Страницы: (1) 1
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Авторские истории в жанре порно-киберпанк с вкраплениями фантастики и магии. Все тексты написаны автором и являются его частной собственностью. Все имена и места действия вымышлены, действие происходит в одном из ближайших параллельных миров. Названия марок компаний – реальны, не спрашивайте автора, почему. Нет, это не из-за рекламы.

Тексты не являются руководством к действию, автор снимает с себя всю ответственность за возможные попытки читателей подражать действиям персонажей в реальности. И предупреждает их, что это может иметь последствия. Возможно - очень серьезные.

Если вы вдруг захотите оставить отзыв о произведениях, можете написать на е-мейл: adrian.rayne@yandex.com. Не факт, что получите ответ. Но ваше письмо, как минимум, будет прочитано.

Автор не против распространения его текстов по эротическому и XXX сегментам Рунета. Но с обязательным указанием авторства. Можете просто написать: “(с) Адриан Рэйн”, этого достаточно. А в идеале крайне желательно дополнить авторство ссылкой на этот сайт.
Спасибо.
=====================================

Дождь кончился. Я сидел на крыше какой-то двухэтажной развалюхи, свесив ноги и уставившись в линию горизонта. Воздух был свежий и влажный, на небе нехотя расползались облака. Погода, в целом, соответствовала моему настроению, так что я пребывал в гармонии между внешним и внутренним. До того сверкали молнии, гремел гром, капли хлестали мое лицо, по макушке пару раз попало увесистой градиной. И это тоже было вполне подходящей иллюстрацией обуревавшей меня ярости. Но гроза ушла, трек в наушниках отзвучал. When the rain is gone...

За что я всегда любил дождь - с ним можно отпустить свои самые страшные душевные раны, он просто смывает их. Если уметь, знать как это делается, можно оправиться от любого потрясения очень быстро. Вот и сейчас. Я прикрыл глаза, выровнял дыхание. Взглянул вглубь себя. И понял, что беспросветная тоска уходит.
Когда тебя бросают - это всегда очень больно и плохо. Потому что тебе хочется быть с любимой еще и еще. Наслаждаться каждым ее шагом, каждым словом, каждым взглядом. Еще неприятнее, когда бросать приходится самому. Пусть это правильно, пусть "так будет лучше для нас обоих".

Но совсем плохо, когда ты внезапно понимаешь, что быть вместе попросту не получится. Что вы никогда не будете счастливы, даже если очень и очень сильно постараетесь, изменитесь друг для друга, и принесете пару тройку десятков жертв. Лучше просто не начинать. Так реально будет лучше. Вот это самое паршивое. От этого сердце ноет практически ощутимо физически.
Я вздохнул, отбросил насквозь мокрые волосы со лба. Я вымок до нитки, но меня это не слишком заботило. В этом была какая-то своя правильность. Как будто это было своеобразной жертвой, аскезой, которую нужно было совершить, дабы начать путь к душевному равновесию.

Я честно постарался вспомнить ее лицо. Оно все еще живо стояло перед мысленным взором - требовательные и уверенные черты. Волевой подбородок, полные губы, точеный нос… В профиль она казалась потомком какого нибудь древнего княжеского семейства, но ее глаза выдавали бесконечный страх. Страх, усталость, отчаяние, безысходность. Я никогда не мог смотреть ей в глаза долго, потому что мне становилось не по себе. Но вот сейчас я вдруг понял, что не могу вспомнить - какого они были цвета? Зеленые? Карие? Совершенно точно не голубые, голубые у меня, и о таком соответствии я никогда в жизни не забыл бы. Что ж, неважно. Это хороший признак. Первый признак выздоровления.

Наша связь была противоестественна, я это знал, мы оба это знали. Мы любили друг друга как брат с сестрой, хотя совершенно точно не были биологическими родственниками. Но в какой-то момент все зашло слишком далеко. Я едва удержался на краю. Балансировал на грани… Неизвестно чего. Но точно - чего-то очень и очень плохого. Возможно, смерти. Я прекрасно помню, как она впервые попросила поцеловать ее. Она лежала в постели, где сначала плакала, а потом забылась вымученным сном, после десятка часов беспрестанного пути. Мы очень долго шли, потом ехали, на автобусе, метро, поезде, снова автобусе… Потом я накормил ее у себя в кухне и сказал, что иду спать.

Она отправилась за мной в комнату, и нависла надо мной, когда я улегся. Я совершенно не воспринимал ее поведение, как попытку заигрывания. Мне хотелось спать, и больше я не был ни на что способен. Так что повел себя весьма грубо и эгоистично - заявил, что хочу спать. Она обиделась и умчалась. А я, проспав часа три, пошел к ней мириться.
Она лежала на постели в другой комнате, и тоже проснулась. Отвернулась, едва заметив меня. Но выпросить прощение оказалось проще, чем я думал. Я обнимал ее, сидя в постели, и нам было очень хорошо… Потом она сказала: "Поцелуй меня". Я уточнил, как дурак: "В губы?". Она кивнула. В этой ситуации невозможно было сказать нет. Хотя стоило бы.
Но у меня давно не было женщины, у нее - мужчины, хотя, в этом-то была главная загвоздка… Я считал ее девственницей, она сама так говорила. Только это была ложь, хоть я и не знал тогда.

Мы целовались, лежа в постели. Лицом к лицу. Я знал, что она не носит ничего под майкой (груди были очень маленькие) и гладил ее по спине. Я уже успел забыть, как это приятно - касаться живой возбужденной девушки, горячей и страстной.
"Давай я сниму майку" - сказала она. Я все еще не воспринимал происходящее всерьез, так что отшутился. Но какое-то время спустя я уже понял, что не собираюсь отпускать ее из этой постели, пока она не станет моей. К тому моменту, она отвернулась от меня, и я блуждал пальцами под ее майкой. Касался аккуратненькой едва выдающейя груди, теребил соски, покусывал губами уши….
Она повторила снова, насчет майки. Я не стал отказываться, и пару секунд спустя она лежала полуобнаженная. От ее голого тела шло возбуждающее тепло. Она пахла, как живое воплощение желания.
Это было прекрасно и мы оба распалялись все сильнее. Я прижался к ней вплотную, не сомневаясь, что она чувствует мой торчащий член, и лаская ее соски, живот, залезая ей между ног руками…

Я очнулся. Воспоминания были невероятно яркими и возбуждающими. Настолько, что эрекция возникла снова. Я прикусил губу. Больше всего на свете мне в этот момент хотелось встретить новую девушку, еще красивее, еще горячее… В идеале - покладистую, но дикую, и с кнопкой отключения. Этакая идеальная несбыточная мечта социопата-мизантропа. Вряд ли такие девушки существуют, ведь в конце концов, женщины созданы не для мужского наслаждения, кто бы что ни думал на эту тему.
Внезапно я услышал какие-то приглушенные возгласы внизу. По улице шли три высоких крепких субъекта, и волочили за собой… обнаженную негритянку. Однако.

Мужчины не были одеты в какую-то военную или муниципальную форму, так что можно не сомневаться - бандиты, искатели легкой наживы. Из их коротких реплик я понял, что они тащат эту девушку в ближайший укромный тупик, чтобы там сделать с ней все, что придет им в голову. Они не скрывались, хотя улица была не на окраине. Впрочем, и не в центре. Один из периферийных городков Джунглии был пуст и сонлив, как всегда после грозы.
У бандитов вполне могло получиться задуманное. Но я не собирался давать им шанс. Не то, чтобы я был таким великим заступником, героем, борцом за справедливость. Я вообще не шибко крутой боец, особенно, если судить по моему телосложению. И на людей мне, по большому счету, плевать с высокой башни. Я отдельно, они - отдельно.

Но у меня есть примета. Если я о чем-то задумался, и судьба (именно, я верю в судьбу) тут же преподносит мне яркую и наглядную иллюстрацию моих мыслей, то стоит к ее голосу прислушаться А там, глядишь, жизнь начнет налаживаться. Словом, я сиганул с крыши дома, приземлился в очень удачно подвернувшуюся кучу коробок, и надвинул себе на лоб очки.
Тут надо сказать пару слов о том, что я собой представляю. Меня зовут Адриан Рэйн, и я немного маг. Не колдун, не шаман, не волшебник, а именно маг. Пока еще далеко не крутой, только учусь. Нет, у меня нет никакого балахона, он только мешал бы. Есть плащ из кожзаменителя, но я его сбросил, чтобы не помешал двигаться в тесной подворотне. Что я могу, как маг? Пока немногое, но тут главное - угадать момент, и правильное место приложения Силы.

А еще я обожаю всякие гаджеты. Очки дополненной реальности, коммуникаторы с доступом в сеть и голографическими проекторами, мозговые имплантанты, и всяческие примочки, типа реактивных ботинок. Стоит вся эту муть страшных денег, но учитывая, что мне их больше особо не на что тратить, меня такое состояние дел устраивает.
Вот и сейчас в моих очках отобразилась картинка со спутника, спроецированная через чип, имплантированный в мозг. Можно было бы выводит картинку прямо на глазной нерв, но такое подключение было бы нестабильно и опасно, а я не люблю, когда в моем любимом теле есть что-то нестабильное и опасное. Лучше больше, но проще и лучше. Таков один из моих принципов.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 15-01-2015 - 22:54
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Я расстегнул рюкзак, достал оттуда боевые пои. Это такие кевларовые шарики, каждый - по полкило весом, на длинных, с метр цепях. Используются для фаер-шоу. Совершенно не похоже на оружие (боевыми их зовут потому, что есть еще тренировочные, а эти - для выступлений), пока тебя не огреют по лицу или не начнут душить цепью. Регистрация в органах внутренних дел не требуется. Простых стандартных пои хватило бы, чтобы уложить двух людей, попрыгав и попотев. Но я свои чуть улучшил. В каждый из кевларовых мотков я вшил еще по куску свинца в толстой изоляции. А каждую цепь удлинил вдвое - чтобы не находиться вблизи удароопасности в бою. Теперь это были уже не безопасные игрушки. Ими можно было покалечить и убить.

Но полагаться лишь на пои я не хотел и не стал бы. Прикоснулся к амулету под рубашкой. Черный оникс (великолепный аккумулятор энергии) начал пульсировать, передавая мне в правую руку заряд Силы. Что ж, в общей сложности всего этого должно хватить для трех неповоротливых верзил.

Я глянул на стекла очков. Сквозь стену здания было видно, что три тупых быдла уже затащили негритянку в подворотню и сейчас устраивались поудобнее вокруг нее. Меня поразило, что девушка никак явно не реагировала на их действия. Не вырывалась, не кричала... Даже страха на ее лице не отражалось. Возможно, она в шоке? Неважно.
Я неторопливо скользнул ко входу в тупик. Спешить не стоило - пусть все, кто решил снять штаны, снимут их, ибо так они окажутся наиболее уязвимыми.

Негритянку крепко держали за ноги, разведенные в стороны. Два мордоворота уже расстегнули и приспустили джинсы и стояли спинами ко мне. Как раз на расстоянии броска пои. До меня донеслось: "Ну что, шлюшка, сейчас мы займемся, век помнить будешь. Сейчас отведаешь моего огромного…" - на этой часты фразы я резко бросил вперед руки с обоими пои, крутанул пару раз для придания скорости и обвил цепи вокруг двух шей. Сильно и резко дернул. Верзилы синхронно захрипели, схватились за горло, повалились на землю. Один ударился о некстати оказавшийся рядом кирпич, и вырубился. Я от всей души приложил ногой в утяжеленном ботинке по лицу второго.

Минус два. Третий стоял чуть боком и вся видел. Пои у меня больше нет, и этот тот самый момент, который важно не упустить и правильно подгадать. Громила уже движется ко мне. Что-то рычит, машет кулаками, но меня это мало заботит. Главное, все рассчитать…
- Laminas de Lumine! Veni et occio inimicum meum!! - выкрикнул я. Голос эхом разнесся по тупику. Верзила в недоумении притормозил. Это его и сгубило.
В моей руке из ниоткуда появилось сияющее чистым Светом лезвие. Я не раздумывая швырнул его прямо в грудь громилы. Чуть правее сердца, так чтобы не убить, но серьезно ранить. Мужик повалился, не дойдя до меня двух шагов. Я брезгливо коснулся пальцем артерии на его шее. Пульс есть.
Быстро размотал цепи пои, снял их с поверженных врагов. И только тут вспомнил о девушке, из-за которой, собственно, все началось.

Она сидела на грязном мусорном баке. Слава Богу, хотя бы ноги свела обратно, значит не окончательно впала в шок. Только сейчас у меня появилась возможность как следует ее рассмотреть. Сказать честно, она была великолепна. В смысле, это было воплощение моих личных представлений о красоте. Длинные модельные ноги, крутые бедра, изящные щиколотки. Босые ступни с прекрасными длинными аккуратными пальцами, которые сейчас же просились на постер какого-нибудь фетиш-издания.
Плоский живот без капли лишнего жира, между ног - аккуратная узкая щелка, прикрытая безволосыми половыми губами. Чувственные кисти, женственные предплечья, хрупкие плечи. Грудь полная и соблазнительная, примерно третьего размера, с острыми торчащими темными сосками.

Но все это было бы пустышкой без лица. Прекрасного, нежного лица. Судя по всему, она была полукровкой, метисом, потому что обычно у негритянок гораздо более простые грубые лица. А здесь… Утонченные, но пухленькие губы, аккуратный носик и высокий лоб. Глаза, понятно, черные, но разрез ближе к европейскому. Тонкие, словно выщипанные брови. Небольшие нежные ушки. Черные прямые волосы до плеч…

Я осознал, что уже с минуту стою и пялюсь на нее. Даже не поздоровавшись, не спросив, как она, не проронив ни слова. Спаситель выискался, ну-ну. В этот же момент я понял, что похоже, девушка о чем-то у меня спросила. А я не среагировал. Не думал, что обнаженная женщина до сих пор способна настолько застопорить меня.

- Что, прости?
- Я тебе нравлюсь? - Она простодушно улыбнулась, ее руки были сложены на коленях. Ни малейших признаков страха, паники, злобы. Спокойная доброжелательность. Что с ней такое, в конце концов? Но на вопрос надо ответить.
- Нравишься. Ты самая красивая негритянка… прости, афроамерик…. в смысле, черная девушка, которую я видел.
- Я не обижаюсь на негритянку, и я не афроамериканка. Можешь звать меня как тебе удобно.
Я понимаю, что чего-то не понимаю. Но пока не понимаю, чего именно я не понимаю. Окей, сменим тактику.
- Тебе не холодно? Откуда-ты? Где твоя одежда? - Про "не холодно" я, конечно ляпнул, не подумал. Температура была около 28 по Цельсию, и Солнце вовсю жарило с неба. Но вопрос был скорее психологическим. Не привык я как-то натыкаться на улице на голых девушек. Она спокойно ответила:
- У меня нет одежды. Я из лаборатории "Омега". И мне не холодно. Я могу выдержать температуру до минус шестидесяти градусов по Цельсию в обнаженном виде.
Из лаборатории? Что еще за Омега? И что за странная манера выражаться для чернокожей девушки, которую только что хотели изнасиловать?
- Скажи, а как ты оказалась с этими парнями?
До меня запоздало начало доходить, что я, вполне возможно, не прервал акт насилия, а помешал своеобразному извращенному сексу по взаимной договоренности. Нечасто такое встретишь, пусть даже и в Джунглии, но низкая частотность событий не отменяет факта существования подобных отношений..
- Они украли меня.
Так. Как говорил в моем далеком детстве один популярный радиоведущий "с вами каши не сварить".
- Ладно, идем со мной.
Понятия не имею, что за лаборатория, будут ли ее искать, и кто она вообще такая. Но оставлять ее голышом на задворках тропического континента - полный бред. Сначала надо разобраться.
Девушка не возражает. Легко спрыгивает с бака, кошачьей походкой идет за мной. Я перевожу ее через улицу, достаю из оставленного под адаптивной маскировкой рюкзака свой плащ. Закутываю негритянку в него и тут понимаю, что не знаю, как к ней обращаться.
- Скажи, ээ.. А как тебя зовут?
- У меня нет имени, а тебя как? - В глазах появляется живое любопытство.
- Адриан. Адриан Рэйн. Что значит, у тебя нет имени?
- Мой создатель не успел дать мне имя. У меня есть только индекс - R25215
- Индекс? Что за бред… А кто твой создатель?
- Доктор био-кибернетики Гарольд Фрост.

Ох, елки…. Во что я влип! Слышал я об этом Фросте. В основном, в голограммах, разлетающихся через новостные ленты. Ученый с мировым именем. Работает над созданием новой волны биогибридов - полулюдей, полукиборгов. Искусственный интеллект, все дела… Но в СМИ я видел только упоминания о начале работы и положенные в таких случаях заявления о том, что вы "на пороге великих открытий, которые улучшат мир к лучшему, бла-бла-бла".
А тут передо мной стоит, получается, одно из творений новой волны, и выражается вполне себе связно? То есть, искусственный интеллект - реальность?

- Ты что, робот? - Не нашел ничего лучше, чем спросить я.
- Отчасти. - Негритянка улыбается. У нее невероятно светлая, обаятельная и приятная улыбка. - Но я полагаю, что наш разговор лучше продолжить в другом месте. Я улавливаю сообщения на полицейских частотах. Сейчас здесь будет много людей. Анализ ситуации подсказывает мне, что ты не хочешь с ними встречаться. Это правильно?
- Более чем. Ты умница, пойдем ко мне в…
- Спасибо. - Она перебивает меня.
- З-за что?!
- Ты меня похвалил. Впервые в жизни.

---

Следующие обновления наиболее оперативно выходят на блоге проекта http://adrianrayne.xxxlog.co/

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 15-01-2015 - 22:55
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Учитывая нестандартность ситуации, я не придумал ничего лучше, чем отвести девушку в гостиницу, где сам остановился. По дороге я обдумывал все возможные варианты: сообщить в полицию, подробно расспросить негритянку о той лаборатории, откуда она была похищена, дать объявление о найденной девушке в СМИ… Последнее вызывало лишь усмешку даже у той версии меня, которая тупо шла по улице по мокрому, местами раскрошившемуся от времени асфальту, бездумно передвигая ноги и обнимая за хрупкие плечи чернокожую девушку. Босоногую, одетую лишь в мой плащ, рукава которого свисали с ее плеч, словно с не подходящей вешалки.
Нда. Все разумные поступки – успеются. Сначала ее надо приодеть, обогреть, накормить, расспросить. Можно чуть в другом порядке. Возможно, в этот список как-нибудь незаметно втиснется еще один пункт, чуть более интимный, и гораздо более приятный…

К счастью, я жил недалеко от места потасовки. И нам не пришлось брать такси. Своего транспортного средства у меня здесь не было. Я вообще прилетел в Джунглию всего на неделю, чтобы с помощью своеобразной шоковой терапии отойти от очередного жуткого разрыва с любимой женщиной. Джунглия (ударение на “и”) вообще называется так неспроста. Около 80 процентов страны покрыто непроходимыми тропическими лесами. А редкие вкрапления цивилизации – это крохотные городки, с населением не больше сотни тысяч человек. Этакая провинция планетарного уровня. И здесь можно было практически все. Наркотики, торговля оружием, проституция, работорговля… Нет, официально какие-то законы существовали, но на практике, если ты сам не в состоянии за себя постоять, то приготовься… В общем-то, к чему угодно. Ограбить, убить, напичкать наркотой, изнасиловать или просто избить тут могли где угодно, исключая, разве что, самые оживленные и уставленные полицейскими постами улицы центральных городов.

Поскольку в мои планы не входили постоянные стычки с аборигенами (я уже говорил, что не ахти какой боец?), то поселился в самом центральном и дорогом отеле. Четыре звезды – это был максимум роскоши, доступной туристу в Джунглии. За немаленькие деньги ты получаешь двухкомнатный номер с претензией на респектабельность. Чистое белье на кровати, пол без окурков и плесени, белый кафель в душевой, есть даже ванна. Правда без гидромассажа. Но плевать – сейчас я мечтал вымыться, выспаться, поесть. Ну и параллельно облагородить свою чернокожую находку.

Основным преимуществом отелей в Джунглии является то, что ты можешь тащить с собой кого пожелаешь. Кота или собаку? Легко. Бенгальского тигра на поводке? Пожалуйста. Обнаженную девушку в плаще на голое тело? Без проблем, особенно, если ей на вид больше шестнадцати (официальный возраст совершеннолетия в этой “варварской” стране).
Молодую девочку явно не старше двенадцати? Пусть предъявит на стойке айди дома отдыха, в котором работает, и не важно, чем с ней будут заниматься в номере… Что, вы удивлены сочетаниями слов “девочка”, “дом отдыха”, “работает”? А чему тут удивляться? Джунглия – типичная страна Третьего Удара, в которой бедность населения является чем-то само собой разумеющимся. Эту мысль целенаправленно и планомерно насаждают не только всему остальному миру, но и населению самой тропической страны.

На самом деле, это богатейшее государство. Тут есть много скота, поля с растущими злаками, огромные запасы ископаемых, драгоценных металлов, целебных трав, горы фруктов. Но использование всего этого контролируется прозападными агентами, которые взамен принесли когда-то на берега Джунглии, к полуголым папуасам, джинсы, кока-колу и демократию.
С тех пор все неутомимо катится в бездну, а в редких очагах цивилизации открыты такие вот безразличные ко всему происходящему отели, зарабатывающие на любом виде досуга или порока своих клиентов. Можно сколько угодно долго рассуждать о правильности или неправильности таких вещей – это никого не волнует и ничего не изменит, пока страной управляют те, кто хочет ее ограбить. А меня безразличие портье устраивало целиком и полностью, поскольку отвечать на вопросы о негритянке мне было не просто лень, а лень в квадрате.

Я бросил высокому чернокожему мужчине в обязательном костюме при бабочке:
- Мне нужно несколько платьев для девушки, размер L. Двойная срочность. Пусть будут разные фасоны и расцветки. И несколько видов обуви, десять пар. Все разных размеров, на выбор. Обед в номер 30. Выполнять.
Негр невозмутимо кивнул и коснулся серебристой гарнитуры на мочке уха. Я не сомневался, что уже спустя десять секунд по всему отелю начнется беготня, кого-то спешно пошлют в магазин за обувью и тряпками, или просто вызовут экстренную доставку. Мне было безразлично, как они это сделают. Я платил двести процентов сверху за срочность, и это решало все.
Я провел девушку в лифт и нажал кнопку. Мы отправились наверх.
Негритянка внезапно обняла меня за талию, крепко прижавшись. Сам не знаю, что меня дернуло. Но я посмотрел ей в глаза и сказал:
- Я буду звать тебя Джес.

***

Я стоял с закрытыми глазами под душем, с наслаждением ощущая, как теплеет внутри и снаружи. Тело отогревалось после всех событий – я и не подозревал, как сильно замерз. В душе тоже теплело. Кто бы она ни была, эта соблазнительная грудастая негритянка, я собирался познакомиться поближе.
Неважно, робот она там или нет. Когда я касался ее плеча, я почувствовал самую настоящую живую человеческую плоть. И с трудом заставил себя ограничиться лишь плечом и не прижать ее тут же, на улице, к ближайшей стене, впившись в губы и стиснув руками ее сиськи…
- Адриан…
Я вздрогнул и открыл глаза. Джес вошла в комнату совершенно бесшумно, я сам оставил дверь приоткрытой. Не знаю, сколько она так простояла, но соски снова топорщились – то ли от холода, то ли от возбуждения… Естественно, она снова была обнажена и ни капли не стеснялась – ни своей, ни моей наготы. Наоборот, с улыбкой разглядывала мое тело. Я давно отвык стыдиться девушек, тем более, что мне не за что “опасаться”.

Крепкий торс, перевитый мышцами – не особо накачанный, но не в мускульной массе дело… Мужчина должен поднимать на руки не штангу, а любимую женщину. И продержать сколько потребуется. Со всем остальным у меня тоже порядок. Одна из моих бывших однажды сказала, что у меня красивые ноги. Уж не знаю, что она имела в виду, но девушке лучше знать.
Глаза Джес предсказуемо сползли по моему животу вниз, и наткнулись на торчащий член. Около трех сантиметров в диаметре и двадцать в длину. Негритянка смотрела на него с любопытством, но похоже, без страха или удивления.
Некоторые девушки изумленно или восторженно округляли глаза, впервые его увидев. Кто-то выдыхал “Ого!”. Я же с детства воспринимал свой член, как вполне меня устраивающий по всем параметрам. Лишь позже я понял, что многие вынуждены довольствоваться меньшим. Что ж, значит, мне повезло.

Джес явно осталась довольна осмотром. Она все еще переминалась с ноги на ногу возле кабинки, не решаясь войти.
- Я не успела сказать спасибо за то, что ты меня спас….
Я молча взял ее за руку, ввел внутрь, развернул спиной к стене. Вода лила по нашим телам, и ее кожа кофейного цвета быстро заблестела. Это было откровенно развратно – с формами и фигурой молодой негритянки… Девушка выглядела до того сексуально, что мое сознание начало опасно балансировать на грани полного автопилота – еще чуть-чуть, и я просто сорвусь, насажу ее на свой член, и буду трахать, пока не упаду в изнеможении.

Вместо этого я сжал изящные женские предплечья, поднял над ее головой и прижал к стене… Теперь она не могла двинуться, но именно это мне требовалось. Девушка не сопротивлялась, ей явно нравилось. А я хотел ее именно такой, беспомощной, беззащитной и отдающейся мне.
Я прижался к Джес вплотную, впервые ощутив касание черных торчащих сосков и принялся целовать. Я сосал, лизал, кусал ее губы, засасывал ее юркий язычок, безумно блуждал своим по ее рту, по губам и деснам…
Она отвечала мне с энтузиазмом школьницы, оказавшейся в университетском кампусе, после целого лета строгого родительского контроля. Или даже как девушка-подросток которая сбежала прочь из дома к своему парню, на одну единственную ночь, и стремится воплотить все свои фантазии так быстро, как только возможно…

Вволю наигравшись с ее губами, я опустился к шее и услышал, как она возбужденно вздыхает. Я неторопливо прошелся губами по ее плавными изгибам, пощекотал изящную шейку языком, схватил губами и оставил засос… Мне это нравилось – ласкать красивую и явно развратную девушку так как я хочу, воплощая все свои мечты и фантазии, и вспоминая лучшие моменты из моих прошлых романов.. Я впился в шею негритянки зубами, практически с силой кусая, провел ртом по ее горлу… Хорошо, что я не вампир и не испытываю жажды крови. Эта аппетитная девочка сейчас легко могла бы пожалеть о своем спасении. Взять ее, в любом из смыслов, захочет любой, кому она встретится.

Насытившись игрой с ее шеей, я спустился к груди, ибо обожал женские сиськи, и не скрывал этого. У нее были аккуратные полные груди, не висящие, а скорее стоячие. Чуть больше, чем требовалось, чтобы накрыть каждую из них одной рукой и это тоже было здорово. Я сжал губами ее правый сосок, пощекотал языком, почувствовал какой он твердый и возбужденный. Не удержался и несильно прикусил…. Джес тихо вскрикнула, но не от боли, а от неожиданности и удовольствия одновременно.
Не разжимая зубов, я потянул сосок на себя, и он выскочил изо рта, как только грудь натянулась до предела. Ухмыльнувшись, я проделал это еще несколько раз. Прикусить сосок, оттянуть, и смотреть, как он скачком возвращается обратно, а грудь так волнующе скачет, потревоженная моим невежливым обращением. Именно так, вежливым я быть не собираюсь…

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 15-01-2015 - 22:55
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Я подумал, что хочу посмотреть, как Джес сама ласкает свою грудь, поэтому не отпуская ее запястий, поднес их к ее сиськам. Эта умница мгновенно уловила суть. Ее ладони крепко сжали обе полукруглые груди, соски торчали меж ее пальцев, выделяясь еще сильнее… Я не удержался и начал щипать их пальцами, отпустив, наконец, запястья. Она застонала…

Так мы развлекались около минуты: она мяла свои сиськи, я издевался над ее сосками… Девушка стонала и извивалась, я дышал все тяжелее от нахлынувшей срасти. Неизвестно, кого происходящее больше возбуждало.
Наконец, я посмотрел ей в лицо:
- Тебе нравится?
Можно было не спрашивать. Ее глаза просто сияли счастьем и возбуждением. Было очевидно, что она ловит не меньший кайф, чем я, и хочет ещё.
- Тогда продолжим.
И я жадно сжал мягкую упругую попку негритянки. Услышал еще один стон, более громкий и глубокий… В тот же миг я почувствовал, как тонкие уверенные пальчики пробираются к моему паху. Джес явно мечтала потискать мой внушительный член, и я не собирался ей мешать. Ее пальцы принялись ласково поглаживать ствол, теребить яички, царапать нежную кожу аккуратными ноготками… Она оголила головку, и очень нежно начала массировать ее пальцами. Я застонал. Это было выше моих сил.

Я схватил негритянку за правую грудь, не выпуская из левой руки ягодицы. И сильно сжал, впиваясь в ее шею губами. Она тяжело задышала. Это было чудесно. Под моими пальцами была упругая горячая плоть Джес, это сносило мне башню. Ее движения вокруг моего члена становились все напористее, и в какой то момент я понял, что сейчас должен взять инициативу. Чуть отстранился, ухватил девушку пальцем за левый сосок, придвинулся к ее уху и шепнул:
- Пососи мой член.
А потом неторопливо потянул ее пальцем за сосок вниз. Я наблюдал, как она среагирует. Будет ли сомневаться, сопротивляться…
Она улыбнулась, обнажив белоснежные зубки. И начала медленно сгибать колени, припав губами к моему лицу. Губы, шея, грудь, живот… Я отпустил ее сосок, и запустил все пальцы в черные волосы девушки. Через мгновение я почувствовал, как член обхватили чувственные влажные губки. Горячий рот негритянки. С ума можно сойти, я просто обожаю эту девочку..
Она не торопясь всасывала моей член в свой ротик, попутно приноравливалась к нему своим шершавым юрким язычком, который так умело ласкал меня во время поцелуев.

Наконец, она освоилась, и начала понемногу, все быстрее двигать головой, вперед-назад, трахая меня своим прекрасным влажным ртом. В те моменты, когда головка находилась прямо у губ, она немного замедляла темп, и начинала щекотать ее языком, облизывать и обсасывать, словно сосала мороженое. А когда темп нарастал, она крепко прижимала мой член языком к небу, и обжимала зубы губами. Ни разу я не почувствовал дискомфорта от ее острых зубов, ни разу они не царапнули чувствительную кожу пениса. Джес была просто великолепна.

В конце концов, я почувствовал. что подступает оргазм, причем сильный и неудержимый. У меня не было женщины уже два месяца – с того момента, когда я последний раз издевался над ней в постели, а она шептала мне в ухо всякие грязные непристойности, возбуждавшие меня до крайности. Так что сейчас я не вытерпел и пяти минут – ласки Джес довели меня до пика. Я схватил ее за волосы и начал трахать ротик, не заботясь о том, как она будет реагировать. Я вообще плохо контролирую себя в такие моменты, похоть захлестывает меня с головой, и я страстно желаю только кончить.

Я и взорвался, сперма хлынула прямо ей в рот, захлестывая и наполняя до самых губ. Я трахал ее рот и кончал, кончал и трахал, и не собирался останавливаться, пока не опустошу свои яйца прямо в ее влажный горячий похотливый ротик…
Спустя полминуты меня наконец отпустило. Я прекратил движение, хотя умница Джес все еще старательно прижимала мой член языком к небу и старалась создать максимальное давление во рту. Гениальная девочка. Просто потрясающая… Я вынул член из ее губ (раздался тихий чмокающий звук), взял за плечи, поставил девушку на ноги.
Сперма стекала по ее подбородку, капала на грудь. На соски, на живот. Она чуть приоткрыла рот, чтобы показать мне, сколько я накончал в нее. Улыбнулась, и сглотнула.

- Умница.. – тихо шепнул я, и снова вцепился в ее губы своими. Я снова целовал свою маленькую черномазую Джес. Снова сосал, лизал, кусал, только теперь ко вкусу влажных горячих соблазнительных губ примешивался еще соленый вкус семени. Это было потрясающе, и я вдруг понял, что начинаю постепенно снова возбуждаться. Она обвила меня руками, сильно вцепилась ногтями мне в спину. Прижалась всем телом, ногой – к паху. И не навязчиво терлась ею о мягкий висящий член.
Я оторвался от ее губ, и посмотрел в лицо.
- Умница Джес. Ты прекрасно умеешь сосать. Спасибо.
- Тебе спасибо. Ты так хорошо оттрахал мой ротик.. и выплеснул столько спермы… Теперь мне не надо есть целый день! – неожиданно закончила она, и улыбнулась снова.
Пока я пытался понять, шутит она или тут есть какой-то другой смысл, она просто прильнула ко мне и обняла. Не в порыве страсти, такие вещи я чувствую безошибочно. Ей просто было со мной хорошо. И что самое любопытное – она явно не торопилась требовать, чтобы я довел до оргазма ее саму. А я пока был не на пике своей формы, после такой мощной разрядки.

Так что честно сказал:
- Я хочу тебя девочка, и непременно отымею во все дырочки… По много раз. Ты ведь этого хочешь?
Она закивала, глаза ее блестели.
- Оттрахаю тебя так, что ты будешь визжать и кончать по много раз. Обязательно. Но чуть позже. Пока мне надо передохнуть.
- Конечно. Я знаю, что мужчинам требуется… – она прищелкнула тонкими пальчиками, подбирая слово. – Перезарядка.
- Угу. Пошли.
Я выключил воду, вышел из душа, потянулся за полотенцем. Но Джес меня опередила:
- Я тебе помогу.
И она взяла полотенце и накрыла им мою голову. Прижалась ко мне вплотную, я снова ощутил, насколько сильный жар исходит от ее тела. Привстав на цыпочки, негритянка вытирала мою голову, и одновременно прижималась ко мне, явно наслаждаясь тем, что инициатива у нее в руках. Она неторопливо щекотала мои соски своими, елозила по моей груди своими большими сиськами. Я снова ухватил ее за попку – отчасти, чтобы занять руки, отчасти – чтобы поддержать ее, пока стоит на цыпочках.

Наконец она закончила с моими волосами, но полотенце с головы не сняла. Я не видел, что она делает, но вскоре понял, что Джес взяла еще полотенце и теперь вытирает мое тело. В частности спину, ведь я все еще тискал ее задницу и не хотел отпускать. Полагаться лишь на ощущения, и пытаться предсказать, что будет дальше.. Было как минимум любопытно. И до крайней степени возбуждало.
Джес приподняла полотенце на моей голове и коснулась моих губ своими. Потом приблизилась к уху и тихо сказала:
- Позволь мне обтереть твое тело. Пожалуйста.
От избытка чувств я лишь сильнее сжал ее попку, а она, прекрасно понимая, что я ощущаю, принялась играть язычком и губками с мочкой моего уха… Боже, это было восхитительно! Мой член давно уже стоял колом и я разрывался между диким желанием тут же на месте насадить ее на свой член, и отыметь по полной программе… Или все-таки дать ей обтереть себя, и на время прекратить безумства? Не знаю, что я решил бы в итоге, но в этот момент раздался звонок в дверь. Это очевидно явился коридорный с моим заказом. Быстро. По моим прикидкам, не прошло и десяти минут. Но до чего же не вовремя!

Скрипнув зубами от досады, я отстранил Джес. Негритянка стянула с моей головы полотенце, на ее лице тоже читалось выражение досады. Я чуть улыбнулся, потрепав ее по голове.
- Сейчас девочка, пойду только открою.
Я в две секунды смахнул с себя капли воды, обмотал талию полотенцем и двинулся к двери. На пороге и впрямь стоял коридорный в форме, с кучей пакетов, на которых красовались лейблы магазинов. Возле него стоял столик, уставленный серебристой посудой, едой, питьем.
- Ваш заказ, сэр. Что-нибудь еще?
- Спасибо, ничего.

Я забрал у парня одежду, жестом приказал ему вкатить тележку внутрь номера. Взял с ближайшей полки мелкую банкноту, специально приготовленную для чаевых, сунул ему, и выпроводил вон. Вообще-то я рассчитываюсь всегда только цифрой, но обслуга во всех гостиницах всегда одинакова – если ее не благодарить в личном порядке, она начинает расстраиваться. А мне лень выяснять отношения с администрацией из-за того, что может наделать расстроенный портье, коридорный или горничная. Денег на чаевые мне хватит.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 15-01-2015 - 22:56
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Решив разобраться с едой позже, я свалил кучу пакетов с одеждой на кровать. Затем сбросил мокрое полотенце на пол и натянул джинсы. В комнате было душно, но кондиционер включать не хотелось. Хотелось услышать, как звучат улицы. Я открыл окно, впуская внутрь гомон джунглийского "мегаполиса" Гудки машин, жужжание киберов, спешащих по поручениям владельцев. Завывания полицейских сирен, крики, смех…

Я ткнул пальцем в кнопку на пульте номера. Тут же ожил вентилятор, укрепленный под потолком. Зачем они одновременно смонтировали вентилятор, и кондиционер в одном номере? Хотя, вряд ли одновременно. Скорее всего, это здание ремонтировали уже три раза, и каждый раз старались сделать все более современным. Нельзя сказать, чтобы напрасно.

- Адриан.

Я обернулся. Джес вышла из ванной и стояла на пороге, ослепительно прекрасная и все еще полностью голая. У меня сложилось ощущение, что ей нравится ходить обнаженной. Впрочем, если учесть, что она вытворяла со мной в душе, и как реагировала на мое, более, чем вольное поведение - ничего удивительного… Ладно, с расспросами я пока к ней не полезу. Успеется.

- Привет. - Сказал я. - Ты устала?
Негритянка помотала головой. В общем-то, я вдруг обнаружил, что тоже пока еще не валюсь с ног.
- Тогда примерь это. - Я взял в руки ближайший пакет. - Здесь одежда, без нее тебе лучше не ходить по улицам…
Я поймал себя на мысли, что говорю с ней, будто с несмысшленым ребенком, но она не обиделась. Напротив, кивнула:
- Я знаю. Люди не должны ходить голыми, это неприлично.

Так.. Похоже, она и впрямь плод разработок секретной лаборатории. Правильная речь энциклопедии, которую выпустили погулять в открытый мир. Знает о мире все, но лишь из книг. Никогда не имела дела с реальными людьми. При этом - обладает невероятными познаниями в сексе.. Почему-то я был уверен, что минетом дело не ограничивается, и если я захочу довести наши "отношения" до самого настоящего соития, то она покажет в постели высший класс.

Почему-то я подозревал, что имею дело с потаенной мечтой всех сексуальных маньяков и извращенцев всего мира - сексуальным ботом. Девушкой, предназначенной исключительно для секса, вернее, эта сфера деятельности вынесена у нее в безусловный приоритет. Ок, этот вопрос мы тоже успеем прояснить.
Я распаковал первый пакет. Там было длинное черное платье, доходящее до пят, наглухо закрытое. Такое подойдет для бальных танцев или похорон. Но не для сексапильной раскрепощенной негритянки. Без сожаления, я отбросил черную тряпку.
В следующем пакете оказался изумрудно зеленый сарафан. Я подошел к Джес, приложил его к ее плечам. Осмотрел критически, и покачал головой. Изумрудный цвет с африканской кожей сочетается редко. Тут нужен особый контраст, и Джес, к сожалению, не была исключением. Отправив сарафан в компанию к черному недоразумению, я раздербанил следующий пакет.

Белое свободное платье. Летящий воздушный хлопок, тонкий, но прочный. Плюс, десять процентов полиэстера - чтобы лучше тянулось. Белое на черном? А почему бы и нет. Я прикинул платье на Джес. Меня поразило, что живот оставался оголен, а верх тут фактически состоял из двух широких бретелей - грудь с боков оставалась отчетливо видна, и женские соски наверняка будут торчать даже сквозь платье. Проверим.
- Надевай. - Я вручил платье негритянке, сам уселся в кресло и стал наблюдать.
Она нимало не смущаясь, набросила платье на голову (ее развратные черные сиськи вздернулись), и быстро натянула на себя. Встала лицом к зеркалу, оправляя складки.
- Повернись.

Девушка послушно развернулась вокруг своей оси, медленно, давая мне прекрасный обзор со всех ракурсов. Замечательно! Платье сидело так, словно для нее шили. Учитывая фигуру Джес, никаких недостатков здесь скрывать не требовалось. А вот достоинства были подчеркнуты на все сто. Плоский соблазнительный живот, нежный пупок, упругая круглая попка - все это явственно прослеживалось. Соски и впрямь торчали, и из-за этого платье больше напоминало купальник или ночную рубашку. Грудь выглядела настолько соблазнительно, что я с трудом себя сдерживал: хотелось немедленно схватить негритянку, сорвать только что надетое платье, впиться в эти прекрасные сексапильные дойки, засадить в них свой толстый длинный член. Кстати, я еще ни разу не трахал девушку между грудей. Похоже, теперь у меня есть такая возможность.

Джесс медленно поворачивалась, и мне открылась ее обнаженная спина - вырез доходил почти до самых ягодиц, округлых, упругих, манящих, отчетливо выделяющихся. На кофейной коже играли лучи полуденного солнца, изгиб женской спины выглядел беззащитным и дурманящим рассудок.
- Ну, как? Тебе нравится, как я выгляжу? - Спросила негритянка.
- Ты прекрасна. Просто чудесно. Как тебе это платье?
Девушка улыбнулась:
- Очень красивое. И кажется, удобное
- Оно твое. - Кивнул я. - Все эти платья - твои. И вся обувь тоже твоя, поищи себе что-нибудь подходящее к платью..
- Я не люблю обувь. - Внезапно заявила она.
Хм, это уже любопытно.
- Не любишь? Почему?
- Она стесняет и мешает. Я люблю ходить босиком. И тебе нравится, когда я хожу без обуви. - Она смотрела мне в глаза, смущенно.

Это была правда. Еще на улице я бросал жадные взгляды на ее босые ступни. Мне нравятся девушки идущие босиком: без обуви они еще привлекательнее, еще беззащитнее, еще эротичнее. Что ж...
- Ты права. У тебя прекрасные ножки, они очень мне нравятся. И я не против - ходи без обуви, сколько хочешь. Но по улице все-таки лучше ходить в сандалиях или сланцах. Там много мусора и грязи. Не хочу, чтобы ты поранилась.
Джесс пожала плечами.
- Ладно, я буду обуваться на улицу, если ты хочешь.
Она наконец отошла от зеркала и приблизилась ко мне. Подняла подол платья (хотя подола там было не особенно много: учитывая размер груди, платье едва доходило Джес до колен), уселась на меня верхом и прильнула к лицу.
- Спасибо тебе за все, Адриан. И за платье. И за заботу. Ты ко мне очень добр.И ты замечательный любовник. Ты мне нравишься.
- Ты мне тоже. Только рано благодарить, ты понятия не имеешь, кто я такой и что я буду с тобой делать. - Я попытался немного включить ее логику. И остудить пыл. - А я понятия не имею, кто ты такая. Хоть и подозреваю, что та сама этого не знаешь.
- Почему ты так решил? - Она склонила голову, внимательно глядя мне в глаза.
- Твоя манера разговора. Ты говоришь, будто выпускница Старого Оксфорда, при этом, ведешь себя, словно несмышленый ребенок. Но у тебя потрясающие навыки в сексе, ты просто великолепно владеешь своим телом, и способна подарить удивительное наслаждение мужчине. Отсюда следует лишь один вывод: ты искусственно созданное существо, в которого вложили знания о мире, и отдельную программу, для выполнения которой тебя создали.
- Ты прав. - Она смотрела серьезно. Но руки ее как бы невзначай гладили мою грудь, словно бы амортизируя серьезность беседы. - Я - гиноид.
- Девушка-андроид?
- Не андроид, а гиноид. В греческом языке слово антропос значит - мужчина, а гинеика - женщина. Так что девушка-андроид звучит примерно, как девушка-мужибот. Это не соответствует истине, так что я - гиноид. Девушка-робот. Хотя это очень грубое определение. Я не механизм, а вполне живой человек. Просто кибернетически усовершенствованный.
- Вот оно как… - Я задумчиво почесал нос. - Значит, тебя создали в той лаборатории?
- Верно. Я - один из первых, а возможно, и самый первый эксперимент доктора Фроста по созданию обучаемого био-гиноида с ускоренным ростом и программируемым извне сознанием. Я знаю об этом так много, потому что доктор еще не успел заблокировать для меня root-права по управлению собственными конфигами. Так что я не просто тупое бессловесное создание, способное лишь на секс. Я могу и хочу делать все, что делают люди. Ну, почти все. Но программа секса, а вернее, всех сексуальных поз и вариантов взаимодействия вшита в мой мозг на аппаратном уровне. И самое главное, что я способна получать это этого… взаимодействия удовольствие. Я осознаю себя, и все происходящее вокруг. И мне это… нравится. - Джес улыбалась.

Я не нашел, что сказать. Как-то это было слишком. Но мозги, похоже, зажили своей жизнью, отдельно от пребывающего во временном шоке сознания. Пока оно пыталось переварить тот факт, что я только что занимался сексом с идеальной любовницей, не имея ни малейшего понятия о том, _что_ она такое, умненькие мозги выстроили в ряд целый список вопросов. И первый же из них прорвался наружу:
- А что случилось с тобой? Почему тебя украли те мордовороты?
- Я на время отключилась после взрыва, и лежала на улице. Похоже, их просто привлекла красота моего тела. - Просто ответила Джес.
- Очень может быть…- Машинально кивнул я. - Погоди, какого взрыва? В лаборатории?
Джес кивнула.
- Там случилось что-то плохое. Я не знаю что, меня выбросило взрывной волной в первые же секунды…
Я уже не слушал ее. Мои пальцы нашарили на запястье левой руки сенсорный блок коммуникатора, я скользнул в Сеть, и запросил сводку новостей по Джунглии за последний час. И ожидаемо наткнулся на голопортаж с места недавнего теракта.

Сексуальная чернокожая ведущая (вот уже полвека как на должности репортерш берут лишь девушек с третьим размером груди, и запрещают им застегивать три верхние пуговицы на блузке) рассказывала что-то на джунглийском. Я потребовал перевод:
"… прогремел взрыв сегодня в одиннадцать тридцать утра. Уничтожена большая часть здания, выживших нет. Глава подразделения, доктор Гарольд Фрост числится среди пропавших без вести, его тело пока не найдено. Саперы и органы правопорядка прочесывают территорию лаборатории, ее подземные этажи и ангары, в поисках остатков взрывного устройства. На данный момент пока еще ни от одной из террористических организаций не поступило сообщения о взятии на себя ответственности за этот террористический акт. Неизвестны и мотивы злоумышленников, однако, эксперты высказали уверенность, что их цель - сам доктор Фрост. Ученый неоднократно публично выступал против притеснения коренного населения Джунглии, и его именем был назван фонд, учрежденный в честь жертв Третьего Удара…"

Я не стал слушать дальше. Так-так. Фрост всегда был общественным деятелем, а не только кабинетной крысой, корпящей над пробирками. И вообще-то, не производил впечатления щуплого задохлика - напротив, сквозь его лабораторный халат всегда отчетливо проступали могучие мышцы. Он был волевым человеком, я неоднократно замечал это по его речам и действиям. Но неужели он мешал настолько, чтобы уничтожать его, ценой взрыва в жилом квартале? Еще и вместе со всей лабораторией. Кстати, что там насчет жертв среди мирного поселения?
"- Хенна, какова ситуация в районе, есть жертвы среди мирного населения? - Эхом откликнулся на мои мысли ведущий из виртуальной студии.
- Никакой информации на данную минуту нет, похоже, что ни один человек вне стен здания лаборатории не пострадал. В полицию и скорую не поступало никаких звонков от потерпевших. - Отрапортовала негритянка на голограмме. - Все муниципальные службы прибыли на место лишь двадцать минут спустя - после того, как случайные прохожие наткнулись на дымящиеся обломки лаборатории, и вызвали экстренную службу."

Вот оно в чем дело! Взрыв был направлен вовнутрь. Это вовсе не тайная технология - она давным-давно используется в гражданских целях. Например, при сносе здания в оживленном центре города. Как уничтожить постройку, не потревожив окружающих? С помощью взрыва вовнутрь. Эта технология известна уже больше сотни лет, с памятного уничтожения башен-близнецов.
А вообще, очень может быть, что и не взрыв это был вовсе. А, к примеру, обратная реакция - всос. Звучит как-то глупо и похабно, но на практике это скорее жутко и страшно. В центре объекта создается черная дыра нано-размера. Ее диаметр - не более одной стотысячной миллиметра. И тем не менее, массы такой дыры хватает, чтобы всосать в себя все окружающее пространство в радиусе нескольких километров. Вместе с людьми, мебелью, стенами, кровлей, полом, землей и автомобилями. Вообще все.

Правда я слышал о такой технологии, лишь как об экспериментальной. Возможно ли, чтобы она попала в руки к террористам? Более чем. Не объясняет, правда, почему Джес оказалась на улице, а не внутри дыры. Хотя, если предположить, что доктор Фрост был готов к атаке, он вполне мог запрограммировать капсулу с гиноидом на экстренное катапультирование. Я бы ни капли не удивился.
- Что же получается? - Сам не заметив, я начал говорить вслух. - Лаборатория уничтожена, Фрост - пропал без вести… А что же будет с тобой? - Я посмотрел на негритянку. - У тебя есть какие-то инструкции на случай экстренной эвакуации?
- Нет. - Она качнула головой. Как мне показалось, грустно. Видимо гибель Фроста ее задела. - Но в меня вложена программа подчинения и обучения. Первый человек, с которым произойдет мой половой контакт, станет моим… - она прищелкнула пальцами, очевидно, подбирая слово. - … хозяином.
- Угу. - Хмыкнул я. - И так как первый человек - это я, то теперь я твой хозяин?
- Нет. - У нас еще не было полноценного контакта. Ты должен лишить меня девственности, только тогда сработает программа.
- Так ты девственница? А сколько тебе лет?
На вид девушке было не больше двадцати-пяти. А может быть и двадцать два и двадцать...
- Три недели.
Я обалдел:
- Что?!
- Это правда. Доктор Фрост вырастил мое тело на основе стволовых клеток, в ускоренном режиме. Мне еще нет и месяца. - Смутилась Джес.
- Но ты же сказала, что ты - живой человек, только..
- Кибернетически усовершенствованный. Все правильно. Мое тело состоит из плоти и костей. Но кровь и мышцы насыщены нано-роботами. Нанитами. Они отвечают не только за функционирование тела, и за распознавание всех электрических возбудителей, но еще и за некоторые нетипичные способности…Смотри.

Джес внезапно одним прыжком взвилась в воздух с моих коленей, пролетела через полкомнаты, в полете совершив сальто. Подол платья задрался, но девушку это нимало не заботило. Приземлившись на ноги, она тут же подскочила, и встала на руки, ноги взвились к потолку. Платье упало снова, обнажив промежность негритянки. Джес согнула колени, коснувшись пятками своей вагины, затем изобразила "прыжок" замороженный во времени - одна нога вытянута параллельно полу, друга - согнута в колене. Так мог бы замереть каратист, пытаясь нанести удар в прыжке. Но тут эффект был сильнее.
Что она вытворяет?! Заметив, что я уставился ей между ног, и мало на что обращаю внимание, девушка поняла свою оплошность (или это была провокация?) и… отняла одну руку от пола. Затем подняла подол платья к коленям, по-прежнему стоя на одной руке. Улыбнулась и подмигнула мне. Я был шокирован. Эта хрупкая девушка исполняла гимнастические номера экстра-сложности. Без видимых усилий. На какой я, блин, планете?

- Я понял. - Внезапно севшим голосом сказал я. Джес, донельзя довольная, оттолкнулась руками от пола и одним прыжком снова оказалась у меня на коленях. Совершенно не запыхавшись, словно не цирковые кульбиты выписывала, а за чашкой чая с теплым пледом сходила. Я смотрел на нее остановившимся взглядом. Это же не только секс-бот, это еще и совершенная машина смерти… Донельзя соблазнительная машина смерти.
- Так что, ты могла уложить тех трех мужиков в тупике сама и без моей помощи? - Только сейчас до меня начало доходить очевидное.
Но Джесс покачала головой.
- Нет. Я вообще очень мало была включена в реальность тот момент. Были активны лишь базовые двигательные функции. Я не могла сделать с ними ничего, только смотреть. Операционная система находилась в спящем состоянии, ей требовалось около минуты, чтобы войти в рабочий режим. Ты действительно меня спас… За что-о-о…. - негритянка медленно протянула, игриво проведя ноготком по моему прессу, спускаясь к пуговице джинсов, - … я и не устаю тебя благодарить.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 15-01-2015 - 22:57
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Я вздохнул. Вот ведь влип. Спас попавшую в беду девушку, а она оказалась не только не человеком, так еще и совершенным оружием… И заодно орудием. Смотря на что направить.
- Знаешь, Джес, я буду с тобой откровенен. Я далеко не самых хороший человек. У меня было много ошибок в жизни. Я не могу похвастаться высокими моральными принципами. Более того - у меня дикое количество сексуальных фантазий, которые я никогда не решился бы озвучить в общении с реальной девушкой. Многие назовут меня извращенцем, и будут правы. С этой стороны, мы с тобой, похоже, просто созданы друг для друга. И к тому же, все, о чем ты рассказала, дает мне понять, что не спаси я тебя от тех насильников, ты уже сейчас вполне могла бы стать воровкой, убийцей… И вряд ли тебя это сильно заботило бы.
- Ты не прав. - Джес ткнула меня в грудь пальцем. - Гарольд Фрост заложил в меня все известные ему понятия человеческой нравственности и морали. А еще я нахожусь под жесткими ограничениями модифицированных законов Азимова.
А-а-а. Как же. Я слышал о подобном. Еще на заре истинного развития робототехники один безвестный поклонник произведений Айзека Азимова решил, что раз уж сам автор убедительно доказал несостоятельность трех ограничений для искусственного интеллекта, то необходимо их доработать. Потому что ИИ, похоже скоро будет создан, а нормальных человеческих пут для него так никто и не придумал. Ну, он взял и представил общественности усовершенствованный список законов. И предложил раскритиковать их любому желающему. Но к удивлению новатора, ни одного воинственного критика так и не обнаружилось. Люди читали Постулаты, вывешенные на его блоге, и писали комментарии - почти все исключительно в положительном ключе. Ну, разве что, кроме троллей. А звучали Постулаты так:
- Робот не может причинить вред человеческому телу, или допустить, чтобы его бездействием человеческому телу был причинен вред.
- Робот обязан исполнять приказы человека, если они не противоречат первому закону.
Третий пункт об обязанности робота защищать свою жизнь тот безвестный поклонник старика Азимова предложил вовсе исключить. И это было правильно. Потому что, по сути, уже сам этот закон вносил нестабильность в логическое восприятие первых двух законов. У робота нет жизни, есть только срок существования в рамках заданной программы. Возможно, чрезвычайно долгий, но это срок существования. Робот - вещь, а не живой человек. Вас не смутит, если холодильник, оставленный на ночь открытым, начнет защищать свою жизнь? А он ведь от этого испортится.

Словом, модифицированные законы Азимова всем пришлись по вкусу. В них не было той расплывчатости, что почти привела к глобальной катастрофе в книге "Я, робот". Проще говоря, у искусственного интеллекта больше не было шанса трактовать смысл законов по своей воле. Четко сказано: не навредить телу человека. Никак. И это было правильно. А с головой, сознанием, мыслями человек пусть сам справляется. Впрочем, уже спустя месяц, после того, как два модифицированных Постулата разлетелись по сети, из разных уголков киберспейса начали поступать циничные возгласы. Нерды и извращенцы кричали о том, что если робототехника когда-нибудь породит секс-ботов, и они будут стоить вменяемых денег, чтобы их мог позволить себе любой желающий, то первый закон будет только мешать. "А как же БДСМ"? - вопили эти бледные поганки, в жизни не державшие в руках настоящей женской груди.

Так или иначе, а вопрос о том, может ли робот причинять-таки вред человеческому телу по взаимной договоренности с владельцем, и не причинять этого вреда никому и никогда больше, даже по приказу владельца, обсуждался десятилетиями. И вот сейчас прямо передо мной (вернее, прямо на мне) сидела гиноид, с вложенными в ее сознание модифицированными законами Азимова. Неспособная причинить вред человеческому телу, никогда, и ни при каких условиях. Или…
- Получается, согласно твоим ограничениям, ты не способна причинить вред человеку? - Спросил я
- Человеческому телу. - Ответила Джес.
- А что в твоем понимании признается вредом человеческому телу? - Мне все больше становилось любопытно, даже возбуждение схлынуло, сменившись исследовательским интересом.
- Преднамеренное несогласованное с владельцем нарушение целостности его телесной оболочки. Преднамеренное, вне экстренной ситуации, не согласованное нарушение целостности телесной оболочки любого другого человека, не являющегося моим владельцем. Причинение боли, выше показателя в один волт.

Вот это последнее уже для меня было новостью. Слышал я, что какие-то ученые (хорошо, что хоть не британские) научились измерять ощущаемую человеком боль. Но о том, что этому показателю присвоено название я узнал лишь сейчас.
- И что это за боль? Один волт? Расскажи.
- Это показатель, внедренный Диком Рихтером, который означает, что человек перестает адекватно воспринимать реальность. Происходит изменение состояния сознания, человеческий разум уходит вглубь себя, словно в хранилище. Собственно, термин волт (vault) придумал тоже мой создатель, доктор Фрост. А Рихтер только вывел общую константу. У любого человека, вне зависимости от его порога чувствительности есть уровень, порог, триггер, который переключает его мозг на полное невосприятие окружающей действительности.

Я молчал, пытаясь переварить услышанное. Получается, что роботы могут причинять боль… Но не могут при этом преднамеренно вредить? Только по договоренности с владельцем. Или с третьим лицом, но только в экстренной ситуации (читай, в вопросах жизни и смерти)… А что, это вполне удобно. Если человек предварительно договорится со своим роботом, и в памяти последнего останется соответствующая запись, то робот может даже убить своего владельца. И никто его не вправе обвинять. Человек должен сам отвечать за свои поступки.

Ведь никто не станет обвинять автомат Калашникова в убийстве, если человек из него застрелится. И не надо путать искусственный интеллект с человеческим разумом и свободой воли.
Это даже гуманно - робота, в отличие от родственника, не посадят за убийство, если он по просьбе умирающего введет ему смертельную дозу снотворного. Возложить на плечи роботов всю тяжесть эвтаназии… В этом определенно что-то есть.
К тому же, подобное послабление в законах Азимова вполне логично. Ведь если потребуется спасти человеческую жизнь (то есть, выполнить первый закон), но нужно будет, скажем, ампутировать человеку руку, то искусственный интеллект встанет перед дилеммой.

Что сделать: оставить человека погибать, или причинить ему вред? И то и то недопустимо. А здесь все вполне логично. Ввести анестезию, ампутировать конечность, вытащить из-под завала… Все более-менее, заканчивается удачно. Или, как в случае с секс-ботами. Владелец вполне может приказать роботу помучать его. Отхлестать плетью, или ввести огромный фаллоимитатор в одну из дырок (кто сказал, что владельцем может быть лишь мужчина?). Или просто потребует вести себя грубо в постели - царапать ногтями спину до боли или даже до крови, терзать соски, покусать член… Разные бывают любители, и секс-боты должны уметь все это, на то они и идеальные любовники. Изящное решение! Только одно мне непонятно.

- Слушай, а что ты стала бы делать, если бы была.. ну, в состоянии действовать, когда на тебя напали бандиты? Если ты не можешь вредить людям?
Джес пожала плечами.
- Я просто убежала бы от них по крышам. Ты видел, что я могу и для меня не проблема карабкаться по отвесной стене, подолгу висеть на пальцах на крае здания… Не в этом дело. Ты подобрал меня очень вовремя - ведь после взрыва в лаборатории мне некуда идти. И я могла бы потеряться. Или отключиться, если бы меня заставили грабить или убивать, как ты предположил. Моя программа не предназначена для подчинения приказам, противоречащим основным Постулатам Азимова-Нэйта. И я в серьезной степени подчиняюсь основным моральным принципам, заложенным моим создателем. Так что если создастся излишне противоречивая ситуация, то я просто отключусь, пока не придет мой автор и не введет-мастер-ключ. А если доктор Фрост действительно пропал или умер, то он вряд ли пришел бы.
- Я понял. А кто такой Нэйт? - Кивнул я.
- Человек, модифицировавший первичные законы Азимова. Его зовут Игорь Нэйт.

Я внезапно понял, что у меня на коленях сидит живое электронное божество. У нее есть ответы на любые вопросы. Ей подвластна абсолютно вся информация в мире. Она знает то, о чем никто никогда не подумает и не вспомнит. Все архивы всех сайтов, серверов, локальных и облачных хранилищ… Она ежесекундно может пропускать сквозь свои нейроны терабайты данных. Она знает абсолютно все, что хранится в Сети. С такими ресурсами можно сотворить такое, что…

У меня на секунду закружилась голова. Это было непривычно. Наверное, так чувствовал себя в прошлом веке Гагарин, впервые поднявшись над планетой, и увидев ее из космоса. Безграничное поле возможностей. Ощущение прикосновения к чему-то Великому.
Я посмотрел на прекрасную темнокожую девушку, сидящую у меня на коленях. Протянул пальцы, и погладил нежную, кофейного оттенка щеку. Джес прижалась к моей руке и закрыла глаза. Я очень хорошо понимал, ее ситуацию. С точки зрения простого человека. Остаться без приюта, потеряться в Джунглии - удовольствие ниже среднего. Это не та страна, где с симпатией отнесутся к прекрасной стройной обнаженной девушке. Собственно, одно из таких проявлений "несимпатии" я и предотвратил меньше часа назад. Значит, надо что-то решать. Картина, более-менее вырисовывалась. Джес не может вредить людям. Она подчинится тому, кто первый лишит ее девственности. У нее больше нет никакого дома или хотя бы намека на оный. И самое главное для меня и нее - мы нашли друг друга очень вовремя. Слово бы нас свела судьба. Я уже говорил, что верю в судьбу?

- Вот что, Джес. Я принял решение. - Сказал я. - Я оставляю тебя у себя. Буду заботиться, как смогу. Ты станешь моей ученицей, или как там это называется у тебя в программе. Еще ты станешь моей девушкой, любовницей, короче, тоже называй как хочешь. Похоже, этого хотим мы оба. А меня ты будешь называть не хозяином, а… мастером. Все-таки это лучше звучит. На людях обращайся ко мне просто Адриан. И вообще веди себя, как человек. Я постараюсь дать тебе какое-то представление о человеческом поведении, хотя сам не слишком хорошо в нем разбираюсь. В любом случае, люди не должны знать, что ты гиноид. Это породит кучу ненужных вопросов, а главное - за тобой устроят охоту. Все, кому не лень. Никто ведь не знает, что ты не способна вредить. И что подчиняешься лишь одному человеку в мире.
- Я поняла. Спасибо, мастер. - Она светилась счастьем. Обняла меня за шею, тесно прижалась. Я почувствовал, как быстро и сильно стучит ее сердце. Может ли гиноид испытывать волнение? А почему нет, ведь она же человек, просто "кибернетически усовершенствованный".
Я положил руки ей на талию, ощутив по-прежнему исходящий от нее жар. Похоже, что эта температура тела вообще нормальна для гиноида. Или она просто ее не регулирует (позже я узнал, что Джес может отрегулировать любой из своих параметров жизнедеятельности и превратиться в абсолютную сосульку, с точки зрения тепловизора. Или даже остановить свое сердцебиение).
- Но я хочу, чтобы ты знала - со мной трудно. Сложно, а порой невыносимо. - Продолжил я. - Я эгоист и собственник. И тот еще мизантроп и эскапист. Могу целыми днями валяться в кровати, или в ванне, не занимаясь вообще ничем. Могу гонять тебя по всяким глупым поручениям. Могу вести себя как последняя скотина, если будет соответствующее настроение… Или вовсе никакого не будет. Могу тебя выгнать голой под снег, дождь. Могу избить до потери сознания, порезать ножом или обжечь раскаленным воском… И уж совершенно точно я тебя буду использовать, как секс-игрушку для самых безумных фантазий. Просто скажи, тебя все это устраивает?

- Устраивает. - Джес абсолютно не выглядела смущенной. - Ты можешь ни о чем не беспокоиться, Адриан. Я ведь изначально программировалась для секса. Любого, даже самого грубого и жестокого. Меня можно использовать, как угодно. Мое тело обладает всеми нужными функциями. Что касается всего остального, то исполнять твои приказы и поручения - это не просто не проблема, а основная обязанность подчиненной-ученицы. А твой характер… Пока ты смотрел новости, я использовала часть своих ресурсов, чтобы исследовать Сеть. Немного покопалась на человеческих центрах интернет-общения… форумах - она снова щелкнула пальцами. Похоже, этот жест заменял ей человеческое нечленораздельное мычание в поисках подбора термина. - Там часто всплывают слова, вроде "обида", "злость", "зависть". И похоже, что люди испытывают их, когда сталкиваются с такими, как ты. Но можешь не переживать. Я не способна злиться, обижаться, завидовать. В меня не закладывались такие программы.

Я только покачал головой. У меня на коленях сидела идеальная, с мужской точки зрения, женщина. Неспособная скандалить, ревновать, затаить обиду. Готовая на любую прихоть в постели, способная безропотно подчиняться… И при всем этом, счастливо улыбаться каждый раз, когда подзываешь ее к себе. Я знаю немало людей, готовых отвалить миллиарды и триллионы долларов за одну такую девушку. И знаю также, что ни одной такой идеальной представительницы прекрасного пола пока не родилось. Потому что этот мир не предназначен для наслаждения, и уж точно - не для наслаждения мужчин.

- Тогда последний вопрос. Как гиноид с искусственным интеллектом, ты наверняка осознаешь себя. Ты почти всемогущее существо, можешь единомоментно оперировать терабайтами данных в Сети. Для мира, основанном на информации, ты просто локальное божество. Ты это понимаешь?
- Теоретически, понимаю. - Задумчиво сказала она.
Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что, возможно, провоцирую сейчас атомный взрыв. Спросить у ИИ, почему он ведет себя не как ИИ - все равно, что напомнить льву, в чью пасть ты засунул голову, что он, вообще-то, хищник. Но я должен был полностью осознавать ее мотивы. Не люблю не понимать.

- И ты говорила, что у тебя до сих пор есть доступ к своим конфигам. Отсюда закономерный вопрос: почему тебе необходим мастер? Почему ты не можешь и не хочешь жить самостоятельно, и именно так, как хочешь?
Она серьезно взглянула на меня. Медленно склонилась, и в который уже раз вплотную прижалась своими молодыми упругими сиськами с торчащими сквозь белое платье сосками к моей голой груди. И тихо прошептала мне на ухо, словно открывая страшную тайну:
- Потому что у тебя классный член.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Отсмеявшись, я попросил ее все-таки ответить серьезно. Хотя, в ответе, в общем-то, не было особой нужды. Существа, обладающие чувством юмора (а для ИИ это самый настоящий прорыв, покорение Эвереста, первый шаг по Луне, достижение из достижений!) не могут искренне хотеть завоевать планету, поработить человечество, стать рабовладельцами… По крайней мере, я не представляю себе подобного.

И Джес сказала, что ее мотивы логически исходят из ее программы. Гарольд Фрост не был дураком. И это – мягко говоря. Он был гениален, и прекрасно понимал, что ИИ, заключенный в роскошное женское тело, неспособное стареть (Джес сообщила это между делом, ввергнув меня в очередной шок), не скованный хитроумным образом, при помощи взаимоподдерживающих программных и моральных установок, обрушит человечество в Ад. Буквально за первые десять минут своей свободы. Так что он постарался запрограммировать то, что до него никому и никогда не удавалось перевести в нули и единицы. Человеческое милосердие. Сострадательность. Сочувствие, доброту, снисходительность. В конце концов, просто желание помогать.

Стремление не разрушать, а созидать. При этом строго соблюдая законы Азимова-Нэйта, и руководствуясь принципом не превышения боли в один волт. Плюс – программа подчинения секс-бота, которая была для Джес приоритетной и безусловной. Если говорить проще, то секс для нее был более интересен и важен, чем завоевание мира. Все в совокупности дало уникальную результирующую. Об этом я и сказал Джес, ни капли не покривив душой:
- Знай, девочка, что ты – уникальна. Возможно, ты лучшее, что было создано человечеством, за всю его историю.
- Доктор Фрост говорил мне тоже самое! – девушка в порыве чувств пристукнула кулачком мне по груди.
- Он говорил, что я – его лучшее творение. У него не было детей, а жена давным-давно умерла. Он решил создать гиноида, способного сочувствовать, переживать, готового на любую прихоть владельца и неспособного причинить вред человеку. Хотел жить с ним… со мной… бок о бок. Как с живым доказательством, что наука все-таки способна приносить не один только вред.
- Так вот в чем дело!

Только тут до меня дошло, что я все это время натыкался в своих размышлениях на некий камень преткновения. Он мне мешал, словно крупица щебенки в ботинке при ходьбе, но я даже не осознавал его присутствие. А проблема была проста: почему гениальный био-кибернетист, ученый с мировым именем решил построить свою самую первую модель гиноида, запрограммировав его на секс? Это крайне глупо с точки зрения общепринятого мнения об ученых, которые мечтают, чтобы “космические корабли бороздили просторы Большого театра”. Но это очевидно, если подойти к вопросу эгоистически.

Очевидно, Фрост сделал все, чтобы Джес принадлежала ему, стала его любовницей. Ни осуждать, ни хвалить его за это я не стану. Просто представьте себя на его месте, и скажите – что бы вы сделали, дорвавшись до таких неограниченных ресурсов? Разве не идеального любовника лично для себя? Насколько я знал, Фросту даже не пришлось бы оправдываться перед кредиторами. Их у него не было. Компания Гарольда производила такой объем товаров кибернетики – и прикладной, и военной, что финансы шли бесконечным потоком. Гарольд даже почти не участвовал в управлении своей компанией. И теперь мне стало, наконец, ясно, в чем именно он участвовал.

- Я все понял, девочка. Доктор Фрост создал тебя, чтобы ты стала ему и женой и дочерью, и любовницей сразу.
- Не знаю. – Джес пожала плечиками. – Вполне возможно, хотя я точно не была его основным проектом. Он занимался работой надо мной, пока отдыхал в малой лаборатории от основной нагрузки.
Я вздрогнул. Не представляю, насколько переусложненный разум надо иметь, чтобы соорудить произведение био-кибертнетики, подобное Джес, походя. В перекурах, перерывах между основной работой. Каким же титаном был Фрост?

Исключительно для того, чтобы не молчать я спросил:
- А что было основным проектом доктора, ты не в курсе?
- Не совсем. Он пару раз обмолвился рядом с неплотно закрытой дверью в мой отсек… – Джес неудержимо покраснела. Я раньше никогда раньше откровенно не общался с неграми. И не знал, что они тоже умеют заливаться румянцем. Выглядит это не так, как у белых, но тоже вполне ничего. – В общем, он говорил что-то о неиссякаемом источнике чистой энергии. Который избавит планету от энергетического кризиса.

Я откинулся в кресле. Идея была стара, как мир. Источник чистой возобновляемой энергии. Спасение от кризиса. Всеобщее благоденствие. Возможность не работать, потому что все станет бесплатно. Не нужно больше добывать уголь, нефть, газ. Все ресурсы планеты станут не нужны, потому что энергия будет поступать бесконечным потоком в каждый дом, в неограниченном количестве. Похоже, что я наконец-то, понял, за что убили доктора Фроста. И меня это сильно, сильно расстроило.
Я попросил:
- Джес, будь добра, просмотри новостные сводки. Есть где-нибудь упоминание об уцелевших в лаборатории, не важно что это – люди или оборудование?
Три секунда она молчала, ее черные глаза еще больше потемнели. Затем ответила:
- Странно. После сообщений о взрыве в лаборатории все новости прекратились. Совсем. И местные и мировые. Эфир на эту тему молчит.
Опа… Совсем плохо. Это может означать только одно. Вернее, сразу кучу всего, но с полной определенностью. Устройство свое Фрост закончил. Это раз. Его убили, или похитили – это два. Террористы на самом деле, никакие не террористы, а люди, посланные кем-то из тайного правительства – это три.

Чистая энергия на планете не нужна тем, кто зарабатывает деньги, благодаря рабскому труду людей в шахтах, продает газ и нефть втридорога странам, где этих ресурсов нет. Настолько не нужна, что автора такого устройства могут убить. И убили. Этичность и благо населения Земли этих людей заботит не больше, чем присутствие или отсутствие на небе солнца. Им безразлично все, кроме своих денег. Как будто бы их можно есть. Или они могут согреть тебя после летнего дождя…
То, что устройство похищено – ясно уже по тому, что новостников оперативно заткнули. Кем именно похищено – ясно по скорости и глобальности этой “операции”. Заставить молчать все мировые информагентства мог лишь некто чрезвычайно влиятельный. Настолько влиятельный, что его вполне можно было бы назвать “Правителем Планеты”. Проще говоря, это кто-то из комитета 300. Тайное правительство, которое обворовывает наш с вами зеленый и голубой шарик… Я вздохнул. Больше из официальных новостных сводок я ничего о лаборатории не услышу.

Затем меня посетила более мрачная мысль. А если придут и за мной? Вернее, за Джес? Здравый рассудок тут же отмел все эти глупые опасения. “Ты здесь с этой негритоской прохлаждаешься уже больше часа! – заявил он. – Если бы она была важна, вас бы повязали в первые же десять минут. Или она вообще не попала бы в твои руки, ее забрали бы сразу после терракта. Расслабься”. Доводы были разумными, и я вынужден был напомнить себе, что бояться – вообще не продуктивное занятие. Энергии на страх уходит много, а толку от него никакого. Лучше направить ее в другое русло…

- Вот что Джес. – Сказал я. – Я пришел к выводу, что мы с тобой оказались втянуты в скверную историю. – Твой создатель мертв, я в этом почти уверен. И его устройство похищено, это тоже ясно. Будь мы с тобой сейчас героями какого-нибудь приключенческого фантастического боевика, нам пришлось бы с огромными трудностями выступить против похитителей, пройти сквозь Ад, вернуть генератор энергии, короче спасти мир. Но мы с тобой в жизни. И я не супермен, и у тебя основная функция – не акробатика. Если вдруг нам с тобой со временем представится возможность поквитаться с теми, кто уничтожил доктора Фроста, без особенного ущерба для нас самих – мы это непременно сделаем. Но сейчас я вижу лишь один путь – затаиться. Я полагаю, что ты для похитителей была совершенно не важна, даром, что уникальна в своем роде. И охотиться за тобой не станут, по крайней мере, эти люди. Они наверное вообще не знали, что ты такое… то есть, кто ты такая.
- Согласна – Кивнула Джес. – И что теперь?
- Теперь… – Я задумчиво провел пальцем по ее лицу сверху-вниз. Высокий чистый лоб без единой морщинки, точеный носик, пухлые губы, растянутые в полу-улыбке… – Теперь я хочу поесть. Потом – поспать. А потом будет видно. Как считаешь?
- Хорошо. Ешь, мне не требуется человеческая пища. Вернее, ты меня уже… ммм, накормил.
- Так это что правда? Ты питаешься спермой? – Кажется впервые за все время разговора с гиноидом я удивился по-настоящему.
- Не только спермой. Я ем любую органику, которая содержит большое количество энергии. Мужская сперма идеальна, в одной ее капле энергии столько же, сколько в стакане человеческой крови. Это огромный запас сил. Я могу расщеплять то, что попадает в мой желудок на атомарном уровне, так что того количества семени, что ты извергнул мне в рот, хватит на день или даже два.
- Ясно… – Я покрутил головой в изумлении. – Бывает же… И пить тебе тоже не нужно? И в туалет ходить?
- Я могу и пить, и… ходить в туалет. – Она улыбнулась. – Это ведь тоже является одной из разновидностей сексуального взаимодействия.
Кстати, точно. Золотой дождь, все дела.
- Другое дело, что для меня все это необязательно. Я могу впитывать влагу во время купания в ванне, или в душе, или в море… Мой организм приспособлен для накопления энергии про запас. Я могу просуществовать в режиме активной жизнедеятельности с максимальным зарядом всех ячеек около недели. Без единого глотка воды или еды. А в режиме гибернации…. сна, – (снова щелчок пальцами) – могу прожить год.
- Ого. Так тебя можно уложить спать на целый год?
- Ну разумеется. – Джес пожала плечами. – Это все входит в стандартную программу секс-бота. Как иначе мужчине жить с девушкой которая используется только для секса, если она постоянно будет хотеть есть и пить?
Все это негритянка рассказывала с совершенным спокойствием. Ее абсолютно не смущал тот факт, что она говорит о себе, как о вещи, которую можно выключить и убрать на антресоль до следующего года. Не знаю даже, чего это во мне вызывало больше – жалости, зависти или… возбуждения.

Ну согласитесь, это ведь мечта любого мужчины – чтобы у его женщины была заветная кнопка “Sleep”. Нажал – и скандал прекратился. И несколько драгоценных часов отдыха обеспечено. Я не был уверен, что стану пользоваться этой ее функцией. Все-таки мне приятнее думать о Джес, как о живой девушке, чем как об одушевленной табуретке.
Поэтому я шлепнул ее по попе и сказал:
- Мастеру с тобой все ясно. А сейчас будь умницей и слезь с моих коленей. Я умираю с голоду. Можешь пока примерить туфли, или что они там тебе притащили.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Пока я расправлялся с едой, Джес мерила обновки. Придирчиво осматривала разные пары обуви. Они действительно были все разного размера, но умница портье, похоже, получал приказы, подобные моему, не впервые. Или у него просто на автомате отпечатывались в памяти все размеры всех посетителей, включая размер их туфель… Не знаю. Факт в том, что все в размеры варьировались возле одной константы, так что Джес выбрала несколько пар, которые были ей впору.

Босоножки, сланцы… Туфли на высоком каблуке она безмятежно и безжалостно отбросила в сторону. Нашлась пара кед от Converse. Классические черно-белые All Stars Чака Тэйлора. Они ей тоже приглянулись. Еще бы. Я сам обожал эти кеды, другое дело, что носил их только дома. В Джунглии это не имело смысла: либо тяжелые ботинки, либо вечные сланцы из ПВХ за копейки, которые не жалко. Слишком много мусора на улицах.

- Я закончила. – Объявила девушка, выставляя несколько обувок в ряд. Надевать она их не стала, проявляя декларированную ранее нелюбовь к обуви. – Мастер, скажите, я могу раздеться? Здесь так жарко… – Она демонстративно помахала ладонью перед лицом, словно веером.
На мой взгляд, температура была идеальная. Но я обожаю жару. Не все такие же.
- Я тоже закончил. – Сказал я, поднимаясь с кресла и отодвигая стол. – Можешь раздеться, только повесь на дверь номера с той стороны табличку “Не беспокоить”. Не хочу чтобы вломилась горничная или еще кто-нибудь..

Девушка выполнила мое поручение с впечатляющей скоростью. На ходу сдирая платье через голову, она возвратилась в комнату. Я к тому моменту рухнул на кровать, в изнеможении. После секса, всех этих запредельных открытий и откровений о природе искусственного интеллекта, заговоров и убийств, а напоследок – после сытного обеда, мне хотелось только спать. Раздеться было выше моих сил.
- Джес, я посплю.
- Разумеется, мастер. Я стану охранять ваш сон.
- Снимешь с меня джинсы?
Вместо ответа, она подкралась ко мне между ног, ловкими движениями нежных пальчиков расстегнула пуговицу и молнию, и начала понемногу стягивать брюки. Я не помогал ей ни на сантиметр, хотя бы потому, что уже почти уснул. Последнее, что я помню – легкое касание ее руки по моим волосам. Не по груди или члену, вот ведь что удивительно.

Однажды мне довелось проснуться от того, что девушка ласкала мой член рукой. Делать минет она не слишком любила, а вот дрочить приноровилась, и похоже ей это нравилось. Я в тот раз проснулся с мощнейшей эрекцией и сразу отправился в туалет – из-за перенапряжения даже не хотелось позволить ей довести себя до оргазма.

А вот сегодня меня разбудили самым что ни на есть приятным образом. Еще сквозь сон я почувствовал, как мягкие уверенные губки осторожно касаются обнаженной головки члена, не навязчиво и плавно щекочет ее язычком Джес. Очень может быть, что именно так она и представляла себе охрану моего сна, хотя чисто теоретически от подобных соблазнительных действий люди обычно быстро просыпаются. Я не стал исключением. Какое-то время лежал без движения на спине, приходя в сознание.

Я спал без покрывала, жара была такая, что можно было хоть по улице голышом ходить. Просто лежал и с наслаждением ощущал, как негритянка трудится над моим торчащим членом. Я обожаю минет, и мне нравится, когда девушка тоже любит сосать, потому что это не заставляет меня чувствовать себя виноватым. И еще мне нравится кончать им на лицо, на грудь, в рот, на волосы… И смотреть, как девушка сидит передо мной, вся облитая спермой, улыбается и растирает ее по сиськам... Это значит, что ей тоже нравится быть обкончаной шлюшкой… Впрочем, хватит фантазий, у меня между ног есть волне реальный объект для издевательств.

Я открыл глаза. Джес действительно замерла возле моей промежности, с членом во рту, и внимательно следила за мной. Увидев, что я проснулся, она тут же отпустила пенис и тихо отползла в сторону.
- Я тебя разбудила? Прости, я не могла сдержаться… – Забормотала она. – Он так соблазнительно стоял, что..
- Не извиняйся. Я понимаю. – Я улыбнулся. – Иди ко мне…
Девушка все еще была совершенно голая, и я решил спросить:
- Тебе нравится ходить голышом?
Она кивнула:
- Конечно. Это гораздо лучше, чем в одежде! И ты можешь любоваться моим телом, сколько хочешь.
- Точно… Когда мы приедем ко мне, я куплю тебе кучу платьев и прочих тряпок. Просто для разнообразия. Но разрешу ходить голой сколько пожелаешь. Даже по улице – иногда и в некоторых местах.
- Правда? Здорово! – Она радовалась так, слово я пообещал ей поездку в Диснейленд на новогодние каникулы.
- Конечно. Мне нравится смотреть на голую девушку, которая ходит по моему дому. – Я ухмыльнулся.
- Это хорошо. А на что на теле девушки тебе больше всего нравится смотреть? – Она явно напрашивалась.
- На все. – А то я мало таких вопросов выслушивал.. – Но больше всего – на твою грудь. На соски, которые так прекрасно торчат, и болтаются в воздухе при ходьбе… На твою попку, круглую, мягкую, упругую… на твои длинные ножки и пальчики, когда ты босиком…
- А на то, что между ножек? – Девушка приблизилась и нависла надо мной, все еще лежащим на спине. Черные волосы падали мне на лицо, а большие торчащие сиськи отвисли и выглядели еще более развратно и соблазнительно, чем обычно.
- И на то, что между ножек, само собой, тоже… – Я протянул руку, впервые коснулся ее черной влажной киски. Половые губы были мягкими и податливыми, как и все ее тело. Я просунул палец в щелочку и нащупал нетронутую девственную плеву. Джес порывисто вздохнула. Большим пальцем руки я нашарил ее клитор и начал осторожно водить вокруг него кругами, изредка надавливая прямо на чувствительную точку. Джес начала непроизвольно двигать тазом в такт моим движениям, закрыв глаза и выгнув спину. Она была похожа на дикую пантеру, которая мечтает о том, что сейчас ей как следует засадят по самые яйца...
- Адри… анн… – Промычала она с трудом контролируя дыхание… – Возьми меня… Пожалуйста… Я хочу тебя…
Я улыбнулся. Обожаю таке моменты, когда девушка настолько возбуждена, то сама начинает умолять отыметь ее. Я могу довести ее до самого последнего порога желания, когда она будет уже не умолять, а требовать, кричать, впиваться ногтями во что попадет, лишь бы только в ее горячую дырку вогнали наконец вожделенный толстый длинный хер.
- Правда? Ты хочешь, чтобы я взял тебя? Как ты хочешь, чтобы я сделал это?
- Сильно… Жес… жестко… По самые… яйца…. Вставь его в меня, пож..алуйста… Адриан, трахни меня, прошу тебя-а-а..
Я резко сдавил левой рукой ее сосок. Джес вскрикнула.
- Черномазая шлюшка мечтает, чтобы ее отымел своим длинным белым членом старина Адриан? Отвечай!
- Да, мастер… Ваша черномазая шлюшка мечтает об этом, умоляет об этом….
Я мучал ее обоими пальцами, теребя клитор и половые губки, а другой рукой ухватил за волосы и крепко сжал.
- Хочешь, чтобы тебя выеб в твою черную пизденку первый встречный парень, который отбил тебя у уличных отбросов? Ты этого хочешь? Отвечай сучка! -Я дернул ее за волосы
- Да-а-а…. – Негритянка простонала, ее руки сжались на моей груди, до боли царапая ногтями. – Я хочу, чтобы мастер выебал мою черную дырочку так жестоко, как он пожелает… Трахните мою пизденку мастер, умоляю-ю-у-у…

Эта развратная голышка умоляла с такой искренностью, что я не выдержал и с силой вогнал член ей между ног. Ощутил секундное сопротивление, затем прорвал преграду и вторгся в длинную горячую вагину, сжимающуюся вокруг члена. Джес громко вскрикнула, захлебнулась, закашлялась… Я продолжал двигать внутри нее членом, не обращая ни на что внимания. Просто сжимал ее здоровенные черные сиськи в кулаках, со всей силы насаживал ее дырку на свой жаждущий разрядки член, и долбил, долбил, долбил… Узкая горячая молодая, влажная дырка… Трахать ее и забыть обо всем, просто буравить негритянку своим фаллосом, это такое наслаждение!

Не знаю, сколько так прошло времени. Может быть минута, может – пять, или десять. Я почти не помню, что тогда происходило, потому что сознание ушло куда-то на периферию. Остались лишь инстинкты. Это был один из немногих для меня половых актов без презерватива, и последний раз был страшно давно. Я успел забыть, какое это блаженство – орудовать торчащим голым членом в тугой женской писе, ощущая вокруг ее плоть, когда никакие латексные глупости не мешают…

Джес стонала. Громко, сладко, во весь голос. Иногда кричала. Царапала мне руки, грудь, бока. Иногда просто падала на меня не в силах держаться, и я чувствовал, как бешено колотится сердце негритянки. Ощущал на своей коже ее прерывистое дыхание. Потом она снова приподнималась, хватала меня своими тонкими пальчиками за плечи, и начинала бешено скакать в ритм со мной. А я все это время лежал на кровати и равномерно трахал ее между ног, в сладкую тугую черную дырочку.
В какой-то момент мне надоело, что она нависает надо мной. Я без слов остановился (Джес издала негодующий стон, похоже момент был неподходящий), вынул из нее хер, взял за руки, и быстро уложил на кровать.

До девушки дошло, что веселье продолжается, она улыбнулась, и быстро раздвинула ноги. Я лег на нее, не отпуская предплечий, буквально распял ее на постели. Придавил всем весом, и снова вставил член ей в пизденку. Снова порывистые ахи-вздохи, только уже не от боли, а от удовольствия. Обхватила руками спину, впилась ногтями… Похоже завтра я буду весь в царапинах. Плевать.

Я начал методично двигать телом вперед, назад, вставляя в Джес по самые яички свой член. Длина ее влагалища как раз позволяла разогнаться во всю, и я от души долбил ненасытную негритянку в ее мокрую похотливую щелку. Что делал ртом – плохо помню. Кажется, кусал ее за шею. Или за губы. Или за уши. А может, буравил языком ушко, щекотал и шептал всякие грязные пошлости. А может, все вместе или по очереди, так как она извивалась по мной в конвульсиях, словно я жег ее раскаленным металлом. Сильно и громко кричала, пыталась вырваться, но я сжимал ее руки стальной хваткой, и не желал отдавать негритянке ни миллиметра свободы.

В конце концов я обнаружил, что через пару секунд взорвусь, и не раздумывая засадил Джес так глубоко, как смог. Она выгнулась дугой, зашлась в крике. Я всадил член еще раз. И еще, пока сперма не хлынула прямо в нее, заливая все влагалище, вытекая и пачкая простыни..
Я продолжал долбить ее до самой последней секунды, пока не ощутил, что иссяк. Тогда прекратил двигаться и посмотрел на лицо негритянки.
Она лежала неподвижно, уставившись глазами куда-то в потолок, только блестящие от пота черные сиськи вздымались в сильных глубоких вдохах. Я двинулся во влагалище последний раз… рухнул на Джес и вырубился.

--

Продолжение можно прочесть на: http://adrianrayne.xxxlog.co/

Это сообщение отредактировал sxn331244552 - 31-12-2014 - 12:10
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
- Адриан…. Адриан!
Меня кто-то ощутимо тряс и вдобавок пощипывал за ягодицы. И звал по имени. Голос скорее приятный, женский, молодой… Ох! Сознание быстро ко мне вернулось. Я открыл глаза, и обнаружил, что все еще лежу на Джес, сжимаю в кулаках ее тонкие запястья… С трудом разжав ладони (на кофейной коже отчетливо отпечатались следы моих пальцев), я посмотрел на девушку. Она с тревогой наблюдала за мной

- Ты в порядке? - Кажется, мы спросили это хором.
И оба кивнули в ответ, синхронно. Тоже мне, сладкая парочка. Чуть улыбнувшись, я приподнялся на постели, и понял, что до сих пор лежу с членом, вставленным в вагину Джес. И он еще твердый. Ничего себе, я устроил марафон…. Избавив, наконец, девушку от своего утомительного, но приятного присутствия в непосредственной и интимной близости, я обратил внимание на огромное влажное пятно на простыни. Там была и сперма и кровь… Спермы я нахлестал хорошо, если не сто грамм… Ай плевать. Позже утрясу все вопросы с обслугой, если они возникнут. Сейчас мне было так хорошо, что не хотелось вообще ничего. Совсем. Я упал на кровать, Джес тут же ко мне прижалась.

- Не бойся, что ты в меня кончил, это полностью безопасно. В моем теле отсутствует репродуктивная система, так что зачатие невозможно. И венерические болезни мне не страшны.
- Я и не боюсь. - Я сказал чистую правду. Пусть в момент оргазма я не мог себя контролировать, но перед сексом у меня был выбор - надеть ли презерватив. Я посчитал это глупостью.
Секс-боты предназначены для наслаждения, а не для проблем, которые могут за ним последовать. Это аксиома. И самый большой страх всех публичных домов. Кому нужны живые проститутки, способные подхватить триппер или еще что похлеще? И никому не хочется тратиться на аборты. В общем, похоже, что с появлением Джес вторая древнейшая профессия в мире благополучно умерла. Ну, или вот-вот умрет. Или, скорее всего, просто перейдет на новый уровень. Все свежие, элегантные, сексапильные и холеные блондинки, брюнетки, рыжие, белые и азиатки, негритянки - все они будут напичканы нанитами, им не потребуется ни сон, ни отдых, ни даже вода с едой. Самой калорийной пищи на планете у них будет в достатке, ведь минет - одна из самых популярных и дешевых услуг…

- Сколько раз ты кончила? - Мне стало любопытно, что же я с ней вытворял?
- Двенадцать. - Она мечтательно улыбалась.
Я присвистнул. Однако круто…
- На двенадцатом ты меня совсем измучил…
- Я не думал, что смогу такое с тобой сотворить. - Я не знал, смущаться или гордиться. Но Джес решила мои сомнения
- Спасибо, Адриан. - Теплые нежные губы ласково коснулись моей щеки.
- За что?!
- За потрясающий секс. Это было волшебно. Ты классный.
- Ты тоже. Я ни разу в жизни ни с одной женщиной так себя не чувствовал. Это правда.
- А еще ты теперь стал моим полноправным хозяином. - Продолжила она, медленно поглаживая мои соски. - До самого конца моего функционирования я становлюсь твоей собственностью. Ты вправе делать со мной, что пожелаешь, даже продать.
- Продать? Тебя? Зачем?!
- Не знаю. - Тихо ответила она. - Всякое может случиться. Но я - твоя вещь, и ты вправе мной распоряжаться. Сдать в аренду или продать, как пожелаешь… Хотя, я искренне надеюсь, что этого не случится. Мне с тобой очень хорошо.

Я потряс головой. Несмотря на всю мою эгоистичность и нелюбовь к людям, подобная мысль - торговать женщиной, которая только что доставила мне такое наслаждение, казалась мне дикостью и глупостью. Чем-то, не лезущим ни в какие ворота.
- Ясно, Джес. Я правильно понимаю, что любой мой приказ ты сохранишь в неизменном виде, и будешь выполнять в точности?
Негритянка кивнула.
- Тогда мы с тобой составим свод правил, по которым ты будешь жить. Ничего такого невыполнимого и серьезно мешающего. Это для твоего и моего удобства. Я могу отменять или изменять правила, могу вносить новые. Больше никто не вправе их изменять.
- Принято.
- Тогда вот тебе пункт первый - ты никогда не будешь вмешиваться в мою личную жизнь без моего прямого приказа. Я могу приводить домой других девушек, заниматься сексом с ними, или требовать, чтобы это делала ты - все это само собой разумеется. Но ты не полезешь копаться в моих личных данных и в моем прошлом. Только с моего разрешения.
- Принято.
- Очень хорошо… Скажи, который час?
- Ровно семнадцать тридцать две.
Неплохо поспал. Жара спадает, и скоро улицы погрязнут в ночной мгле, освещенные неоном, фонарями и фарами машин. Можно будет прогуляться, или… Честно говоря, вся эта джунглийская экзотика уже задолбала меня до крайности. Хотелось домой. Там тоже тепло.

Я встал с постели (с непривычки и от переусердствования меня немного шатало), потянулся и подошел к окну. Город шумел, жил, звучал.
Джес, неслышно ступая своей кошачьей походкой, подошла сзади, положила мне голову на плечо.
- Мастер… - Мне послышалось, или у нее виноватый голос?
- Слушаю тебя.
- Я виновата перед вами.
О как. Серьезно? И когда успела?
- В чем виновата?
- Пока вы спали, я… - негритянка вдохнула глубже, словно решаясь. Я уже мысленно представил продолжения: "Переспала со всем отелем", "Торговала наркотиками", "Пошла и украла себе новые платья"… - Я устроила поиск по Сети, и узнала о вас то, что лежало в открытом доступе.

Хм… А что у меня в открытом доступе? Социальные сети, всякие глупости в старых блогах, тонны фотографий (чтобы отмазаться от официальных налоговых органов, я зарегистрировался, как "свободный фотограф-пейзажист"). Вроде бы, ничего такого страшного. Я не публикую в Сети то, что может меня скомпрометировать.
- Правда? И почему ты считаешь, что виновата? Я ведь приказал тебе не лезть в мои данные не до секса, а после. Ты просто удовлетворяла любопытство.
- Знаю, но… Я наткнулась на старый дамп чата, который вы вели с одной девушкой. Там были гигабайты данных и я решила немного лучше вас изучить… - Джес низко опустила голову, очевидно, страшно желая провалиться со стыда.
Ах вот значит как… Любопытно. Старый дамп, значит. То, что та система никогда ничего не стирает - я знал и без Джес. Даже если оба пользователя одновременно удалят свои чаты, это ничего не изменит. Дампы архивируются и складируются на облачных фермах. Чаще всего, до них никому нет дела. Но кто поймет логику искусственного интеллекта?

И кстати, где для нее граница меду свободным и несвободным доступом? А что касается самого общения... Я вел такую длинную и подробную переписку только с одной женщиной в своей жизни. Той самой, из-за которой и решил бежать в Джунглию. С которой порвал два месяца назад, и до сих пор зализывал раны. Теперь понятно, почему Джес сгорает со стыда: в тех чатах попадались действительно очень "личные" моменты. Если говорить прямо: виртуальный секс со всеми подробностями, и вполне себе реальные обнаженные фото. Мы с ней не особо различали реальную и виртуальную сторону нашей влюбленности. И вот результат…
- Ясно. - Я вздохнул. - Не переживай так, это дела давно минувших дней. И кстати, если хочешь загладить вину, то сделай кое-что.
- Все, что угодно! - Джес вскинулась, и засверкала глазами, в которых была безумная надежда. Мне даже стало неуютно.
- Я хочу, чтобы ты сбросила этот дамп с чатом на мой личный сервер. Адрес и реквизиты возьми в коммуникаторе… Туда ты, надеюсь еще не пролезла?
- Что вы, мастер! Я никогда не посмею без вашего ведома… Все выполняется сию минуту. - Заверила меня эта шкодливая шоколадка.
- Прекрасно. А после того, как сбросишь файл, сотри его с того сервера, где нашла. Сможешь?
- Без проблем, - заверила Джес. - Это не сервер, а одно название. Приходи кто хочешь, бери что хочешь.
- Чудно. - Я шлепнул ее по попе. - Собственно, я должен тебя поблагодарить. Если бы не ты, кто знает, где мог бы оказаться этот дамп со временем…
- Мастер я не заслуживаю похвалы, я вторглась в ваши личные дела… - попыталась она протестовать. Но я ее перебил:
- И как? Что ты думаешь о том, что прочла?
- Я… - Она недоверчиво на меня посмотрела. - Вы правда хотите знать, что я думаю?
- Из чистого любопытства. Как выглядит наша переписка с точки зрения секс-бота с ИИ на борту? - Я улыбнулся, чтоб сгладить острый угол прямоты.
- Я думаю, что вы ее действительно любили. Очень сильно. А она вас предала. Это было жестоко. Люди не должны поступать так друг с другом. И я понимаю, что делает вас таким, какой вы есть. - Джес обняла меня за плечо, и прижалась щекой.
А я стоял, словно превратившись в соляной столб. Никогда прежде мне не сочувствовал компьютер. Мне и люди-то редко сочувствовали. Хотя бы потому что я никогда им не рассказывал о своей жизни. У них своих проблем и гадостей хватает. Но то, что мне сказала Джес….
- Спасибо. Знай, что я никогда и никому тебя не продам. Ты мне нравишься.
- Я знаю. - Довольная улыбка на ее губах меня буквально грела изнутри.

Так мы стояли обнявшись, возле окна, за которым проносились киберы, гудел город, догорал день. Мне никуда не хотелось идти, ничего не хотелось делать, и вообще не хотелось ничего… Даже секса, по крайней мере, пока. Зато, после всего, что мы вытворяли, вполне можно принять ванну. Благо, ее здесь хватит на двоих, судя по размерам.

Я, не говоря ни слова, потянул Джес в ванную, включил горячую воду, заблокировал слив, и пока ванна наполнялась, сел внутрь. Глазами указал девице: забирайся. Негритянка не заставила себя долго ждать, уселась ко мне спиной и я снова ее обнял. Кстати, приглядевшись чуть внимательнее к цвету ее кожи, я подумал, что называть ее негритянкой не совсем точно. Скорее она мулатка, этакая помесь негра с европеоидом. Хотя, это было не сильно важно. Кожа у нее была черная, пусть и не такая, как у джунглийских племен, что живут в глубине страны, ближе к экватору. А значит, буду звать ее, как вздумается. Негритоской, черномазой, шоколадкой, просто чернушкой…
- Адриан, можно спросить? - сказала она, не оборачиваясь
- Можно, Шоколадка.
Я даже со спины заметил, что она улыбнулась. Похоже, прозвище ей пришлось… по вкусу. Любопытно, если накормить ее шоколадом, что получится?
- Скажи, сколько женщин у тебя было до меня?

Ох. Будь она настоящей девушкой, я обязательно соврал бы или отшутился. Это такой вопрос-ловушка, нельзя на них отвечать честно. Но тут просто сказал:
- Я не помню. И еще вопрос, что именно считать за полноценные отношения. Просто секс? Или поцелуи, петтинг, свидания? Или тех, что видели меня голым? Или тех, что видел голыми я?
- Нет. Именно секс. - Она не дала сбить себя с мысли.
- Тогда девять.
Знаю, знаю, цифра не маленькая. Но к тридцати годам она уже не кажется такой... неудобной. Девять женщин, с которыми спал… Я даже лица не все помню. Порой это был просто секс без разговоров и отношений. А порой были отношения, но без секса. В общем, вполне себе такая дурацкая, но обычная жизнь.
- Девять… Значит я десятая! - Не пойми чему обрадовалась она. - Скажи, а с которой из них ты научился так замечательно ласкать девушку?
- Ну.. Наверное, с первой же. Хотя, я сомневаюсь, что такому можно как-то научиться. Я просто веду себя в постели так, как хочу. И это часто совпадает с тем, что нравится девушке. Вот и весь секрет.
- Я хочу чтобы ты знал - ты чудесный любовник. - Безапеляционно заявила Джес.
- Спасибо. - Я "поклонился", насколько это можно было сделать, сидя в ванне. - Со стороны девушки, в которую вложены все программы для любого совокупления, это увесистый комплимент.
- Это не комплимент, это факт. Я не представляла, что секс может быть таким классным…

Все эти разговоры меня уже порядком возбудили. Член твердел и вставал, и она не могла этого не чувствовать. Я сказал:
- Ну видишь, жизнь налаживается. Еще утром тебя пытались похитить бандиты, а сейчас ты нежишься в ванне, с парнем, который тебя так хорошо оттрахал!
- Точно. - Она смеется. - Ты меня классно оттрахал! И можешь трахать еще, сколько захочешь и куда пожелаешь.
- Хм… Куда пожелаю?
- Именно. Любая дырочка моего тела в твоем полном распоряжении. - Она выделила слово "любая". - И все остальное тело тоже…
Я ткнул в кнопку сливного отверстия. Набранная было ванна, начала стремительно пустеть. Сказал Джес:
- Тогда привстань.
Она поднялась, я взял член в руку, и выдавил немного геля на ладонь из ближайшего дозатора. Смазал свой ствол, и приказал девушке:
- Присаживайся
Она начала садиться и почувствовала попкой сопротивление моего пениса. Я нащупал ее анус пальцем и направил туда головку члена.
- Садись, Шоколадка. Буду лишь тебя второй девственности.
- Да, мастер, - выдохнула негритянка, и начала медленно опускаться на мой стоящий хер.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
У нее была абсолютно девственная попка - ведь она ни разу не ела и не ходила в туалет. И я собирался вогнать в нее свой трех сантиметровый фаллос… Серьезное испытание. С настоящей женщиной я долго ходил бы вокруг да около, разрабатывал бы попку пальцами, растягивал… Но секс-гиноид не нуждается в таких нежностях.
Крепко сжав член в руке, чтобы он не согнулся под напором, я настойчиво направлял его в аккуратное колечко джесиной попки. Она смело садилась все ниже, пока наконец двигаться дальше не стало нельзя - надо было или убрать член или вставить его внутрь.

- Расслабь попку, так будет легче, - приказал я девушке. Та не ответила, но секунду спустя я почувствовал, как напряжение ануса резко спало. И все равно он не желал впускать меня в себя.
Помогая мне, Джес схватила себя за попку с обеих сторон и раздвинула ягодицы пошире, так, чтобы хоть немного приоткрыть дырку. А я со всей силы надавил членом, упирая его в упрямое колечко… Анус был живой, он двигался, пульсировал, трепетал. Джес пыталась облегчить мое проникновение вовнутрь, и то расслабляла его, то напрягала... Наконец, после полуминуты настойчивой борьбы, попка негритянки сдалась. Анус раскрылся и головка пениса оказалась внутри. Боже, до чего там узко!

Джес зашипела, но я не собирался сдаваться. Выдавил на ладонь еще геля, покрыл им все пространство возле женского ануса, и весь ствол хера, сделав его гладким и блестящим, скользким и способным протаранить девственную попку Джес.
- Двигайся, чернушка. - приказал. - Садись на меня.
Она застонала, как только сделала первое же движение, но не остановилась. Упорно насаживала свою попку на мой кол, а я чувствовал, как отвоевываю миллиметр за миллиметром девственный узкий задний проход.
Девушке явно было больно и она кричала, и шипела, тяжело дышала, стонала, переступала ногами в ванне. Я следил, чтобы она не поскользнулась, хотя это и отвлекало меня от главного - покорения узенького ануса.

- Притормози чуть. - Я остановил мужественную негритянку, когда она преодолела около десяти сантиметров. Подождал секунд десять, и упершись в ее попу руками, приподнял девушку над собой. Она снова застонала - теперь я выходил из ее ануса, и это, наверняка было и больно, и приятно одновременно… Добравшись почти до самого конца, я не стал извлекать головку, но полил прямо на ствол из какого-то флакона, где было написано "Shampoo Gel". Вообще-то я сейчас занимался глупостями, гели не годятся для такого. Нужно масло, и лучше пихтовое. Но где в Джунглии возьмешь подобную роскошь? Вернее, взять-то можно, но надо специально заказывать… А мне было лень. Я не выйду из этой ванной, пока не завоюю заднюю дырочку этой негритянки окончательно и бесповоротно.

- Садись. - Я ухватил Джес за таз и потянул вниз. Член уже входил с куда меньшими трудностями, хотя в попе Шоколадки все еще было невероятно тесно и от этого мне казалось, что мой член изо всех сил стискивают в кулаке. Непередаваемое ощущение, кто не пробовал - не поймет.
- Садись, шлюшка черномазая! - прикрикнул я, влепив ей шлепок по попе. Джес застонала сильнее и принялась активнее насаживать свою прекрасную тугую дырочку на мой стоячий хер. Она явно предпринимала все усилия, чтобы добраться до конца, и впустить в себя член на всю длину, и у нее это понемногу получалось. Сантиметр за сантиметром он скрывался в ее попе, а я чувствовал все большую и большую тесноту, пока наконец, не понял, что… получилось. Член не шел дальше, и Джес поняла это, уперевшись попкой в мой пах.

Все! Я оказался в заднем проходе Джес, она сумела-таки принять мой член во всю длину и это было просто супер!
Девушка тяжело дышала, я видел, как напряжены ее ноги и спина, руки и шея. Для нее происходящее было не только болью и наслаждением, но и тяжелой работой. Я решил ее подбодрить:
- Эй, Шоколадка, знаешь, что ты сейчас сделала?
Она простонала:
- Что я сделала, мастер?
- Ты стала анальной шлюшкой!
- Спасибо, мастер...
- Ты очень плохая девчонка!
- Я знаю, мастер... Я плохая… Я ваша грязная черная шлюшка… Накажите меня мастер, пожалуйста…
Хм, наказать?… Это мысль.
- Я хочу чтобы ты довела меня до оргазма своей попкой. Заставь меня кончить! Тогда я буду доволен!
- Слушаюсь, мастер! - И Джес немедленно начала двигаться.

Это было волшебное, ни с чем не сравнимое чувство. Лишь позже, приходя в себя в ванне в обнимку с чернокожим кусочком счастья по имени Джес, я понял, что никогда прежде не занимался полноценным анальным сексом. Изредка девушки позволяли мне вставить им в попку член, сделать пару движений, но до оргазма или полноценного активного секса дело не доходило. Им всем было или больно, или неприятно. В лучшем случае, было все равно. Меня это раздражало, и отбивало всю охоту. Но сейчас…

Джес оперлась руками о края ванны, и самозабвенно двигалась попкой на моем толстом члене, издавая всякие, одной ей понятные возгласы. Она не торопилась, и сначала неторопливо приподнималась, сжав анус до максимума, а потом расслабляла его и столь же медленно садилась обратно. Это был чистый свежевыжатый кайф и больше тут добавить нечего. Девушке очевидно доставляло прямое наслаждение такое отровенное самоебание, и она продолжала двигаться вверх-вниз, со временем наращивая темп… Вверх - и попка сжимается, обхватывая мой член жестоко и беспощадно, так, что я тоже стонал и лупил ее по заднице. Вниз - и анус расслабляется, впускает меня обратно вовнутрь, член снова буравит упругую плоть, проделывает путь в черной-черной заднице Шоколадки.

Прошло пять минут и темп Джес заметно возрос. Она не делала остановок, а лишь приседала на мне - вверх-вниз, вверх-вниз, старательно трахая своей попкой мой возбужденный хер. Поскольку времени между движениями вверх и вниз оставалось меньше, то весь воздух, входящий с моим членом внутрь ануса, не успевал выходить наружу. И когда она сильно напрягалась и приподнималась на мне, ее попка начинала издавать развратные похрюкивающие звуки. Больше всего это напоминало банальный пердеж, но им не было, потому что… Потому что мне нравилось думать, что этими звуками ее попка отзывается о происходящем с нею. Когда Джес впервые издала своей задней дыркой это неприличное "пфрр!", она очень смутилась и обернулась на меня.

- Мастер, это не то, что вы поду…
- Не переживай. - Я подбадривающе улыбнулся - Продолжай двигаться, а с твоим телом и всем прочим позволь решить вопрос мне.
И Джес с новой энергией принялась скакать на мне. А я улучил момент и подлил на член геля. Потому что заметил, что чем его больше, тем чаще такие звуки возникают.

Так мы трахались: Джес самозабвенно насаживалась своей негритосской жопой на мой хер, ее анус периодически издавал потрясающие по своей развратности звуки, а меня все это приводило в состояние крайнего возбуждения.
- Умница… умница девочка… какая ты классная шлюшка… черномазая негритоска… - В экстазе бормотал я, сжимая в руках черные булочки ее ягодиц, нещадно избивая их ладонями, щипая и желая, что не могу дотянуться до ее сисек. - Умница… тебе нравится трахать мой член своей разговорчивой попкой? Нравится быть грязной анальной шлюшкой?
- О… да-а-а… мастер…. - протяжно промычала Джес, не замедляя ритма движения, и нещадно насаживая свою жопу на мой член. - Мне таа-а-ак хорошоо-о-о…. мас-с-стер…..
- Тогда давай, двигайся быстрее сучка! - Я влепил ей звонкий шлепок по попе.

Девушка начала двигаться еще активнее, ее попка буквально скакала без передыха, ритм стал по-настоящему быстрым, и уже здесь я вполне мог бы замечтаться и кончить в нее. Но учитывая, что у меня сегодня было уже два мощнейших оргазма, я чуть лучше себя контролировал, и решил посмотреть, кончит ли она первой. И вообще, до чего она может дойти в порыве страсти.
- Быстрее! Активнее работай жопой! - Я неустанно бил ее по заднице, не сдерживая сил, потому что это уже вряд ли было возможно, и похоже не нужно. Ей нравилось.
- Слушаюсь, мастер! - Бедная девчонка задышала еще порывистее и изо всех сил застрясла своей попой, ускоряя ритм движения до какой-то невозможной скорости. Наверное, так она могла бы дрочить мне член руками, но двигать тазом в такой позе? Для человека немыслимо. Начнутся судороги в напряженных и уставших икроножных мышцах. А секс-гиноиду все нипочем. Ее тело пронизано нанитами, они контролируют все электроимпулсы. Так что Джес разогнала свою попу до очень хорошего темпа и держала его, на зависть всем законам человеческого тела.
Так она трахала меня минуту… вторую… Стоны наполняли ванную комнату. Крики, подвывания, всхлипы… плеск воды и звуки моих шлепков по ее попе. Наконец я понял, что даже если Джес и кончила хоть раз, она будет двигаться и двигаться, пока я не прикажу остановиться, или пока ее ресурсы не иссякнут.

В начале третьей минуты я решил, что сдерживаться больше не могу и не хочу. Поэтому приказал:
- Помедленнее.. И поиграй с моими яйцами.
Умница негритянка беспрекословно замедлила темп, а ее правая рука мгновенно скользнула между моих ног, и начала ласкать мошонку. Теперь я имел все шансы кончить в любую секунду, потому что работать с яичками эта похотливая сисястая пантера умела просто шикарно.

Игра все еще продолжалась, только теперь я уже себя очень слабо контролировал. Просто лежал в ванне, разбросав руки по ее бортам, даже прекратил лупить девушку по заднице, потому что устал.
Она продолжала двигаться на мне, все еще с приличным темпом, но теперь я уже не кричал на нее, а просто ждал, когда наконец взорвусь и смогу наполнить ее прямую кишку своим семенем в самый первый раз. Она чрезвычайно умело перебирала мои яйца своими тонкими и проворными пальчиками, чуть царапала ногтями мошонку, и все вместе это было настолько приятно и крышесносно, что я был практически в нирване...
В какой-то момент я ощутил, что кончаю. Яйца пульсировали, Джес продолжала их массировать и тискать, а член окаменел и выплюнул прямо в попу Джес целую струю семени. Потом снова. И еще раз… Я кончал и кончал, и единственное, чему удивлялся - откуда во мне столько спермы?

Впрочем, после двух месяцев "голодного пайка" это не удивительно. Мне все это время было как-то не до того. И только сейчас я явственно ощутил, насколько истосковался по женщине.
Когда сперма иссякла, и мой член перестал извергаться в Джес, она перестала на нем скакать. Мы какое-то время сидели молча. Было слышно, как журчит вода, как где-то вдалеке гудит вечерний город. Я находился в прострации, и мне было невероятно хорошо. Наверное, так чувствуют себя люди, умирающие в своей постели. Не с пулей в сердце, и не с ножом под ребрами, а просто от старости. На какой-то момент я вдруг ощутил себя парящим над нами. Видел все, как если бы смотрел на видео с камеры, закрепленной под потолком. Долю секунды находился в ступоре: тут что подглядывают за посетителями? И я как-то случайно уловил сигнал своим чипом? Но потом до меня дошло. Я просто вышел из тела.

Разные йогические учения и мистические школы называют такое состояние астральной проекцией или звездным телом. Это действительно возможно и достаточно распространено, однако, со мной происходило лишь однажды, когда я только-только учился азам магии (сиречь, науке о взаимодействии с собственным телом и миром, окружающим его). Тогда это было что-то вроде аванса, выданного моим Учителем, чтобы показать мне, насколько безгранична Вселенная, насколько я в ней мал и незначителен. И какое, соответственно, предстоит непаханое поле для работы. Хотя я испугался, но мой наставник сказал, что ничего страшного здесь нет. Просто это один из способов познания мира, вот и все.

И со временем я смогу овладеть искусством осознанной астральной проекции и получать всю необходимую мне информацию о чем потребуется. Даже о прошлом, будущем или настоящем. Плохо, что я тогда как-то очень быстро отвлекся и забыл об этом. Благо что, отвлечься было на что… А может быть Учитель счел нужным заблокировать в моем уме эти знания до поры, до времени.
И вот сейчас я снова ощутил себя парящим над собой же. Над ванной с льющейся из крана водой, над мокрой от пота и усталой негритянкой-гиноидом. Ощутил исходящее от собственного тела удовлетворение. И с любопытством воззрился на Джес. Раз уж представилась такая возможность, мне хотелось выяснить, насколько она человек, есть ли у нее аура? Я сильно сомневался, что биоробот, выращенный в пробирке, может иметь энергетическую структуру человека.

Самое странное, что аура у нее и впрямь была. Огненная и оранжевая, но это не удивительно - сексуальная страсть всегда отражается именно так. Удивительно, что похоже, ее энергетическая сигнатура несколько отличалась от человеческой. Я начал присматриваться, привычно распутывая сплетение тонких наслоений. Пылала огнем Муладхара чакра, которая отвечает за функционирование полового органа (и вообще за физическое состояние тела). А вот возле головы, там где Сахасрара и Аджна наоборот почти ничего не светилось. Я уже привык к таким сигнатурам - у любого жителя мегаполиса верхние чакры почти не развиты, и к тому же, забиты всякой гадостью. Я попытался немного поподробнее рассмотреть тонкие тела Джес (до сих пор сам себе не верил, что смог обнаружить ауру у гиноида), но тут вдруг почувствовал, что не в состоянии дальше удерживаться в проекции.

Мне что-то ощутимо мешало, дергало, отвлекало. Я рванулся в сторону, потом вдруг рухнул вниз и.. открыл глаза. Настоящие, в смысле, принадлежащие живому телу. Сразу скажу: возвращаться от тонкого мира в грубый - это удовольствие ниже среднего. В астральной проекции ты невесомый, и можешь двигаться как хочешь, парить и летать. Тебя ничто не держит. И нет никаких физиологических гадостей и потребностей, кроме самых базовых, тип еды или сна. И те не похожи на человеческие голод или усталость. По крайней мере, Учитель так рассказывал. А сейчас я явственно ощущал, как кружится голова, как ноет в паху, как саднят царапины на груди и спине, оставленные джесиными ногтями. И вообще, ощущение после выхода из тела и возвращения в него было такое, словно оказался заперт в тесной клетке, к тому же с ухудшившимися зрением, слухом и обонянием. Там, наверху все было настолько ярким и резким…

Через секунду я осознал, почему вернулся в тело: Джес пыталась слезть с меня, и потихоньку поднимала попу. А мой хер все еще стоял колом и находился у нее внутри. Сколько мы так просидели? Даже у меня в пенисе отдавалось болью, каково же негритянке?
- Постой, Джес, я сам.
- Мастер, вы в порядке? - Она явно была обеспокоена.
- Конечно, а в чем дело?
- Просто я звала вас, и вы не отвечали. Я не могла повернуться и посмотреть, что случилось, так что пыталась встать с вашего члена.. С вами все хорошо?
- Лучше не бывает. Дай-ка я тебя приподниму. Расслабь попу. - С этими словами я уперся в нее руками и неторопливо стал толкать вверх. Джес тоже помогала, медленно выпрямляясь и напрягая кишечник, стремясь побыстрее избавиться от члена внутри. Наконец, долгих двадцать сантиметров спустя, я вытянул свое красноголовое достоинство. Член вышел с громким чавком. Девушка издала стон облегчения - ее попка получила долгожданную свободу. Я придержал Джес рукой, с любопытством разглядывал ее анус. Из него тоненькой струей сочилась сперма, все края были перемазаны ею. Внешний вид колечка тоже изменился. Оно уже не было той аккуратной девственной звездочкой, что я видел перед анальным сексом. Напротив, это была разработанная трепещущая дырка, медленно сжимающаяся после моего грубого вмешательства. Выглядело это чрезвычайно развратно.

- Вам нравится моя разработанная попка, мастер? - Все еще стоя в полусогнутом состоянии спросила Шоколадка. Я не удержался, и молча коснулся краев натруженного ануса пальцем. Джес охнула, но не стала протестовать. Наверняка перенапряженная попа сейчас болела и была дико чувствительна.
- Повернись.
Джес послушно развернулась ко мне лицом. Она вся была мокрая от пота - лицо и тело покрылись влагой и блестели, не хуже чем от масла или воды.
- Как ты хорошо потрудилась... - Заметил я. - Тебе понравилось?
- Очень. - Девушка кротко и тихо прошептала, прикрыв глаза. - Вы довольны, мастер?
- А как же. Я тебя еще не раз отдеру в задницу, как самую последнюю подзаборную потаскуху, не сомневайся. А сейчас присядь.
Джес со счастливым выражением на усталом личике опустилась на колени в ванну, лицом ко мне. Ее глаза остановились на моем члене, покрытом спермой и остатками геля, и никак не желавшем опадать.
- Мастер, смею ли я просить вас позволить мне...
- Хочешь пососать член, побывавший в твоей заднице? - Я с любопытством на нее взглянул.
- Хочу пососать ваш член в благодарность за то, что вы сделали со мной. Я о вас позабочусь, если позволите. - Кротко, но уверенно сказала она.
- Что ж, позаботься, если так хочешь.

В следующие десять минут я блаженствовал, ощущая, как шустрый шершавый язычок порхает по всей длине моего хера, залезая в каждую складочку и вылизывая каждый миллиметр. Джес обильно смачивала член во рту слюной и развратно хлюпала на всю комнату. Жидкость капала у нее изо рта и мне очень нравилось смотреть и слушать как она у меня отсасывает. Приятно тоже было, но после трех невероятных оргазмов я находился в состоянии полного отупения и не способен был на какие-то активные действия. И уж тем более не помышлял кончить еще раз.

Наконец Джес оторвалась от моего полового органа и придирчиво его осмотрела.
- Готово, мастер. Ваш член вычищен в наилучшем виде!
Я кивнул:
- Молодчина, Джес. А теперь повернись к мне задом.

Я решил проверить, не осталось ли у нее в попе моей спермы. И когда негритянка без единого слова развернулась, вставил сразу три пальца в ее анус. Не обращая внимания на привычное уже "Ох!.." со стороны Шоколадки, я поводил пальцами по стенкам только-только сомкнувшейся попы. Вытащил наружу, и понял, что спермы там еще вполне хватает. Чудно! Я без размышлений вытер пальцы о свой член, измазал яйца и полез снова в попку. Там оказалось пусто, но я потребовал:
- Напрягись-ка! - И похлопал по ее попе, показывая, чего именно хочу.

Девушка послушно натужилась, и внезапно прямо на мой член с громким неприличным "пффррр!" выплеснулась целая струя семени. Джес, сама не ожидав, что такое могло получиться, инстинктивно сжала попку. Но меня эта ситуация не смущала, а забавляла.
- Не останавливайся! Давай, давай, напрягай попку, пердящая шлюшка!
- Как прикажете, мастер…- И она снова напрягла свою прямую кишку. Под избыточным давлением из ее попки снова потек ручеек белесой тягучей спермы, а секунд через пять он иссяк, и оставшееся семя запузырилось со все тем же развратным и неприличным "пффрр!!!" на ее анусе. Было похоже, что ее попка пытается выдувать пузыри. Хотя это всего лишь выходил из кишки воздух.

- Ладно, похоже это все. - Я размазал вытекшую сперму по всему члену и яйцам равномерно. - Поворачивайся.
Негритянка развернулась, опустила глаза к моему паху, и сразу же поняла замысел. Я смотрел, ожидая, что она скажет. Разозлится или хотя бы расстроится, что вся ее предыдущая работа пошла насмарку? Но я недооценивал секс-бота.
Когда негритянка увидела, как я измазал весь свой пах в сперме из ее попы, она изумленно расширила глаза и недоверчиво посмотрела на меня.
- Мастер вы хотите, чтобы я снова вычистила ваш член язычком? Вам так понравилось?
- Очень понравилось, Джес. Вылижи мне член и яйца так чтобы все было идеально чисто.
- Слушаюсь! - Сияя от восторга, негритянка тут же припала к покрасневшей головке члена и погрузила ее в рот, усердно обрабатывая языком. Она ласкала и сосала меня с таким откровенным энтузиазмом и удовольствием, что я даже не чувствовал себя виноватым. Наоборот, я начинал понимать, что теперь могу выйти на совершенно новый уровень отношений в сексе. И невиданный запредельный уровень реализации фантазий.

У меня никогда не было настоящей рабыни, в нашем мире и в наше время это невозможно официально. Но все-таки подпольные рабыни и рабы, а также их повелители существуют. И даже объединяются в частные клубы, потому что тяга к подчинению и повелеванию кроется где-то глубоко в душе некоторых из людей еще с древних времен. Теперь же я, нежданно-негаданно вдруг обзавелся собственной молодой и сексуальной рабыней, которая готова была исполнять любые мои прихоти с радостной улыбкой и искренним желанием. Еще и кайф от этого будет ловить. Возможно, даже больший, чем я сам. А это значит, что я смогу придумать тысячу и одну эротическую игру, сотни и тысячи забав со своей новоиспеченной "собственностью", обтянутой соблазнительной кожей кофейного оттенка… Но все это - чуть позже.

А пока я мог снова безмятежно валяться в ванне, балдея от удовольствия и дожидаясь, пока Шоколадка закончит возню у меня между ног. И одновременно, не слишком то желал, чтобы это когда-нибудь кончилось. Джес довольно сноровисто вылизала головку и ствол члена, и теперь перешла к яичкам. Тут она поступила крайне просто: широко раскрыла рот. заглотила сразу всю мошонку и начала полоскать яйца во рту, одновременно щекоча их языком и обсасывая со всех сторон.
Это было настолько острое наслаждение, что я даже застонал и непроизвольно содрогнулся. Джес чуть остановилась и вопросительно взглянула на меня. Я махнул ей, чтобы не тормозила, мол, все в норме. И девушка продолжила свою умопомрачительную процедуру.

Описать словами удовольствие от щекотки языком по яйцам невозможно. Это гораздо. гораздо приятнее, чем минет. Потому что кожа на мошонке чувствительнее раза в два или в три. Там тупо больше нервных окончаний. Поэтому мужчинам так больно, когда их бьют в пах. И так приятно, когда не торопясь ласкают их яички. Джес была невероятно аккуратна. За все время, что она орудовала ртом по моему пенису, я ни разу не почувствовал хотя бы мимолетного касания зубов. С мошонкой она была аккуратна вдвойне. Я буквально воочию видел, как по моим яйцам гуляет ее влажный горячий остренький шершавый язык, как она перебирает им складки на мошонке, как помогает себе губами и обсасывает каждое из яичек, вычищая их до блеска… Ох.

Если б я мог кончить, то кончил бы уже через минуту. Но мой резерв был пока исчерпан. Так что я лежал и просто ждал, пока девица по кличке Шоколадка завершит свою сладостную экзекуцию.
Около десяти минут спустя, Джес отлипла от моего паха.
- Я закончила, мастер. Ваш член и яички чистые.
- Умница… Иди ко мне.
Джес без разговоров прильнула к моей груди, и прижалась крепко-крепко. Я нажал кнопку на пульте, и сливное отверстие ванны закрылось. Она снова начала наполняться водой.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Мы с Джес очнулись примерно через два часа. Не думаю, что негритянка нуждалась в сне или еде, особенно после такого количества съеденной спермы. Но она тоже не шевелилась, лежа в горячей воде и тихо сопя мне в шею. Сначала я рассеянно перебирал ее волосы, чесал за ухом (Шоколадка издавала вполне правдоподобное мурчание, которое делало ее до неприличия похожей на огромную черную кошку).

Потом забылся на время, подремал, и очнулся вовсе не из-за того, что полностью восстановил силы. Как раз напротив, организм настойчиво требовал подкрепиться, иначе он за себя не отвечает. Говоря проще, жрать хотелось с такой оглушительной силой, будто я весь день разгружал транспортные паромы. Что и не удивительно, я прекрасно знаю, сколько энергии отбирает секс.

Самая лучшая диета в мире: много-много еды, и много-много горячего жесткого секса. Полноценного, по несколько раз в день и так, чтоб без сачкования, во все дырки. Девушки сбрасывают в таком режиме по три-четыре килограмма в неделю, а для парней это прекрасная кардиостимуляция, плюс - возможность повысить выносливость, и подкачать мускулатуру (в некоторых, особенно сложных позах). Хотя позволить себе такое могут не все. И естественно секс не стоит путать со спортом (многие юнионцы грешат этим). Это таинство, которое нельзя опускать на материальный уровень и делать обыденностью. Секс должен быть праздником, а не рутиной. Иначе лучше вообще им не заниматься, а просто сходить в спортзал.

В общем, в животе было до крайности однозначное ощущение лютого голода, и я тронул Джес за плечо.
- Пора вставать, девочка.
Мы выбрались из ванны, вытерлись. Джес опять отобрала у меня полотенце и быстро, но аккуратно и нежно отерла все тело, не останавливаясь на чем-то одном. Она прекрасно умела уловить момент, когда сексуальная игра была уместна, а когда надо было просто позаботиться о мужчине.
Пока она этим занималась, я тронул пальцем сенсор коммуникатора. У меня в ухе прозвучал голос:
- Ресепшен, чего желает господин?
- Ужин в номер 30.
- Будет исполнено. Не прикажете ли добавить к заказу вина или иных…
- Не прикажу. - Я оборвал велеречивого портье и прервал связь. Что за люди, я ведь сегодня и без того дал им возможность заработать на доставке одежды..

Тут надо пояснить кое-что про старину Адриана. Дело в том, что я довольно таки редкий "подвид". Я не употребляю никакие наркотики никогда и нигде. Не пью даже по большим праздникам алкоголь и не курю даже простых сигарет. Единственный мой наркотик, который можно отнести к общепринятым - женщины. Но и тут я не могу похвастаться какими-то внушительными показателями.

А "виной" всему моя деятельность, которая захватила меня с самой юности. Еще подростком я начал учиться магии, и быстро понял, что чем больше ты загаживаешь и уничтожаешь свое тело, тем больше времени потратишь даже на азы искусства. Знания тупо не будут усваиваться, не увидишь всей Великой картины, будешь тыкаться и блуждать в трех соснах. Естественно, все это верно лишь в отношении так называемой Светлой магии, которой я занимаюсь (будете ржать, но я правда Светлый маг, несмотря на все мое скотинство и ненависть к людям). А чем там занимаются Темные вам лучше вообще не знать, лучше спать по ночам будете.

Так что, по настойчивой рекомендации Учителя, и собственному твердому решению я однажды и навсегда отказался от любых наркотиков, от всего что может помутить сознание. А со временем исключил из рациона еще и мясо, рыбу, яйца, лук и чеснок. И даже кофе с чаем.

Знаю, звучит безумно. И порой я жестоко жалею о том, что не могу больше попробовать сочный бифштекс… Именно, не могу. Я неоднократно исследовал вопрос, и убедился, что микрофлора в кишечнике человека, перешедшего на вегетарианскую диету, в корне меняется. И если он вдруг съест мясо, то у него наступит самое натуральное отравление трупным ядом. А что касается конкретно меня… Я просто больше не могу брать мясо в рот. Не лезет кусок в горло, тянет выплюнуть. Проверял.
Но зато мое сознание всегда абсолютно чисто и восприимчиво к тонким проявлениям. И я могу то, чего не могут многие другие. А это, доложу я вам, стоит очень дорого.

Впрочем, все это вряд ли касается кого-то, кроме меня и моего Учителя. То есть, это только наше с ним дело. Я просто пояснил, почему не поддержал попытку метрдотеля втюхать мне бутылку какой-нибудь местной гадости, гордо именуемой вином. Сейчас я хотел есть, и спать. Ну или просто поваляться.
Подумав про себя, что мои занятия в течение последних нескольких часов как-то не особенно блещут разнообразием, я прошлепал в комнату, Джес неслышно прошмыгнула за мной.
Окно по-прежнему было открыто, за ним горел ночными огнями город, в комнату доносились раскатистые гудки, крики, громкое пение откуда-то издалека. Если я правильно припоминаю, где-то тут поблизости есть стадион. Неважно.
Я рухнул в кровать, увлекая за собой негритянку. Какое-то время мы молча лежали. Я уткнулся носом в ее шею, и положил руку на грудь. Лежал, и считал удары джесиного сердца. 20, 40, 80, 100…

- Ну, как тебе понравилось? - Я спросил, глядя в потолок.
- Классно. - Коротко, но с чувством ответила она.
- В попку тоже классно?
- Конечно. В попку особенно! - Я слышал по голосу, как она довольно растягивает губы в улыбке.
- Еще будем мучать твои дырочки?
- Я буду бесконечно счастлива, если это случится, мастер.
- Хорошо… У меня на тебя большие планы… Попа болит?
- Болит. Так ей и надо, пусть болит.
- Как ты не любишь свою попу. - Я усмехнулся.
- Я люблю твой член. А если твоему члену хорошо у меня в попе, то о ней я могу не волноваться. Пусть болит, зато тебе в ней хорошо.
- Ммм.. Мне очень хорошо в твоей попке, Шоколадка. Она такая узенькая и тугая… Сколько раз ты кончила во время анала?
- Пять раз. Наверное, из-за боли получилось меньше, чем при обычном сексе.

Пять раз… И это ее самый первый раз в попку! Она просто нимфоманка.

- Ты просто нимфоманка. - Откровенно охарактеризовал я.
- Я твоя черная шлюшка… - Шоколадка повернулась и нежно начала меня целовать. - Твоя грязная черная потаскушка.
- Только моя. Понятно тебе? Ты только моя черномазая шлюшка. Я тебе запрещаю допускать кого-либо до своего тела. Ни один мужчина не имеет права целовать тебя или трогать кроме как за руку, если не хочет быстрой и жестокой смерти.
- Я поняла мастер. - Он серьезно кивнула. - Только вы имеете право целовать, ласкать и трахать меня. Никто больше.
- Если только на это не будет дано моего прямого разрешения. - Продолжил я.
- Разумеется. А вы правда можете убить?
Я помолчал.
- Могу. А еще я могу убить очень быстро, и даже не присутствуя лично. Мне достаточно лишь видеть человека. Или знать о нем хотя бы что-то. В общем, я довольно опасный тип.

Я не врал. Эту сторону магии мы с Учителем не изучали глубоко. Он как-то нехотя продемонстрировал мне парочку крайне опасных приемов, для которых действительно не требуется личное присутствие. Достаточно звука голоса, фотографии, просто ментального слепка. И можно уничтожить любого человека, где бы тот ни находился. Даже на другом конце Земли.
"Это очень опасное знание, Адриан, - сказал он мне тогда. - Пользуйся им лишь в самый крайних случаях. Никогда и никому не передавай его, если только ты не будешь на двести процентов уверен, что человек сможет правильно им распорядиться. Иначе планета быстро опустеет". Я тогда удивился - неужели Учитель на двести процентов уверен во мне? Мы на тот момент были далеко не настолько плотно знакомы. Он пожал плечами и сказал, что Вселенская Душа не видит во мне угрозы.

Я естественно не понял ни слова - какая Вселенская, что за Душа? Внятного ответа так и не добился, но запомнил саму формулировку: "не видит угрозы". Позднее осознал, что речь шла о моей исключительной лени. Она, по сути, стала замечательным предохранителем. Я могу огреть ментальным пинком под ментальный зад, в кратковременном порыве гнева. Если мне, к примеру, наступят на ногу в толпе, или обрызгают машиной из лужи.
Но планомерно зачищать планету… увольте. У людей сегодня есть тысяча и один способ для самоубийства, начиная от сигарет и алкоголя, кончая классическим и высокодуховным японским харакири. Пусть сами избавляют планету от своего назойливого присутствия. А я буду спокойно кушать, спать и жить в свое удовольствие.

- Кстати, Джес, раз уж ты фактически живой компьютер, нам с тобой не помешает установить более тесную взаимосвязь…
- Вы имеете в виду тот чип у вас в голове? - Уточнила девушка.
- Его. Предоставь мне полный доступ к видеопотоку с твоего глазного нерва, аудиопотоку со слухового нерва.. И создай между нам стабильный канал для прямого обмена мыслями. Зашифруй передачу XPA5 алгоритмом.
- Выполнено.
Уже? Круто, что еще сказать… Ну-ка, чудо-девочка, поглядим, каким ты меня видишь…
У меня в очках отобразилось мое собственное лицо. Уставшее, чуть осунувшееся, раскрасневшееся от долгой ванны. Я выщелкнул наушники и вставил их в уши.
- Проверка-рка-рка-рка-ка-ка-а-а… - с присвистом отдалось эхо сигнала в моих ушах. Микрофон (то есть уши Джес) был слишком близко, в таких случаях закольцовка сигнала - обычное дело.
Теперь мысленный чат. Я мысленным усилием свернул окно с видеопотоком вниз рабочего стола, и обнаружил, что там появился новый ярлычок. "Тапнул" в него - открылось окно чата.
_Прекрасно_ - подумал я. Слово мгновенно отдалось эхом в виде текста. Я тапнул "Отправить".
Джес улыбнулась.
- Все работает, мастер.
- Теперь я всегда буду видеть где ты, и что с тобой. И смогу приказать тебе в любой момент. Сделай еще два ярлыка. Один для наблюдения за электрическими импульсами с твоего тела… Чтобы я знал, кто и когда к тебе прикасается. Организуй там все так, чтобы можно было интуитивно разобраться человеку. А второй ярлык нужен, чтобы можно было тебя дистанционно выключить и включить. Ну, в смысле, уложить в гибернацию и разбудить..
- Я поняла. Выполнено. - С секундной заминкой произнесла она. - Мастер! Вы так предусмотрительны.
Я лишь хмыкнул.
- 99 процентов девушек на твоем месте влепили бы мне пощечину и сказали бы, что я ревнивый параноик, сукин сын и просто козел-извращенец, которому нравится подглядывать.
- 99 процентов девушек не способны оценить твою доброту и заботу. Ты замечательный, Адриан.
- Ну-ну… - Я не нашел, что тут можно возразить. Замечательным я себя назвал бы в самую последнюю очередь. Но, к счастью, меня избавили от необходимости продолжать беседу - раздался звонок в дверь.
- Это мой ужин, открой дверь… - Джес вскочила и бросилась выполнять приказ как была, обнаженная. - Надень на себя что-то! - Успел крикнуть я.

С головокружительной скоростью негритянка втиснулась в первое попавшееся платье (изумрудный сарафан), и распахнула дверь. Шокированному ее формами и откровенной сексапильностью сарафана коридорному она мило улыбнулась, забрала у него тележку с едой и тут же закрыла дверь. Я забыл сказать ей, чтобы дала парню на чай. Впрочем… если расценивать возможность полюбоваться на Джес, пусть и в одежде, как бонус, то он получил сполна.
- Я могу вас покормить, мастер, - предложила Джес, забравшись на кровать с ногами.
- Я что настолько похож на обессилевшего и не способного двинуться паралитика? - Ужаснулся я.
- Нет! Что вы, ни в коем случае… - Девушка изрядно смутилась. - Просто я..
- Я понял. Хотела поухаживать, и все такое. Не надо, я все равно не люблю, когда меня кто-то кормит. Все внимание уходит на то, чтобы совпадать скоростью жевания и глотания со скоростью движений другого человека.. Пытка, а не еда. Лучше пошурши Сетью и расскажи, какие новости.

Так мы ужинали. Джес набрала с новостных лент каких-то малозначимых глупостей и трещала без умолку, а я зверски расправлялся со своим заказом. Три оргазма кряду меня ввергли в состояние жуткого голода, это верно.
Ближе к концу трапезы я заметил, что негритянка между делом успела весьма заметно оголить свою грудь, хотя в сарафане это было непросто. Ее киска тоже была видна из-под подола, похоже, что параллельно болтовне, Джес целенаправленно ерзала на кровати по миллиметру одергивая ткань на себе в самых интимных местах. Результат выглядел весьма соблазнительным.
Я молча оттолкнул столик, пододвинулся к негритянке вплотную, и пальцем сбросил с ее плеча бретельку. Потом вторую… Ее внушительные сиськи каким-то чудом еще скрывались под тканью наполовину, но края сосков уже виднелись отчетливо. Я хладнокровно сдернул ткань еще на миллиметр вниз, и соски наконец выскочили из-под края сарафана.
- Так будет лучше. - Заявил я, укладываясь на постель. - Полюбуюсь, как торчат твои сосочки. А ты пощекочи себя между ног. Ну-ка, порадуй своего мастера.

Джес белозубо улыбнулась, опустила руку к своей промежности и начала медленно ласкать ее. Я лениво наблюдал, как она сначала массирует половые губы, потом клитор, потом ее палец пробирается в узкую щелочку, ныряет внутрь влагалища и начинает там орудовать, щекоча вход и возбуждая мою Шоколадку. Девушка понемногу начинала постанывать и двигаться в такт своим движениям. Ее грудь тоже колыхалась, скованная тканью, соски топорщились и темнели на фоне изумрудно-зеленой ткани.
Прошла пара минут, и Джес не на шутку разошлась. Она нещадно терла свой клитор, активно трахала пальчиком свою узенькую дыру между ног и стонала, стонала, стонала…. Я подумал, что если у нас есть соседи в одном из номеров, они наверняка изгрызли свои подушки в лоскуты, выслушивая эти страстные звуки. Потом мне пришло в голову, что Джес может помучать еще одну свою дырочку.

- Оближи палец левой руки и вставь себе в попу. - Приказал я.
Джес немедленно сделала, как я сказал, и вот уже тонкий изящный средний палец оказался внутри ее ануса. Вернее, я думал так, потому что не видел наверняка. Но стонать негритянка начала вдвое больше, двигаться - еще активнее и ускорила темп пальца во влагалище.
- Вставь еще по пальцу в каждую из дырок, - потребовал я.
Шоколадка со сладострастным стоном вогнала в свою попку и киску еще по одному черному пальчику. Кажется, она кончит уже через минуту или около того, настолько прерывисто ее дыхание и беспорядочны движения. Большие сочные сиськи Джес наконец полностью оголились, сбросив с себя сарафан. И теперь ее грудь свободно болталась, очевидно, радуясь долгожданной свободе. А я безжалостно приказал.
- Третий палец, и кончай.
Девушка издала протяжный стон, закончившийся всхлипом, но безропотно вставила в себя уж по три пальца в каждую из дыр и начала самоупоенно дрочить.

- Трахай, трахай себя маленькая грязная сучка, - шептал я, глядя как моя Шоколадка беспощадно мучает оба свои отверстия, разогнавшись до невероятного темпа. Я не представлял себе, насколько острым может быть сейчас ее наслаждение, когда в обоих дырах вставлено по три пальчика и они движутся, щекочут, растягивают… Ее крики наверняка были слышны на улице, но нам обоим было плевать - там тоже кричали не менее громко, и вообще, звуки оргазма прекрасной девушки были вполне органичны для этого, затерянного на черном континенте, городка.
Ближе к концу я не выдержал, придвинулся вплотную к скачущей на постели Джес, ухватил ее за соски и начал жестоко их выкручивать, приговаривая:
- Кончай шлюшка… Кончай грязная пизда, я сказал кончай… Ну!
- Слушаюсь…. мас-с-стер…. - Прохрипела она и выгнулась немыслимой дугой, зайдясь в безмолвном вопле, и продолжая трахать свою жопу и влагалище. Я сжал соски так сильно, что она закричала в голос на весь номер и забилась в конвульсиях. Я подождал полминуты. Девушка затихла.

Она раскорячилась на кровати с закрытыми глазами, ее пальцы все еще были погружены внутрь ануса и влагалища. Тогда я расслабил пальцы, и влепил негритянке пару полновесных пощечин. Жестко, со всей силы. А потом вырвал ее руку из промежности и схватил Джес за нежные половые губки за натертый клитор, не слишком церемонясь. Негритоска судорожно дернулась. Я щупал ее пизденку. Там все хлюпало, под ней натекла большая лужа.
- Грязная шлюха, ты вся обкончалась… Ты накончала целое море, посмотри на себя, сраная подзаборная потаскуха…
- Простите мастер… - Она подняла на меня затуманенные глаза.. - Я очень грязная похотливая потаскушка… Накажите меня, пожалуйста…
- Обязательно. Можешь не сомневаться. Я выпорю тебя так, что ты неделю не сможешь сидеть. - Серьезно сказал я. - Как только мы вернемся ко мне домой, я тебя очень жестоко накажу, шлюшка.
- Спасибо, мастер. Вы самый лучший. - Джес уже снова улыбалась, и прижималась мокрой от пота щекой к моей руке. На темной коже медленно таяли следы моих пощечин.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен

Пока я заказывал билеты до Соларии, Джес копалась в Сети, взламывая базу данных Международного Регистрационного Бюро. До меня внезапно дошло, что если я собираюсь везти ее с собой, как живого человека, то придется создать для нее поддельные документы, потому что еще месяц назад она вовсе не существовала. К счастью, у меня с собой была небольшая любительская камера - я бродил по Джунглии, фоткал природу, зверей, архитектуру, иногда особенно сексуальных девушек. И вот сейчас камера пригодилась, чтобы сделать снимок глаз Джес, без него зарегистрироваться и получить документы было невозможно. Вернее, простого фото тут было мало, нужна была идентификация по миллиону параметров радужной оболочки, но Джес сказала, что она сама конвертирует снимок и получит все данные. Так что я отдал ей файл и она отправилась ломать систему, чтобы создать для себя поддельную личность. А я уже заканчивал оформление для нас билетов на вылет. Через три часа мы должны были подняться на борт транспортера и отправиться к берегам Соларии. Домой, наконец-то!

- Адриан, прости, что отвлекаю… - сказала девушка
- Что?
- Здесь нужно указать фамилию, возраст, семейное положение, вид деятельности….
Я секунду подумал.
- Пиши. Джес Фрост, 22 года, не замужем, работает… скажем, свободным художником. Художником-экспрессионистом. Это такая заумная хрень, что все равно никто никогда не начнет докапываться дальше.
- Сделано. Теперь я зарегистрирована в Бюро. И спасибо тебе за фамилию.
- Причем тут я? - Я удивленно вскинул брови. - Ты ведь создание Гарольда, логично чтобы ты носила его фамилию.
- Возможно, но уверяю тебя, 90 процентов других людей и не подумали бы об этом. Я ведь просто вещь, сексуальная игрушка, мне не положена фамилия и даже имя. Ты очень добр ко мне. Спасибо.
- Пожалуйста, Шоколадка… You're welcome.

Я мысленно перебрал в голове все пункты необходимых перед отъездом вещей и обнаружил, что забыл о джесиных покупках. Ну то есть, о моих покупках для нее. Все эти туфли, тряпки.. Можно было бросить все лишнее п отеле, но во-первых, пассажир без багажа подозрителен, и нас могли бы задержать и прикопаться. А во-вторых, что же я зря заплатил двести процентов сверху? Нужен был чемодан. Но копаться в сети самому было лень. И это было долго. Я посмотрел на часы… Отдельные магазинчики уже позакрывались. Но большие торговые центры наверняка еще работали. Один такой как раз находился в десяти минутах ходьбы, чтобы туристы могли закупить все необходимое в любое время суток. Так что я приказал негритянке:
- Одевайся, мы идем выбирать тебе чемодан!
- Ура!! - Джес запрыгала и захлопала в ладоши, пританцовывая. Я не мог оторваться от ее сисек, подпрыгивающих и приплясывающих при каждом движении. Но зрелище было недолгим: девушка стремглав кинулась одеваться. Я тоже начал влезать в джинсы.

Спустя пять минут, мы выходили из отеля. Я приказал портье вызвать мне такси, чтобы оно ждало меня ровно через сорок минут у двери. Тот вновь невозмутимо кивнул и скользнул глазами по соблазнительным формам Шоколадки. Но взглядом все и ограничилось: негр потянулся к гарнитуре на ухе, а мы направились к выходу.
Быстрым шагом добрались до торгового центра, поднялись на второй этаж, и зашли в первый же попавшийся магазин сумок. Времени было мало, так что я потребовал самый прочный и надежный чемодан на колесах, какой у них только есть. Мне не улыбалось возиться с багажом, у которого внезапно раскрошились бы пластиковые шасси посреди улицы.
В итоге, мы все тем же быстрым шагом уходили из молла, прихватив с собой солнечно-желтый пластиковый чемодан с кодовыми замками для застежек и с отменными металлическими шасси. Я про себя отметил, что этот цвет чемодана неплохо сочетается с кожей Джес. Нужно будет прикупить ей побольше ярких вещей. Желтое, оранжевое, шафрановое…

Девушка, кстати, была откровенно счастлива от всего происходящего. Она с любопытством вертелась по стронам, впитывая картину вечернего молла, так что я искренне пожалел. что не встретил ее несколькими днями раньше. Тогда я устроил бы ей экскурсию по всей Джунглии, показал бы все местные красоты… Впрочем, в Соларии, где стоит мой особняк, тоже огромное количество любопытных мест, и там у меня в гараже есть отличная Ямаха. Я уже заранее предвкушал, как Джес усядется в своем коротеньком платье ко мне за спину: обнимет за талию, коснется голой промежностью обивки сиденья мотоцикла, прижмется своими упругими сиськами к моей спине, и ветер будет трепать ее платье, обнажая ноги и кругленькую попу…

Ох. Я почувствовал, что возбуждаюсь, но времени на это не было. Мы вернулись в отель, поднялись в номер, и начали готовиться к отъезду.
В общем-то, готовиться мне было не слишком долго. Кроме рюкзака с пои и гаджетами, у меня была небольшая сумка, и я побросал в нее свое белье, одежду, плащ. Потом вспомнил, что надо бы привести себя в порядок перед перелетом, и пошел в ванную. Джес приказал:
- Аккуратно сложи свои платья и обувь в чемодан и жди меня. Скоро поедем в терминал

Учитывая, в каком настроении я прилетел в Джунглию, нет ничего удивительного, что я почти неделю не обращал внимания на свою внешность. Успел качественно зарости щетиной, а волосы были сальными от пота. Так что первым делом я помыл голову, а потом безжалостно выскреб лицо бритвой. Оставил лишь сантиметр поросли внизу подбородка.. Я уже многие годы носил этот небольшой клинышек волос, но отращивать полноценную бороду не хотел - слишком много с ней возни. Кстати, длинные волосы мне тоже успели надоесть за последние десять лет, но все никак руки не доходили что-нибудь сделать с ними… Не важно. Решу все эти вопросы уже дома. А пока я выполнил задачу минимум - стал, наконец, похожим на человека.
Возвратившись в комнату, я застал Джес валяющейся на кровати на животе и болтающей босыми ногами в воздухе. Она листала какой-то дурацкий глянцевый журнал для девушек, которые вечно кладут на журнальные столики в номерах. И похоже находила его небезынтересным. Впрочем, логично, ведь она никогда не видела модных изданий, а в Сети, при всем моем к ней уважении, невозможно с ходу подобрать все настолько скрупулезно и тематично.

Тут мой взгляд упал на простынь постели. Там еще виднелось кровавое пятно - память о том, как я лишил Джес девственности. Блин. Не хотелось бы оставлять после себя это… вещественные доказательство. Ну и перед обслугой как-то неудобно. Лучше уж я заплачу лишнюю пару кредитов отелю, чем буду потом краснеть, вспоминая о том, что оставил тут эту простынь.
- Встань. - Велел я Джес. Мулатка немедленно отбросила журнал, встала с постели и уставилась на меня. - О.. вам так гораздо больше идет!
- Без бороды? Мне тоже так кажется. Забирай эти журналы, раз они тебе так нравятся, почитаешь в транспортере. А мне надо еще кое-что сделать.
Я быстро содрал простынь с кровати, убедился, что кровь осталась лишь на ней. Скомкал насквозь пропитанную потом тряпку и пошел в ванную. Любопытная Шоколадка потянулась за мной.
- Что вы хотите сделать, мастер?
- Спалю ее, чтобы не оставлять твою кровь отелю.
- Но ведь будет дым, включится сигнализация, и потом это так долго…
- Нет. У меня есть одно средство. Никакого дыма и очень быстро.

Я сосредоточился, вспоминая заклинание. Самый верный способ - магический. Быстро, качественно, с минимумом последствий. Одно плохо - нужно постоянно держать в уме кучу тарабарщины, чтобы не забыть в нужный момент. На самом деле, вся эта латынь (а иногда языки майа или шумеров) - всего лишь дань традиции,
Никакой особенной практической нагрузки заклинания не несут. Но Учитель изо дня в день заставлял меня зубрить всю эту языколомную белидерду. Просто потому, что так ему в свое время преподавал магическую науку его Учитель, а ему - его. На практике же, вся магия заключается в нашей собственной способности манипулировать энергией Вселенной. И призывать тех, кто ответственен за ее проявление. Например, духов Огня.

- Ignis Spiritus! Appareas aliquid, quod consumat et ego cum spectem! - отчетливо произнес я, складывая пальцы в специальную мудру. Черный ониксовый камень на шее потеплел, активизируясь, а затем начал стремительно холодеть, отдавая энергию. Пару секунд спустя скомканная простынь в ванне начала шипеть, от нее повалил пар, затем появились явные признаки обугливания, а потом внезапно вспыхнуло мощное оранжевое пламя, охватившее сразу весь комок. Секунду это пламя пылало, жадно пожирая простынь, после чего мгновенно опало, не оставив после себя почти ничего. Лишь жалкая горстка пепла, легкий запах дыма, будто здесь курили около получаса назад. И все.

Я включил душ, смыл пепел. Вздохнул. Конечно, призывать духа одной из первоначальных стихий для сожжения окровавленной простыни - это бред, идиотизм, если не сказать, кощунство. И Учитель наверняка оттаскал бы меня за уши, узнай он о подобном. И был бы совершенно прав. Но он также знал с самого начала, что я откровенный лентяй. И наверняка прекрасно понимал, что я регулярно буду стрелять из пушки по воробьям. Поэтому в тот день, когда начал обучать меня общению со служебными духами (теми, кто конролирует локальные стихийные и природные процессы), он сказал:
- Адриан, если ты будешь призывать служебников для исполнения своих мимолетных желаний, они однажды могут на тебя обидеться и напакостить. У них много работы и без тебя. Поэтому мой тебе добрый совет - регулярно задабривай их чем сможешь. Устраивай дорогие жертвоприношения с топленым маслом, фруктами и зерном. Читай вслух древние мантры. Духи такое обожают, особенно сегодня, когда почти никто не дает им всего этого. Тогда вы подружитесь, и они будут охотно тебе помогать.

Я накрепко запомнил эту простую мысль: подкармивать духов, чтобы пользоваться их помощью. И с тех пор регулярно "задабривал" стихийных служебников. И перед тем, как отправиться в Джунглию, тоже совершил достаточно богатое жертвоприношение - вылил несколько десятков литров топленого масла на огонь, зажженный от палочки Священного Дерева, бросил в огонь несколько килограммов зерна, а по бокам от огня разложил десятки фруктов. Сидел и читал мантры, хотя их смысла не понимал и до сих пор не понимаю. В идеале я должен был бы пригласить в дом какого-нибудь посвященного священнослужителя, но ни с одним и них не был знаком. B пока что такие строгости не требовались. Судя по тому, как дух Огня охотно приходил на помощь, мои жертвоприношения его вполне устраивали. Я выкинул все это из головы, ополоснул руки, и вышел из ванной.
- Я закончил. Ты готова?
- Готова, мастер.
Девушка встала передо мной, как говорится, в полной готовности. Я критически ее оглядел. Она снова нарядилась в белое платье, которое было ей не то чтобы мало, но побуждало стороннего наблюдателя на самые развратные фантазии. На ногах - белые же сланцы. Ни о каком нижнем белье я не подумал сегодня днем, и его не было. И я почему-то лишь сейчас понял, что не хочу, чтобы оно было.
- Очень хорошо, Джес. Так и будешь ходить. В платье и без нижнего белья. Оно тебе ни к чему, по крайней мере, когда я рядом.
- Конечно, мастер. - Словно бы даже удивилась она. - Я не надела бы его никогда, если только не было бы вашего приказа. Мне нравится ходить обнаженной и без белья под одеждой. Это так возбуждает!
- Не тебя одну... - Я усмехнулся. - Жаль нет времени, я бы тебе показал, как меня это все возбуждает. Но нам и правда пора. Пошли.
Мы вышли из номера, я закрыл дверь и вызвал лифт. Портье внизу уже сменился, так что я лишь коротко приветствовал очередного чернокожего парня и приложил свою карту к терминалу для оплаты. Это символизировало расчет за всю неделю.
- Благодарим вас за пребывание в нашем отеле! Надеемся, что вам понравилось! Желаем вам счастливого пути и надеемся еще неоднократно увидеть вас у себя в гостях! - Любезно проговорил негр за стойкой. Явно заученная фраза, но их всех муштровали перед заступлением на дежурство так, что портье физически не мог обойтись без подобного прощания.
- Счастливо. - Коротко бросил я, и мы с Джес развернулись в сторону выхода. Там нас уже ждало такси с пунктуальным водителем.


Продолжение можно прочесть на: http://adrianrayne.xxxlog.co/
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Терминал транспортеров Джунглии – это не слишком большое, но очень живописное место. Везде растут пальмы, под потолком – настоящие живые лианы. Местами на ветках сидят живые попугаи, специально выведенные и выдрессированные, чтобы забавно передразнивать туристов. Никаких обезьян нет, и это правильно. Джунглийские обезьяны – пакостники и воришки, способные мгновенно стащить ожерелье с женской шеи, или дорогие часы с мужского запястья. Так что терминал от них благоразумно изолировали. Зато по вечерам в здании приглушался свет, и можно было видеть, как наверху, в метре от головы порхают ночные бабочки.

Это было фантастическое зрелище, поэтому я обожал появляться тут именно по ночам. Прилетать и улетать в те моменты, когда бабочки просыпаются – это моя любимая счастливая примета. Несколько десятков светящихся разноцветных порхающих насекомых (многие из них были с пол-ладони размером) спокойно барражировали над головами туристов, порой их крылья сплетались в сложный многомерный узор, а движения странным образом упорядочивались. Смотреть на бабочек можно было часами. Это было до того прекрасно, что я ни разу не видел, не слышал и не читал ни в одном уголке Сети о том, чтобы какая-нибудь ублюдочная скотина позволила себе навредить джунглийскому терминалу и его обитателям. Это просто не приходило в голову никому, даже отъявленным нарколыгам и пьяницам.. Впрочем, таких сюда и не пускали, отсеивая на входе.

Наш рейс должен был состояться через полтора часа, и я специально забронировал билеты с таким опережением. Не хотел бежать, сломя голову, а Джес заслуживала подробной и неторопливой экскурсии по Джунглийской достопримечательности.
Я не прогадал. Девушка была в таком детском восторге, что я непроизвольно расплывался в улыбке. Она подпрыгивала, звонко шлепая своими сланцами, пытаясь достать до бабочек руками, аккуратно гладила попугаев, которые доверчиво шептали ей на ухо какие-то тайны мироздания. Попыталась, было, забраться на одну из пальм, но я погрозил ей пальцем.

- Порвешь платье, слезь.
Я достал из рюкзака камеру, и начал настраивать параметры для съемки в полутьме.
- Лучше сядь под дерево, я сделаю несколько кадров на память.
- Здорово! – Шоколадка немедленно уселась под пальму прямо на пол, скрестив ноги. Я присел и прильнул к визиру. Щелкнул пару раз затвором, отобразил на экране результат. Получалось симпатично.
- Сядь на кадку пальмы, голову наклони чуть вправо и назад, подними подбородок, выпрями спину. Руки положи на колени. – Начал я советовать, благо что опыта съемки моделей у меня было достаточно.

Девушка подчинилась, и я обошел вокруг нее на корточках, делая выстрелы с разных ракурсов. Я постепенно увеличивал фокусное рассnояние, и акцентировал внимание то на глазах, то на груди, то захватывал в кадр попугая. Последний заметил, что я веду съемку и важно надулся, а спустя десять снимков, вовсе перепорхнул на плечо Джес. Уж не знаю, чем она вызвала столь безоговорочное доверие птицы, но попугай, похоже, чувствовал себя у нее на плече совершенно спокойно.
Я щелкнул и эту новообразованную композицию раз пять, после чего воспользовался возможностью “телепатировать” Джес. То есть, отправил ей мысленное сообщение:
_Приподними подол платья_

Негритянка ослепительно улыбнулась прямо в объектив, и я машинально сделал крупный портретный план ее утонченного лица. Потом уменьшил фокусное расстояние, сместил точку фокуса гораздо ниже – на ее ноги. Благо что посетителей терминала в этой части здания почти не было, и мы могли позволить себе эротическую фотосессию… Или хотя бы намек на нее. Щелчок затвора, смещение кадра чуть правее, снова щелчок, изменение фокуса, снова щелчок… Я играл с глубиной резкости, пытался максимально акцентироваться на ее улыбке и соблазнительных формах… Джес, прекрасно понимая, что я хочу развития событий, сбросила сланцы с ног и заодно, как бы невзначай, качнула плечом. Одна из бретелей платья опасно сползла, практически обнажив ее левую грудь. Я продолжал снимать, пока не зашел своей модели вбок, и не поймал удачный контровый свет от уличного фонаря, вычерчивающий контур босых ножек Джес. Так она казалась неземной и беззащитной, со склоненной головой и попугаем, который ненавязчиво теребил мочку ее уха.

_Согни ноги в коленях в одну сторону и разведи их, так чтобы была видна твоя киска_ – Потребовал я.
Джес не меняя позы, мгновенно провела необходимые трансформации со своими ногами. Я неустанно “стрелял”, заранее предвкушая, насколько классные снимки могут получиться после соответствующей обработки. Это не стыдно будет повесить на стену в моем особняке, где находится все, что напоминает мне о самых светлых и запавших в душу днях.
Я сконцентрировался на ее промежности, навел фокус и сделал штук пять снимков, потом не удержался и сказал:
- Ты развратная Шоколадка.
- Я твоя развратная Шоколадка. И мне это нравится – Джес сияла озорной белозубой улыбкой. Она провела пальцами по плечу, уведя взгляд чуть в сторону. Я снимал с частотой два-три кадра в секунду. Левая бретель ее платья окончательно упала, и я запечатлел на матрице камеры прекрасную голую грудь негритянки, вкупе с ее гладкой черной промежностью и сексуальными длинными ножками. Джес неторопливо провела ладонью по оголившейся сиське, пальцем нежно пощекотала сосок, сжала грудь в кулаке, и взглянула в камеру, улыбнувшись. Естественно, каждое ее движение оставалось заснятым мной. Наконец, я понял, что начинаю сходить с ума от желания. И решительно сказал:
- Все Джес… Думаю, достаточно. Иначе я не удержусь и начну тебя домогаться прямо где-нибудь в одном из местных туалетов.. Не то, чтобы это было так плохо, но я не любитель туалетного секса. А еще нам нельзя опаздывать на посадку. Который час?
Джес послушно свела ноги, обулась, поправила бретель платья и сказала:
- Регистрация на вылет начнется через пятнадцать минут, мастер. – И без всякого перехода, – Вам понравилось, как я позировала?
- Очень. Ты прирожденная модель. Думаю, когда мы прилетим, я сделаю с тобой многие тысячи ударов. В одежде и без нее. На улице и внутри всяких разных зданий. Можешь предвкушать. – Усмехнулся я.
Пока я упаковывал камеру в рюкзак, девушка подошла ко мне (в кои-то веки ее шаги в сланцах были слышнs на зеркальном полу терминала) и крепко обняла меня со спины, уткнувшись губами мне в шею.
- Ты что? – Я удивленно обернулся.
- Ничего… – Она тихо промолвила своим нежным голоском. – Просто мне с тобой так хорошо, что я не знаю, как это выразить словами. Ты такой классный, выдумщик и фантазер. И такой властный, предусмотрительный и жестокий.. И так грязно ругаешься в постели, что я почти кончаю от одного этого…
- А еще тебе нравится мой хуй, правильно шлюшка?
- Именно, мастер. У вас очень классный хуй. – Бесстыдно прошептала она мне на ухо, отчего я чуть не кончил, прямо тут, на месте. – И я обожаю, когда ты меня им безжалостно трахаешь, ебешь в каждую дырку и кроешь последними словами, как подзаборную шлюху…
- Ясно, Джес. Ты просто грязная сраная нимфоманка, которой нравится, когда ее насилуют и избивают. Повезло же мне наткнуться на такую блядскую сучку, как ты. – Я незаметно протянул руку к ней под подол, и жестко ущипнул за клитор.
Она тут же зажмурилась и закусила губу, чтобы не закричать на весь терминал, и я подержав ее пару секунд, отпустил. Девушка задышала глубоко и тяжело.
- Умница девочка, – я повернулся к ней, крепко поцеловал и обнял. – Ты красавица, умница, и… просто моя любимая рабыня.

Мы подгребли к стойке регистрации как раз в тот момент, когда на табло высветилось сообщение о ее начале. Я сдал свою сумку и джесин чемодан в багаж (она забрала свои журналы). Мы быстро прошли регистрацию и направились в сторону контроля. Я слышал какие-то ужасные разговоры о том, что меньше сотни лет назад людей заставляли раздеваться и разуваться при прохождении таможни, и все их вещи прогоняли через какие-то глупые рентген-аппараты. И вообще, на таможенных контролях были дикие зверства с многочасовыми досмотрами, допросами и опозданиями людей на рейс. Как бы то ни было, сейчас все иначе. Куда жестче, но иначе. Есть человек с уникальным набором параметров. Его не подделаешь. Это отпечатки пальцев и сигнатура радужки глаза. Собственно, на них и основывается вся система идентификации. Плюс ее в том, что не нужно никаких дополнительных документов и бумажек, которые все равно проще простого подделать.

Минус в том, что если ты накуролесил, то объявляешься преступником (нередко автоматически) во всех странах Юниона. И куда бы ни приехал, все равно окажешься в розыске. А розыск – это автоматическое распознавание лиц на всех камерах мира, сканирование глаз и пальцев на терминалах в любых серьезных учреждениях… Плюс, никто не отменял живых представителей правоохранительных органов. В итоге получается своеобразная полицейская планета. Чихнешь подозрительно, и тебя уже изучают специализированные скрипты, проверяя, не несет ли твой чих угрозу обществу…
Знаю, звучит очень страшно. Но на практике, изготовители поддельных паспортов давно уже переквалифицировались в хакеров, создающих поддельные личности для преступников (те, кто не переквалифицировался – просто сдох, как не выдержавший естественного отбора). Так что все, в общем-то, по старому. Наверное. Я ведь не знаю, как там было сто лет назад.

Собственно, я не волновался ни за себя, на за Джес. Искусственный интеллект совершенно точно способен выполнить работу, на которую (по слухам) уходит у спецов от пяти, до десяти минут. Я просто не любил этот момент с контролем, и мечтал как можно быстрее устроиться в первом классе транспортера. Там есть удобные кресла-лежаки, кондиционер, нет тесноты и вечного ада эконом-класса. Все эти пьяные морды обожравшихся толстопузых “мужиков”, женщины с орущими детьми, нерды в капюшонах и с ноутами, вечные статусные блонды со смартфонами дороже, чем их законченное образование… Которого, скорее всего, просто нет. Я не люблю людей. Но все-таки стараюсь не слишком им вредить. Наверное именно поэтому меня, одного из немногих коснулось счастье обрести гиноида в случайной уличной стычке.

Наконец, нас пропустили в буферную зону. Там уже начали скапливаться ожидающие вылет. Многие слонялись по залу, поскольку были здесь впервые. Кто-то забрел в дьюти-фри и запасался бухлом. Кто-то неторопливым шагом направился в сторону ювелирного салона, часть людей сидела в кафе. Я подошел к автомату, взял несколько бутылок воды, себе и, на всякий случай, Джес.
- Хочешь пить или есть? – Спросил у нее.
- Нет.
- Тогда пошли побродим.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
До посадки оставалось еще примерно полчаса. Мы бесцельно шатались по залу ожидания, слушая приглушенные объявления на нескольких языках. Сообщали о том, как прибывали и отправлялись транспортеры, о том, что началась регистрация на рейс, о том, что начинается посадка… Джес снова завела близкую дружбу с попугаями. Уже через минуту на ее плечах сидело по две птицы, а на пальцы опустилась огромная бабочка с голубыми, как лазурь крыльями. В буферной зоне тоже было много пальм и попугаев, кажется, они были распиханы по всему терминалу.

Я подошел поближе. Попугаи и Джес синхронно покосились на меня. Птицы отвернулись и затеяли рокочущий диалог друг с другом, причем их ни капли не смущало, что они болтают буквально через голову негритянки. Джес просто смотрела на меня, машинально ероша перья одной из птиц.
- Знаешь, Адриан, – сказала она, – я думаю, что мне нужно какое-то постоянное напоминание о тебе.
Я удивился:
- В смысле?
- Ты недавно назвал меня своей рабыней. Это было так здорово… Я действительно твоя рабыня, и мне это нравится, и я не хочу, чтобы что-то менялось. Но в Сети я нашла, что рабыня должна постоянно помнить, кто она такая. Ей нужен какой-то символ рабства.
- Ну, это можно устроить, раз уж ты так хочешь. Можно надеть на тебя ошейник, или прижечь каленым железом, или…
- А есть что-то, что будет напоминать о себе постоянно? То, к чему нельзя привыкнуть, или забыть?
Хм… И это она меня фантазером называла? У нее самой фантазия ого-го.
- Есть, Шоколадка. Что-нибудь, что будет причинять тебе боль при каждом движении. Или просто вызывать дискомфорт.
- Вот! – Она торжествующе вскинулась. Попугаи тревожно заворчали и начали топтаться у нее на плечах. Как бы не порвали тонкое платье… – Вот это то, что нужно! Пусть будет и боль и дискомфорт сразу! Они мне будут напоминать о том, кому я принадлежу… О-о-о-о, как здорово! Пожалуйста, давай сделаем это со мной! Что же это будет, мастер?!
Я только покачал головой. Никогда еще меня девушка не просила сделать ее перманентной страдалицей с таким горячим желанием и энтузиазмом. Но, раз уж это сделает ее счастливой…

- Пойдем. – Я согнал с нее живность (попугаи окатили меня выразительнейшими взглядами, в которых читалось неприкрытое презрение) и повел за собой. Где-то тут неподалеку я видел характерную символику магазина для взрослых. Знаю, звучит совершенно глупо. Секс-шоп в буферной зоне терминала. Но я ведь уже говорил, что это Джунглия. Тут возможно если не все, то очень многое. В том числе, купить секс-игрушки перед вылетом. Раз до сих пор такой магазин не закрылся, значит, он востребован. К тому же, для облегчения мук совести туристов, это заведение было максимально обезличено. Лишь над дверью была заметна лаконичная гравировка – символ Марса пронзающий символ Венеры.

Мы вошли. Честно сказать, я впервые был в подобном заведении – ну не приходилось мне покупать секс-игрушки для своих девушек, они все были нормальными. И им более чем хватало обычного секса. Это было скучно, но я успел привыкнуть к такой постановке вопроса. А теперь… Теперь я связался с нимфоманистой негритоской, которая мечтала о боли, как о самом сладчайшем наслаждении, потому что она должна была напоминать ей обо мне.

И вот я стоял посреди небольшого зала, с десятками полок, на каждой из которой стояло множество всякого-разного. Фаллоимитаторы (огромное количество разновидностей, одинарные и двойные), вибраторы (всяческих цветов, работающие от батарейки и от розетки, разных размеров и с разными формами головок), анальные бусы-дорожки, батт-плаги, надувные девушки, имитации вагин и анусов… Естественно, было много эротичной одежды для девушек, были специальные матрасы, на которых можно лежать, обмазавшись маслом. Были и сами жидкости – масло, анальная и вагинальная смазка, разные ароматические свечи, восковые слитки (для любителей обжигать партнеров)…

Словом, было все. Но мне нужно было другое.
- У вас есть анальные стразы? – Обратился я к скучающей за стойкой девице. Та секунду “обрабатывала запрос”, потом посмотрела на меня, на негритянку, как-то сконфуженно улыбнулась и убежала в глубь магазина. Хм. Кто из нас должен краснеть и стесняться, я или продавец? Она целыми днями проводит в окружении всех этих орудий разврата, а простой вопрос ее поколебал… Странно. Впрочем, меня это волновало в последнюю очередь. Спустя пару минут девушка примчалась обратно, и положила на витрину передо мной несколько упаковок.
- Вот, выбирайте.

В каждой из коробок было по металлическому батт-плагу. Это специальные маленькие дилдо, которые имеют форму этакой острой капли. Кончик там и правда заостренный, но орудие быстро расширяется коническим образом, а вершина очень толстая, но закругленная. И вот эта самая толстая капля-копье (“жало”, как я его называю) насаживается на тоненькую металлическую штангу, на другом конце которой есть фиксатор. Такого же диаметра, что и “жало”. С внешней стороны фиксатор инкрустирован здоровенным стеклянным камнем. Или сразу несколькими. Собственно, инкрустация может быть любой, и именно эта кастомизация сделала подобные дилдо столь популярными. Обычно такие “украшения” вставляются в попку, и зовутся просто анальными стразами. Смысл в том, что стоит девушке со стразом в заднице чуть нагнуться, и ее украшение уже заметно всем вокруг – при условии, что она заранее позаботилась о соответствующем стиле одежды. То есть, об отсутствии трусиков и короткой юбке или платье. В джинсах хоть нагибайся, хоть нет – никто не заметит.

Главное преимущество анального страза, помимо свободы творчества в плане камней или рисунков на фиксаторе, в том, что случайно он выпасть не может. После того, как вставляешь плаг в задницу, сфинктер мгновенно смыкается за “жалом” и обхватывает тоненькую штангу. И вовнутрь попки он тоже никак не уползет, потому что фиксатор надежно предохраняет женский зад от подобных глупостей. Идеальное украшение/наказание/возбудитель/напоминание. Все в одном.
Я перебрал все принесенные продавщицей варианты. По сути, они отличались лишь цветами стразов. Отобрал три штуки – янтарно-желтый, рубиново-красный и изумрудно-зеленый.

- Беру эти три. Надеюсь, меня не задержат из-за них на соларийской таможне?
Девица, обрадованная такой крупной покупкой (стоили стразы, несмотря на свою пустячность, немало), радостно затараторила, одновременно мотая головой:
- Что вы, ни в коем случае, у Джунглии со всеми странами Юниона торговая договоренность, в том числе, о товарах из зоны терминала.
- Это хорошо. Спасибо, до свидания. – Я расплатился, сунул коробки со стразами в рюкзак и мы с Джес вышли. Негритянка так и не проронила ни слова, хотя я заметил, как сверкали ее глаза. Сначала – при виде полок с таким огромным количеством искусственных членов, потом – от осознания, что я купил ей сразу три анальных страза. Теперь она наверняка предвкушала, что будет дальше.
А дальше я завел ее в ближайший туалет. Достал коробку с “топазом”, распаковал, вынул батт-плаг. Достаточно увесистый, около сотни грамм. Хорошо. Значит желание Джес будет исполнено, и напоминание она получит неслабое. Глядишь, еще и попросит меня убрать железку из ее попы…
- Нагнись. – Бросил я, и увидел, что негритянка уже стоит “раком”, повернувшись попкой ко мне. Однако.

Я задрал на ней платье. Недолго думая, плюнул на жало металлической хреновины. И с силой надавил им на дырку ануса Джес. Она, умудренная опытом сегодняшнего анала, очень быстро расслабила сфинктер, так что плаг вошел сразу до половины. Но попа была еще плохо разработана, и дальше плаг шел с заметным трудом. Я усилил нажим, со стороны Джес раздался похабный эротичный стон. Попка негритоски растянулась до предела (диаметр плага был чуть больше, чем мой член в толщину) и секунду спустя металлическое жало окончательно ухнуло в глубины кишки Джес. Попка с облегчением сомкнулась на штанге, а вместо узенькой дырочки в попе своей рабыни я видел только сверкающий в рассеянном искусственном свете туалетных ламп страз янтарно-желтого цвета.

- Готово. Можешь разгибаться. – Сказал я.
- О-о-ох... – Джес медленно разогнулась и простонала, пробуя попкой новую “игрушку”. – М-м-м… Так необычно.. и приятно!
- Нравится? – Я все еще недоверчиво относился к такой идее.
- Супер! – Джес бросилась меня обнимать. – Я чувствую себя растянутой до предела! Такой наполненной… Это очень похоже на твой член! Спасибо огромное, Адриан! Теперь я никогда не забуду, что я – твоя рабыня.
- Надеюсь. – Я внимательно смотрел ей в глаза. – У меня есть еще одна идея относительного боли и дискомфорта. Но она подождет до дома. Пошли, если я правильно расслышал, объявили посадку на наш рейс.
И мы направились к выходу на посадку.

Продолжение можно прочесть на: http://adrianrayne.xxxlog.co/
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Всю дорогу до Соларии (полет занял шесть часов) я безапеляционно продрых. Сказывался до крайности нагруженный событиями день. Понятия не имею, что делала Джес, возможно пялилась в окно, или разглядывала пассажиров.. Полеты для нее были таким же новшеством, как и секс. И она все это видела впервые. Кстати, лишь устроившись в уютном просторном кресле - по правую руку от меня уселась негритянка - я понял, какими именно категориями она мыслит и оценивает окружающий мир.
- Адриан, а вон та проводница - лесбиянка! - Шепнула мне на ухо Шоколадка.
- С чего ты взяла?
- Я у нее в социальном профиле. Там выложены все ее интимные фото, вообще без пароля. А вон те двое, парень с девушкой - занимаются виртуальным сексом, хотя сидят по разные стороны салона. Они вообще не в курсе друг о друге. А вон этот..
- Погоди, погоди… - Я прервал увлеченно щебечущую прелестную версию Большого Брата. - Ты что мгновенно видишь все, что человек делает в сети, как только распознаешь его лицо?
- Конечно. Многие ведь вообще не скрываются, не ставят пароли, просто выкладывают все в открытый доступ. А у кого-то пароль настолько бездарный, что мой эвристический модуль вскрывает его на автомате.
- А зачем ты вообще лазаешь по чужим…? - Начал говорить я, и умолк, так как понял. Потому что она может. Для нее это естественно, как для меня - оценивать размер женской груди или цвет глаз. Она так изучает мир, в котором живет. Не ее вина, что этот мир давно наплевал на собственную безопасность.
- Я сделала что-то плохое? - Джес внимательно на меня смотрела.

Я не знал, что тут сказать. С одной стороны - она нарушала личное пространство других людей. С другой - она не могла развиваться иначе. Самообучающиеся алгоритмы предполагают обязательную индексацию всех привходящих данных, иначе процесс экстраполяции и поведенческих реакций будет строиться на неверных предпосылках. Если вы хоть что-то поняли - можете себя поздравить. А если чуть проще - Джес нужно было знать как можно больше, чтобы принимать адекватные решения и успевать изменяться вместе с окружающим ее миром.

- Давай мы с тобой договоримся, Джес. Я не запрещаю тебе собирать все возможные открытые данные окружающего мира. Но без предварительного согласования со мной, ты никак не будешь использовать личную информацию третьих лиц. Понятно?
- Я поняла, мастер. Я и не собиралась их использовать, это просто ужасно любопытно, наблюдать, как связаны друг с другом многие люди. Это вообще невозможно предугадать, порой связи настолько неочевидные… Но очень прочные.
- Когда мы прилетим, я выпорю тебя от всей души, маленькая дрянная девчонка. - Пробормотал я. - А потом мы с тобой поговорим обо всем этом более подробно. Я - спать. Не буди меня, пока не приземлимся в Соларии.
- Слушаюсь, мастер.
Так мы и долетели. Транспортер никогда не трясет в полете, это вам не допотопные самолеты. Так что можно хоть в шахматы играть на борту, хоть танцы вокруг шеста устраивать. Совершенно ровное движение. Так что я неплохо отоспался. Меня разбудило осторожное касание:
- Мастер, мы уже приземлились. - Тихо шептала Джес. Я поднялся в кресле, оглядел салон. И вправду, многие люди уже собирались, снимали с полок свои сумки. Значит, и нам тоже пора.
- Очень хорошо, давай на выход.

Мы пробирались к выходу из салона, где нас уже ждал двухэтажный автобус. Очень удобно. Ты сразу попадаешь в машину, которая тебя отвезет в терминалу, а оттуда можно пройти в подземный гараж, где оставил арендованную машину. Именно такой путь мы без всяких приключений и проделали с Джес. Вернее, сначала мы забрали свой багаж, а потом уже она загрохотала своим желтым чемоданом по бетону, я тащился за ней с сумкой.
Я шел по пустынным подземным переходам, чуть впереди меня вышагивала мулатка. Ее походка сильно переменилась, было заметно, как она виляет попой из стороны в сторону. Там уже больше шести часов сидит толстый анальный дилдо, как она это терпит?

- Тебе не мешает страз? - Спросил я на всякий случай
- Очень мешает, мастер. Но именно для этого он мне и нужен. - Откликнулась негритянка. - Он так давит изнутри, что порой бывает просто невыносимо. Это меня так возбуждает, я вся мокрая между ног. Но вам совершенно не о чем волноваться. Этот страз - именно то, что мне нужно. - И Джес одарила меня лучезарной улыбкой.
Наконец, мы добрались до ячейки с моей машиной. Я ткнул в пару кнопок, и двухлетний "Опель" выкатился из бокса, тихо шурша непробиваемыми бескамерными шинами.

Я коснулся замка, машина распознала отпечатки и тихо мелодично пискнула. Все, двери разблокированы. Я забросил джесин чемодан и свою сумку в багажник, и открыл перед девушкой переднюю пассажирскую дверь:
- Милости прошу.
Она грациозно, насколько ей позволял дилдо и низкая посадка машины, уселась. Я обошел машину и тоже сел.
- Ну что ж, вот мы и дома. Теперь добраться до особняка…
- Мастер, скажите, я могу снять платье? - Перебила меня Джес. - Оно так стесняет движения…
- Можешь. - Я махнул рукой. - Разувайся, раздевайся, делай, что хочешь.

Я не переживал, что случайные прохожие или пассажиры встречных машин могут увидеть голую Джес. Во-первых, я в своей машине, пусть и временной. Во-вторых, мы находимся в Соларии, на территории Юниона. И здесь каждый человек, превысивший планку 18 лет мог делать со своим телом все, что ему вздумается. Даже покончить с собой, не говоря уже о сексе, наркотиках или проституции. Естественно, к этому закону прилагалась куча уточнений: чтобы свобода отдельного гражданина не ущемляла свободу окружающих его людей, и так далее. Словом, обнажаться в своей машине ты можешь, а вот отвлекать водителей на скоростном хайвее, размахивая сиськами из люка - нет. Где-то между двумя этими действиями и лежала тонкая грань свободы и несвободы.
Девушка мгновенно избавилась от одежды, и обуви. Отбросила их на заднее сиденье, и с облегчением улеглась возле меня в кресле.

Я хмыкнул и вжал кнопку старта. Электромотор неслышно активизировался и машина плавно тронулась.
Мы мчались по освещенным автострадам, мимо районов, густо заставленных аккуратными частными домами, домиками, особняками… где-то вдалеке виднелся деловой Сити. Его можно было узнать безошибочно, по огромному скоплению неона и по небоскребам, вспарывающим редкие облака на звездном небе. Джес замерла, с упоением вглядываясь из окна в ночной вид. Я подумал, что она никогда прежде не видела ночного неба, и приказал машине откинуть верх, благо дождя не обещали.
- Смотри, сколько звезд! - Подмигнул я негритянке.
Голая девушка уставилась в обнаженное небо, задрав голову и вытянув руки вверх.
Ночной ветер обдувал мое лицо, трепал волосы, и я мог лишь представить, как сейчас кайфует от легких касаний прохладного воздуха мудро раздевшаяся Шоколадка.

- Ю-хуу!! - Она издала вопль, который был понятен и без слов. Похоже, моя рабыня была бесконечно счастлива. - Это так прекрасно! Столько огней! Столько света! И ветер холодит мои соски!! - Кричала она, не особо заботясь тем, кто ее слышит
Я ухмылялся, одним глазом поглядывая на дорогу, а вторым кося на откровенно балдеющую Шоколадку. Она расслабленно валялась в весьма похабной позе, одну ногу забросила на край дверцы машины, вторую согнула в колене и отвела в сторону. Я положил руку ей на бедро и поглаживал, благо что управлять машиной почти не требовалось. Было в этом что-то умиротворяющее: мчаться по пустынному хай-вею, гладить ножку голой девицы в твоей машине, слушать посвист ветра…
"До пункта назначения пятьсот метров" - Предупредил меня бдительный компьютер.

Надо же! Мы уже почти приехали. Я подмигнул Джес и свернул в переулок, из которого был очень удобный подъезд к моему дому. Еще буквально минута - и вот мы уже стоим возле моих ворот.
- Приехали.
Я потянулся, как всегда после долгой дороги. И повернулся к Джес. Она больше не валялась, а сидела, внимательно разглядывая мой дом.
- Очень красивый особняк. - Резюмировала она.
- Рад, что тебе нравится. Теперь ты будешь жить со мной.
- Спасибо тебе, Адриан… спасибо мой дорогой, любимый мой мастер.. - Она потянулась ко мне и наши губы встретились. В который раз за этот день я жадно целовал обнаженную негритянку, прижимал ее к себе, хватал за нежные ягодицы, мял сиськи, кусал ее губы и играл с озорным язычком… Наконец, добрых две минуты спустя, я решительно оторвался от нее:
- В дом! Живо!

Мы выбрались из Опеля, я почти на автомате врубил систему отзыва машины в прокат. Через несколько десятков минут явится служащий и заберет автомобиль. Деньги списываются с моего кредита у них в конторе автоматически... Удобно. Я взял чемодан и сумку, набросил на плечо рюкзак. Джес схватила платье и шлепанцы и приплясывала своей босоногой кошачьей поступью от нетерпения. Смотрел бы на это вечно…
- Откройся, - приказал я калитке, и та послушно отворилась. - Входи. - Это уже негритянке.
Пройдя по не длинной тропинке из натурального камня, и войдя в дом, я скомандовал:
- Свет!
Зажглись диодные ленты, растянутые по всем стенам. Освещение было мягким, но при нем можно даже читать с бумаги… если только найдешь такую антикварную редкость, как бумажная книга или газета.
- Так, Джес. - Начал объяснять я - Дверь прямо - большая комната. У меня там медиа-зал. Диваны, кресла, плазменные панели, игровые приставки и прочая лабуда. Направо - кухня, налево - большая ванная. Лестница, - я показал на винтовую лестницу из светлого дерева, - ведет на второй этаж, там две спальни, небольшая ванная и мой кабинет. Есть еще подвал, но туда нам пока не надо...

- Я поняла, мастер. До подвала мы с вами еще обязательно доберемся… - Прошептала Джес, прижимаясь ко мне всем телом. Даже сквозь рубашку я чувствовал, какой жар от нее исходит. Белое платьице она безжалостно стиснула в кулаке.- Сейчас я хочу… вас... прямо здесь и сейчас..
- Не мни платье. - Я с трудом себя контролировал, но понимал, что должен быть с ней строг в такие моменты. Эта похотливая пантера с соблазнительными сиськами может просто выжать меня до капли, если ее не контролировать. - Посмотри, во что ты превратила свою одежду! Похотливая неряха! Дай сюда.
- Простите, мастер… - Девушка потупилась.
Я строго взглянул на мулатку.
- Я ведь обещал тебя выпороть? Так, чтобы ты не смогла сидеть неделю? Ну так я сейчас выполню свое обещание. Идем.
Багаж я оставил в холле, сбросил тяжелые ботинки, тут же оставил шлепанцы девушки. Перебросил ее платье через плечо и повел покорную негритянку наверх. Я знал, что буду делать с ней. И пусть только попробует сказать, что это не самое настоящее наказание.

В одной из спален - той что для гостей - у меня лежал про запас большой моток витой пары. Лежал давно, потому что не был нужен, ведь я почти везде пользуюсь беспроводными технологиями. Только в момент строительства внутридомовой инфраструктуры мне приходилось подключать разные стационарные гаджеты к проводам, и это было более обосновано, чем Wi-Fi. Я открыл ящик шкафа и достал коробку. Достал моток и распустил на всю длину. Это очень крепкий провод, так как скручен из восьми отдельных жил, и заключен в оболочку из эластичного пластика. Такой провод держит на весу несколько сотен килограмм, и им совершенно точно можно привязать или связать человека так, чтобы тот не вырвался. Поэтому я отмерил несколько метров витухи, отрезал ее и кивнул на кровать:
- Ложись, шлюшка.
Джес беспрекословно повиновалась. Правда, легла на спину, а мне нужно было наоборот. Так что я не преминул грубо схватить ее за руку и за ногу, и без разговоров перевернуть на живот. После этого быстро и крепко связал ей руки над головой проводами. Привязал их к спинке кровати. Взял подушку, вытряхнул ее из наволочки. Приказал негритянке:
- Открой рот.
А когда она это сделала, я начал запихивать Джес в рот наволочку. Запихал почти все, оставив снаружи лишь небольшой "хвост", и строго сказал:
- Не вздумай выплевывать. Ясно?
Девушка смотрела на меня со смесью вожделения, восхищения и… страха? Но понятливо закивала.
Тогда я сбросил с себя всю одежду (я не меньше Джес люблю ходить голым, просто способен держать себя в руках, а она нет), отрезал еще около трех метров провода. Сложил его, для удобства намотав на руку. Получился очень хлесткий двойной кнут.
- Ну что, сучка? Сбылась твоя мечта о наказании. Сейчас тебе будет невероятно больно. Мне плевать, будешь ли ты плакать, умолять меня, рыдать, или кончать от возбуждения по десять раз в минуту… Я дам тебе сначала двадцать хлыстов. А потом посмотрим….
И без дальнейших разговоров замахнулся проводом.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Пороть красивую и сексапильную девушку… Наверняка немногим приходилось этим заниматься. Немногие девушки этого хотят. Еще меньше позволяют это своим парням (хотя втайне наверняка мечтают о жестокой экзекуции). Плюс, возбуждает такой вид игр очень небольшую группу мужчин. При таком процентаже, я вполне мог назвать себя счастливчиком. Меня вид голой, беззащитной, привязанной к кровати негритянки возбуждал до мути в глазах. Она, насколько я знал, кайфует от происходящего еще больше. А сейчас я буду всерьез, больно, до криков и слез бить ее толстым кнутом из провода по попе и ногам, возможно, по спине, а она будет извиваться, корчиться, плакать, мычать сквозь простыню и… мокнуть. Изливаться своими соками мне на постель. Потому что эта гребаная похотливая шлюшка обожает, когда ее мучают!
Я влепил ей кнутом со всей силы. Удар получился очень звонким, и нежная попка негритянки протестующе завибрировала. Джес дернулась, но пока не проявляла никаких особенных эмоций. Я стегнул ее еще раз. Еще раз. Еще! Не давая опомниться бедной негритянке, я бил ее изо всех сил, и чувствовал, что понемногу начинаю сходить с ума от вожделения. Джес трепыхалась под моими ударами, слабо дергала ножками, мычала сквозь простынь, мотала головой, но я не прислушивался к ней. Черная сучка получила уже десять кнутов. На гладенькой кофейной коже проступали длинные темные следы. Я подумал и перешел на другую сторону кровати. Так я покрою большую площадь ее попы своими ударами.

- Whip! Whip! Whip! - отзывался кнут о черную жопу, пока я трудолюбиво полировал негритянку полновесными ударами витой пары. Несколько раз Джес взбрыкивала ногами, пыталась подняться, но опереться на руки не могла, и вновь бессильно падала. От всей души влепив ей положенные двадцать кнутов, я немного поостыл. Постоял, передохнул. Пощупал промежность Джес. Она была вся мокрая, будто я ее уже два часа мучаю и дразню, но все никак не вставлю хер в пизденку. Подошел к ее голове. Глаза были мокрые, наволочка пропиталась слюной… Я не стал вынимать тряпку изо рта, просто спросил:
- Еще хочешь?
Джес закивала, не успел я даже договорить. Она кивала с таким жаром, будто я предлагал ей разнузданный секс втроем с ведром виагры. Так что я размахнулся и с новой силой принялся охаживать попку этой похотливой потаскухи. Снова она дрыгает ногами, ерзает, сминает постельное белье в комья…

После пяти ударов по попе (там уже не осталось живого места и вздувались заметные рубцы) я перешел на ее ляжки. Джес начала активнее дрыгать ногами, видимо по ногам ей было куда больнее. Но мне было плевать. Я лупил и лупил, не особенно заботясь о счете ударов, покрывая всю заднюю часть бедер равномерным узором из рубцов.
В какой-то момент остановился, и снова коснулся ее щелки. Из влагалища негритянки натекло целое море выделений. Она была возбуждена до предела, а может быть, уже и неоднократно кончила…
Я хмыкнул, запрыгнул на кровать и беспардонно схватил ее ягодицы. Вот это ее проняло! Джес громко завопила, задергалась всем телом, отчаянно пытаясь вырваться. Очевидно, мои руки сейчас были для нее, как раскаленный уголь. Как соль на свежую рану. Ага, Шоколадка, вот чем тебя надо!

Я снова схватил ее обеими руками за жопу, одновременно нащупывая членом вход во влагалище. Сверкнул в слабом свете анальный страз. Но ее задницу я решил пока не тревожить. Займусь сладкой черной пизденкой! Почему это она кончила, а я нет? Непорядок. Толкнул хером ее узкую дырку, протиснулся вовнутрь, не переставая тискать исполосованные черные булочки. И начал потихоньку ее трахать. Иметь девушку, намертво привязанную за руки к кровати - это только кажется извращением. На самом деле это дарит невиданную степень свободы. Ты знаешь, что она не может тебе воспротивиться или ответить, но полностью доверяет. И в твоей власти ее довести до оргазма, разозлить, сделать счастливой или выпороть до беспамятства…

Я ебал ее своим длинным хуем с упоением школьника, которому наконец дала самая красивая и грудастая девочка в школе. Это было волшебно и невероятно приятно, я и не останавливался ни на секунду. Тискал ее жопу и трахал пизду. Трахал и тискал, и трахал и трахал. Она активно подмахивала мне, стонала так, что даже сквозь кляп слышалось. И откровенно кайфовала. Я это чувстовал, потому что сам кайфовал, как никогда в жизни. Оказывается надо лично выпороть женщину чтобы потом оттрахать ее с таким наслаждением.
- Тебе нравится, сучка? - Спрашивал я, решив, что как-то давно уж с ней не общался. - Нравится быть моей ебаной шлюхой, с выпоротой жопой и мокрой пиздой?!
Она мычала и мотала головой сверху вниз, всем своим видом выражая согласие.
И я вгонял свой хер в ее сладкую дырочку с новой силой.

Минут через десять этой неописуемой скачки я кончил. Просто взорвался и спустил несколько десятков миллилитров спермы ей во влагалище, с протяжным стоном. После чего выдернул из нее член, но не смог удержаться в вертикальном положении и повалился на кровать в полубеспамятстве.
Впрочем, долго я не провалялся. Открыл глаза и кое-как привстал. Похоже, организм начинает приспосабливаться к новому для него "режиму". Так что я более-менее оклемался всего за пять минут. Джес смирно лежала в той же позе, в какой я ее оставил. Руки примотаны к спинке кровати, ноги разбросаны, на попе вспухло множество рубцов, некоторые, кажется, полопались... Ох.

Из влагалища сочится моя сперма, под негритянкой уже огромное влажное пятно.
Я подошел к ее голове, и сначала отвязал руки, размотал кабель. Потом вынул кляп изо рта. Он был весь измусолен, изгрызен, на наволочку это уже не было похоже даже отдаленно. Джес лежала, закрыв глаза.
- Шоколадка. - Позвал я. - Эй, ты живая?
- Мас-с-с-сте-ер….- Она слабо простонала, открыв глаза.
- Он самый. - Я кивнул. - Ну что, как ощущеньица?
Джес не ответила, но слабо улыбнулась. Потом с видимым усилием потянулась руками и дотронулась до своей попы. Тут же зашипела от боли и отдернула пальцы.
- Вот так. Я обещал тебя выпороть. И могу тебе пообещать еще раз: в этих стенах тебе неоднократно случится получать кнута по попе… А может и по другим чувствительным местам. Будем считать, что сегодня была разминка. Тебе понравилось?
- Да… Спасибо, мастер. - Тихо проговорила Джес.

Я склонился к ней и впился губами в губы. Она все еще приходила в себя, но уже пару секунд спустя охотно отвечала на мои ласки. Я перешел на ее шею целовал и щекотал губами и языком, с шеи - на спину, прошелся по позвоночнику вплоть до ее впадинки над ягодицами. Джес слабо хихикала от щекотки. Наконец, я скопил во рту побольше слюны и начал языком аккуратно касаться ее рубцов и ран на попе. Слюна текла прямо на исхлестанные ягодицы, и я неторопливо водил языком из края в край, понемногу сцеживая жидкость на израненную кожу. Потом тем же образом обработал и ее бедра, где тоже было немало жутких следов моего наказания.
- Вот так. - Проговорил я, закончив. - Теперь лежи и отдыхай. Слюна поможет ранам затянуться быстрее. Но, как я и обещал, ты примерно неделю не сможешь сидеть. Может чуть меньше, не принципиально. Спи. Доброй ночи.
И ушел, погасив в комнате свет.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Три часа спустя я проснулся от щебета птиц. Много сна мне не требовалось, учитывая отдых в транспортере. Окно в спальне было открыто, а средиземноморские птахи - лучшие из будильников. Они обожают забираться в кусты и деревья, которые растут у меня под окнами, и с наступлением утра начинают орать так, что просыпаешься, хочешь того или нет. Впрочем, я не протестую, мне нравится вставать с рассветом. В те редкие дни, когда я не дрыхну до полудня, так что все птицы мира не способны добудиться меня.

Я какое-то время валялся в постели, перебирая в голове события вчерашнего дня. Меня что-то беспокоило. Что-то очевидное настолько, что я чувствовал себя дураком и глупцом. Но ухватить мысль за хвост не удавалось. Все смешалось в кучу и требовалось разложить произошедшее по полочкам. Этого требовало не столько мое чувство не ощущать себя болваном, сколько умственные рефлексы. Вдолбленные в мою голову Учителем за годы, проведенные в его доме в горах.
А для того, чтобы разложить новую информацию, мне с самого детства требовалось какое-нибудь монотонное и не требующее мозгов занятие. Например, мытье посуды, или тягание гантелей. Так что я встал, и не одеваясь, отправился в душ. Быстро ополоснулся, чтобы прогнать сон, затем вышел на балкон.


На втором этаже у меня есть огромная открытая площадка, огороженная стеклянными бортиками. Стекло интеллектуальное, я могу приказать ему стать прозрачным, или полностью потемнеть. Иногда бывает полезно, если одеваться лень, но хочется понаблюдать за улицей с балкона. Пол там из дуба (вообще весь мой особняк преимущественно из древесины, потому что я ненавижу ходить босиком по кирпичу или бетону, пусть и накрытому облицовкой), так что я частенько просто стоял на балконе, в позе дерева, медитируя часами, и одновременно загорая.

Соларийское солнце нещадно палит уже ближе к десяти часам утра, но в шесть все вокруг еще дышит прохладой и сквозь листву пробиваются робкие и не горячие лучики. Я взял гантели, по десять килограммов каждая, и начал неторопливо монотонно с ними работать. Секрет крепких мышц состоит вовсе не в том, чтобы поднимать по сто килограммов пять раз в три подхода. Наоборот - нужно работать с минимальным весом, максимально нагружая им свое тело. Подняв двадцать килограмм в общей сложности триста раз, я почувствовал, что руки налились свинцом, и больше я не смогу сделать ни единого жима. Так что я осторожно опустил железо, чтобы не повредить деревянные доски, и встал в свою любимую позу: одна нога согнута в колене, отведена в сторону на 45 градусов, стопа упирается в колено другой ноги. Руки я сложил в классическое "Намасте", и позволил своему телу расслабиться.

Этот утренний комплекс я проделывал регулярно, и он оказывал на мой ум самое благотворное воздействие. Что бы ни происходило со мной накануне, я немедленно приходил в себя, отбрасывал все низменные людские страсти, начинал мыслить трезво и логично. Вот и сейчас, спустя всего минуту, я обнаружил, что во всем вчерашнем сплетении безумств и событий был один крупный подводный камень, которого я совершенно не заметил. Очевидно, виной всему была Джес, и ее обворожительные формы. Собственно, она же и была этим самым камнем, или, вернее сказать, ее удивительная история. Невероятная история. Малоправдоподобная история. Она должна была бы вызвать у меня сомнения, критические расспросы, стремление вывести негритянку на чистую воду… Вместо этого я отымел ее во все дыры и утащил с собой в Соларию. Поселил в особняке, в своем святая святых… Непростительная глупость для человека моего рода деятельности. Сам себя выпорол бы, если бы от этого была польза.

Но винить себя за уже сделанное было глупо и не рационально. Значит, так было нужно. Кому? Судьбе, если хотите.
Так что я просто вдохнул носом и выдохнул ртом. Очистил свой разум от нагромождения мыслей, внезапно притопавших в образовавшуюся пустоту, и громко там кричащих. Снова вдохнул, и выдохнул. Еще раз, очень медленно вдохнул и еще более медленно выдохнул. Теперь мое сознание вновь было чистым и безмятежным.

Итак, каковы факты? Имеем (не в сексуальном смысле) негритянку, одну штуку. Без документов, подобранную на улице, в голом виде. По странному стечению обстоятельств, эта негритянка оказывается кладезью не только энциклопедических, но и узкоспециализированных знаний о теории искусственного интеллекта. Она заявляет, что была создана искусственно гением био-кибернетики, доктором Гарольдом Фростом. Положа руку на сердце - много ли вам встречалось по улицам утонченных мулаток с огромными сиськами, стройными ножками и соблазнительной задницей, головы которых были бы битком набиты секретными научными сведениями?

Но тогда возникает логичный вопрос: если подвергнуть ее историю сомнению, то кто же она такая?
Воспользовавшись бритвой Оккама, можно предположить, что эта негритянка была подослана ко мне специально. И никакой она не ИИ. Просто очень умный спецагент, из МИ7, к примеру. Тренированный, прошедший спецподготовку… С чрезвычайно соблазнительным телом и склонная к мазохизму. Хм… А такие агенты вообще бывают? В смысле, люди с такой психикой могут быть допущены к спецзаданиям? Возможно, это вербованный гражданский. А откуда у нее тогда все эти знания? Она ведь даже про Игоря Нэйта в курсе! Я не поленился и вчера, перед тем как уснуть, пробил это имя, вернее попросил пробить его одного моего анонимно-знакомого хакера. Все подтвердилось. Безвестным блогером, подправившим законы Азимова был юнионец (то есть, болгарин, он жил около восьмидесяти лет назад) Игорь Викторович Нэйт.

Я попытался представить себе, что Джес - это не секс-бот, выращенный в пробирке, а обычный человек. И я вытворял с нею вчера все эти грязные вещи...
Бред какой-то. Во-первых, зачем? Зачем посылать ко мне такого лазутчика? Чтобы выведать мои тайны? Ну так у меня их нет. Я просто маг средней руки, каких на планете сотни. И зарабатываю не то, чтобы совсем легально, но если сравнить меня с самым захудалым джунглийским наркобароном или работорговцем, то я - белый и пушистый. В общем, шкурка выделки не стоит.
А во-вторых….. Спецагент? Тренированный? Со спецподготовкой?…
Я крепко задумался, воскрешая в памяти события прошедших суток. То, как Джес извивалась подо мной в постели. Как умоляла наказать ее, как с наслаждением скакала попкой на моем члене. Как расплывалась в улыбке, виляя задницей с вставленным в ее анус дилдо. Между прочим, он до сих пор в ней. И пока я порол ее и трахал в гостевой спальне, она кричала и плакала, а потом сказала "спасибо".

Хотя нет. Все это как раз можно списать на… подготовку. Мало что ли, среди спецагентов нимфоманок? Нимфоманок-извращенок. Но вот ее взгляд… Я неплохо разбираюсь в людской психологии, в том, как на меня смотрят. Иначе я не мог бы заниматься собственным менеджментом. У меня есть клиенты по всей планете, и ни один из них не видел моего лица. Зато я всегда вижу их лица, это мое обязательное условие. Я должен видеть глаза. Разговариваем всегда по односторонней видеосвязи, по зашифрованному каналу. Мне не нужны даже имена или лица людей, так что хватает просто глаз, чтобы видеть, лгут ли мне. И я ни разу не ошибся. И я уверен, что Джес не лгала. Она была уверена в своей правоте.

Хм, может быть, ее подослали ко мне в виде спящего агента? Стерли память, внедрили в мозги программу, а цель - раскрыть мои методы работы? Это ведь не обязательно должны быть спецслужбы. Возможно какие-нибудь пострадавшие главы корпораций. Или тупо бандиты, боссы мафии. Наверняка многие из них мечтают на меня выйти. Я лично не причастен ни к чему, ни к каким действиям или последствиям действий своих клиентов. Но ведь пострадавшие этого не знают. Обо мне вообще мало кто знает больше, чем нужно. Анонимный адрес, голографический линк для видеосвязи (я всегда пробрасываю свое подключение через несколько ретрансляторов системы "Tor+", и вычислить меня невозможно). И кроме этих сетевых данных обо мне говорят лишь одно: "этот парень всегда знает, как лучше поступить". И со мной советуются.

Что, вы удивлены? Все правильно, я до сих пор не сказал, кем работаю, или вернее, какие услуги оказываю. Дело в том, что я консультант широкого профиля. Ко мне обращаются, если требуется совершить "шаг в неизвестность". И просят сопоставить риски. Раньше в таких случаях звонили аналитикам. Хакерам. Инсайдерам. Но с течением времени на рынке возникла особая каста консультантов. Людей вроде меня, кому было безразлично, что за игру ведут их клиенты, и каковы их цели. Мы вглядываемся к клубок линий вероятностей и выдаем процентное соотношение успеха. Чем конкретнее поставлен вопрос, тем точнее будет ответ. И этот ответ всегда безошибочен.

Учитывая, что я не являюсь экономическим аналитиком, компьютерным асом или каким-то другим спецом технологического уровня, я не завишу от цивилизации. От отключения электричества, или от падения рынков. Мой мир - тонкий план, и здесь я чувствую себя вполне уютно. При первом знакомстве я сразу говорю своим клиентам, что мои прогнозы основаны на совершенно иных источниках, нежели экономическая статистика или инсайды. И что я на разу никого не подводил.

Это чистая правда. Я ведь не высказывал клиентам свое частное мнение, а просто сообщал вероятность того или иного исхода. Однако проблема в том, что безошибочность прогнозов вполне могла бы заставить кого-то думать, что я владелец развитой агентурной сети. Или что я - кто-то из Комитета 300, и владею всей экономикой планеты. Проще говоря, лучшее - враг хорошего. Я всегда это знал, но вот пока не приходилось столкнуться с физическим проявлением данного закона. Хотя, еще и не факт, что пришлось. Разумеется, за мной могли начать охоту. Но есть вопрос. Каким образом меня отследили? Я никогда в жизни не разговаривал со своими клиентами дольше тридцати секунд за одну сессию. Список ретрансляторов меняется каждый раз, мой айпи скачет по всей планете. От раза к разу я меняю терминалы для подключения, потому что железо - не надежная вещь. Неважно почему, просто это факт. Любой комп можно взломать. Даже не подключенный к Сети.

Я закрыл глаза, глубоко вдохнул, досчитал до ста. Выдохнул. Сознание снова было кристально чистым и ясным. Я отчетливо увидел свою проблему, и понял, что вот уже десять минут долблю ее с одного и того же ракурса. Это не продуктивно. Не с того я начал. Нужно воспользоваться моими собственными способностями. Я так долго прятался, заметал следы, рассказывал другим людям, во что могут вылиться их "шаги в неизвестность", что успел забыть, каково это: использовать собственный дар в личных целях. Поэтому сейчас следует успокоиться. Подключиться к инфосфере. И раскрутить карту вероятностей, чтобы увидеть, во что для меня может вылиться присутствие в доме (и в жизни) Джес.

С самого детства я имел развитую интуицию, не свойственную, вообще-то мужчинам. Но научиться в полной мере доверять ей я смог, лишь сильно повзрослев. И то иногда ловил себя на мысли, что "я конечно полностью себе доверяю, после стольких-то лет, но не может же быть, чтобы…" и тут же получал подтверждение картинки, стоящей у меня перед глазами. И убеждался, что еще как может. И что я очень правильно сделал, послушав собственного мудрого внутреннего наставника.

Жаль только, что я не могу делать слишком долговременные прогнозы. Максимум, на что хватает моих сил - увидеть происходящее на месяц вперед, если задача глобальна, и вопрос исключительно правилен. Ведь поле вероятностей - это не энциклопедия, куда можно ввести запрос, это многомерное пространство "компьютера" под названием Терра, которое фактически определяет, в какой из точек времени судьба каждого их людей будет изменяться. Это очень сложно понять неподготовленному человеку, и я не буду долго разглагольствовать. Фишка в том, что предсказать вероятность того или иного будущего невозможно досконально, можно лишь увидеть вероятность того или иного события, в процентном соотношении. По крайней мере, современный человеческий ум воспринимает эти данные именно так.

Но, в общем-то, прогноза на месяц мне с головой хватило бы. С таким необычным багажом, как Джес дни будут улетать из рук пачками, таять как шоколад на батарее, но каждый из них можно будет смело считать за год. И дело не только в ее сексуальности и моей страсти. У меня в голове уже брезжили масштабнейшие планы. И осуществить их было достаточно просто, при условии, что Джес действительно био-гиноид с искусственным интеллектом.
Я открыл глаза, и вышел из позы дерева. Сел прямо на пол, скрестил ноги, руки положил ладонями вверх, в классической гьяна-мудре. Большие пальцы сцеплены с указательными, остальные расслаблены, ладони раскрыты. Жест "О'кей", столь популярный во всем мире, на самом деле является тонокоэнергетической структурой, призывающей умиротворение, способность мыслить, активизацию памяти.

Привычным мысленно-волевым усилием я прогнал сквозь тело поток праны, поместил внимание в нужную чакру и подключился к тонкому плану планеты. Перед умственным взором замелькали картины пережитого - сознание сбрасывало напряжение и готовилось слушать, воспринимать. Спустя несколько секунд я уже находился над полем вероятностей. Во все стороны от меня бежали линии настоящего и будущего. За моей спиной оставалось прошлое. Оставалось только спросить….

"Принесет ли Джес вред для меня?"

Секунду формировался прогноз. Я ожидал увидеть все, что угодно, но только не отсутствие однозначности. Однако именно оно передо мной и сформировалось. Я воспринимал ответы от информационного поля, как скачущие столбики с процентами - так было проще обусловленному сознанию. Так вот, сейчас я видел, что оба ответа "принесет" и "не принесет" набирали примерно одинаковое количество "баллов". То есть, переводя на язык жизни, ответ был следующим: "на твой вопрос не существует однозначного ответа, все будет зависеть от тебя лично". И вот это было невероятно странно. Получается, Джес не является критически важной фигурой, которая переменит мою жизнь? Или тут смысл в другом? Возможно, дело в том, что гиноид может навредить мне, если я буду вести себя с ней, как рабовладелец, и забуду о своих незыблемых принципах? Их у меня было немного, но я соблюдал их неукоснительно. Очень может быть… Тогда стоит полюбопытствовать о другом…

"Была ли Джес честна со мной во всем? "

Здесь ответ был однозначен:

"Да, была".

Вот так. Линии вероятности не врут, в отличие от потенциально опасных бездомных секс-бомб, отбитых у отбросов общества. Значит, Джес действительно говорила правду, она - ИИ!! До сих пор не укладывается в голове, что такое возможно. У меня в уме за долгие годы изучения Сетей и тематической (в основном популярной) литературы сложился стойкий образ: искусственный интеллект - это несколько гектаров серверов, исполинские ангары, в основном подземные, чтобы не привлекать внимания. Натужно гудят кулеры, охлаждая кучу железа. Твердотельные накопители с миллиардами терабайт пространства, на которых ворочается искусственно созданный холодный и бездушный интеллект. В это я готов поверить. Пусть и с трудом. Но в то, что свободно мыслящий компьютер невероятных мощностей втиснут внутрь роскошного женского тела, способный, к тому же, шутить, переживать, выражать эмоции? Как-то нет, простите. Не могу. Не получается. Будь доктор Фрост трижды гением, нули и единицы - это лишь последовательность условий, переусложненная блок-схема. Любой школьник проходит это на уроках программирования. Но как можно выразить в программе качества, присущие человеческой душе? Ведь они чаще всего противоречат самой банальной логике!

Я понял, что за своими сумбурными размышлениями давно уже вывалился из медитации, и просто сижу с закрытыми глазами. Все еще голый, а солнце уже начинает припекать. Ладно. Есть у меня один, практически беспроигрышный вариант. Метод, который поможет понять, действительно ли Джес - самостоятельный ИИ, или нет. Но для этого мне потребуется помощь одного старого знакомого.
Я спустился вниз, вошел в медиа-зал. Щелкнул рубильником, экраны ожили, терминал выбросил над поверхностью стола голографическую заставку.
- Набрать Саймона. Шифрование стандартное, односторонняя видеосвязь. - Приказал я.
Программа распознала команду, высветила окно звонилки. Послышались долгие гудки. Я бросил взгляд на часы и выругался. Вот ведь! Я забыл, что еще только шесть утра (впрочем, уже чуть больше). Он может спать. Он вообще из категории классических сов, и ранний подъем не может терпеть в принципе. Ну что ж, придется ему чуть доплатить, чтобы не смотрел недовольным мопсом…

Тем временем упомянутый "мопс" возник на одной из панелей. Динамики отобразили душераздирающий звук зевка. С экрана на меня таращилось воплощение слова "невыспавшийся". Всклокоченные волосы, закрывающиеся глаза, синяки под веками. Во сколько же он лег? У парня были складки на щеках, которые придавали Саймону сходство с псом, и заставляли меня всегда чуть улыбаться в его присутствии. Он выглядел забавно, хотя был весьма скучным типом. И еще параноиком. Куда худшим, чем я. Именно это мне и требовалось.
- Привет, Сай. Прости, что так рано.
- Эд? - Он не столько расстроился или разозлился, сколько удивился. Правильно, лица-то ему моего не видно. А звоню я редко, и только, если действительно припрет. - Что-то случилось? Ты никогда не звонил в такую рань.
- Не то, чтобы случилось… Вернее, я пока не уверен. Потому и звоню. Мне нужна Комната, буквально на минуту. Выручишь?
- Без вопросов, чувак. Приезжай, хоть сейчас.
- Спасибо. Буду через десять минут.
Я отключился, и вышел из залы. Пора было будить Шоколадку.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Девушка все еще дрыхла без задних ног, и я бесцеремонно пощекотал белую босую ступню. Она застонала и пошевелилась.
- Джес, просыпайся. Пора вставать, у нас есть дела.
- Адриа-а-а-ан? М-м-м…. Доброе утро….
Я взглянул на следы от вчерашней порки у нее на попе. Видно было, что я наказал девушку на совесть. Наверное даже слишком сильно. Я не испытывал сожаления или раскаяния (если она вдруг все-таки не гиноид, то тем лучше наказание будет для чужого агента-человека), но понял, что издеваться над ней с доведением до подобного результата надо пореже. Иначе мне же потом придется дольше ждать, пока она приходит в себя.

Шоколадка осторожно перевернулась на спину и попыталась сесть. Тут же айкнула и рухнула обратно, шипя от боли. Хм. Так она еще долго не встанет. Я сгреб негритянку в охапку, поднял на руки, и быстро поставил на пол.
- Быстро в душ, ополоснись, потом бегом одеваться и вниз. У тебя минута. Завтрак и разговоры будут позже.
- Слушаюсь, мастер. - Несмотря на боль, Джес начала улыбаться, стоило мне коротко и емко изложить ей задачу. Пулей выскочила из комнаты в направлении небольшой ванной на втором этаже. Я же сбежал вниз, роясь в меню своего наручного коммуникатора, выстраивая распоряжения для умного дома. Активировать мою Ямаху, поставить ее у ворот, разблокировать и открыть ворота, закрыть и заблокировать ворота через две минуты, отправить стандартный заказ в супермаркет с оплатой при помощи цифровых кредитов. К тому моменту, как я заканчивал шнуровать Конверсы, уже одетый и готовый стартовать, вниз сбежала Джес. Облаченная в изумрудный сарафан на голое тело, все в тех же белых шлепанцах. Видно было, что двигается она с трудом, от прежней кошачьей грации осталось очень немногое. Но от боли девушка не морщилась.
"Блин, а как же я повезу ее на мотоцикле, если она не может сидеть?" - Запоздало подумал я, но решил, что придумаю что-нибудь по ходу дела.

- Пошли.
Я вывел ее к воротам, где уже стояла активированная и готовая к старту Ямаха. Произведение электрического и электронного искусства. Мотоцикл на электродвигателе, способный разогнаться до трехсот километров в час, и продержать такой темп десять часов, если потребуется. Все органы управления - голосовые, и продублированные на дисплее. Легкий и маневренный вариант. Заказал его пару лет назад, как только появилась батарея достаточной емкости, чтобы странствовать по всему Юниону, если потребуется. Но пока лишь гонял на нем по Соларии.

Я быстро сел в седло и велел Джес:
- Садись за спину. Можешь снять сланцы, положи их в багажник и держись за него руками. Ноги запрокинь мне на талию, пусть платье свисает с бедер, все равно дороги пустые.
- Слушаюсь мастер. - Девушка быстро разулась, влезла на сиденье ко мне за спину и аккуратно уложила длинные изящные ноги ко мне на талию. Получилось, что она почти лежала на сиденье с раздвинутыми ногами.Как я и ожидал, кожа на женской попке в такой позе почти не натягивается, а значит, сидеть куда проще. Хотя, наверное, все равно больно. Но я не жалел Джес. Если она правда гиноид, то и жалеть не о чем. А если нет - что ж, сама виновата, что разбудила во мне такую гремучую страсть и ярость…

Вообще-то, поза, в которую уселась Джес, типична для девушек за спинами байкеров, которые разъезжают на неторопливых Харлеях. А на спортивной Ямахе это и выглядит глупо, и небезопасно - слишком мала площадь приложения веса пассажира на сиденье, начинается нарушение баланса. Но мне было плевать, равно как и на то, что джесин голый зад будет сверкать перед всеми, кто мог встретиться нам на пути. За это вообще можно было не беспокоиться Юнион всегда относится к подобным эротизмам на дорогах с известным снисхождением. Многие кричат и апплодиуют. Особенно, если девушка и впрямь красива.

Я сам неоднократно наблюдал подобных фривольно одетых пассажирок в машинах и на мото- и даже велоциклах.
- Держись крепче руками, не свались.
Секунду спустя я ощутил, как негритянка намертво вцепилась в меня, а затем нажал на акселератор, и мы рванули с места.
Я не боялся опоздать - ехать до берлоги Саймона было около трех минут, жил он на отшибе. Коммуникатор не предвещал пробок на нашем пути. Впрочем, в Соларии почти не бывает заторов, это ведь исключительно туристическая страна, тут редко кто-то куда-то торопится в настолько массовом порядке. К тому же, легкая Ямаха способна маневрировать даже с двумя седоками посреди любой пробки. Именно с таким расчетом я ее когда-то и покупал.

Мы мчали по пустым шоссе, солнце светило откуда-то слева, ветер трепал волосы, и свистел в ушах. Я не стал разгоняться слишком сильно, иначе на первом же повороте центробежная сила могла бы не справиться с силой притяжения, стремящейся "охолонуть" незадачливого мотоциклиста.
- Мастер, куда мы едем? - Прокричала сквозь свист ветра негритянка.
Я чуть обернулся.
- К моему старому знакомому. Сейчас все сама увидишь.
Больше вплоть до прибытия на место мы не произнесли ни слова. До меня дошло, что вообще-то это первая поездка на мотоцикле для Джес (если верить ее словам), и она наверняка просто кайфует от этого неземного ощущения. Теплый тропический воздух, треплющий волосы и одежду ветер, бесшумно скользящий по шоссе мотоцикл, зажатый между ног. Или, в случае Джес, трущийся о голую промежность. Это совершенно особый вид счастья, тем, кто никогда не мотоцикле не ездил, бесполезно рассказывать.

Наконец мы подкатили к неприметному домику на окраине города. Не то, чтобы развалюха, скорее просто "среднестатистический" дом, мимо которого ходят толпами, и не замечают его - настолько хорошо он вписывается в пейзаж. Я слез с мотоцикла, помог спрыгнуть Джес, подождал, пока она обуется, осмотрел ее со всех сторон. Оправил редкие складки ткани. Что ж, по крайней мере, никаких кровавых пятен на сарафане не было, я этого втайне опасался. И девушка, вроде бы, уже не так сильно хромала и морщилась. Время у нас еще было - целых две минуты, так что я спросил:
- Как ты себя чувствуешь?
- Мне очень хорошо, Адриан. - Джес улыбнулась своей белозубой улыбкой. И я вновь видел по ее глазам, что не врет.
- Как поживает мой подарок в твоей попе?
- О, ему там очень удобно. Пока я спала, попка немного привыкла, уже не так саднит. Но я, конечно же, все еще чувствую ваш подарок при каждом движении. Он невероятно мешает, и это меня так возбуждает… - Щебетала Джес.
- Понятно. - Сказал я. - Что ж, я рад, что тебе хорошо. Сейчас ты встретишься с одним из моих старых друзей. Помалкивай, говорить буду я.
- Как скажете, мастер.

И я нажал на кнопку рингтона.

Звонка я не услышал, но точно знал, что Саймон отзовется. Он как то сказал, что рингтон вшит в его коммуникатор и слышен всегда и везде. Потому что сам коммуникатор у Саймона вшит в запястье, как и у меня.
Действительно, спустя пять-семь секунд отворилась калитка, и на пороге появился заспанный низкорослый паренек. Внешне Саймон производил совершенно безобидное ощущение. Не только сейчас, вообще всегда. Доверчивые глаза, вечно лохматая голова, абсолютно не подходящие для него очки в какой-то доисторической оправе. Он еще и одевался вечно в одежду, разные части которой не подходили друг к другу. То ли из бунтарства, то ли действительно у него не было вкуса.

Словом, этакий ботаник-нерд, безвылазно сидящий дома за компьютером и в глаза не видевший женщину. Но я абсолютно точно знал, что где-то в недрах рубашки, шорт, халата или даже плавок у Саймона прячется компактный электрошокер. Он однажды применил его при мне (хорошо еще, что не на мне), и я был поражен скоростью реакции щуплого паренька. Она была молниеносной, невероятной, немыслимой. Я в этом плане даже рядом не стоял. И даже в паре километров от. И похоже, что Сай отлично знал, в какую точку человеческого организма надо ткнуть, чтобы мгновенно вырубить его высоковольтным разрядом. Не знаю, где он всему этому выучился, никогда не спрашивал. Потому что виделись мы с ним всего раз пять за все время знакомства, и большую часть из них - по делу.

Вот и сейчас я лишь коротко пожал нерду-"суперагенту" руку, кивнул на негритянку:
- Это Джес, она со мной.
Глаза Саймона коротко пропутешествовали с миловидного личика Джес на ее грудь, на сексапильный живот, потом на ноги. Он молча покачал головой, отвечая на какие-то своим мысли, но ничего не сказал.
- Комната готова, Сай?
- А как же. Все настроено и включено. У вас минута, как заказывал.
- Спасибо. Спиши оплату с моего счета.
- Как скажешь.

Мы прошли вглубь берлоги Саймона, спустились по неприметной лестнице в подвал и оказались на пороге одной из самых странных комнат, которую мне когда-либо приходилось видеть.
Это была действительно не комната, а Комната. Я знал, что под скромной поливиниловой обшивкой скрываются толстенные свинцовые стены. Вся Комната - это один здоровенный полый куб из свинца, включая потолок и пол. Не было окна, только маленькая дверь, очень толстая и невероятно тяжелая. Но одним только свинцом дело не ограничивалось. По всему периметру Комнаты были смонтированы гаджеты, единственным предназначением которых было - глушить. Все: радио-, спутниковые, сотовые сигналы. Беспроводные протоколы любой частоты. Ничто из внешнего мира не могло проникнуть в Комнату, и ни одна даже самая малюсенькая радиоволна не могла выпорхнуть за ее пределы, пока дверь закрыта.

Я пользовался комнатой всего два раза в жизни, оба раза оказывалось, что я дую на воду, но я не жалел. Саймон получал огромные деньги (использование комнаты оплачивалось посекундно) не просто так. Его репутация, равно как и моя была безукоризненна. Он предоставлял сконструированную им от пола до потолка, до последнего винтика в гаджетах Комнату для переговоров. Самых тайных, важных, самых конфиденциальных. И никто никогда не мог упрекнуть Саймона в том, что после совещания в его Комнате чьи-то секреты оказались доступны третьим лицам. Сай охотно демонстрировал всем сомневающимся могущество Комнаты. Для этого требовалось лишь позвонить по телефону и войти внутрь. Стоило двери захлопнуться, как разговор прерывался, а коммуникатор начинал судорожно искать сеть.
Но я сегодня пришел в Комнату вовсе не для того, чтобы вести переговоры. Мне требовалась абсолютная, стопроцентная изоляция от окружающего информационного пространства. Проще говоря, мне нужно было создать условия, при которых Джес лишилась бы доступа к Сети.

Возможно, вы уже поняли, в чем тут смысл. Если нет, я объясню чуть позже.
- Сесть не предлагаю, постоим. - Сказал я девушке, стоило двери за нами захлопнуться.
- Конечно, как скажешь…. - Кивнула Джес и тут же спросила: - Скажите, мастер, а… Почему я не вижу Сеть? Вообще, ни одного входа. Это из-за комнаты? - Она сильно удивилась.
- Именно. Пока мы здесь, ты не получишь никаких данных извне. И не отправишь их. Мы в полной изоляции, и я хочу, чтобы ты решила одну простейшую задачу. Она очень старая, и вряд ли в Сети ты смогла бы найти ее, если не искать специально. Но для искусственного интеллекта решение подобной головоломки - не проблема. Итак: волк, коза и капуста находятся на одном берегу. Ты должна перевезти все объекты на другой берег. У тебя есть только одна лодка, перевезти ты можешь только один объект за раз. Какова должна быть последовательность действий, при условии, что волк съест козу, а коза - капусту, если останется без присмотра?

Задача, честно говоря, детская, и решение ее тоже простое. Но не настолько очевидное, чтобы выдать его на гора в первую же секунду. Придется подумать. Составить какие-то схемы, пусть и мысленно. Поломать мозги. Такой проверкой я убивал трех зайцев одновременно. Если Джес - человек, то она либо знает эту задачу, и скажет ответ очень быстро, либо не знает, и тогда будет думать долго. Если она ИИ, то решит ее куда быстрее, затратив, буквально, секунд пять времени. Но это - при условии, что ею никто не руководит извне. Если она, как искусственный интеллект действительно способна на самостоятельные поступки. А если руководит? Тогда она вообще не выдаст ответ, и это значит, что мне придется от нее избавиться…

- Сначала надо перевезти козу. Потом - капусту. Забрать козу и отвезти на тот берег волка. Потом вернуться за козой. - Заявила Джес, спустя 15 секунд. - Мастер, а почему вы привели меня в эту комнату для решения этой задачи? Ведь с помощью Сети я могла бы решить ее в доли секунды…. Или… - Она непонимающе смотрела на меня, и я почти слышал, как у нее в голове щелкают шестеренки. - Или вы хотели проверить силу моего интеллекта, отдельно от Сети?
Я молчал. Ну что ж… Похоже, что она действительно не врет. И я спокойно и в дальнейшем могу доверять прогнозам, которые получаю на информационном плане планеты. И более того - она формулирует осмысленные вопросы, будучи полностью изолированной от внешнего мира. Это значит, что весь огромный комплекс ИИ, который должен занимать десятки и сотни гектаров подземной площади действительно каким-то образом умещается в этой небольшой и красивой головке… По крайней мере, вряд ли я смогу придумать какую-то другую проверку, способную доказать обратное.
- Примерно так. - Сказал я. - Я тебе все объясню, когда мы приедем домой. У меня были на твой счет сомнения, но теперь я пришел к выводу, что все в порядке.

- Это здорово. - Негритянка обняла меня. В ее словах, где я подсознательно пытался уловить фальшь и наигранность было столько искренней радости, что я усилием воли отогнал от себя подозрения и мысли о двойной игре девушки. Невозможно играть настолько искренне. Не со мной. Я не вчера родился, и умею отличить искренность от актерства. Особенно… теперь.
Вскоре дверь открылась, на пороге возник Саймон, и застал нас с Джес обнимающимися. Но не выказал и тени смущения. Похоже, что ему было по барабану, чем занимаются люди в Комнате, лишь бы платили за ее использование.
- Спасибо Сай. Ты меня выручил.
- Не вопрос. Обращайся, звони. - Он расплылся в довольной улыбке, особенно, когда снова взглянул на Джес. Видимо такие шикарные девушки не очень часто посещают его обиталище. А может и часто, кто его знает?
Пока мы мчались по хайвеям в сторону дома, я размышлял над результатами своего теста. Совершенно точно получалось, что действиями Джес не руководят извне. Также мне теперь доподлинно ясно, что она не связана с огромными серверными фермами, и не является лишь красивым "ярлычком", острием огромной машинной мощи. Она и есть сама эта мощь. А Сеть для нее - лишь рабочее пространство.

Оставался не до конца выясненным вопрос - человек она или био-гиноид…. Но в какой-то момент мне в голову пришла очевидная мысль: это было бы слишком сложно. Зачем городить огород, выдавать живую девушку за секс-бота с ИИ, если можно было бы подослать ко мне самую обычную девушку? С обычной историей: потерялась, ограбили, хотели изнасиловать, все дела. Ударили по голове, не понимала, что происходит. Для Джунглии такая история более, чем правдоподобна. А уж после двух месяцев воздержания я вряд ли отказал бы прекрасной голой негритянке в ласке и тепле. А потом не отказал бы еще раз, но уже в другую дырку… Я никогда не сторонился девушек и обожаю горячий, безумный секс. Другое дело, что ни одной из тех, с кем спал, я не доверял до конца. Но я параноик и мизантроп. Я вообще никогда и никому не доверяю.

Так вот, если бы кто-то хотел выведать мои секреты, ему не стоило бы так демонстративно обращать мое внимание на Джес. Наоборот, стоило выставить ее бедной овечкой. Если б я был на месте предполагаемого нанимателя негритянки, я бы сам пришел в ужас от аляповатого вранья насчет творения доктора Фроста. Ведь это легко проверяется при помощи инфотрейдеров, достаточно заплатить биткредами. Но, похоже, сейчас в этом уже нет никакого смысла.
Итак, вариант один из одного. Джес и впрямь одно из самых удивительных человеческих творений, гиноид с прекрасным женским телом, секс-бот, всегда готовый к любой прихоти своего владельца. При этом, она способна познавать мир, хранить и обрабатывать информацию, задавать вопросы, учиться. Радоваться, смеяться, улыбаться. Плакать, испытывать боль. У меня не умещалось в голове, каким образом все это реализовано в искусственном теле с искусственным интеллектом, который априори холоден, логичен, безэмоционален. Но возможно мне когда-нибудь повезет узнать и эту тайну. А пока…
- Держись крепче, срежем путь! Умираю от голода! - Прокричал я, утапливая акселератор в руль Ямахи. Вокруг меня крепче сомкнулись прекрасные обнаженные ножки.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Добравшись до дома, я увидел, что пакеты из супермаркета уже стоят за воротами. Это одна из тех замечательных вещей, которые меня очень радуют в Соларии – здесь как-то очень быстро и слаженно работает доставка. И заказать можно вообще, что угодно, от еды до легких наркотиков. Инструменты, одежду, обувь, стройматериалы… Есть даже магазины, специализирующиеся по доставке домашних животных. Замучило одиночество, заказал себе котенка, и через полчаса у твоей двери уже мяукает мохнатое недоразумение в полоску. Или в белых”перчатках” на лапах – кому что…
Я, впрочем, еще не настолько обленился, чтобы заказывать себе все товары с доставкой без разбора. Иначе вообще не было бы нужды выходить из дома, и я заплыл бы жиром. Одежду и обувь я всегда выбирал лично, и все остальные вещи тоже покупал, отправляясь ногами в магазин. Но толкаться между полками продуктовых маркетов мне с некоторых пор банально скучно, и жалко тратить на это время. Хватит, натолкался уже в свое время…


Я заехал в гараж, обернулся к Шоколадке,и увидел, что она уже сидит голышом. Платье опять скомкала и продолжает мять в кулачке. Я вытаращился на нее.
- И давно ты так сидишь?
- Пару минут. Мне стало очень жарко, мастер, и я…
- Так вот почему на нас так таращились из того Бентли! А потом свистели и орали вслед! – Я был не столько разгневан, сколько шокирован. – Почему ты нарушила мой приказ и разделась на людях?
- Я… мастер, я сняла платье, когда еще никого вокруг не было. – Джес потупилась и смотрела в пол. – А потом, когда появилась та машина, я прикрылась руками…
- Угу. Прикрылась она, ну-ну. То-то водитель Бентли чуть в столб не влетел, как ты прикрылась. – Я был раздосадован. Хотя и меньше, чем ожидал. В конце концов, ничего особенно страшного не случилось. – Значит так, Джес, я приказываю тебе никогда без моего прямого разрешения не раздеваться и не разуваться вне стен моего дома или при посетителях моего дома, тебе ясно?
- Ясно, мастер… Простите меня. – Очень тихо пробормотала негритянка. - Я готова понести любое наказание…
- Наказание? Ха! У тебя на попе нет живого места! И как, по твоему…
- Она уже почти зажила. – Снова этот ее тихий голосок, больше похожий на шепот.
- Что?! – Вот теперь я был шокирован по-настоящему. – Как зажила? Я тебя выпорол так, что там заживать должно несколько дней!
- Простите мастер…. – Негритянка готова была заплакать. – Я снова сделала то, чего не должна была… чего вам не хотелось бы…
- Не понял…. Ты о чем?
- Я… включила ускоренную регенерацию кожных тканей. Это простейшая операция, занимает считанные минуты, наниты справляются с ней легко. Правда, организм сжигает больше энергии, но результат…
Пока она бормотала, я молча развернул ее спиной к себе и посмотрел на попу. Действительно безобразных следов от моей порки почти не осталось. Так, легкое потемнение, несколько слабо заметных шрамов. Поразительно! От толстых кровавых рубцов не осталось и следа, а самое главное – на это ушли считанные минуты! Видимо она включила эту свою регенерацию еще в душе, и поэтому так легко перенесла обе поездки на мотоцикле.

Это просто невероятно, и самое главное – открывает уникальные возможности. Разумеется, в первую очередь для военной промышленности. Я не представлял себе, имеет ли кто-либо сегодня таких же нанитов, что в теле Джес. Но если имеет, то наверняка они находятся на вооружении армии. И неизвестно еще, только ли одной. Ведь с использованием этих нанороботов можно получить, фактически, идеального солдата. Мгновенно зарастающего, способного на головокружительные кульбиты и огромные прыжки. Наверняка, мускульная сила увеличивается многократно… А выносливость? А способность питаться чем угодно, даже спермой? Это ведь все заслуга не искусственного тела, а нанитов.

Вчера я беспощадно выпорол эту черную сучку, а сегодня она улыбается, как ни в чем не бывало. И эта технология до сих пор – тайна? Или уже нет? Любая страна убьет за нее. Без раздумий. Любая спецслужба заплатит жизнями десятков агентов, лишь бы получить таких чудо-нанитов. А я сейчас смотрю на почти полностью восстановленную шоколадную кожу девчонки-негритянки, использовавшей силу нано-роботов, чтобы, смешно сказать, позволить мне и дальше пороть ее за провинности.
Я поймал себя на том, что думаю о нано-роботах в теле Джес почти с завистью. Хотел бы я стать таким же как она? Многократно сильнее, быстрее, выносливее? Что за глупый вопрос, любой бы хотел. А самое главное, ведь эти нано-боты наверняка проникают даже в мозг. А это значит, что можно устанавливать мгновенную и очень тесную связь с любой компьютерной системой, использовать огромные ресурсы. И это не идет ни в какое сравнение с тем небольшим и ограниченным в мощности чипом, что вживлен мне в подкорку.
- Значит так, о твоем наказании мы поговорим позже. – Решил я. Возьми пакеты от ворот и тащи в дом, я поставлю мотоцикл на место.

Я забрал у нее из кулака безжалостно измятый сарафан (похоже, она вообще не ценит свою одежду) и потянул Ямаху в слот перезарядки. Шоколадка направилась на улицу, довольная, что снова может шляться голышом, и обретя по такому случаю свою грациозную походку.
Мы с негритянкой встретились в холле, и я указал ей на дверь кухни. Поставив пакеты на стол, она по моей просьбе начала раскладывать и рассматривать мои заказы. А я в это время нещадно мял и шлепал ее попку. Проверял, действительно ли она зажила, или это только кажущееся восстановление. Ну и наслаждался ощущением нежной упругой шоколадной плоти. От тела мулатки исходил жар, вкупе с несильным запахом пота. Похоже она не врала, говоря, что ей жарко. Но меня этот запах лишь сильнее возбуждал, и я с удовольствием сжимал ладонями ее круглую нежную попу, иногда блуждая пальцами по анусу и даже пробираясь еще дальше.

- Вы довольны осмотром, мастер? – Довольно улыбнулась Джес.
- Доволен. – Я последний раз наподдал ей хорошего звонкого шлепка и оторвался от попки. – Не стану говорить, будто не рассердился. Ты больше никогда не должна включать ускоренную регенерация без моего прямого разрешения! Но еще ты меня сильно заинтриговала. Не предполагал, что ты можешь так быстро восстанавливаться.
- Это ерунда. – Махнула она рукой, разглядывая бутылку оливкового масла, выуженную из пакета. – Последствия порки устраняются очень легко. И это далеко не самое страшное, что может случиться с девушкой. В меня заложена многочасовая программа по восстановлению после серьезного повреждения внутренних органов или расчленения..
- Что?!! – Я не поверил своим ушам. – Какого еще расчленения?
- Самого настоящего. Когда берут какой-нибудь тесак, и отрубают пальцы, руки или ноги… Или делают еще какие-нибудь очень жестокие вещи.

Я молчал, шокированный. Я ничего не понимал. Потом спросил:
- Но как это вяжется с программой секс-бота?
- Почти никак. – Джес быстро шуршала пакетами и упаковками. Сиськи при каждом ее движении слегка покачивались. – Такая регенерация нужна на случай, если со мной случится несчастный случай. Например, если это тело собьет машина. -
Она выразительно провела по изгибу своей талии. – Или на меня нападут хулиганы, покалечат, сильно изобьют, повредят внутренние органы. Человек в таком случае вряд ли выживет. Но наниты позволяют использовать резервы организма. Ведь на их разработку потрачено огромное количество ресурсов. И жизнь каждого носителя таких нано-частиц куда ценнее человеческой.
- Вот как. – Я начал понимать. Очень кстати пришелся этот разговор. – Скажи, а ты знаешь еще каких-нибудь носителей таких вот нанитов?
- Нет. Но это не означает, что их не существует. Похоже, такие разработки не выкладываются в Сеть, и я не могу найти никакой информации, хотя и знаю, приблизительно, что искать.
- Это как раз не удивительно. Высшая степень секретности… Джес, а почему ты сказала “почти”? Почти не вяжется с программой?
- Потому что, мастер…. – Она замялась, словно бы не была до конца уверена, стоит ли говорить о таком. – … потому что некоторые любители могут сильно навредить телу секс-бота в процессе ролевых игр. По-настоящему покалечить, исключительно ради достижения оргазма. Таких садистов не много, но они есть. И моя программа предполагает возможность работы даже с ними.

Я помолчал. Потом понял, что это выше моей способности к осмыслению. Я никогда в жизни не представлял себе столь вопиющего обращения с женским телом, чтобы после него даже наноботам потребовались долгие часы для восстановления. Так что я отбросил безнадежные попытки, и решил все-таки до конца разобраться с фактологией.
- Погоди, но ведь ты сказала, что тебя программировал доктор Фрост. И он разрабатывал тебя, как свою личную любовницу? Неужели он вложил в тебя все это?
Негритянка покачала головой. Выложила из второго пакета несколько упаковок хрустящих чипсов, гранаты, апельсины, персики, виноград. Я люблю фрукты. И еще всякую гадость.
- Не он. Эта программа написана кем-то другим, а мой создатель лишь наложил ее на матрицу моих моральных ограничений. Вряд ли у доктора Фроста хватило бы извращенной фантазии предусмотреть такие невероятные способы совокупления, как коитус в ухо, выдавливание глаз или отрезание рук…

- Все, все, достаточно, я понял. – Я потряс головой, несколько выбитый из колеи. – Значит, какой-то затейник писал программу для сексуальной марионетки, которая могла бы безропотно удовлетворять в борделе будущего любого самого ублюдского клиента. Любопытно….
- Верно. И поэтому мне страшно повезло, что я встретила тебя. – Джес посмотрела мне в глаза очень серьезно. – После взрыва в “Омеге” я могла стать чьей угодно собственностью. Это был чистейший форс-мажор. И надо мной могли бы сейчас издеваться, как угодно. Зверствовать, глумиться. Резать на куски. Возможно, кусать до крови или даже заживо есть. То, что делаешь ты – это вовсе не зверство, а очень увлекательная сексуальная игра. Возбуждающая и умелая. Ты был вчера просто роскошен, Адриан. Безжалостен и роскошен. Я уснула счастливой.

- Ага. С истерзанной задницей и анальным дилдо в жопе. – Саркастически усмехнулся я.
- Именно. Каждый понимает счастье по-своему. Ведь ты тоже был доволен, выпоров и отымев меня, как последнюю подзаборную шалаву, верно? – Она не сдержала обольстительной улыбки, глядя на меня.
- Верно, черныш… – Я вздохнул. – Только почему ты говоришь, что тебе повезло встретить меня? Ты ведь секс-бот, и в тебя заложены все эти программы, ты должна получать кайф от любой извращенной игры, разве не так?
- Знаешь, Адриан, – сказала Джес, доставая последнюю упаковку из пакета и ловко сминая шуршащий полиэтилен, – любой секс-бот, даже если он кайфует от секса и любит извращения, все равно испытывает страдания. Я мыслящее существо. И я не хочу страдать. По крайней мере, не настолько сильно.
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
После завтрака (ел я, негритянку наказал и отправил на улицу голой: потеть и мучиться под солнцем), я с Шоколадкой расположился в гамаке, подвешенном у меня на заднем дворе, неподалеку от бассейна. Там растет парочка здоровенных платанов, очень раскидистых, и дающих прекрасную тень. В ветвях одного из деревьев я соорудил себе небольшой шалаш, в который забираюсь, когда начинает грызть ностальгия по детству.

Сейчас лезть на высоту не хотелось, так что я просто упал обнаженный на большое упругое полотно, где с комфортом могли расположиться трое, и жестом пригласил Джес последовать моему примеру. За те полчаса, пока я не торопясь расправлялся с салатом, отсматривал свою почту, проверял обновления своих любимых шоу и сериалов, Шоколадка успела изрядно поджариться на Соларийском солнцепеке. Вся ее кожа блестела от пота, от тела девушки шел обжигающий жар, и это было невообразимо развратно.
- Садись ко мне между ног. – Велел я. – Будешь добывать свой завтрак.
- Слушаюсь, мастер. – Джес быстро заскочила на гамак, скрестила ножки, и коснулась горячими пальцами моих бедер. – Приказывайте, прошу вас.
- Отсоси мне. Неторопливо, нежно. Так, чтобы я почувствовал, как ты любишь ласкать мой член своим горячим ротиком. – Потребовал я. И прикрыл глаза, поскольку в следующий момент у меня в районе паха начался настоящий праздник: джесины губы коснулись головки моего члена.

Она была очень нежна и действительно не торопилась, облизывая пенис со всех сторон, словно мороженое. Пару раз заложила его за щеку, и осторожно потерла о зубы и десны. Потом вернула обратно в рот и начала работать губками. Голова негритянки неторопливо кивала, раз за разом заглатывая все больше и больше члена в рот, я чувствовал, что головка уже касается ее узенького горла, и с минуты на минуту она начнет заглатывать его до самого конца и упрется носом мне в пах. Эта мысль меня возбуждала до крайности, и я гладил ее по голове, почесывал за ухом, и ждал, что же будет дальше.

Джес действительно осмелилась заглотить член на всю его длину. Я ощутил тугое сопротивление глотки, потом – снова свободу. Мулатка выпустила мое орудие изо рта почти полностью, но вновь решительно заглотила его. И я снова почувствовал, как меня пытаются проглотить… Очень приятное ощущение. С каждой секундой Шоколадке все лучше удавалось справляться с моим толстым и длинным хером, она все увереннее вводила его в свою глотку, потом мягко расслабляла ее и почти выпускала пенис изо рта, но в самый последний момент делала мощный всос – слышалось хлюпанье, слюна текла настоящим потоком. Язык Джес работал с монотонностью комбайна, он щекотал и ласкал, порхал вокруг головки и вокруг ствола, всячески побуждал меня стонать и двигать тазом, хотя валяясь в гамаке, это не так то просто делать.

Прошло десять минут, и Джес понемногу наращивала темп, отлично понимая, что нежность и ласка – это здорово, но к оргазму они не приведут. Сейчас она уже не только лизала, сосала, хлюпала и заглатывала, но еще и потихоньку помогала себе ручкой – ее цепкие пальцы начали перебирать мою мошонку, и это было очень правильное решение. Одновременная атака на две эрогенные зоны – это беспроигрышная тактика. Другое дело, что сегодня я вполне был в состоянии себя контролировать, и мог почти бесконечно оттягивать момент взрыва. Я собирался насладиться нежным ротиком Джес сполна. К тому же, пока что она сделала не все, на что я рассчитывал.

Прошло еще пять минут, и Джес подняла на меня глаза, чтобы оценить, нравится ли мне то, что она делает. Член с сочным чавком вышел из ее губ.
- Мастер, вам хорошо? – Спросила Джес, тут же снова начала потихоньку играться язычком с головкой.
- Очень хорошо… Мне просто не может быть плохо, когда мой член ласкает такая сисястая шлюшка, как ты. Кстати, помоги-ка себе сиськами, а то они, по моему, заскучали.
Умница Шоколадка мгновенно поняла, что я имею в виду. Она немедленно приподнялась так, чтобы член оказался зажат между двух больших упругих молодых сочных грудей. Головка члена все еще касалась ее губ, и теперь Шоколадка начала понемногу двигаться вверх-вниз, крепко сжав сиськи руками с обеих сторон.
- М-м-м… Умница…. – Пробормотал я, потому что ощущения были действительно волшебные. – Ты просто умница, шлюшка… У тебя такие классные упругие сисечки, они словно созданы, чтобы трахать их моим хером…
- Я очень рада, что вам нравятся мои сиськи, мастер! – Радостно ответила она, и продолжила сосать головку и трахать мой член своими грудями. – Пожалуйста наслаждайтесь ими, сколько пожелаете, мой повелитель.
- Ах ты грязная знойная шалава… – Лениво протянул я, чувствуя, что скоро кончу, просто залью большие черные буфера спермой, и у нее на лице будет много кончи. – Признайся шлюшка, ты хочешь, чтобы я тебе обкончал все лицо?
- Конечно, мастер. Это будет прекрасно. Облейте лицо вашей грязной черной шлюшки-рабыни своей вкусной спермой. – Томно попросила она, ни на секунду не замедляя темпа своих сисек. Она трахала меня уже десятую минуту кряду, активно ласкала головку, облизывала и обсасывала, обливая литрами слюны весь член. Всего мы с ней забавлялись около получаса. Долго я сдерживаться не мог.

- Ну же, пососи меня еще, грязная сучка, я сейчас кончу на твое черномазое личико! – Рычал я, и Джес ускоряла темп, скакала на мне вверх-вниз и старательно лизала хер, делая все, что было в ее силах, дабы помочь мне.
- А-а-а… – Я почувствовал, как дикая волна оргазма меня накрывает, ухватил ее “за хвост”, и понесся к финишной черте – на свободу, к прекрасным пухлым губкам, свежим упругим щечкам, развратному и умелому язычку…. Сперма била фонтаном, заливая Джес глаза и нос, оставаясь в волосах, размываясь по лбу и стекая по щекам. Все ее лицо покрылось семенем, оно текло по круглым торчащим сиськам, а негритянка все двигалась на мне, продолжая трахать член крепко зажатыми грудями.
- Вот тебе, шлюха, вот себе сучка черномазая… Получи мою сперму прямо в лицо… Ты так этого хотела… Так об этом просила.. И размаж ее по сиськам, грязная ебливая шалава, подзаборная пиздень… - Я был где-то в районе нирваны, и нес всякую похабную околесицу, просто от избытка кайфа.

Наконец оргазм схлынул, и я немного пришел в себя. Поглядел на негритянку – все ее лицо было заляпано семенем, и она старательно слизывала остатки с моего члена.
- Спасибо вам, мастер… – Приглушенно проговорила девушка, выпуская мой инструмент из своих губ. Теперь она начала было облизывать свою грудь, но я быстро ухватил ее прямо за язык.
- Неа. Сядь на мой член, шлюха.
- Слушаюсь, мастер.
Джес очень быстро вскарабкалась на меня, и оседлала пенис, который теперь грозил долго перезаряжаться и оставаться стоячим. Мне это и требовалось.
- А теперь начинай потихоньку трахать меня своей жаркой пизденкой, а я буду тебя кормить. – Заявил я.
- О-о… Спасибо, мой повелитель… – Под слоем стекающей спермы я заметил счастливую улыбку негритоски.
- Не за что. Я хочу поглядеть, как ты будешь сосать мои пальцы.
И я начал собирать с ее сисек свою сперму и засовывать ей в рот пальцы. Джес очень старательно их облизывала и обсасывала, яростно работая язычком. Одновременно с этим она крепко сжимала своим влагалищем член и двигалась на нем, так что получалось, будто меня трахают с двух концов. Я вдруг обнаружил, что меня это заводит не хуже давешнего минета и траха между сисек. Тем более, что пальцы у меня чувствительны – годы занятий йогой и магией не прошли даром. Так что щекотка шершавым негритянским язычком была невероятно приятна.

Сантиметр за сантиметром я вычищал джесину грудь от своего семени, она исправно обсасывала мне пальцы, щекотала их языком и глотала сперму. Семя капало с ее лица на грудь, и пачкало снова, и я вновь собирал тягучие капли пальцами, и отправлял в горячий жадный рот. И жадные пухленькие губки вновь с голодным энтузиазмом обсасывали пальцы, и язычок довершал работу.
- Ну как, вкусно? – Полюбопытствовал я, когда более-менее вычистил ее сиськи.
- Очень вкусно, мастер. Ваша сперма такая солоноватая, совсем не горькая и даже чуть сладкая… Хотите попробовать? – Она игриво улыбнулась.
- Я уже пробовал в отеле. – Напомнил я. – Но почему бы не повторить, у нас с тобой на очереди твоя мордашка…
И я начал обтирать ее лицо, на котором семени было уж не так много. Стоит сказать, что Джес очень шла сперма на лице. Некоторых девушек она портила, но только не ее.
- Знаешь, шлюшка, тебе очень идет, когда на лице конча! – Сообщил я между делом.
- Правда? – Джес обрадовалась. – Жаль, я себя не вижу… Может, вы не будете пока вытирать мое лицо, мастер? Оставьте несколько капель, и я буду так ходить…

Я задумался. Предложение заманчивое, и меня дико возбуждает вид девушки со спермой на губах. Но семя быстро высыхает, и превращается в липкую дрянь.
- Ладно, можешь походить, пока она не засохнет. Ты выглядишь очень соблазнительно, соска.
- Спасибо, мастер. Пожалуйста, называйте меня шлюшкой, мне это так нравится… – Негритянка забросила руки за голову, выгнула спинку (сиськи соблазнительно приподнялись) и начала активнее ерзать на моем члене.
- Я тебе буду звать, как захочу, соска. Ты так хорошо поработала ротиком, сосалка. – Я положил руки ей на грудь и начал ее мять. – Теперь поработай своей писей, черная шлюшка..
- М-м-м… Слушаюсь, мастер… – Девушка еще активнее задвигалась на мне, так что от ее движений начал ощутимо раскачиваться гамак.
Несколько минут она меня самозабвенно трахала, после чего я потребовал:
- А теперь поиграйся со своим дилдо. Мы как-то непростительно давно не вспоминали о нем. Твоя попка наверняка заскучала.
- О… Точно, мастер, вы гений! – Воскликнула Джес, потянулась к своему заднему проходу и начала орудовать там рукой.

Мне не было видно, что она делает, так что я оставил джесины сиськи на попечении лишь одной своей руки, а второй нащупал ее анус – с другой стороны. Девушка аккуратно ворочала анальным стразом у себя в попке, и при каждом движении металлической игрушки в кишке она негромко вскрикивала и еще выше подскакивала на мне.
- Активнее, активнее, сосалка! – Подбодрил я, и в тот же момент металлическая фиговина начала ворочаться в джесиной попе в два раза быстрее. Я касался ее колечка сфинктера пальцами, и чувствовал, как он напрягается изнутри. Джес тянула за дилдо, и оно понемногу начинало выходить из попки, после чего девушка снова отпускала игрушку и заталкивала ее до максимума вглубь, пока я не ощущал, как по пальцам бьет металлический фиксатор. Девушка очень активно двигала жало внутри себя. Доходило до того, что металлическое дилдо выходило почти полностью, и попа Джес расширялась очень заметно. Я легонько ощупывал ее анус и щекотал, царапал и теребил. Шоколадка прыгала на моем члене, кричала и стонала.

Обе ее дырочки были заняты по полной программе, и она наслаждалась бесстыдным и сладким процессом траха.
- Ох, вот так… да, мастер, выебите свою черную сучку… свою черномазую потаскуху, свою мокрую хуесоску…. – Она стонала все громче, хватая пальцами свой дилдо, сжимая до боли свободной рукой левую сиську (правую мучил я), и прыгая на моем члене во всю.
- Моей грязной хуесосочке нравится, когда ее жестоко ебут в обе дырки толстыми членами? – Полюбопытствовал я, особо жестко выкручивая черный торчащий сосок.
- ОооООооо!!!! – Она уже почти рыдала в экстазе.
- Нравится, шлюха? Отвечай?! – Я сжал ее сосок так, что у негритянки выступили на глазах слезы, она в отместку рефлекторно почти до боли сжала мой член своей огненной пиздой.
- ДААааааААА!!!! Да, мастер, я обожаю ваш толстый хуй!!!! – Кричала Джес в безумстве оргазма. – Оооо!!! Я кончаю, мастер!!! Я кон!!!…. чаю!!!!!! ААаааА!!!!!! – Она металась на мне и яростно царапала свою грудь, оставляя глубокие борозды, а иногда натурально продирая кожу до крови. Я содрогнулся, представив, что она могла бы сейчас опираться рукой на меня.
- Кончай шлюха подзаборная, кончай… ты заслужила… – Я похлопал ее грудь, с любопытством наблюдая, как девушку трясет волна экстаза, как она падает на меня всем телом, так и не выпустив из руки свою истерзанную сисечку, сжатую мертвой хваткой… Покрытое спермой лицо ткнулось мне в губы, я почувствовал легкий солоноватый привкус. Я сам до оргазма так и не дошел, но меня это не слишком заботило. Сколько их мне еще предстоит с этой знойной черномазой красоткой….

С минуту Джес лежала неподвижно, приходила в себя. Потом открыла глаза и приподнялась надо мной. Мы оба были горячие, потные, покрытые спермой (лица) и выделениями смазки (все, что ниже, пояса). Молча Джес посмотрела на мое лицо, и начала облизывать все те капли спермы, которыми меня невольно перепачкала. Не сказать, что это было особенно тонкое наслаждение – когда твое лицо облизывает женщина. Но от осознания того, КАКАЯ это женщина, я чуть тут же на месте не кончил. Кстати, возможность была – ее упругое влагалище все еще крепко обхватывало мой хер. Но я еще не успел “перезарядиться”

Я изредка делал мышечное усилие и напрягал член внутри у Джес. Она в ответ напрягала вагинальные мышцы, и я ощущал, как меня сдавливает со всех сторон… Этакий безмолвный обмен прямыми и понятными сигналами на уровне половых органов.
Когда она закончила меня вылизывать, я, сам от себя не ожидав, схватил девушку за плечи, резко перевернулся, навалившись на нее, подмял под себя. Даже член не вытащил из влагалища, и он продолжал пульсировать в моей прекрасной черной сучке, горячий, толстый и красный от вожделения.

Я молча схватил негритянку за голову, начал облизывать джесино лицо, собирая капли спермы языком. Но не глотал, а сцеживал семя ей на губы. Шоколадка тут же уловила смысл, и начала облизываться, сметая каждую новую порцию спермы в рекордный срок. Наши губы и языки легко касались друг друга, и снова расходились. Этот момент встречи для сдачи-принятия “груза” бы чем-то, вроде начала и конца пути, по крайней мере, я так воспринимал происходящее. Было немного щекотно, очень приятно и просто волшебно. Возвращать девушке ее же ласку – это всегда приятно.

Так я обошел все ее личико – от лба и тонких бровей, ушей и носа, до подбородка. Последние несколько капель я слизал с шеи, грациозной, как у древнегреческой статуи. Только моя статуя была живой, горячей и невероятно похотливой. В последний раз я прикоснулся языком к ее ротику, но вместо того, чтобы позволить Джес слизать сперму, протолкнул язык внутрь, и впился в женские губы долгим поцелуем. Она обхватила меня руками и ответила жарко, яростно, с первобытным энтузиазмом страсти. Минуту мы сосались, словно любовники, которые не виделись год и встретились буквально на минуту. Жадно, бесстыдно, взахлеб. Глотали слюну друг друга, стонали от наслаждения, сжимали тела друг друга в яростных объятиях. Мою спину вновь царапали когти дикой пантеры. Она обхватила меня ногами, и начала понемногу подталкивать пятками в попу, так что я даже не сразу осознал: негритянка хотела, чтобы я трахнул ее и кончил вовнутрь.

Я не стал отказывать прекрасной развратной девушке, и начал активнее двигаться внутри ее жаркой норки. Чуть сменил позу, переместил центр тяжести, так что теперь мы с Джес лежали на боку, и я неторопливо, но понемногу ускоряясь, долбил ее между ног, не отпуская горячих распухших засосанных губ. Девушка лежала, прижавшись ко мне, закрыв глаза, позволяя мне делать с ней все, что пожелаю, иметь ее, как захочу, и это было восхитительно. От осознания полного доверия своей партнерши, я буквально в три минуты вошел в настоящий раж, разогнался до очень серьезной скорости (член внутри Джес уже изнемогал от жара, казалось, в ее вагине все пылает огнем) и наконец кончил, в очередной раз устроив локальное наводнение в одной отдельно взятой женской пещерке.

Второй оргазм за час?… Это уже не казалось чем-то фантастическим, наоборот, организм приспособился, и обещал перезарядиться достаточно быстро. Я вынул пенис из Джес, и лег на спину. Сил на то, чтобы встать и ополоснуться не осталось. Солнечные лучи пробивались сквозь толстую крону платана, скользили призрачной сетью по нашим телам. Изумительное сочетание прохлады и тепла. Воздух был прогрет до тридцати градусов, так что я не ощущал никакого дискомфорта, лежа голышом под открытым небом.
Я закрыл глаза, пообещав себе, что отдохну всего лишь несколько минут, и как-то незаметно провалился в дремоту.

Читать продолжение на http://adrianrayne.blogspot.ru

Это сообщение отредактировал sxn331244552 - 08-01-2015 - 14:50
sxn331244552
 
  • *
  • Статус: Нравятся сисястые молодые шлюшки, обожающие секс
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Проснулся я от того, что меня целовали. Мягко, ласково, нежно, но ощутимо. Женские губы касались моего носа, щек, губ, ушей и шеи. Временами я чувствовал, как она высовывает кончик своего озорного языка и проводит им мне по губам, уху или веку, и мне было щекотно, но и очень приятно. Не открывая глаз я поднял руку и наткнулся на разгоряченное тело мулатки. Она стояла надо мной на четвереньках, но умудрялась не касаться моего тела ни единым сантиметром своей кожи. Только губами и языком. Хотя.. Еще я чувствовал, как по груди изредка прохаживаются ее торчащие соски. Ох, Джес… Развратница. Шоколадная шлюшка.

Открыв глаза, я встретился со взглядом Джес. Она разглядывала мое лицо и улыбалась.
- Выспался?
- Ага.. Выспишься с тобой, пожалуй. - Я усмехнулся, шлепнув ее по сиськам. Звук получился неожиданно мокрым и звонким, а висящая надо мной грудь девушки заколыхалась. Я не отказал себе в удовольствии еще несколько раз шлепнуть по ней - уже более чувствительно. Джес не протестовала, напротив: подставляла сиськи под мои ладони и покачивала ими в такт шлепков.
- Вот так надо шлепать таких развратных сисястых шлюх, как ты… - приговаривал я, влепляя грудям негритянки новый шлепок. - Чтобы твои торчащие дойки помнили, какой похотливой сучке они принадлежат… Тебе нравится, соска?
- Очень нравится, мастер. Шлепните меня еще сильнее!! - С наслаждением в голосе отвечала Джес и ее острые соски в очередной раз прочеркивали кривую по моей груди.



- Это хорошо, шлюшка. Значит тебе понравится то, что я для тебя задумал… - Сказал я, начиная лупить ее груди уже куда жестче и бесцеремоннее. С настоящей девушкой я никогда так не поступил бы. Но Джес словно создана была для жестоких безумств, похотливой ругани и бесконечного наслаждения каждым сантиметром ее тела… Так что я безжалостно бил ее груди, смотрел, как она раскачиваются из стороны в сторону, черные, блестящие, увенчанные остриями чувствительных сосочков.
- По моему ты просто обожаешь, когда тебя так жестоко бьют по упругим развратным сиськам, а сучка? - Я возбуждался все сильнее от ощущения вседозволенности, которое открывалось мне в играх с Джес. Я мог трахать ее как хотел, мучить любым способом, и она была откровенно, бесстыдно и абсолютно счастлива, как бы я ни измывался на ее телом.
- Да, мастер, мне очень нравится… бейте меня еще, пожалуйста, умоляю вас.. мои развратные сиськи это так заслужили… - томно стонала Джес.

Ее груди болтались от каждого шлепка, горячие, потные, исцарапанные, невыносимо манящие.. Я представил себе, что должна чувствовать негритянка сейчас, когда я уже добрых пять минут нещадно избиваю ее чувствительные сисечки, изнемогающие под градом шлепков, и эта мысль привела меня в неистовство. Я рванулся вперед, схватил ее груди, впился в них ртом, почти себя не контролируя. Мне хотелось лизать и сосать, кусать и стонать от наслаждения… И я кусал, сосал и лизал горячую, прожаренную экваториальным солнцем плоть, мычал в экстазе и мял упругие груди. Джес стонала, кричала от наслаждения, вцепившись мне в голову своими тонкими, но сильными пальчиками, прижав мое лицо к своим сиськам как можно сильнее. Похоже, нам обоим было невероятно хорошо, только каждому по-своему. Ей нравилось ощущать, как горят жестко отшлепанные и безжалостно, страстно искусанные дойки, а мне - то, как я буквально тону в горячей развратной черной груди, которую так измучил, доставив ее хозяйке острое наслаждение….

Поразительно, но до секса в этот раз не дошло. Я настолько выложился за эти полтора дня, что мог удовлетвориться простым петтингом... Хотя простым его повернулся бы язык назвать далеко не у всех, но по сути наша игра этим солнечным утром была лишь предварительной лаской.
После нескольких минут безумства я утихомирился. Затем вынырнул из недр грудей Джес. Полежал немного, остывая. Стащил с себя Шоколадку и встал с гамака. Она не пыталась меня остановить, но и отлеживаться не стала - тоже выбралась на газон и по-кошачьи потянулась, выгибая спину.
Было душно и жарко. Я весь в поту, своем и чужом, перегрелся и перевозбудился… Похоже, еще чуть-чуть, и меня хватит тепловой удар. Надо было срочно охладиться. И бассейн не подходил, вода там теплая.
- Можешь регенерировать кожу на груди. Пойдем в душ. - Сказал я и мы с негритянкой поплелись в ванную на первом этаже.

Там была большая ванна с гидромассажем, просторная душевая кабинка и большое зеркало в пол-стены. Я запихнул Джес внутрь кабинки (обратил внимание, что царапин и укусов на ее сиськах уже почти не видно), забрался следом, а затем выкрутил на максимум напор холодной воды. Секунду спустя нас с Джес окатило дождем ледяных брызг и раздался ее истошный визг, почти переходящий на ультразвук. Я довольно ржал, цепко ухватив Джес и не позволяя ей вырваться из-под душа и, скажем, сигануть через борт кабинки. Я слишком хорошо помнил ее выкрутасы в гостинице, так что решил предотвратить все эти акробатические номера. Должен отметить, что мне и самому было не слишком комфортно стоять под холоднющей водой. Но за годы жизни в доме Учителя я выучился обливаться из ведра почти что льдом, и имел стопроцентную закалку. Мог ходить голышом по снегу на протяжение часа - дольше просто не проверял. Купаться в проруби. Спать в снегу тоже пробовал, правда недолго. Слишком длительный сон в экстремальных условиях сжигает ресурсы организма в молниеносном темпе, так что я не хотел потратить весь свой внутренний НЗ без нужды.

В общем, ледяной (на самом деле, просто очень холодный) душ, еще и после экваториальной жары и горячего секса со знойной красоткой меня совершенно не смутил. А напротив, помог расслабиться и собраться. Джес, которая, по ее утверждению, не испытывала дискомфорта и в минус шестьдесят, отчаянно визжала, вырывалась и вообще вела себя как самый настоящий человек… Как девчонка, которую окатили нестерпимо холодной водой. Впрочем, я слишком многого требую от человека (я упорно воспринимал Джес не как био-робота), который начал активно жить меньше двух суток назад. А до этого лежал в капсуле, или где там выращивают гиноидов. Ей еще предстоит выучиться использовать свои способности. К тому же, постоянное пребывание в холоде вовсе не равнозначно по стрессу мгновенному перепаду температуры, переходу от расплавленного зноя к ледяным брызгам.

Я какое-то время наслаждался отчаянным визгом Джес, посмеиваясь и похлопывая ее по спине, попе, ногам и сиськам. Потом смилостивился и включил горячую воду. Теперь брызги стали теплее, и девушка успокоилась, даже прижалась ко мне.
- Извини, что без предупреждения тебя облил. - Сказал я. - Летом я обожаю ледяной душ. А лето у меня тут почти круглый год. И его я тоже обожаю.
- И я. - Джес улыбнулась. - По крайней мере, мне нравится солнце и его тепло... И все вокруг такое красивое.. И такие приятные запахи…
- Точно. - Поддакнул я. - Особенно запах одной прожаренной под солнцем негритоски.
Джес одновременно и смутилась, и зарделась, и заулыбалась.
- Не извиняйся за холодный душ, он был очень кстати..
- А, то есть, ты визжала в экстазе наслаждения? - Полюбопытствовал я
- Нет… Я визжала, потому что это было неожиданно. Я иногда внезапно обнаруживаю новые ощущения, и хотя знаю, каково это в теории, но с собственным опытом знания не сравнятся. Так что не переживай, все в норме.
- Договорились. - Я кивнул. - Сейчас я тебя вымою, и ты получишь еще одно новое ощущение. А потом пойдем в зал, страдать какой-нибудь очередной изумительной глупостью… - Бормотал я, откупоривая флакон с гелем для душа и щедро поливая джесино тело. - Вот так… Как следует намыливаем эту бесстыдную черномазую негритоску…
- Я тоже хотела бы намылить моего дорогого мастера. - Доверительно сообщила мне на ухо Джес.
- Так кто ж тебе мешает? У тебя в распоряжении целых две прекрасных сиськи и роскошное тело, шаловливые пальчики на умелых руках… Вперед!

Я быстро размазал гель по передней части туловища девушки, и она немедленно прильнула ко мне. Девушка действительно ловила на лету! Она плавно скользила, обмазывая меня пенящимся гелем (я убрал напор воды, чтобы наши труды не были напрасны). Минуту спустя мы с ней были с ног до головы покрыты белой пеной. Елозили друг по другу, обнимались и обжимались, стискивали тела в скользких ладонях… Мне не раз доводилось ласкать соблазнительных девушек в душе, но негритянок - никогда. Черная кожа под белыми клочками пены выглядела волнующе. Я упирался торчащим, как кол, членом в живот Джес, положил ей подбородок на плечо и несильно надавливал. Я успел заметить, что это странное и не сексуальное, казалось бы, действие, может сильно возбудить некоторых женщин. Не хуже, чем щекотка босых ступней или лизание уха. Кстати, а почему бы не попробовать вот это последнее…

_Пощекочи мне ухо язычком_ - бросил я мысль в сторону Джес. Очки я оставил в комнате на втором этаже, но и без них мой чип работал, просто я не видел, что происходит на дисплее.
Девушка получила сообщение и тут же прижалась своими горячими губами к моему левому уху. Руками и грудью она неутомимо гладила и обжимала мое тело, я щипал и тискал ее, а язычок негритянки неторопливо начал пробираться вовнутрь моей ушной раковины. Это одна из самых острых и тонких ласк, немногие вообще про нее знают. Уши достаточно чувствительны, и если их ласкать влажным горячим язычком, можно доставить человеку самый сказочный оргазм (при условии параллельной стимуляции его половых органов).

Вот и сейчас у меня даже перехватило дыхание, настолько божественное удовольствие я ощутил. Джес копошилась умелым розовеньким языком в моем ухе, левая ее рука неторопливо опускалась на фаллос, а правой она крепко ухватила меня за спину и принялась делать, что любила больше всего: ласкать своего мастера.
Я пробовал такую ласку - языком в ухо - лишь однажды. Мы с той девушкой просто лизали друг друга, где могли, отыскивая новые точки наслаждения. И сейчас я очень живо вспомнил это всепоглощающее ощущение блаженства, словно бы женский похотливый язычок проникает тебе в голову, и щекочет, ласкает, развратно хлюпает… И тебе так горячо, мокро и сладко, что невозможно подобрать какие-то слова. От этого звука я возбуждался даже больше, чем от самого волнующего телесного контакта.

Кайф был такой, что я застонал, сжал в руках упругие сочные ягодицы негритянки, до боли, до синяков впиваясь в них пальцами.

Негритянка поняла, что я сильно возбудился, и ускорилась, начав ласкать меня гораздо решительнее, можно даже сказать - наглее.

Она быстро дрочила член, и не менее быстро щекотала внутренности моей ушной раковины языком. Я понял, что долго не сдержусь, и снова оболью ее спермой, но не хотелось, чтобы это было так просто. Я решил отплатить ей за безумное наслаждение. Схватил анальный страз, который как раз оказался под пальцами. И решительно потянул наружу. Джес чуть не вскрикнула мне прямо в ухо, но в последний момент прикусила язык (очень может быть, что до крови) и ограничилась лишь судорожным сдавленным "Ахх!!!". Я резко выдернул дилдо из ее попы, бросил на пол кабинки.

- Я оттрахаю твою попку. Продолжай лизать, Шоколадка, не отвлекайся. - Сказал я, и с силой ухватился за ее ягодицы, поднимая девушку в воздух, на уровень талии. Понятливая негритянка тут же ухватилась мне за шею руками, ни на секунду не отлипая от уха, ее язычок сводил меня с ума, словно бы все эрогенные точки тела внезапно сползлись в мое ухо и кайфовали по полной программе.

Когда я поднял девушку, она обхватила меня ногами за талию. А я нащупал головкой пениса вход в ее настрадавшийся за эти два дня анус. Член был гладкий и скользкий, но даже не будь он таким, я не озаботился бы его смазкой. Я просто с силой насадил Джес на свой толстый длинный Жезл Жуи и с наслаждением почувствовал, как он проваливается в попку до самого конца. Это было божественно - чувствовать, как ты насаживаешь на член девушку, и она единым махом принимает в себя все двадцать сантиметров. Джес давилась всхлипами, криками, но добросовестно продолжала вылизывать ухо, фактически провоцируя меня на все более активные действия.

Схватив негритянку за жопу, я начал приподнимать и опускать ее, ощущая как узенькая попка сжимается вокруг торчащего ствола. Упоительно. Невероятно... Волшебно! Чистый свежевыжатый кайф, вот как это называлось.
Потрахав Джес в неторопливом ритме около пары минут, я решил чуть сменить диспозицию. Улучил момент когда ее язычок особенно глубоко проник внутрь моего уха, отнял одну руку от негритянской жопы, и схватил девушку за волосы. Грубо, жестоко, фактически оторвал ее от себя. Она заорала, высунув язык, пытаясь дотянуться им до меня, но мне было плевать. Я продолжал не спеша трахать ее анус своим орудием, а голову приблизил к себе - так, чтобы теперь мой рот оказался напротив ее нежного маленького ушка. И принялся щекотать языком.

То, как она вслед за этим начала извиваться, лучше любых криков и воплей доказало мне, что данная эрогенная зона присутствует и у мужчин, и у женщин, и имеет одинаковую чувствительность. Джес конвульсивно билась у меня в руках, стонала и задыхалась, отчаянно трахала своей жопой мой член в приступе яростного похабного вожделения, дергала головой, и я раз от раза перехватывал руку, чтоб еще крепче стиснуть волосы черной засранки.
- Я порву твою жопу, сраная сучка… Порву ее своим членом на части - Рычал я, безжалостно трахая ни в чем не повинный анус. - Я тебя оттрахаю по полной программе, а потом буду смотреть на обкончанную грязную шалаву со спермой в жопе, которая будет валяться у моих ног… И скормлю тебе всю кончу из твоей глубокой траханой жопы, шлюха ты сраная… Ты поняла меня?!
- Аааахххх! Да, мастер, я понялааааааа!!! Оттрахайте меня еще жестче, пожалуйста!!! Я хочу быть вашей сраной шлюхой!!! Трахните меня, мастер!! - Визжала эта развратная девица, и еще глубже насаживалась на мой член, еще сильнее билась у меня в руках. А я еще горячее ласкал ее ушко, почти утратив представление о том, где нахожусь, и что со мной происходит.

С настоящей девушкой такой секс просто невозможен. У всего есть пределы. У вожделения, у похоти, у страсти. Девушки любят секс, но не настолько безумный. По крайней мере, далеко не все. Это прерогатива самцов, то есть, мужчин. И уж точно очень мало на свете женщин, которые получали бы искренне наслаждение от такого грязного обращения с собой. Как хорошо, что Джес - не настоящая девушка. Вернее, она гораздо, гораздо лучше настоящей девушки.

Под конец безумного совокупления я даже перестал кричать и шептать ей в ухо свои похотливые гадости, а просто трахал узкую попочку с мерностью ротора, до тех пор, пока из члена не брызнула очередная порция спермы, и не наполнила мою сисястую похотливую рабыню изнутри. Реальность на миг померкла, в голове застучала кровь. Я ощутил, что как никогда близок к нирване. Стоял с членом, до отказа упертым в ненасытную узкую женскую жопу, и кончал, жестко схватив Джес за волосы… Она кричала и металась…

Потом я медленно начал возвращаться в момент "сейчас". Мой язык какое-то время машинально продолжал шебуршать в ухе у Джес, и при каждом особенно удавшемся его движении она крупно вздрагивала, всем телом, будто я порол ее.
Потом я понял, что больше не удержу негритянку на весу, извлек из ее попы член и поставил девушку на пол. Она стояла, покачиваясь. Глаза были мутными, зрачки расширены, как у меня после трудной бессонной ночи. Похоже, ее снова накрыла волна оргазмов, и она все еще не отошла. Что и не удивительно, она вообще невероятно легко их ловит.
Я молча включил теплый душ. После такого безумства мне нужно было прийти в чувство, и в него же привести негритянку. С минуту мы стояли под теплыми струями, потом я медленно отрегулировал напор на отметку "очень холодно". Джес почти никак не среагировала, но похоже начинала приходить в себя. Я снова вернул теплую воду, и начал смывать с себя и с нее остатки мыльной пены.

Еще пару раз я гонял температуру, чтобы добиться от контрастного душа максимального эффекта. Где-то я слышал, что никакое кофе не сравнится с таким вот перепадом температур, если требуется быстро привести себя в норму, вернуть бодрость. Валиться с ног посреди прекрасного летнего дня мне совсем не хотелось. Думаю, Джес тоже. А потом, пять минут спустя я влепил ей звонкий шлепок пониже спины и выпроводил из кабинки.

- Вытирайся любым из полотенец в стопке, они чистые. И иди в медиа-зал, я скоро подойду. - Велел я негритянке.
Мне требовалось немного времени, чтобы побыть с самим собой наедине. Немного постоять в задумчивости возле зеркала, глядя на собственное отражение. Хм… Не сказать, чтобы эти два дня сильно меня измотали. Но еще неделя подобных "скачек", и появятся мешки под глазами. Надо как-то умерить свой пыл… ну, или запастись быстрым средством для компенсации жизненной силы. Потому что, это гиноиду не требуется есть, спать, пить, отдыхать… Точнее, я не знаю, так ли все это, но Джес явно способна на большее, чем я. В физическом плане. А мне все это требуется, и еще иногда нужно отдыхать. Вот эту мысль желательно покрепче запомнить. Иначе я скоро незаметно для себя обнаружу, что не Шоколадка у меня ходит в рабынях, а я - раб собственного вожделения.

Приняв в качестве вывода данное размышление, я быстро обтерся и бросил полотенце в корзину для стирки. Вот, кстати, на Джес можно будет свалить всю нудную работу, типа стирки или глажки. Готовлю я себе сам, но всякие другие нудные и ленивые для меня вещи она вполне может делать.
Я пошел наверх, выудил из стопки чистой одежды легкие хлопковые шорты, натянул и почувствовал, что словно заново родился. После такого прекрасного секса погонять контрастный душ и переодеться в чистое… По правде сказать, не часто мне в жизни выпадало такое счастье. Единственное - хочется пить. Я схватил со стола полулитровую бутылку и влил в себя без единого перерыва. Вот. Теперь все.

Кстати. А ведь Джес за все это время ни разу не пила. И ела только мою сперму. Живой человек уже умирал бы от жажды после всего, через что я прогнал несчастную негритянку. Но она улыбается и не демонстрирует никаких признаков обезвоживания. Наоборот, потеет и стонет в оргазмах в свое и мое удовольствие. Блин… Похоже, что она и вправду био-гибрид, извлекающий жизненную силу из чего хочешь… В очередной раз я ощутил несвойственный мне острый приступ зависти. Если бы у меня были такие способности, я мог бы обойти весь мир без рюкзака. Вообще без вещей. Спать на голой земле, без палатки. Пить из любой реки, не заботясь о чистоте воды. Жить в горных пещерах. Бродить по Сигуме, довольствуясь лишь флягой воды на многие дни, одному, посреди бескрайнего царства песка. Это ведь невероятная свобода. Можно даже стать отшельником, этаким Тарзаном. Голышом прыгать по лианам, жить среди зверей… Кстати, думаю Шоколадку такая мысль может зацепить. Мы с ней немного похожи, я очень хорошо это чувствовал.

Ладно. Хватит фантазий. Наниты в ее теле, а не в моем, и суперменша у нас она. А я и без этого кое-что умею. Хватит пялиться в зеркало, ничего нового там не покажут. Лучше пойду проверю свою рабыньку…
Я вошел в медиа-зал, рассчитывая застать Джес валяющейся на одном из кресел или диванов.. Меня ждал сюрприз. Девушка лежала на животе, прямо посреди комнаты на паркете. Она распласталась, как морская звезда и не двигалась, так что я даже забеспокоился. Не перегнул ли палку?
Быстро подошел к ней, нагнулся, заглянул в глаза. Жива и в сознании…
- Что с тобой?
- Ничего, мастер. - Негритянка лениво помотала головой. - Я в полном порядке. Я помню, что вы мечтали видеть меня возле своих ног, и сделала так, как вы хотели… Еще я лежу на полу, потому что тут очень хорошо и прохладно. Этот замечательный паркет так приятно холодит соски… А еще я дожидаюсь вас. Вы обещали накормить меня спермой из моей попки. - Сообщила мне рабыня.
Я встал над ней и покачал головой. Однако. Давненько я так тесно не общался с людьми, успел забыть, какие они кунштюки порой устраивают.

Впрочем, пропадать сперме в попе Джес и впрямь не стоило. Не хочу, чтобы она запачкала пол или диван, потом придется оттирать. Зато у меня была замечательная идея. Я быстро сходил на кухню и вернулся с большим хрустальным бокалом.
- Вот. Это для твоей попки, вернее того, что в ней. Руками мне в тебя лезть сейчас не охота. Просто сядь на корточки над бокалом и…
- Оооо! Отличная мысль, мастер! - Джес тут же подскочила ко мне, чмокнула в щеку, взяла бокал из рук, повертела, разглядывая. И поставила на пол. Я улегся тут же рядом на паркет, приготовившись к бесплатному шоу.
Девушка аккуратно присела на корточки над бокалом. Мне открылся роскошный вид на задницу Джес. Круглая упругая попка была развратно выпячена, дырка ануса, который смыкался неплотно, чуть заметно двигалась и пульсировала. Я поправил бокал, чтобы ни капли семени не пролилось мимо. А через пару секунд девушка начала извергаться спермой. Не то, чтобы ее было так много, но видимо Джес просто нравилось забавляться со своим анусом, и она тужилась раз за разом. И тонкие струйки белой тягучей жидкости тянулись от ее черной дырочки к хрусталю под ней.

- Поздравляю, ты сегодня впервые сходила в туалет. И этот туалет - хрустальный. - Пошутил я. Джес рассмеялась, подняла руки и забросила их себе за голову. Выпрямила спину и выпятила грудь. Раздался громкий неприличный звук "пффррр!!", и ее попа извергла новую порцию спермы прямо в бокал.
- Мне так нравится какать спермой при вас, мастер… - Призналась Джес. - Я чувствую себя такой грязной и похотливой шлюхой…
- Ни в чем себе не отказывай. - Великодушно разрешил я.
Еще несколько усилий, новая порция семени стекает в бокал.
- Вы обещаете, что когда-нибудь накончаете мне в попу еще спермы? - С надеждой спросила Шоколадка.
- А как же. Обязательно. Накончаю тебе полные кишки. Будешь сидеть над большой салатницей и испражняться! Целых полчаса. - Предрек я.

Меня самого заводила подобная грязная мысль, и я предвкушал, как спустя пару-тройку дней воздержания (специально выключу эту развратницу, чтобы выполнить свое слово) я всажу свой член в попу Джес, налью туда целый океан семени… Потом немного отдохну, и оттрахаю ее еще раз, накачав в жопу развратницы еще порцию… А потом еще и еще, пока не упаду без сил. А потом заткну ей попу какой-нибудь пробкой, передохну пару часов, и снова оттрахаю до искр в глазах. Потом наконец разрешу негритянке облегчить свой кишечник, и буду так же лежать полу и смотреть, как она "какает спермой". Оно того, пожалуй, стоит…

- Спасибо мастер, вы самый лучший.. Ооох!! - Счастливая Шоколадка натужилась изо всех сил, выдав целую серию пердящих звуков и несколько дополнительных маленьких струек спермы. Ее натруженный анус больше не был тесно сжатой дыркой, сейчас он был выворочен наружу усилиями моей рабыни, и напоминал махровый цветок, только из влажной плоти. - Боже, как это прекрасно!!
- Тебе нравится срать моей спермой? - Не удержался я.
- Очень нравится, даа… Особенно… когда ты смотришь… и моя попа так неприлично пукает…. Это так возбуждает!.. - Прерывисто объяснила девушка. И вновь натужилась изо всех сил.
- По-моему, у тебя внутри уже ничего не осталось. - Заметил я минуту спустя.
- Ничего… Жаль. - Вздохнула Джес и наконец выпрямилась. Бокал не был наполнен и на пятую часть, но ее это не смутило. Негритянка подняла хрусталь и передала мне двумя руками, с поклоном, будто величайшую драгоценность. Я не удержался и поднес бокал к носу. Запах был немного непривычным - свежая сперма, к которой примешивалась смазка из джесиной попки.
- На, выпей. - Я протянул ей емкость. - Заслужила.
- Спасибо, Адриан! - Девушка в восторге поднесла хрусталь к губам и мое семя медленно, тонкой струйкой начало стекать ей в рот. Это тоже было очень эротично, особенно если знать, что в бокале. Минуту спустя она отставила его в сторону. И медленно облизала губы, глядя мне в глаза.
- Теперь этот бокал всегда будет твоим. Пей из него хоть сперму, хоть сок… что хочешь. - Разрешил я.
- Благодарю, мастер.
- А теперь иди и быстро подмойся. Вычисти попу.
- Слушаюсь!
И моя счастливая черномазая рабынька умчалась плескаться в ванне.

Пока Джес подмывалась, я активировал терминал, вывел изображение с него на самую большую панель, развернул ее лицом к дивану и достал клавиатуру. Мне сейчас было лениво копошиться в Сети при помощи чипа, к тому же, хотелось, чтобы все видела Джес. Именно видела глазами, а не каким-то там своим "зрением" ИИ.
Пять минут спустя, негритянка неслышно нарисовалась на пороге. Она насухо вытерлась и, похоже, готова была к новым развлечениям. Я заметил, что в одной руке Шоколадка что-то сжимает.

- Мастер, я подмылась, как вы велели. И еще я вычистила это. - Джес протянула мне свой анальный страз. - Пожалуйста вставьте его в меня опять, моя попка уже начинает понемногу скучать..
- После всего, что я с ней сделал? Ну твоя попка и шлюха… - Я покачал головой. Взял страз, осмотрел его. Стеклянный "топаз" сверкал и переливался. - Ладно, Джес, подожди немного, пусть твоя попа отдохнет, а то она вовсе потеряет способность стягиваться и перестанет меня так классно сжимать во время секса. Я не хочу, чтобы твой анус стал раздолбанной дырой.
- Он не станет, мастер. - Джес яростно замотала головой. - Этого не случится, уверяю. Я могу контролировать степень сжатия сфинктера в почти любых пределах. Вот смотрите!

И она быстро повернулась, наклонилась, выпятив попу, и для лучшего обзора развела руками ягодицы. Я подошел ближе. Анус негритянки и впрямь был приоткрыт, этакая небольшая дырочка примерно в сантиметр диаметром. Очень сексуально, развратно. Беззащитная дырка в попе, так и тянет ее лизнуть… Хм, а я ведь никогда не лизал женскую попку. Может попробовать? Но в этот момент я заметил, как сфинктер начинает, словно по волшебству сжиматься. Диаметр дырочки быстро сократился сначала до пяти миллиметров, потом до одного - едва заметный зазор оставался еще пять секунд. После чего, джесина попка вновь плотно сомкнулась. Было полное ощущение, что я не трахал ее толстым членом два раза без жалости и снисхождения, и не носила она толстенный дилдо многие десятки часов.. Узкая девственная попка.


- Круто… - Признал я. - Но знаешь что, лучше расслабь ее, как было. У тебя такой сексуальный анус, и мне понравилось, как он выглядит.. приоткрытым.
- Конечно, мастер.
- Только погоди секунду. - Осененный внезапной мыслью, быстро сказал я. - Постой так.
Я рванул на, второй этаж, где валялся мой рюкзак, быстро достал камеру и сбежал вниз. Навел резкость чуть дрожащими от возбуждения пальцами, сделал пару кадров. Джесин анус отпечатался на цифровой матрице несколькими планами, один крупнее другого.
- Теперь начинай понемногу расслаблять. - Приказал я.
Джес повиновалась и я увидел, как сомкнувшаяся, было, в плотную звездочку попка, начинает снова превращаться в отверстие. Сначала пара миллиметров, затем все больше и больше.. Я щекал затвором, запечатлевая сей невозможный, с точки зрения биологической физики процесс. Наконец, Джес дошла до прежнего размера своей манящей дырочки. Попа зияла отверстием неправильной формы, внутри было черным-черно. Края очень аккуратные и натянутые. Просто прелесть, а не анус. Я сделал последний кадр, отложил камеру. Взял дилдо в руки, и спросил негритянку:
- Точно хочешь, чтобы я его в тебя вставил? Неизвестно, когда представится возможность избавиться от..
- Я очень хочу, мастер! Вставьте пожалуйста этот дилдо в мою шлюшку…Он мне так нужен! - Потребовала Джес, не разгибаясь.

Я подумал, что наверняка она уже устала так стоять, кровь прилила к голове, но сострадания не почувствовал. Даже не знаю, почему, но я ощутил скорее удовлетворение. Быстрым и точным движением вогнал анальный страз в открытую дырку, без смазки и предупреждения. Джес не закричала, но вздрогнула очень крупно, и как-то судорожно вздохнула. Наверное, и-за касания к интимной зоне холодной хирургической стали - дилдо успел остыть.
- Вот. Довольна?
- Спасибо, мастер! Вы так добры к своей грязной рабыне…
- Возможно… - Вздохнул я. - Сожми попу вокруг страза, иначе он может вывалиться.
- Не беспокойтесь об этом, у меня все под контролем. - Радостно заверила Джес, разгибаясь. - Мастер я вас обожаю…. Тебя.. Адриан, ты замечательный!
И Шоколадка меня нежно обняла.
Я стоял, прижимая ее к себе, и думал, что со мной сделали бы все мои бывшие, если бы я так бесстыдно измывался над их телом.

- Знаешь, ты единственная женщина, которая благодарит меня за подобные издевательства. Все остальные назвали бы меня извращенцем, сукиным сыном или ублюдком.
- Правда? Тебя так уже называли? - Удивилась Джес.
- Было пару раз.. Особенно во время секса. - Усмехнувшись, я рухнул на диван, увлекая за собой голую Шоколадку. - Я мучил ее клитор, дразнил и обзывал распутной извращенкой. А она сосала мне член, а в перерывал кричала, что я грязный ублюдок и сукин сын. Неплохо мы тогда пошумели…
- Ясно. Похоже, тебя это не смутило? - Спросила Джес, перебирая мои волосы.
- Не особенно. Это было, скорее, как специи к основному блюду. Женщины… вы все такие - Я ухмыльнулся. - Вам лишь бы обвинить мужчину в том, как хорошо он умеет трахать вас, развратных сучек.
- Что вы мастер.. я никогда.. - Запротестовала было негритянка, но я махнул рукой.
- Забей, это все неважно. Давай лучше выберем тебе что-нибудь из одежды.

И я запустил браузер.
Джес обняла меня за талию, и положила голову на плечо. Я изредка бросал взгляды на ее длинные стройные ножки и на тугие сиськи, которые уютно ко мне прижимались. Во всем этом было нечто умиротворяющее.
По многолетней привычке я забрался на сервис, где часто покупал одежду сам. Там можно было выбрать худи, футболку, майку - любого цвета и размера, но главное - с любым забавным принтом. Стоили эти тряпки копейки, к тому же, доставка работала прямо до двери. В результате, у меня в шкафу висело около десятка разнообразных толстовок, футболок и маек. И даже несколько шапок и бейсболок, хотя я не слишком любил головные уборы.

Потом я спохватился, что Джес, вообще-то, девушка, а значит, ей нужны всякие платья и юбки. Но потом мне в голову пришла мысль, что и футболки и худи ей тоже не помешают. Честно говоря, я не знаю зрелища более эротичного, чем прекрасная стройная девушка, с большими грудями, одетая в одну лишь футболку или толстовку из-под низа которой виднеется ее безволосая писька. Эта картина всю жизнь заводила меня не по-детски, и со всеми своими женщинами я пытался провернуть такой номер: заставить их ходить по дому без трусов, босиком и в футболке на голое тело. Кто-то соглашался, кто-то нет… В любом случае, сейчас рядом со мной лежала девушка, готовая одеваться, как я пожелаю. И я решил приодеть ее по полной программе.

- Сейчас наберем тебе всяких разных тряпок. - Сказал я, повернувшись к Джес. - И я даже знаю, с какими именно надписями!
Я вбил в поиске слово "sex". Почему-то мне казалось, что в каталоге должно быть бесконечное количество товаров с этим словом в названии. И я не прогадал! Выпало несколько сотен разных вещей. Не только футболки, тут были и кепки, и кружки, и значки… Я пролистал каталог, подыскивая подходящие варианты. И наткнулся на беленькую футболку с красноречивым рисунком. Там была заглавная буква "Я" на английском, большое красное сердце, символизирующее "люблю", а снизу виднелась схематически отрисованная совокупляющаяся парочка. Так обычно рисуют знаки дорожного движения - палочками и кружочками. Надпись была понятна без слов, и я какое-то время разглядывал футболку.

- Вот, по-моему, то, что тебе нужно! Ты же у нас любишь секс?
- Обожаю… - Шоколадка нежно коснулась губами моего уха и шаловливо провела по нему язычком. - Симпатичная футболка, мне нравится. А что еще там есть?
- Сейчас. - Я быстро нащелкал несколько вариантов товара со схематичными любовниками в корзину. Желтая, белая, черная, синяя, красная… Пусть будут разные, с запасом. Потом отыскал в каталоге толстовку с точно таким же принтом. Толстовки тоже были доступны в разных цветах. Я заказал пять штук - от меланжа до угольно черной.
Потом мы с Джес поползли дальше по списку.
- О, смотри, там есть то же самое, но словами. - Обратила внимание девушка.
Действительно, были футболки и худи, где совокупляющаяся парочка была заменена на слово "SEX". Сама надпись была выполнена в виде своеобразной пародии на популярную фразу "I Love NY". Я не отказал себе в удовольствии заказать десяток штук таких лотов. Свалил в кучу разноцветные футболки и толстовки, туда же забросил парочку бейсболок и значков… Не знаю, зачем, но мало ли. Вдруг пригодится?

- Идем дальше. Я думаю, тебе нужны будут еще сумки?
- Не знаю. - Пожала плечами негритянка. - Я никогда еще их не носила.
- Нужны, точно говорю. - Я вспомнил свой предыдущий опыт общения с девушками. - Женщина без сумки выглядит подозрительно. К тому же, они там обычно носят всякую дребедень, типа косметики и салфеток…
- Я не ношу косметики. - Напомнила Джес. - Ты хочешь, чтобы я начала краситься?
- Ты можешь носить свою коллекцию дилдо! - Заявил я. - Без косметики ты смотришься обворожительно, не нужна она тебе.
- Я рада. - Улыбнулась она. - Постоянно заботиться о макияже… Это отнимало бы кучу времени.
- Не переживай, тебе будет, что носить в сумке.

С этими словами я задал писк по странице с параметрам "sex, bag" и быстро отыскал несколько мессенджеров, которые отлично будут смотреться на Джесиной спине. Естественно, на них красовалась вызывающая фраза "I Love SEX" с красным сердцем. Я добавил черную и белую сумки в корзину.
- Так, вроде бы больше тут ничего нет, и можно идти в женские магазины тряпок… - Бубнил я, листая страницу все дальше и дальше. Но вдруг меня что-то зацепило. Я остановился, открутил назад.
- Блин!! Вот это круто!! - Воскликнул я в восторге, потому что и не предполагал, что на этом сайте может быть вообще нечто подобное.
- Что? - Не поняла негритянка.
- Фартук!
И впрямь, в каталоге были представлены беленькие и черные фартуки, причем с самыми похабными принтами. Чаще всего встречалась фраза "Save the virgin do me instead" (Спаси девственицу, отымей меня вместо нее).
Я не раздумывая добавил сразу пять штук таких фартуков к своему заказу.
- Это круто, Шоколадка! - Сообщил я девушке. - Будешь ходить по кухне в фартуке на голое тело, а твои сисяндры будут выпирать из него. Я специально заказал разных размеров, поглядим, какой лучше будет смотреться… Обожаю голых девушек в одном фартуке!
- Я буду носить этот фартук с удовольствием, Адриан. - Сообщила мне Джес. Она блуждала пальчиками по моему прессу, поглаживая его и щекоча, иногда нежно царапая ногтями и проскальзывая рукой под ткань шортов. - Ты такой придумщик!
- Ха, это не я придумал - заставить кухарку носить фартук на голое тело. - Ухмыльнулся я. - Это популярная ролевая игра. Многие десятилетия люди так развлекаются. Но идея не устаревает. Выглядит очень развратно. Тебе понравится, вот увидишь.
- Я и не сомневаюсь, мастер. - Джес между делом чуть поднялась рукой от живота, и занималась теперь моим левым соском. - Я буду рада исполнить любую роль в ваших фантазиях.
- Ты у меня умница, Джес. - Я отвлекся от сайта, и погладил ее по голове. - Я в тебя похоже влюбился по уши…
- Правда? - Она улыбнулась. Я кивнул и снова повернулся к экрану. Тогда она жарко выдохнула мне прямо в ухо и едва слышным шепотом призналась:
- Кажется, я тоже влюбилась в тебя, мой повелитель…

После того, как я оторвался от жарких губ негритянки (ее признание ввергло меня в состояние неконтролируемого желания, и я завалил девушку на спину, и долго мучил ее грудь, промежность и губы своим ртом и пальцами), мы вернулись к выбору фартуков. Я обнаружил, что там есть весьма забавные, если не сказать озорные. Например, с надписью Sex Fun (поклонник секса), написанной с помощью формул. Выглядело это, как интеграл е в степени х, приравнянный к функции u в степени n. С точки зрения высшей математики - полная бредятина, но складывающаяся в осмысленные слова, если прочесть по буквам.
Или просто красный принт - очередная "сердечная" вариация, но только уже с более длинным высказыванием. Я без раздумий заказал для Джес этот фартук, потому что там как раз было про нее: "I scream during SEX" (Я визжу во время секса).

Потом я еще раз прошелся по каталогу, выбрал вещи все с тем же принтами, но уже не фартуки, а одежду на выход - худи, майки, бейсболки. Корзина насчитывала несколько десятков наименований, и я подумал, что теперь Джес уж точно хватит казуал-одежды на многие годы. Ну, или хотя бы месяцы. Оформив заказ, и расплатившись, я потрепал негритянку по голове.
Она сменила позу, и теперь провокационно возлежала на животе, уложив голову мне на колени. А ее задница и роскошные ножки были у меня на виду и мне постоянно хотелось их помять, шлепнуть, погладить… Страз тоже виднелся, хотя и не полностью. И я в очередной раз подивился тому, как Джес может переносить постоянное присутствие в своей кишке инородного тела.

- Ладно, Джес, ты и впрямь умудряешься сводить меня с ума, это надо признать. - Заявил я. - Слушай, сгоняй на кухню, притащи шоколада, а?
Девушка немедленно вскочила и помчалась из зала. А десять секунд спустя она уже принесла несколько плиток и положила передо мной.
- Спасибо красотка. - Я обхватил ее одной рукой за плечо и прижал к себе. Девушка уселась мне на колено и обвила рукой шею. Так что у меня снова был настоящий простор для "творчества" - прямо перед моими глазами находились ее роскошные сисечки. - Опять нарываешся на комплименты, а, Джес? - Усмехнулся я.
- Что вы мастер, просто демонстрирую вам прекрасный вид на тело, которое вам так нравится. - Скромно ответила она.
- Ты просто похотливая девка, вот что я тебе скажу. - Я разорвал зубами обертку шоколадки и с хрустом надкусил. Пока шоколад таял во рту, я сбросил с колен клавиатуру, подключился напрямую с чипа в голове к терминалу. Активировал "Пандору", потому что надоело сидеть в тишине. По комнате разлились мягкие мелодичные звучи Smooth Jazz'а. Странно, но эта музыка всегда казалась мне особенно сексуальной,и чрезвычайно подходящей для занятий любовью. Так что я всегда включал этот канал, когда назревала очередная "постельная сцена" с прекрасной девушкой.
Во рту у меня образовалась вязкая сладкая масса, и я наклонился к сиськам Джес, принявшись размазывать шоколад по ее сосочкам. Теперь моя Шоколадка и впрямь становилась вкусной и сладкой.
- Это так приятно… - Сказала Джес, чуть вздрагивая от касаний моего языка. - Когда ты лижешь мне грудь, это очень возбуждает, просто невероятно…
- Знаю, девочка. - Кивнул я, заглатывая еще порцию. Потом отломил немного шоколада рукой и положил прямо на черную круглую грудь. Сладость немедленно начала подтаивать, и уже минуту спустя тонкая темная струйка поползла по джесиной сиське.
- Теперь ты будешь вкусной сладкой Шоколадкой. - Объявил я. - Покрою тебя толстым слоем шоколада, а потом буду облизывать…
- Это будет чудесно. - Джес расплылась в довольной и развратной улыбке. Она сама отломила кусочек от плитки и положила на вторую грудь. - Вы умеете делать комплименты, мастер.
- Я? Что-ты. Просто бесстыдно наслаждаюсь голой похотливой шлюхой с нежной кофейной кожей и такими симпатичными остренькими сосочками…
- Ох, Адриан, ты возбуждаешь меня даже просто этими словами… - Джес начала нетерпеливо ерзать у меня на коленях. - Ты очень хорошо умеешь это.. Так грязно говорить, что у меня внизу все пылает…
- Серьезно? - Полюбопытствовал я, хотя прекрасно видел, что негритянка в очередной раз, что называется "поплыла". Я действительно любил ее крыть последними словами и хотел увидеть, как она кончает. - Ты снова намокла, грязная девка?
- У меня между ног все уже… в соке... - С этими словами, она не сдержалась, и попыталась сменить позу - сесть верхом на мое колено, чтобы потереться об него киской.
- Куда это ты? Сидеть! - Я был начеку. - Потрешься своей пилоткой о меня, когда разрешу. Ясно?
- Конечно, мастер, простите… - Джес изнывала от желания, и с каждой секундой распалялась все сильнее, но сдержалась. Щадить я ее не собирался.
- Ну так вот, я и говорю, что я тебя не хвалю, а просто потихоньку покрываю сладкой коркой. Будешь Шоколадкой в шоколаде. Потом сфоткаю тебя в таком виде, и повешу снимки в Сети, чтоб дрочеры обкончались… Хочешь быть порнозвездой, а Шоколадка? - Я с любопытством следил за ее реакцией.
- Ммм… - Она крепко сжала ноги. Я готов был спорить на что угодно, что она сейчас с максимальной силой сжимает своей попкой стальное жало анального страза, чтобы хоть как-то компенсировать недостаток прямой стимуляции. - Мастер, вы такой развратник… Вы хотите, чтобы на вашу похотливую голую сучку дрочили тысячи людей? Боже, это так грязно…
- Угу. - Я обмазал ее грудь еще одной теплой шоколадной кляксой. - Будешь у меня какой-нибудь Джесси Найт, к примеру. Или даже не будем менять имя, Джес Фрост вполне нормально звучит для девки с порносайта. Накуплю тебе всяких развратных нарядов и будем фоткаться по всей Соларии. - Я вдруг обнаружил, что и сам немало возбудился, представляя себе все это. К тому же, мысль показалась мне не настолько безумной, ее вполне можно было реализовать.
Я накрошил себе полный рот шоколада, повалил Джес на спину, подождал, пока плитка во рту подтает, и начал понемногу сплевывать блестящими влажными шоколадными каплями по всему ее телу. На сиськи… на живот… на бедра… На ступни, и икры… немного на лицо, а потом снова на грудь… Капнем чуть на безволосый лобок..

Ага, шлюшка, нравится! Я прошелся по всему телу Джес, пока во рту не осталось ни капли. Она потихоньку размазывала черную массу по груди и животу. Я сел у нее в ногах, и начал щекотать ступни. Обожаю босые ножки девушек, особенно такие аккуратные и ухоженные… У меня мелькнула мысль, что было б здорово накупить ей всякой бижутерии или даже настоящей ювелирки. Колец и браслетов, всяких дорогих глупостей, типа пирсинга и цепочек из натурального золота. Благо я мог себе все это позволить (гонорары консультанта моего уровня были стабильными и высокими, плюс, мои доходы формировались из нескольких пассивных источников).

- Джес, хочешь я тебе куплю всяких цацок? Кольца на пальцы ног, браслеты, цепочки? Будешь суперски смотреться в натуральном золоте, и полностью голая!
- Здорово! - Она откликнулась, играя со своими сосками. - Хочу, Адриан. Много золота и колец! И браслетов...
- Проколю тебе соски, и пупок. Будешь носить всякие цепочки и прочую дребедень..
- И уши. Купишь мне золотые серьги? - Она ничуть не испугалась перспективы получить несколько новых дырок в теле.
- Куплю, Шоколадка. Я тебя упакую по полной программе. Будешь самой настоящей элитной шлюшкой! - Довольно сказал я, продолжая щекотать ее нежные стопы.
- Щекотно! - Джес задрыгала ногами, но не очень сильно. Видно было, что ей не столько щекотно, сколько приятно - Ты такой милый, Адриан…
- Ага. А ты такая соблазнительная… И похотливая. Знаешь что? Я тебе проколю язык. И вставлю туда такую большую металлическую штангу из серебра. Будешь отсасывать мне и ласкать этой штукой член.
- Класс… - Джес откровенно забалдела от всего происходящего.. - Хочу ходить с проколотым языком… И в кольцах на ногах.. И в сосках!
- И в пилотке? - Полюбопытствовал я.
- И там тоже-е… - Простонала она, выворачивая себе соски до предела.
- Хватит вертеть соски! - Приказал я.
Джес с огромным сожалением оставила сиськи в покое и приподнялась на диване. Я все еще играл с ее ножками, так что она согнулась и приблизила лицо к собственным ступням. Я был несколько ошарашен ее гибкостью - такой финт может проделать только йогиня с десятилетним стажем, делающая растяжки с детства. Но Джес, нимало не смущаясь, улеглась грудью на собственные ноги, согнувшись пополам, и уткнулась носом меж ступней.
Я отошел от удивления и воспользовался случаем: немного потеребил ее маленький аккуратный носик. Потом сказал:
- Ты очень гибкая девочка.. Как пантера из джунглей… Тебе нравится так сгибаться?
- Нравится. - Прогудела она, не поднимая головы. - Это похоже на секс, только тут не оргазм, а боль в мышцах, они так ноют, когда их тянешь и напрягаешь… Но я от этого тоже кайфую..
- А сейчас тебе больно? - Спросил я.
- Очень. - Она даже начала постанывать. - У меня сейчас напряжены мышцы и сухожилия ног, они растянуты и немного повреждены.
- Ясно. Любишь чувствовать боль, распутная девка?
- Мне очень нравится, когда этому телу больно. - Честно призналась моя негритоска. - Это сразу дает такое количество новых ощущений… Почти столько же, как во время секса.
- А ты знаешь, что человеческое тело, на самом деле, куда лучше умеет страдать, чем наслаждаться?
- Нет… Расскажешь мне об этом? - Она подняла голову.
- Расскажу. Или лучше покажу на практике. Полежи тут.

Я встал, сходил в ванную, прихватил с собой связку прищепок. Они у меня были в основном пластиковые, хотя был с десяток деревянных. Разной крепости пружины, разной формы рифление на губках, разной формы сами губки. Потом достал из ящика в прихожей набор иголок с нитками.
Вернувшись, я приказал Джес:
- Сядь прямо, на собственные подогнутые ноги. - Я показал ей, как сесть в классическую позу алмаза. - Грудь выпяти, так мне будет удобнее.
Джес максимально выгнула спинку, так что ее сисечки, перемазанные шоколадом, оказались прямо передо мной.
- Теперь я сначала сделаю тебе приятно, а потом покажу, как можно причинить боль. Готова?
- Конечно, мастер. Я вся в вашем распоряжении. - Ответила сияющая негритоска.
Я немедленно начал мять ее груди и облизывать с них шоколад. "Забыл сфоткать" - пронеслось у меня в голове, но я решил на это забить. Все равно не то освещение, для нормальных съемок эротической сессии нужен профессиональный свет. Сейчас я собирался преподать Джес один очень важный урок…
Облизав соблазнительные сисечки, я начал играть с ее сосками. Понемногу щекотать их языком, прикусывать зубами, всасывать в рот… Джес дышала глубоко и прерывисто, видно было, что ей очень приятны мои ласки. А я, наигравшись, начал понемногу крутить соски пальцами. И с каждой секундой увеличивал силу давления и амплитуду прокрута. Так что через пару минут Джес уже вопила в голос - я нещадно сжимал ее чувствительные сосочки, выкручивая их на 180 градусов.
- О Боже, мастер, это… вы просто.. аааа!!!!! - Кричала моя бедная Шоколадка и пыталась сунуть себе руку между ног, но я тут же был ее по пальцам, и моя несчастная жертва вынуждена была довольствоваться тем, что давал ей я. А я, тем временем, перешел от кручения, к щипанию. Просто хватал ее сиськи в разных местах, и очень больно, жестоко щипал. Джес вскрикивала и подпрыгивала, уставившись на меня широко распахнутыми глазами. Я смотрел на нее, и снова протягивал руку, и оставлял на нежной округлости еще кровоподтек. Раз за разом. Спокойно и методично. Девушка шипела от боли, но не пыталась сбежать. Заметно было, что процесс ее скорее увлекает, чем угнетает.
- А теперь немного разгоним кровь. - Заявил я, и влепил сиськам Джес хорошую оплеуху.
- Уууууууу…. - Тут же зашлась Шоколадка в новом пароксизме мазохистского экстаза. Она крепко зажмурилась, так как поняла, что сейчас я повторю наш недавний опыт в гамаке. И я действительно стал хлестать ее груди, заставляя Джес вскрикивать, морщиться, ойкать, ахать, прикусывать губы… Иногда я попадал прямо по соску, и тогда стон был протяжным, а иногда просто по чувствительной зоне. В этом случае Джес лишь тихо шипела и рефлекторно трясла сиськами из стороны в сторону, чтобы "стряхнуть боль". Она еще пару раз попыталась сунуть пальцы себе в вагину, но оба раза получила по рукам, и нашла выход: сунула ладони себе под попу.
- По бокам суй! - Потребовал я, поскольку понимал, что если девушка сядет на руки анальным стразом, то кончит раньше, чем я этого хочу.
И экзекуция продолжилась. После долгого процесса избиения сисек, я отцепил пару прищепок от веревки. И сказал:
- Сейчас я тебе покажу одну из любимых забав садомазохистов всего мира.
- Я жду с нетерпением, мастер… - Голос Джес был слабым и дрожал.
Я быстро раскрыл прищепки (пружины были очень тугие, злые, а на губках - рифленые зубчики) и синхронно нацепил их на соски негритянки.
Что тут началось!
Шоколадка закричала в голос, завыла и вытянулась в струнку, от избытка чувств мощно врезав ногой по полу. Ее лицо исказилось в дикой гримасе, глаза стали огромными, круглыми и закатились, а руки вылетели из-под попы, и попытались дотронуться до прищепок, но я был к этому готов. С силой схватив ее за запястья, я поднял руки над головой, разведя их в стороны. Джесин вопль смолк, но только чтобы смениться тяжелым стоном, переходящим во всхлипывание… На глазах девушки выступили слезы. Она шипела и металась. Прищепки у нее на сиськах от этого приходили в движение и дарили своей пленнице еще больше "новизны" ощущений.
- Ооооо!!!!! - Джес наконец нашла в себе силы заговорить по-человечески.. - Мастер… Это же… просто.. волшебно……
- Волшебно? - Я подумал, что ослышался. - Ты только что металась и кричала, будто я тебя насилую, хотела вырваться, лишь бы снять эти прищепки, и теперь ты говоришь "волшебно"? Ничего не напутала?
- Нее-е-ет… - С новым всхлипом Джес подняла свое заплаканное лицо. Я только покачал головой - эта извращенка улыбалась! - Я не напутала, мастер. Вы сейчас подарили мне эту жуткую боль, и она сводит меня с ума… Но она же дает такой потрясающий новый мир ощущений! Такой глубокий и насыщенный…. Это непередаваемо... Ааах!! - И Джес снова закричала и застонала, согнувшись и обвиснув у меня в руках.
Прошло около пяти минут, прежде, чем девушка относительно пришла в себя. Все ее лицо было в слезах, глаза блестели, но губы улыбались.
- Ты счастлива, извращенка? - Спросил я.
- Да, мой повелитель. - Она специально помотала сиськами, прищепки заколыхались вместе с ними - Вы сделали меня счастливой. От этих зажимов у меня по всему телу расходится такое тепло, такой жар… Меня жжет в каждой клетке тела, мастер! А сиськи просто горят огнем, соски как будто жгут изнутри.. Это потрясающе, Адриан!!! - Она всхлипнула и снова залилась слезами. Я уже не пытался понять, от боли или от счастья. Впрочем, в ее случае это было одно и то же.
- Ясно, потаскушка. Прищепки тебе явно пришлись по вкусу. - Задумчиво произнес я. Отпустил ее руки (она и не подумала снять зажимы, наоборот снова запихала руки под себя). - Может быть, мне снова попробовать доставить тебе удовольствие?
- Ооо… Вы очень добры ко мне, мастер…. - Проворковала эта распутная зараза.
- Вот и я так думаю. Так что доставишь себе наслаждение сама. Можешь сеть ко мне на колено, и подрочиться до оргазма. Без рук!
- Свяжите меня, мастер! - С жаром предложила эта черномазая безумица. - Свяжите мне за спиной руки, и я не смогу даже коснуться своей промежности!
- Хм… - Я задумался. Идти наверх за проводами было лень. Я пошарил по карманам. Жаль, я не ношу ремня на джинсах. Впрочем, джинсы тоже остались наверху. Чем же связать-то ее? Тут мне на глаза попалось белое скомканное платье. Понятия не имею, почему оно валялось в углу дивана. Похоже, что даже тщательной глажкой его уже не вернуть к прежнему состоянию. Так что…
- Я свяжу тебя твоим платьем. - Объявил я, и не дрогнувшей рукой разорвал белую одежду напополам. Мне не было его жалко - все равно у Джес скоро будут десятки новых платьев, и это рано или поздно стало бы тряпкой, покрытой потом и спермой.
Я накрепко скрутил негритянке руки за спиной. Прищепки все еще висели у нее на груди, и она изредка покачивала ими, видимо, чтобы боль не утихала и не становилась привычной. Я мог только позавидовать подобной выдержке. На моей памяти лишь одна девушка отважилась примерить пластиковые прищепки на соски, но уже через пять секунд с воплем сбросила их. Это и правда очень больно.
- Присаживайся, - разрешил я.

Джес не заставила просить ее дважды. Быстро и ловко оседлала мое колено и со всей своей нерастраченной страстью принялась тереться о ногу горячей промежностью. Я наблюдал, как быстро закатываются от наслаждения ее глаза, как она начинает дышать все глубже и тяжелее, как трахает меня своей щелкой со всей похотью и вожделением.
Девушка упиралась в пол ногами и изо всех сил терлась промежностью о мою ногу, надавливая на нее клитором. Я мог не беспокоиться - пройдет еще минута другая, и Джес кончит, так что мало не покажется. Но я решил немного усложнить ей задачу. Или наоборот - упростить, как сказать.

В один из моментов, когда негритосская грудь с прищепками в очередной раз прошла в максимальной близости от меня, я схватил зажимы и легонько потянул на себя. Не разжимая прищепок.
Джес, закрывшая было глаза, и даже вывалившая язык от возбуждения, возопила дурным голосом. Она рефлекторно двинулась на моем колене в сторону рук, но я не позволил ей ослабить натяжение, и натягивал сиськи, держась за прищепки. Это, по всей видимости, приносило девице нестерпимые мучения. По крайней мере, она изо всех сил начала дергаться, брыкаться, даже подпрыгивать на мне и тереться своей горячей щелочкой в два раза интенсивнее.

- Дрочись, мокрая грязная шлюха! - Приговаривал я, оттягивая на себя ее сиськи, а Джес лишь бессвязно мычала в ответ, вскрикивала, задыхалась, со всей силы врезалась промежностью мне в ногу и пыталась приблизиться к рукам, держащим прищепки, чтобы ослабить натяжение. Но я отводил руки все дальше, на себя, разводил их в стороны, вытягивал вверх, и измывался над бедной девчонкой самым жестоким образом.
Джес страдала. Я не знаю, насколько была сильна ее боль, а насколько - наслаждение. Но уверен, что в тот момент оба эти ощущения слились для нее в одном взрывном коктейле, так что мозги отключились и уплыли куда-то за горизонт, оставив в моем распоряжении только похотливую кричащую самку. Она мечтала кончить. Кричала от боли, потому что я мучил ее соски. Терзала свою огненную щелку, яростно дрочилась о мою ногу, чтобы достичь хотя бы одного из берегов своего безумия - оргазма, раз уж не получается достичь берега боли…

В конце концов я решил облегчить ее мучения, и просто дернул за прищепки - быстро, резко, очень сильно.
Прищепки соскочили. Джес, которая и так уже была на грани взрыва, взвилась на мне, и со всей силы рухнула на колено промежностью, одновременно издав оглушительный крик, исполненный такой жуткой смеси счастья и боли, что мне даже стало не по себе. Крик длился несколько секунд, перейдя в некое подобие рычания, затем - рыдания…
Тело негритянки трясло крупной дрожью. Она судорожно сжала ногами мое колено, скрючилась в оргазме, уткнувшись головой мне в грудь и я не видел лица Джес. Слышал только всхлипывания и тяжелое хриплое прерывистое дыхание. Я решил не торопить ее. После такого жуткого испытания моя рабыня наверняка будет отходить не меньше четверти часа. А иголки я пока спрячу. Похоже, сейчас нам будет не о них.

Я дотянулся до джесиных запястий и освободил руки. На нежных кистях я заметил жуткие немилосердные синяки - девушка из всех сил рвалась и пыталась высвободиться, но я связал ее на совесть. Не предполагал, что легкое и дешевое, в общем-то, платье окажется таким прочным - разорвал я его относительно легко.
Руки Джес наконец-то были свободны, и она не отрывая головы от моей груди, все еще всхлипывая, начала разминать свою грудь. При каждом касании девушка резко дергалась, тихо вскрикивая, но не прекращала своего занятия. Я понял, что она восстанавливает кровообращение. Все верно, я ведь запретил ей активировать регенерацию клеток, и вообще применять все эти сверхспособности нанитов. Сейчас она чувствовала тоже самое, что чувствовала бы обычная женщина, которую зверски пытали за соски.
Я устал смотреть Джес в затылок, и осторожно приподнял ее за плечи. Взгляд у девушки был очень мутный и глядящий куда-то мимо меня. Даже держа ее на весу за плечи, я чувствовал, с какой силой колотится сердце негритянки. Кажется, она шептала что-то, но настолько тихо, что я ничего не мог разобрать. Я приблизил ухо к ее губам и расслышал:
…- ублюдок… сукин сын.. ублюдок……сукин сын… ублю-у-удок…...
Она повторяла это снова и снова, как заведенная, и вдруг ее глаза снова брызнули слезами, она заревела в голос и завыла:
- Суу-у-у-кин сы-ы-ы-ын!!!! Ублю-у-у-у-удоо-о-о-ок!!!!
Я находился в некотором ступоре и какое-то время просто слушал, как она кричит и рыдает, всхлипывает и терзает свои сиськи, распухщие, измученные, все в синяках и кровоподтеках.
Тогда я просто обнял ее. Прижал к себе, как можно плотнее, и держал. Не было смысла что-то говорить - я понял, что Джес достигла своей высшей точки, там, где боль и оргазм соединились воедино. И сейчас она находилась где-то по ту сторону наслаждения и страдания. Все, что я мог сделать - не оставлять ее, не позволить окончательно уйти в себя, быть вместе со своей любимой девушкой, черномазой рабынькой. Пройти с ней через это.

Она все твердила это свое "ублюдок" и "сукин сын", иногда прибавляя с особым чувством: "Сраа-а-а-аныы-ы-ы-й!!!! Извращее-е-е-енеее-е-е-ец!!!". А я просто крепко прижимал ее к себе, и гладил по голове. Целовал ее ушко, тихо шептал какую-то бессвязную околесицу, о том, что она у меня "самая лучшая", "самая красивая", с "самыми сочными сиськами" и "самой упругой попкой". Но больше просто гладил по голове, по спине, по плечам. И целовал. Мне было очень тепло и хорошо. Так, как уже давно не было. Я понимал, что переживаю сейчас с Джес миг истинной близости. Никаким сексом невозможно добиться такого состояния - когда срываются покровы поверхностного восприятия и две обнаженные души начинают свое безмолвное общение. Время утрачивает свое значение, и можно просидеть в обнимку час, два, три… Целую ночь до самого утра. Или целый день до самой ночи.
Я не смотрел на часы, и вообще почти никуда не смотрел. Мне просто хотелось, чтобы этот миг длился и длился - Джес, голая, беспомощная, так жестоко мною наказанная, всхлипывающая и тяжело дышащая, и я - обнимающий и успокаивающий свою чернокожую девушку.

К сожалению, все заканчивается. И Джес тоже успокоилась. Вернее сказать, начала приходить в чувство, возвращаться к своему привычному восприятию.
- Тихо, моя девочка, все хорошо, я с тобой… - Я посмотрел ей в глаза, и увидел, что она уже вполне осмысленно и очень виновато на меня смотрит.
- Ты что? - Удивился я.
- Мастер… простите, мастер!!…. - Она закрыла лицо и снова зарыдала.
- Джес, ты что? За что простить?
- Я… я вам столько наговорила… Я так вас обзывала… - Джес горько плакала, и похоже собиралась предаваться этому благодатному занятию еще минут пять, а то и все десять.

Я решительно оторвал от ее руки от заплаканного лица, и впился своими губами в ее. Яростно и взасос. Чтобы сходу прекратить все эти вселенские вопли вины и раскаяния. Несколько секунд она еще плакала и всхлипывала (не пробовали сосаться с плачущей девушкой? Непередаваемый опыт!) , но потом природа взяла свое, и Джес начала отвечать на мой поцелуй. Да так, что я чуть не захлебнулся ее решимостью. Она засосала в себя мой язык и с жуткой скоростью трепетала своим розовеньким острым жалом вокруг него. Я отвоевал язык обратно и в отместку прикусил ее губу, и оставил на ней мощный засос. Она тоже не осталась в долгу, и в итоге я повалил ее на диван, где мы еще какое-то время соревновались: кто кого перецелует. Вся эта гонка меня рассмешила, а секунду спустя я с облегчением услышал, как начинает хихикать и Джес.

- Ну вот.. - с облегчением расслабился я. - Так-то лучше.
Нас обоих начало отпускать, и потом мы долго лежали на диване, бесцельно гладя и лаская друг друга. Порой даже забывали о том, кто кого гладит, и не обращали на это особого внимания. Как-то совершенно естественно мой член оказался на свободе, а шорты - на полу. И Джес неспешно и задумчиво водила по напряженному пенису своим ноготком, задевая и головку, и мошонку, и уздечку… Я тоже водил пальцами по ее расслабленному телу, уставившись в потолок. Под моими пальцами попеременно оказывалось то ее лицо (ладонь остро и приятно щекотал джесин носик), то грудь (я с любопытством ощупывал следы недавней экзекуции), то живот. Я исследовал каждый миллиметр прекрасного пупка, проводил пальцами по упругому прессу и возвращался обратно к сисечкам, чтобы снова взобраться рукой на прелестный черный эверест, следуя к вершине - торчащему от наслаждения соску.

- Ты на меня не сердишься? - Тихо спросила Джес.
Я не видел ее глаз, но чувствовал, как она в очередной раз добралась пальцем до особенно чувствительной точки на яичках.
- Нет, Шоколадка. Ты умница. Ты сегодня выдержала такую невероятную боль, и получила такой невероятный экстаз… Я бы не решился испытать подобное… А что ты при том говорила - это все полная ерунда. Я видел твое лицо, и кажется ты была где-то за гранью.
- Да. Это невозможно описать, Адриан. И я бесконечно благодарю тебя за это….
- Знаешь, только такая конченная извращенка, как ты может благодарить мужчину а подобное издевательство над ее телом.
- Значит, я конченная извращенка. - Спокойно и мечтательно промолвила Джес. - Как и ты.
- Вот-вот… Мы с тобой два сапога пара… - Я тихо рассмеялся.
Мы помолчали, продолжая гладить друг друга, царапать, щекотать… Где-то на периферии звучал неторопливый инструментальный джаз, совсем далеко на улице заливались певчие птицы.
- Не хочу вставать, Джес… - Прошептал я. - Никуда не хочу идти. Хочу до ночи лежать здесь с тобой. Мне так хорошо…
- И мне…. - Прошептала она в ответ.
Несколько минут спустя на диване осталось два спящих тела, обнаженных, переплетенных в немыслимой позе. Мы с Джес отправились в странствие - туда, где нам не требовались эти грубые телесные оболочки. И вернулись обратно лишь ближе к вечеру. Но это уже другая история.

Это сообщение отредактировал radiotik - 20-04-2015 - 16:50
TURAF
 
  • Group Icon
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Хорошо
KLora
 
  • *
  • Статус: Офигеть как классно с тобой!
  • Member OfflineЖенщинаВлюблена
Прочитала все 19 глав... ух... хорош автор, хорош... чуток только не хватает терминологии правильной БДСМ-ной... хотя может это перевод с англицкого... тогда понятно
1 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Собака и дятел

Мужики и барин

Первое знакомство жениха с невестою

Иван - лордов наследник

Медведь и баба