Страницы: (1) 1
Whipcord
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Даже процесс описания ее внешности приводит меня в неописуемый восторг.
Она довольно высокая, чуть полноватая, каштановые волосы заплетены в
короткую косичку. Густые брови, серые глаза, едва выдающиеся скулы,
небольшой прямой нос и яркие губы. В этот раз на ней была белая
футболка и желтая короткая юбка со складками, туфли на низком
каблуке. Несмотря на довольно прохладную погоду, чулков на ней не было,
кофточки она тоже не прихватила. Она почти не носит брюк и джинсов,
предпочитая короткие платья и широкие юбки из легкой
ткани, не стесняясь демонстрирует отличные ноги с красивыми полными
бедрами, небольшими коленями и стройными икрами. Кожа у нее чистая, гладкая,
удивительного персикового цвета, поэтому она старается не носить чулков.
Длинные мягкие руки она тоже оставляет обнаженными.
Съемку мы решили провести на чердаке деревенского дома, среди
паутины и старых ненужных вещей. Я хотел, чтобы она разделась, позволила
себя связать и немного помучать, как конкретно, я пока не придумал.
Я рассказал ей о своих планах, краснея и запинаясь. Мы ведь мало друг
друга знали, редко виделись в компании общих знакомых. Она очень смутилась,
долго думала, опустив глаза, и краска заливала ее лицо и шею. Наконец она
спросила:
-Ведь это будет только фотосъемка, ты меня не обидишь?
-Нет, что ты,-отвечал я,-обещаю вести себя сдержанно, и освобожу
тебя, как только пожелаешь.
О деньгах ни она, ни я так и не заговорили, да у меня тогда и
не было в планах продавать эту фотосессию. Просто хотел попробовать
свои силы и испытать аппаратуру.И Оксана согласилась мне помочь,
не знаю почему.
Разговаривая на отвлеченные темы-о кино и музыке, о погоде и планах на
лето, мы пришли к тому самому заброшенному дому.
Накануне я вставил в дверь замок.Мы вошли в коридор, и я запер дверь
изнутри, чтобы нам никто не помешал. На чердак вела приставная лестница.
-Нам туда?-спросила Оксана.
Я кивнул, и она смело полезла вверх вперед меня. Я с удовольствием наблюдал за
движениями ее сильных ног.
Потом поднялся следом. Пока я расставлял свет и готовил камеру, Оксана
Осматривалась на чердаке, разглядывала покрытые паутиной балки, разбросанные
старые корзины, метлы, мотки шпагата и бечевки. "Не случайно они здесь оказа-
лись, эти веревки"-подумал я,-скоро они нам пригодятся".
Мы начали с нескольких портретов, потом Оксана встала у окна вполоборота,
и я сфотографировал ее в полный рост. В струящихся из окна лучах света
она казалась эльфийской принцессой в сказочном замке.Все же она чувствовала
себя скованно, стеснялась, и я старался ободрить ее шутками и ласковыми
словами. Меня действительно переполняли нежные чувства, ведь моя модель
просто великолепна, а ее застенчивость говорила о чистоте и порядочности,
несмотря на смелую одежду.
Тем временем мы подошли к тому, что ей нужно было раздеться перед камерой.
Я смотрел на нее, стесняясь попросить ее снять что-нибудь из одежды, которой
и так было на ней не много.Она поняла, из-за чего возникла пауза, расстегнула
молнию сзади, и широкая желтая юбка соскользула с ее бедер и упала на пол.
-Молодец,-вздохнул я с облегчением,-какая же ты красивая! На ней были простые
черные трусики, которые составляли контраст с белой футболкой, ноги от этого
казались еще длиннее. Она походила немного, как по подиуму, я скакал вокруг с
фотоаппаратом, стараясь запечатлеть каждое ее движение. Потом несколько
кадров в разных позах: на корточках, на коленях, полулежа на полу,
прислонившись спиной к стене. Казалось, что вместе с юбкой ее покинули
сомнения, и она чувствовала себя раскованнее. Сняла с себя футболку,
оставшись в черном белье и туфлях на босу ногу. Позировала она отлично,
смело, но без намека на пошлость.Прекрасная юная девушка, какой она
и должна быть, по-моему. Я любовался ее широкими бедрами, тонкой талией и
небольшой упругой грудью.Вынул из косы заколку и растрепал ей волосы.В ответ
она молча сняла с себя белье и сбросила туфельки, представ передо мной в
совершенной наготе.Я забыл о фотоаппарате, бросился к ней, обнял, и принялся
целовать ее губы, оторвавшись от губ набрасывался на ее шею и плечи, и снова
возвращался к губам. Сначала она стояла, не двигаясь, лишь едва слышно что-то
бормотала, потом я почувствовал, что ее руки нежно, но с возрастающим усилием
отталкивают меня.
-Не надо, не здесь,-наконец выдохнула она.
Я вспомнил о своем обещании, и не сразу, но выпустил ее из своих объятий.
-Прости. Мы продолжим съемку?-только и нашелся сказать я.
-Ничего, продолжим,-она улыбалась, а на глазах у нее блестели слезы.
Тут-то я и сделал несколько потрясающих кадров-обнаженная девушка на мрачном
чердаке, готовая провалиться от стыда, и по лицу стекают слезинки.
Я поднял с пола моток бельевой веревки, выбрал почище.
-Ты не будешь против?-спросил я.
Оксана в это время сидела на полу, подогнув ноги, ладони она положила на сомкнутые
бедра. Свет так отражался от ее кожи, что казалось, она светится.
-Я тебе доверяю-с дрожью в голосе ответила она. Я понимал, что ей не хочется этим
заниматься, она уже раздета и чувствует себя беззащитной. Но я был настолько
возбужден, что хотел воплотить все свои фантазии. К тому же, категорического
отказа я не услышал, а потому подошел к ней, встал сзади, взял ее за плечи,
погладил ее руки от плеч до запястий, взял за запястья, и, прилагая небольшое
усилие, завернул ей руки за спину и связал веревкой-сначала запястья, потом,
стараясь не причинить боли, стянул вместе локти.
Я альпинист, и когда нужно что-либо сделать из веревки-тут у меня мозги работают,
будь то система для подъема грузов или для транспортировки пострадавшего. Теперь
вот понадобились путы для пленницы. Никогда никого не связывал, но давно об этом
мечтал, смотрел на эту тему видео, и справился с этой задачей.
Сделав несколько кадров со связанной Оксаной, сидящей на полу, я помог ей встать,
и поснимал в полный рост. Потом уложил на пол и стал связывать ей ноги.
Не смог удержаться, чтобы не поласкать ее великолепные бедра, полные, но длинные
и подтянутые. Она сжала колени и подтянула их к груди, защищаясь единственным
возможным в ее положении способом. Я все это время успевал делать потрясающие
кадры. Дав волю воображению, я связывал Оксану разными способами: стоя и лежа,
привязывал к балкам и столбам, в полуподвешенном состоянии растянул ей ноги в
разные стороны, привязав за щиколотки. Мне удалось накинуть петли из веревки на
ее небольшие груди, я тоже растянул их в стороны, и привязал концы веревок
к столбам, держащим крышу. Едва я сделал несколько снимков, Оксана взмолилась о
пощаде:
-Отвяжи, больно!
Ее груди побагровели, соски, казалось, сейчас лопнут, ноги дрожали от напряже-
ния. Я поторопился отвязать ее, и дал немного отдохнуть, усадив на стул, при
этом не переставал ласкать ее и целовать. Она старалась прикрыться руками, и
я снова отступил.
"Черт возьми, а что, если..."-мне пришла в голову сумасшедшая мысль.
-Оксана, миленькая, вытерпишь еще один подход?-попросил я.
Она печально смотрела на меня, и встала со стула, готовая к новым пыткам.
Я привязал ее поднятые над головой руки к столбу, ноги привязал тоже, за
щиколотки и выше коленей. Потом, сделав снимок, взял прут, вытащенный из
валявшейся на чердаке метлы. Я хотел снять рубцы от порки на ее теле.
-Ты позволишь...?-спросил я, не узнавая своего голоса.
-Только не сильно-еле слышно ответила она.
Я стал хлестать ее по бедрам и ягодицам, несколько раз ударил по животу.
Она сначала терпела, потом стала всхлипывать от каждого удара. Я ударил ее
раз десять, и как только на ее коже стали заметны красные полосы, взялся
за камеру. Снимки получались великолепные: красивая, пышная девушка во
власти маньяка, полностью обнаженная, связанная, натуральные следы от порки на ее
теле, глаза горят от обиды и гнева.
Я все-таки довел ее до слез, прищемив ей соски бельевыми прищепками.
Я знал, что это очень больно и унизительно для девушки, и мне было жаль Оксану.
Было стыдно показывать себя с такой стороны, но я очень хотел это сделать,
совсем потерял голову от возбуждения.
Она стояла, привязанная к столбу. Я подошел к ней, поцеловал в губы, поласкал
немного ее грудь, бедра и низ живота, потом неожиданно достал прищепки и
зажал на обоих сосках. Она вскрикнула и стала извиваться всем телом, пытаясь
освободиться. Я уже смотрел на нее через объектив.
-Оксанушка, пожалуйста, не двигайся, это очень красиво,-просил я, не переставая
фотографировать.
Она перестала рваться, но заплакала горько, как ребенок.
-Ну зачем ты меня мучаешь, перестань,-причитала она.
Тут я понял, что зашел слишком далеко. Немедленно освободил ее от прищепок,
отвязал сначала ноги, потом руки. Она без сил повисла на мне, обняв за шею,
и не переставала всхлипывать. Я сел на единственный стул, посадил Оксану к
себе на колени, и стал утешать и просить прощения. Она плакала:
-Ну почему все мужчины такие жестокие, в школе мальчишки издевались, в институте
тоже прохода не дают. У меня даже никаких отношений с парнями не было. С тобой
познакомилась, влюбилась даже, а ты со мной такое сделал...
Я ругал себя последними словами, конечно же, нельзя было так с ней обращаться.
-Оксана, прости, я тебя тоже очень люблю, никогда так больше не сделаю.
Ночь мы провели вместе, и еще много дней и ночей. А я еще не раз проделывал с ней
все эти трюки. Она сама об этом просила. Фотографии, сделанные в тот вечер, мы
продали одному специальному журналу, но об этом можно писать другой рассказ.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 07-10-2014 - 22:53
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Бутылочка "Пепси"

Весна

История первой любви

Желание новизны

Ксения