Все нормально было. Я что-то подобное сама творила когда-то. Я только не понимаю, почему она дала мне кличку «Дороти».
- При Оксане это только так не называй. Для нее это не кличка, а «позывной». С «Дороти» же все просто. Это потому, что ты – Элли.
Она удивлённо посмотрела на меня.
- В советском союзе не стали буквально переводить «Волшебник страны Оз». Наш писатель написал свою книжку по мотивам. Назвал ее «Волшебник изумрудного города». Ну и заодно Дороти Гейл стала…, - я сделал паузу, - Элли Смит. Тебе еще повезло. Вот Ольгу она назвала Гюрзой, когда та сказала ей, что боится змей.
- Она то себе кличку не придумала. Это немного несправедливо, не находишь?
- Было бы несправедливо, если бы она кличку себе действительно не придумала. Но ты не права. У Ксанки есть кличка. Ты можешь называть ее мадам «Нёрси» вместо мэм или мадам. Тебе за это ничего не будет.
- Я как-то не хочу проверять.
- Я при тебе ее так назову, и ты увидишь, что все нормально.
- Ладно. А что значит «Нёрси». Это на каком языке?
- На твоем родном английском.
- Такого слово нет.
- Нёрс. По русски будет медицинская сестра или сестра милосердия. Я как-то еще только когда мы приехали сюда, назвал Оксану медсестренкой. Она страшно обиделась. Сказала, что ненавидит ту рекламную заставку, на одном из телеканалов.
- Заставку?
- Да. Была такая заставка. В ней несколько, как Оксана любит говорить, дегенератов перевели слово медицинская сестра на английский буквально. Оксана терпеть не могла эту заставку. Ты же знаешь, что она была медсестрой на войне. Ну ее тогда сорвало, и она на меня начала орать тогда. Ну я и сказал, что мне это тоже не понравилось. И вдруг спросил, можно ли ее называть «Нёрси». Она спросила, как ты сейчас, на каком это языке. И когда я сказал, что на английском, она также ответила, что такого слова нет. Поэтому «Нёрси» сойдет. Так что первая кличку из нас получила сама Оксана, еще до того, как она решила создать здесь этот бардак. Еще до тех законов, которые наши «друзья»…
Лязг сдвижных ворот и звук двигателя прервал нас. Уже!
Мы вышли во двор. Здоровенный автобус «Марко Поло», отдаленно напоминающий 667-й ЛИАЗ, заезжал в ворота. Наши ребята выстроились в шеренгу на импровизированной площадке. Сейчас мы используем ее просто для упражнений. Но ведь эта мегера плац из нее сделает. Милитаристка чертова. И наши «друзья» пробудили в ней все ее пунктики. А ведь нормальной была, когда приехала сюда. Когда нас было всего пятеро, и мы работали на фирме у Диего. Эх, как быстро летит время.
Автобус остановился перед нами. С шипением открылись двери. Из передней двери вышла молодая красивая шатенка с большими карими глазами. Оксана, собственной персоной. Свои знаменитые вьющиеся волосы Оксана состригла. Хотя все-таки нам удалось ее уговорить, когда она еще была нормальной, не стричься под солдата Джейн. Так что она просто отрезала волосы ниже шеи. Сейчас, в отличии от нас, на ней пока была нормальная одежда. На ней было красивое белое платье, вокруг шеи был намотан красный шарф. На ногах были туфли на здоровых шпильках. Оксана явно косплеила героиню из ее любимого американского фильма «Люди Кошки» 1982 года. Изображала милую застенчивую девушку. Через несколько минут все должно было измениться.
За Оксаной начали «выгружаться» молодые ребята и девчонки в нормальных еще пока шмотках. Я заметил, что мозг из них включили не все, и кое-кто прибыл к нам в хороших брендовых вещах. Это они зря.
- Привет, ребята! Я так рада, что я опять дома.
- Привет! С возвращением. Все-таки капля человечности в тебе еще есть. Но как скоро ты изменишься.
- Ой, не начинай опять. Я легонько Вас погоняла, что Вам же было и на пользу. А ты делаешь из этого трагедию. Либераст чертов.
- Джингоистка! Милитаристка! И конченная извращенка! Но я рад тебя снова видеть. Но честно говоря такую, а не какой ты станешь через несколько минут. И не уверен, что твое «чуток погоняла» всем понравилось. Вот зачем ты так тогда с Элли…
- Все было нормально. Мне понравилось даже, - Элли перебила меня.
- Видишь Элли понравилось. А ты делаешь трагедию. Я нормальная, даже когда я х-ммм на работе.
- О, это уже работа.
- Нет, это мое призвание.
- Но ты сама сказала, что вот их тебе жаль.
- Разве?!.. Я на минуточку. Приглядите пока здесь, что бы новенькие все не разломали.
- Конечно, только через минуточку придешь не ты, а редкая…
Оксана улыбнулась и исчезла за дверью.
Через пару минут она вернулась. Вернулась другой. Такой, как мы видели ее уже полгода.
Ее комбинезон несколько отличался от наших. Как и у меня, у нее был российский флажок. У нас даже совпали нашивки «O(I)RH+». У нее естественно было написано «Oksana Fedorova» на табличке с именем. Но у нее еще была еще звездочка на рукаве поверх флажков. И это значило, что она здесь босс. Кроме того, ее комбез имел «погоны» на плечах. Там не было знаков различия, это были просто полоски ткани, которые с одной стороны были пришиты, а с другой, ближе к шее имели отстёгивающиеся кнопки. Под левый «погон» был вставлен сложенный берет. Я же, в отличии от нее, пользовался австралийской Акуброй Территори в качестве головного убора. У остальных были просто бейсболки. Кроме этого у всех нас были кроссовки, а Оксаны нормальные такие берцы. Поверх комбеза Оксана всегда носила разгрузку как у Онотоле. Только ее разгрузка тоже была сделана из плащевки. Ну, что явления мадам комендант народу. Всё, началось. Сейчас она такое устроит.
- Почему мои помощники болтаются по территории, а не заняли место в строю?
- Прошу прощения, мэм.
- Выношу Вам всем троим предупреждение. В следующий раз будете наказаны.
- Да, мем, - дружно повторили мы.
Оксана построила новичков. И начала толкать речугу.
- Приветствую новобранцев. Добро пожаловать в коррекционный лагерь. Здесь в условиях строжайшей дисциплины Вам помогут преодолеть Ваши сексуальные заскоки. Вы должны будете носить униформу, которую мы для Вас подготовили. После построения Вам ее выдадут. Кроме того, Вы обязаны будете выполнять некоторую работу. Трудотерапия включена в программу вашей реабилитации. И за нарушение дисциплины и распорядка дня Вас будет ждать наказание. Кроме того, мне известно, что некоторые из Вас являются кривыми уродами, с такими врожденными дефектами как астма, заболевание почек, диабет и тому подобная чепуха. Но как писал Роберт Хайнлайн: «…если вы даже прикатите сюда на инвалидной коляске, будете слепым на оба глаза и достаточно тупым, чтобы настаивать на поступлении, – и тогда вам найдут что-нибудь подходящее. Пересчитывать что-нибудь на ощупь, например». На самом деле, для Вас, дефективных уродов, у нас есть специальная группа, возглавляет которую мой помощник Мишутка, который тоже когда-то являлся таким же дефективным уродом. Но Вы будете обращаться к нему «сэр». Ведь обращение «товарищ командир», Вы, гребанные извращенцы, все равно выучить не сможете. Поэтому к вот этим людям в болотные цвета комбинезонах Вы будете обращать сэр или мадам, в зависимости от его или ее пола. Мои приказы и приказы этих людей не обсуждаются. Если Вам прикажут тащить круглое и катить квадратное, то Вы так и будете поступать…
Оксана продолжила свою речь. Новички притихли и испытывали явный разрыв шаблона. От доброй молодой женщины, так приветливо общавшейся с ними в автобусе не осталось и следа. Что ж, ребята Вам придется привыкать.
Вдруг мое внимание привлекла молодая блондинка в дорогущем атласном платье, стоящая в шеренге новичков. Красивое платье и девчонка тоже красивая, правда молоденькая еще. На вид всего двадцать лет. Мне даже стало интересно, на чем наши «друзья» подловили ее. Поймали ли в клубе или отследили сетевой трафик? Заставляли ли ее пить таблетки от либидо, или предложили либо дурдом, либо мы? Если последнее, то значит с ней можно будет общаться на родном для меня языке, а не на английском. Но так жалко, что она одела это платье. Такая ткань мне тоже нравилось, но зная, что Оксана будет делать с «гражданской одеждой» новичков, можно было сказать, что платью осталось существовать считанные минуты. Поэтому мне было обидно, что от образа такой милой девушки через считанные минуты не останется и следа. Что через пару минут ее заменит испуганное белобрысое существо, одетое также, как и все…
- Вольно. А теперь Вы пойдете получать Вашу новую форму. Комбезы Вам еще нужно заслужить. И Вы их сошьете сами. Пока что довольствуйтесь старыми ветрозащитными тренировочными костюмами. Вы должны пройти вон в ту палатку.
Вон та палатка имела два входа. Внутри стоял стол, за которым сидела Ольга, выдавшая «форму». За спиной у Ольги стояла две ширмы. Мне вспомнилась школьная фраза: «Мальчики направо, девочки налево». И действительно, правая ширма была для ребят, а левая для девчонок. За ней полагалось переодеться. Старую одежду нужно было положить на стол при входе. Ценные вещи, такие как деньги, документы и украшения отдавали Ольге сразу, еще до того, как она вручала костюм. Кроме того, Ольга вручала всем нашивки с группой крови и нашивки с именем. Мы конечно могли и пришить их раньше, но Оксана решила, что новичкам нужно доставить удовольствие и они должны были пришивать нашивки сами. Блондинка в атласном заняла свое место в очереди. Мне стало любопытно, какой костюм достанется ей. Наши «друзья» не очень то помогали нам. Больше шло администрации Тореса. Поэтому вместо того, чтобы предоставить нам одинаковую форму для новичков, нам предложили вертеться как хотим. В прочем, Оксану это устраивало. Она мне тогда сказала, что вот именно мне должно было понравиться. После чего она просто объездила все секонд-хенды и скупила подержанные ветрозащитные тренировочные костюмы. Правда потом нам пришлось отстирывать все это дело. Но электричество нам наши «друзья» восстановили, так что запихать кучу шмоток в три большие стиралки не было большой проблемой. Проблема была в том, что к большому разочарованию Оксаны, костюмы были разного цвета. Максимум, что ей удалось добиться, было то, что все костюмы были комплектными, то есть к красной куртке полагались красные же штаны, а не синие или фиолетовые. И у нас был достаточный набор одежды разных размеров.
Подошла очередь блондинки, и она исчезла в палатке. Я стал наблюдать за выходом. Когда настала очередь блондинки выходить из палатки с другого конца, то вместо нее вышла девушка, которая стояла сразу за ней. Что-то было не так. Я взглянул на Оксану, которая тоже наблюдала за процессом со стороны и она жестом показала, чтобы я шел за ней в эту палатку. Но тут девушка вышла из палатки. И на ней было все то же атласное платье. В руках она держала красный костюм. Костюм был скомкан, одна из штанин болталась в воздухе. На лице у девушки было удивление и растерянность. Я на секунду глянул на Оксану, и понял, ничего хорошего девушке не светит.
Оксана подбежала к девушке.
- Ты что творишь. Нужно было переодеться в форму. Здесь должен быть порядок. И здесь не место для тупых ванильных шмоток. Все должны ходить по форме. Понятно?!..
Оксана сделала паузу. Потом добавила: - Понятно?! Ванилька!
- Да, мадам.
- Иди обратно в палатку и переоденься. Платье отдашь мне в руки.
Девушка вернулась в палатку, через минуту вышла в красном костюме. В руках она держала платье и свои старыетуфли. Оксана вырвала все это у нее из рук. Жестом показала на толпу уже переодетых новичков. И добавила:
- Бегом!
Ванилька побежала к толпе. После чего Оксана подошла к ним и естественно велела всем построиться опять. В руках у Оксаны было Ванилькино платье и туфли. Я глянул на Ванильку и заметил, что у нее отдышка после бега.
Дальнейшую черную работу получили мне с Ольгой. Мы скинули старые вещи в металлическую корзину на колесиках. Затем покатили корзину к машине по переработке отходов. Оксана остановила нас, и бросила т в корзину Ванилькино платье и туфли. Затем жестом велела нам продолжить. Мы сбросили одежду в измельчитель и он разрубил ее в мелкую труху. Затем спресовал в брикет, который поехал по ленте в «топку» газогенератора. Створки топки закрылись и газогенератор заработал превращая остатки одежды сначала в воду и углекислый газ, а затем восстанавливая это все до водорода и угарного газа. Дальше это все пошло в красивый большой газовый факел. Это небольшой объем отходов для этой машины, так что пускать генераторный газ в газовый двигатель с электроненераторм не имело смысла. Поэтому Оксана решила устроить представление.
Пока я катил тележку, я поглядывал на Ванильку. Я видел, что на глазах у нее слезы. Слезы струились по ее лицу, и она даже не пыталась их стереть. Но когда запылал факел, ноги ее подкосились, и она упала. После этого я услышал ужасно знакомые мне хрипы. Оксана сорвалась первой и подбежала к ней, крикнув новичкам, чтобы они отошли в сторону. Я тоже подбежал, и повторил то, что она сказала на английском. На бегу я достал из кармана комбинезона свой ингалятор. Оксана вырвала его у меня из рука.
- Дыши, давай, дыши. Сделай вздох. Просто сделай глубокий вздох. – Оксана, вставила Ванильке в рот ингалятор, - просто сделай вздох, - повторила она.
Ванилька вдохнула, щелкнул механизм автоматического ингалятора и облачко лекарства отправилось в Ванилькины легкие.
- Доигралась в Бога, Нёрси, - мой голос стал таким же твердым, как и Оксаны.
- Нужно вызвать скорую, сказала Оксана.
- Она уже едет, мэм, - холодно ответила подошедшая Элли.
- До… Элли, спасибо! Надеюсь они успеют. Спасибо за ингалятор, Миш.
- Почему эти уроды не написали, что у нее астма. Они просто прислали нам людей, - Оксана смотрела на меня, - Они просто избавились от них.
- Потому что им на них плевать. Потому что они, как ты говоришь, избавились от гребанных извращенцев. Им эти люди не нужны, они мешают им строить их ханжеское общество. Такой «диагноз» наших «друзей» тебя устраивает.
- Надо будет, чтобы она поехала обратно. Она не справиться.
- Оксана, ты понимаешь, что ее ждет там. Лекарства от которых у нее поедет крыша и электрошок. И все лишь за то, что она такая как мы. Ты же была на войне. Что военные говорят в таком случае? А? Помнишь? Что всегда говорил твой отчим?
- Мы своих не бросаем.
- Мы своих не бросаем. Верно. А у бывшей медицинской сестренки, отказали нервы под грузом ответственности. Ты же просто девчонка, Оксана, ты не майор Пейн! Хоть ты и «одела его штаны». Ну а раз ты командир, то привыкай, что ты отвечаешь за людей.
Звук сирены скорой прервал нас.
- Мы должны будем поехать с ней. Вдруг с больницы ее отправят обратно?
- Нет, я там знаю их всех хорошо. Да и Торес сказал, что у нас полная свобода действий, и что если нужно, то мы можем обращаться с государственным службам за помощью.
- Все равно нужно будет с ней поехать.
- Естественно.
- Пункт правил номер 17 точка 53.
- «За пределами базы сотрудники и новорбранцы должны быть в гражданской одежде, чтобы не привлекать внимание к деятельности базы», - Оксана процитировала собственные правила.
Элли подошла дотруналась до моего плеча. Она держала в руках мои «гражданские» джинсы и Оксанено платье.
- Там переоденетесь, я присмотрю за порядком, - сказала Элли, и добавила, – вот ее дело, наверное там оно должно пригодиться.

Врач в больнице позвал нас с Оксаной.
- Она в порядке, через три дня мы ее выпишем. И она рвется к Вам уже. Притом требует именно Вас, сеньора.
- Мы можем с ней поговорить?
- Да, конечно.
- Наедине?
- Да. Она не нуждается в постоянном присмотре.
Врач открыл дверь палаты. На кровати лежала Ванилька. Мы с Оксаной зашли в палату.
- Рядовая Ванилька будет готова вернуться к выполнению собственных обязанностей….
Ах ты ж… Девочка на бошку стукнутая не хуже нашей мегеры. Впрочем, мегера тут же прервала ее.
- Как тебя зовут, нормально зовут? – интересно, зачем это ей, он ж по дороге посмотрела дело.
- Лена, - затем Ванилька добавила, - Я из Москвы.
- Лена, оставь эту фигню сейчас. Мы в городе, а здесь мы должны вести себя нормально.
- Да, мадам.
- Оксана.
- Да, ма…, Оксана.
- Лена, почему ты не сказала, что у тебя астма.
- Вы не спрашивали, ма… Вы не спросили. И я думала, что меня отправят обратно. А честно говоря, лучше у Вас, чем электрошок.
- Елена, мы тебя им обратно уже не отдадим. Все нормально. Никто не будет тебя пытать за то, что тебе нравятся атласные платья. Прости, что я сожгла твой труд, ты ведь старалась и вкладывала в него душу. Это моя вина, я просто забыла сказать, что предметы фетиша приравниваются к ценным вещам.
- Я хотела к Вам специально. У нас говорят, что это коррекционный лагерь, но мне удалось докопаться до истины. У нашла Ваши фотки на сайте местной газете и затем сравнила их с фотками с фетишисткого фестиваля. Ма… Оксана, Вам очень идет латексный кэтсьют. А той американке костюм кошки. И когда я увидела Вашу фотку в местной газете, я поняла, что все немножко не так, как нам говорят. Но как Вы обманули их?
- А мы их и не обманывали. Они приняли законы, по которым фетишистов либо лечат в дурке электрошоком, либо, как на родине Элли, той женщины-кошки, заставляют есть таблетки, подавляющие либидо. Но фетишистов вдруг оказалось слишком много. Еще бы, ведь если покопаться, то фетиш можно найти у каждого. И они предложили нескольким бедным странам создать что-то вроде «лепрозория для прокаженных». Но так сложились обстоятельства, что мы приехали работать в эту страну. Наш друг Диего создал фирму и нанял нас. Кроме того, Диего купил здесь участок, и мы хотели создать там что-то вроде Города Солнца. Кроме того, мы уже выучили язык и получили гражданство страны. Я подтвердила свой медицинский диплом, и могла уже работать не только в компании Диего, но и по своей специальности. Я, кстати, как раз год проработал вот в этой больнице. Поэтому мы вроде как освоились здесь. После законов мы естественно, в знак протеста, отказались от гражданства своих стран и теперь мы граждане только этой страны. Но, когда они предложили Торесу создать «колонию прокаженных» и у него, то я написала Торесу письмо, чтобы он не отказывался от этой идеи. Вот только единственная просьба, чтобы это все было под нашим контролем. У нас есть участок Земли и нам была нужна только небольшая помощь, а так мы все организовали сами. Кроме того, я написала, что излишки финансирования «колонии прокаженных» Торес может оставить для бюджета страны. Мы рассчитали, что если организовать все как надо, то мы сможем выйти на само-финансирование, если подготовим людей. У нас ведь будет достаточно сил для того, чтобы открыть на территории базы что угодно. Для наших «друзей» все это будет выглядеть как казарма, как реабилитационный лагерь, но на самом деле мы ведь не собираемся бороться с фетишами и заморчками каждого. Мы подготовим и сделаем людей сильнее. Мы сможем создать любое сообщество. Елена, ты слышала про систейдинг, например?
- Нет. А что это?
- Систейдинг – это проект создания свободных поселений прямо в мировом океане. На искусственных плавучих сооружениях. Это что-то вроде плавучего города. Мы создадим свою собственную страну, и никто не будет навязывать нам, что нам думать, и как нам заниматься сексом. Мы назвали ее Кинкелия. Страна людей с кинк-сексуальностью. Но ведь первым поселенцам придется достаточно трудно. Они должны быть физически крепки. Даже если они имеют хронические заболевания, как ты или Михаил, то им нужно будет помочь насколько это возможно преодолеть их. Кроме того людей нужно будет обучить разным навыкам. Чтобы, если кто-то заболеет, его товарищ смог сменить его на его посту. Хотя такого как ты видела, у нас не будет. Но база – это лучший способ подготовить поселенцев для новой свободной страны. Но, Елена, если тебе будет плохо на базе, то ты можешь просто выучить язык и мы поможем тебе сдать экзамен на гражданство этой страны и ты можешь быть кем хочешь.
- Оксана… Мадам, не отсылайте меня. Я смогу жить и в условиях Базы тоже. У меня просто такое бывает с нервов. Я смогу.
- Ладно. Мы определяем тебя в группу к Михаилу. Я подготовила его должным образом, чтобы он мог руководить Вами. Но я контролирую Вашу группу лично тоже. Тебе придеться выучить дыхательные упражения и делать их, пока ты не начнешь справляться со своей болезнью. Бегать тебе нельзя, но и Михаил у нас тоже не бегает, так что все нормально.
- Я хочу быть как все. По крайней мере, как все в группе для «дефективных шлангов».
- Все нормально, Елена, группа как раз и создавалась с учетом того, что у людей будут проблеммы со здоровьем.
- Мне вернут ту форму, которую мне выдали?
- Конечно. Но, Елена, по городу нужно будет ходить в нормальной одежде. Мы будем отпускать Вас в город, но Вы не должны привлекать внимание. Но ты сможешь без проблем ходить в своих любимых платьях по городу.
- Просто ткань костюмов очень приятная. Мне нравится тоже. Я умею шить, и хочу сшить себе такой комбинезон, как у Вас, когда мне будет можно уже его носить.
Мы с Оксаной переглянулись. Да, из девчонки выйдет толк

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 30-03-2015 - 00:20
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Необычное надувание

Зигзаг во времени. Часть1.

Зигзаг во времени. Часть2.

Моя Теща часть 10

Твоя экзекуция. А все начиналось с колготок