Страницы: (1) 1
brutto0107
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Я предложила Ленке сыграть роль моей опальной служанки, которую я бы учила уму-разуму, а она бы мне во всем подчинялась, но проблема для игры была в том, что мы выглядели одинаково, обе в одинаковых длинных ночнушках, благо, что разного цвета.
Ленка быстро скумекала и принесла из своей спальни для меня отличительный вид одежды. Это были большие широкие штанишки от ее фланелевой пижамы, тоже с рисунком далматинцев, но это было и хорошо, в зеленый цветочек рубаха и белые в далматинцах штаны. Я представила, как мои ноги, попку и киску окутывает двойной слой фланели, как при ходьбе это все трется об мое тело и я вообще поплыла.
Но Ленка на этом не остановилась, подойдя ко мне, она заткнула подол ночнушки мне между колен и надела пижамные штаны, подтянув их до живота. Получилась ночная рубаха, заправленная в штаны, после чего Ленка немного выправила ночнушку, что бы она была фонариком и не натягивалась на мне при движениях.
Вот теперь я простая бедная крестьянка в одной байковой рубахе на голое тело и с босыми ногами, а ты моя госпожа – сказала Ленка, опускаясь на колени и целуя через двойной слой фланели мою киску.
Потянув за воротник вверх, я пыталась поднять Ленку с колен и приказала налить мне кофе. Ленка не спешила подниматься, уткнувшись своим лицом мне между ног, тыкаясь в меня как слепой котенок. При этом она засунула свою руку под подол своей рубахи и продолжала мастурбировать себя.
Мне надоело такое непослушание своей крепостной девки и я, схватив рукой ее пышные локоны, отодвинула ее от своей промежности и потащила за волосы к столу. Ленка, понимая, что она ослушалась свою хозяйку, покорно на коленях двигалась за мной, постоянно наступая на подол ночнушки и запутываясь в ней. Спотыкаясь и не успевая за мной, Ленка постоянно выдергивала подол из под коленей и хваталась за мои ноги.
Грязная холопка, ты хватаешься за мои штаны и стаскиваешь их с меня, выправляя мою рубаху. Ты предлагаешь мне самой заправляться, наглая девка? – сказала я повелительным тоном Ленке, продолжая тащить ее за волосы к столу.
Дотащив Ленку до стола и подняв ее на ноги, я оглядела ее. Ленка, покорно стояла, боясь поднять на меня глаза и ждала наказания за стянутые ею штаны и высунутую ночнушку и при этом поправляла свой помятый подол, пряча под него босые ноги. Но я, не давая ей спуску, дернула за рукав и приказала заправить меня заново. Ленка покорно и расторопно заправила рубашку в штаны, поправив их на животе и в знак прощения я разрешила ей поласкать свою грудку. Ленка нежно водила руками по моим рюшечкам на груди, играя с моими сосками, плавно переходила на живот, как бы случайно задевая мою киску, но при этом я видела, как ей хотелось развязать мою рубашку и впиться губами в мои соски, которые набухли и выпирали из под рубахи, но она не могла меня ослушаться и поэтому гладила фланелевую ткань на моем теле. Я же в это время ласкала свои бедра, постанывая от удовольствия и жалела о том, что на мне одеты штаны и заправлена ночнушка, и я не могу задрать ее и добраться голыми руками до своей промежности. Ленка тем временем облизывала мои соски, от чего ткань становилась мокрой и прилипала. Стараясь не довести себя до оргазма я отстранила от себя Ленку и приказала ей налить мне кофе. Доведенная до исступления Ленка послушалась, но приступы похоти брали над нею верх и она схватившись одной рукой за свою грудь, другой рукой начала мастурбировать через рубаху свою киску.
Ты что себе позволяешь грязная потаскуха – прикрикнула я на Ленку, дернув ее за грудки, из-за чего ночнушка развязалась и из нее выпали набухшие Ленкины груди. Ленка попыталась запахнуть рубаху на груди, но у нее это не получалось сделать одной рукой, так как второй она остервенело мастурбировала себя. Передо мной стояла растрепанная, в распахнутой и мятой от мастурбации ночнушке, девка, подол спереди задран до колен, вывалившаяся грудь, пелена на глазах от предстоящего оргазма. В итоге Ленка упала на колени, постанывая и трепя на груди и промежности байковую ночную рубаху. Низ рубахи то опускался, то задирался до живота, груди с набухшими сосками от трения об толстую фланель, то пропадали под рубахой, то снова вываливались наружу, Ленка входя в оргазм начала сучить ногами, натирая колени, бедра, промежность, живот и грудь об фланелевую рубаху. После того как Ленка кончила, я, такая вся аккуратно заправленная, присела сверху на Ленку, развернув ее на спину, и стала тереть свою киску об ее груди, плавно перейдя к ее животу. Ленка мне помогала движениями в такт и уже в свою очередь впилась в мои груди руками. От теребления груди моя зеленая рубаха начала понемногу выправляться из байковых пижамных штанов и превращаться в большой фланелевый шар. Через глубокий вырез завязанной ночнухи периодически виднелись мои соски, которые Ленка пыталась поймать пальцами, но от движений моей промежности по ее животу, соски снова прятались под моей рубашкой. Своими движениями об Ленку я оголила ее до живота и натирала ее киску своими штанишками, от чего парочка байковых далматинцев в месте моей промежности стали мокрыми и прилипали. Ленка продолжала заниматься моей грудью и уже почти вытащила весь перед моей рубашки из пижамных штанов. Видя, что я не ругаю ее за свой внешний вид, Ленка полностью задрала мою ночнушку и уже губами ловила мои оголенные соски. Наши ночные рубашки уже были задраны к шее от нашей мастурбации друг об друга, только еще руки оставались в больших и широких рукавах, но и их через некоторое время мы использовали, втянув в них ладони и продолжая себя удовлетворять уже байковой тканью рукавов наших рубах.
Эй ты, сучка в рубище, сними с меня свои мокрые, холопские штаны и положи их на свое влагалище, я не хочу, чтобы ты получала удовольствие вместе со мною – простонала я Ленке, начиная немного подрагивать от конвульсий оргазма и помогая ей движениями снимать нижнюю часть ее пижамы. Ленка, придерживая мою ночнуху на уровне груди одной рукой сняла с меня штаны, оголив мою задницу и положила комком себе между ног. Продолжая тереться об Ленку уже голой киской, я взяла пижамные штаны и бросила их на Ленкино лицо. Ленка сразу же впилась зубами в ткань, а я продолжала тереть фланелью ее лицо, от чего Ленка снова начала мокнуть в области своей киски. Внезапные судороги оргазма накрыли мое тело, и я, в полном изнеможении, содрогаясь в конвульсиях, упала на Ленку. Ленка, пытаясь кончить, вылезла из под меня, сняв с лица пижамные штаны и начала натирать ими свое влагалище, после чего, рванув на груди задранный подол рубашки, забилась в конвульсиях. Ленка кончила.
Закончив наш первый акт взаимной мастурбации, мы встали с пола, поправив наши изрядно помятые и растрепанные ночнушки и сели за кухонный стол пить изрядно остывший кофе. Ленкины пижамные штаны продолжали валяться в углу кухни, но нам было не до них, нас заботило больше привести себя в порядок, смыв с себя пот и соки наших кисок.
Пойдем в ванную, сначала ты меня ополоснешь, а потом я тебя, но ополаскивая меня, ты будешь в рубашке и попробуй только намочить ее, сразу будешь выпорота, ты поняла меня маленькая потаскушка? - сказала я Ленке, и потянула ее за рукав, из-за чего байковую рубаху перекосило и у Ленки из под нее выпала одна грудь. Ленка запахнула грудь и пошла за мной в ванную. Придя в ванную, я сняла свою рубашку и бросила в лицо Ленке, моя ночнушка упала на пол и Ленка нагнулась ее поднять, я в это время запахнула выше ягодиц ее подол и вставила свой пальчик в ее влагалище, начав потихоньку онанировать Ленку.
Можно я подниму твою сорочку, госпожа, повешу ее и помою тебя? – спросила Ленка, и я, высунув палец из ее уже мокрой киски, полезла в ванную. Ленка начала настраивать душ, но длинные рукава все время пытались попасть под струю воды и она постоянно их засучивала. Видя, как Ленка борется со своей большой фланелевой ночнушкой, боясь нарваться на порку, я думала, как бы сделать так, что бы она ее намочила.
Ленка начала меня ополаскивать душем, начиная с шеи, но я стояла выше ее, и Ленке приходилось поднимать вверх руки, от чего маленькие струйки воды начинали бежать по ее рукам, закатываясь под рукава ее ночнушки в область подмышек. Ленка это почувствовала и опустила душ вниз, но увидев мокрые разводы на фланели, она поняла, что наказания ей не избежать. Потом Ленка принялась ополаскивать мою грудку третьего размера, по которой струйки воды стекали с сосков по касательной, и тут, я наклонилась в сторону Ленки и струйки воды потекли прямо на Ленкины плечи и грудь, от чего весь перед ее рубахи стал мокрым и начал прилипать к телу, обволакивая и выделяя ее уже набухшие соски.
Госпожа, моя рубаха уже мокрая и умоляю тебя наказать меня за это, но позволь сначала мне тебя ополоснуть до конца – пролепетала Ленка, и в связи с тем, что предстоящая порка ее возбуждала, она не сдержалась и начала мокрыми руками тереть через мокрую фланель свои набухшие соски.
Раз уж ты принялась за себя, тогда свободными губками займись моей киской – приказала я Ленке, схватив ее за воротник ночнухи и притянув ее лицом к своему влагалищу. Пока Ленка вылизывала мою киску и теребила уже не только свои соски, но и свою промежность, я зарылась своими мокрыми руками в ее волосах. Вода, стекавшая по моим рукам, намочила ее волосы и, как следствие, от мокрых локонов намокала и Ленкина байка на спине.
Гадкая девка! Вся мокрая, растрепанная, в потной и мятой толстой байковой рубахе – постанывала я, дергая Ленку за воротник в такт ее движениям.
Ленка продолжала себя мастурбировать мокрым подолом ночнушки, вылизывая мое влагалище до тех пор, пока мы одновременно не кончили, только я Ленке в рот, а она в своих далматинцев на рубашке.
Помимо того, что я тебя выпорю, грязная служанка, ты еще лишишься душа и будешь весь день ходить в потной и грязной толстой байке, которая будет прилипать к твоему немытому телу – проворковала я, гладя Ленку по мокрым растрепанным волосам – а теперь вытирай меня и одевай, да, и не забудь про мои штанишки на кухне.
Вытерев меня, Ленка отправилась на кухню, что бы принести мои пижамные штаны, во время ходьбы полумокрая от пота и воды ночная рубаха прилипала к бедрам и груди, мокрые рукава висели мешковиной, прилипая к локтям, подол рубахи мокрой тряпкой путался в ногах, под завязанным вырезом рубахи болтались от движения тела Ленкины груди, к соскам которых тоже прилипла мокрая фланель.
Забрав с кухни штаны, Ленка пришла в ванную, где я стояла и ждала, пока меня оденут. Ленка, со штанами в руках, опустилась на колени и начала засучивать первую штанину, что бы одеть меня.
Сначала, грязная служанка, поцелуй мои пальчики на ногах, поласкай их, а уж потом оденешь меня – сказала я Ленке и она, подпихнув пижамные штаны себе между ног, наклонилась к моим ступням, лаская и целуя губами мои пальцы. Пока Ленка в позе собачки занималась моими ногами, елозя передом своей ночнушки по полу, я размышляла о том, как я буду пороть эту грязную девку, связывать ее, или привязать ее к чему либо. Периодически я своей ногой водила по Ленкиной груди, натирая ее соски байковым передом ночнухи, от чего Ленка начинала напрягать бедра, пытаясь онанировать себя. Наклонившись и задрав ей подол рубашки на спину, я смотрела, как двигаются ее ягодицы. Когда я перестала теребить ногой ее соски, Ленка прогнулась чуть ниже, что бы достать сосками до пола и уже тереться об него. Мне не хотелось, что бы моя служанка доставляла себе удовольствие и схватив ее за волосы, поставила ее на колени перед собой и схватила второй рукой ее за грудки, не позволяя ее соскам тереться об фланель рубахи.
Одевай меня и готовься к порке – приказала я Ленке.
Ленка, стоя на коленях, начала надевать на меня штаны, подтягивая их как можно выше до грудей, пока толстая фланель не врезалась в мою промежность и не начала натирать мое влагалище. Потом она, поднявшись на ноги, сняла с вешалки мою зеленую рубаху, накинула ее мне на шею и начала продевать в рукава мои руки. После этого Ленка завязала завязки моей ночнушки на шее и вновь покорно опустилась на колени, что бы расправить сбившийся на моем животе подол. Видя, что я заиграла бедрами от натирающих мою киску штанов, Ленка перестала одергивать мою ночнушку и, достав из под своей рубахи левую грудь, начала своим соском тереть через штаны мое влагалище.
Заправь мою рубаху в штаны и выходи из ванной – сказала я, поймав и слегка ущипнув ее набухший сосок, отчего Ленка отскочила и, опустив на пол низ своей ночнушки, начала заправлять мою рубаху в штаны.
Выйдя одетой из ванной, я пошла в комнату, таща за воротник провинившуюся Ленку, и посреди комнаты толкнула ее на пол.
Ты хотела потереться обо что нибудь? - спросила я, лежащую на полу в одной исподней рубахе и босыми ногами, Ленку – Тогда ползи на животе к кровати и вставай на колени для порки. Ленка заправила под ночнушку выпавшие при падении груди, легла на живот и поползла к кровати. Я смотрела, как Ленка извивается на полу, путаясь в огромной фланелевой рубахе. При каждом движении вперед, толстая байковая ткань натягивалась на груди и начинали оголяться плечи, Ленке приходилось останавливаться, что бы выдернуть из под колен подол ночнухи и натянуть рубаху на плечи. Еще толком не просохшая рубаха елозила по полу под Ленкиным телом, пачкаясь и еще больше сминаясь, от чего внешний вид Ленки становился еще более непотребным, как у настоящей грязной и нищей крестьянки. Но Ленку это сильно возбуждало и она, ползя к кровати, одной рукой цеплялась за пол, а второй рукой натирала свою промежность фланелевым подолом. Иногда она останавливалась и, выгибаясь как кошка, терлась сосками об пол, от чего раскрывался вырез ночнушки и из него выпадали груди, а рубаха в очередной раз натягивалась вниз, оголяя плечи. Я, глядя на бьющуюся в судорогах экстаза Ленку, начала возбуждаться и решила заняться собой. Медленно водя руками по груди, я нащупывала вырез своей зеленой рубашки, задевая пальцами свои набухшие соски, я то доставала соски через вырез рубахи и гладила кончиками пальцев, то прятала их обратно и впивалась в свою грудь руками, неистово натирая ладонями фланель на сосках, то одной рукой водя по груди, второй рукой начинала тереть об двойной слой фланели свою промежность, то запускала обе руки в штаны, теребя влагалище и бедра заправленным подолом своей ночнушки. Но кончать в свою сухую рубашку я не хотела, поэтому я опустилась на колени перед Ленкой и заставила ее мастурбировать меня рукавом ее мятой байковой рубахи. Ленка натянула рукав на руку и, выправив из штанов перед моей ночнушки, запустила руку в штаны и начала меня онанировать, второй рукой онанируя свою киску. Через несколько секунд мы одновременно кончили, и я повалилась на пол рядом с Ленкой, пытаясь отдышаться и заправить подол ночнушки обратно в штаны. Пока Ленка на полу приходила в себя, я встала и подошла к Ленкиному бельевому шкафу и открыла дверь, за которой висели Ленкины джинсы, брюки, блузки и юбки, пытаясь найти какое нибудь подходящее орудие для порки своей служанки. В одной из юбок был вставлен тонкий кожаный ремешок, который я и выбрала для наказания. Вытащив ремень из юбки, я закрыла шкаф и повернулась к Ленке, которая, увидев у меня в руках средство для порки, сразу же перевернулась на спину, спрятав от меня свою попку.
Ты долго будешь елозить своей рубахой по полу, или все-таки доползешь до кровати и приготовишься к наказанию, грязная потаскуха – прошипела я на Ленку и, подойдя к ней, взяла ее за волосы и грубо подтащила к кровати. Через секунду Ленка стояла на коленях у края кровати, опираясь локтями на матрац и пряча руки у себя под грудью, отчего ее аппетитный третий размер выдавался вперед и был виден из распахнутого выреза ночнухи, подол ночной рубашки полностью скрывал Ленкины ступни. Я подошла к Ленке, положила ремень на кровать и за волосы подняла ее на ноги, что бы перед поркой провести внешний осмотр своей служанки.
Почему вся грудь наружу и не завязан воротник – спросила я, распахивая Ленке ночнушку на груди и грубо теребя выпавшие наружу соски до тех пор, пока они не набухли, а Ленка не начала закатывать глаза и слегка поигрывать бедрами. После этого я подняла ее руки вверх и начала ощупывать Ленку от локтей к подмышкам и ниже до талии, медленно водя руками по толстой фланели ее ночной рубахи, как бы обыскивая Ленку на предмет кражи в хозяйском доме, отлично понимая, что невозможно ничего спрятать внутри огромной исподней ночнушки, если только не засунуть что нибудь в интимные отверстия.
Раздвинь ноги, задери рубаху до грудей, и держи ее, пока я не окончу осмотр – приказала я Ленке. Ленка задрала подол ночнушки до уровня груди и встала на ширину плеч и немного подалась вперед для более удобного осмотра своей промежности. Я залезла рукой Ленке между ног, слегка задевая ее уже влажное влагалище и анус, потом пальцем проникла вовнутрь и начала шевелить им, от чего Ленка, держа у груди задранную рубаху, начала натирать свои соски фланелевым подолом и тихонько постанывать.
Ничего не найдя в потаенных местах Ленки, я отвела ее руки от груди, одернула ночнушку, расправила подол и, спрятав Ленкины груди под фланель, завязала воротник и заставила Ленку снова встать на колени и опереться локтями о кровать, после чего взяла в руки ремень. Ленка, уже истекая от изнеможения, принялась покорно ждать наказание.
Я тебя предупреждала, что бы ты, грязная потаскушка, не мочила свою ночную рубашку, когда меня мыла? – сказала я, легонько ударив Ленку ремнем по ее попке, от чего Ленка подалась вперед, прижавшись животом к краю кровати.
Я тебя предупреждала, что я тебя выпорю за это? – продолжала я, уже посильнее ударив ремнем Ленку по попе, от чего Ленка дернулась, прогнула спину вниз, уткнувшись грудью в кровать, и одной рукой пыталась загородить свою попку от ремня.
Лживая девка, тебе же не больно через толстую байку твоей потной и мокрой рубахи – обозлилась я и, оторвав за волосы Ленку от кровати, несильно стеганула ее ремнем по грудям, пытаясь попасть сквозь байковую ткань по соскам. У меня это получилось, и Ленка, взвизгнув, схватилась обеими руками за свои груди и начала их натирать об фланелевый перед рубахи, который еще не просох после душа и постоянно прилипал к Ленкиному вспотевшему телу. Держа Ленку одной рукой за волосы, я принялась наносить короткие и хлесткие удары ремнем по ее телу, попадая то по грудям, то по попке, то по бедрам, то по спине, отчего Ленка вся извивалась, загораживаясь руками от ударов ремня, но не пыталась вырваться из-за боли от схваченных мною волос. Я продолжала наносить по Ленке удары и возбуждаться при виде того, как извивалось и дергалось под большой байковой ночной рубашкой Ленкино тело, как Ленка путалась ногами в длинном подоле своей и без того мятой рубашки, как она периодически прятала руки в рукава рубахи, что бы я не попадала по ним ремнем, как она натирала сквозь фланель свое влагалище, когда я по нему попадала ремнем, при этом я сразу же переходила на удары по груди, которые от Ленкиных трепыханий постоянно вываливались наружу через большой вырез ночной рубахи, и как только Ленка начинала заправлять груди обратно под рубаху, я сразу же наносила удар ремнем по заднице и бедрам, отчего Ленка начинала сучить ногами и извиваться под толстой фланелью, пряча, ужаленные ремнем, части своего тела. Я потянула Ленку за волосы и опрокинула ее на живот, после чего задрала ей на спине подол ночной рубашки, оголив ее ноги и попку, и нанесла несколько ударов ремнем по оголенным ягодицам. Ленка сучила ногами, пытаясь зацепить низ байковой рубахи и натянуть ее на оголенную попку, при этом неистово елозя сосками по полу и хватая меня руками за ноги. Наконец Ленке удалось спрятать свою попку под толстую байковую ткань, от чего мои удары не так сильно чувствовались, и, лежа на животе и подрагиваясь от возбуждения, принялась целовать мои ноги, елозя губами по моим фланелевым пижамным штанам. Я на минуту прекратила охаживать ремнем свою служанку и стала ждать, что дальше будет делать Ленка, при этом я теребила руками фланельку на своей груди. Ленка терлась об мои ноги, то задирая штанины и целуя мою кожу, то целовала мои ноги сквозь пушистую ткань, то приподнималась и тыкалась носом в мою киску, при этом елозя своими сосками мне по коленям, то встав на колени, уткнулась лицом в мой фланелевый живот и стала онанировать себя об мою ногу. Меня это начало заводить и я, уронив ремень на пол, вытащила свою грудку через вырез ночнушки и принялась ласкать и теребить соски. Ленка, увидев, что я уронила ремень, осмелела и, приспустив на мне пижамные штаны, начала зубами медленно вытаскивать заправленный подол моей фланелевой ночной рубахи, пытаясь добраться до моей киски. Ленка выправила мою ночнушку из штанов и, придерживая подол рубахи руками, начала ласкать языком мое влагалище, продолжая мастурбировать себя об мою ногу. Я, двигая бедрами в такт Ленкиным ласкам, натянула рукава своей рубашки на ладони и продолжила ласкать свои соски мягкой пушистой фланелевой тканью. Через несколько секунд волны оргазма стали пронизывать мое тело и я, вцепившись в Ленкины волосы, с силой прижала ее к себе и кончила. Ленка, в такт моим конвульсиям, обвила руками мою ногу и начала еще быстрее онанировать об меня, трепыхаясь под упавшим ей наголову подолом ночнушки, тоже пытаясь кончить, но я захотела ее еще немного помучить, поэтому, задрав подол рубахи, я взяла Ленку за волосы и отодвинула ее от себя.
Подтяни на мне штаны, холопка, рубаху не надо заправлять, а то моя киска после оргазма мокрая и я не хочу, как ты, грязная деревенщина, ходить в мокрой байковой рубахе – держа за волосы, приказала я Ленке, которую потрясывали спазмы предстоящего оргазма и от этого она продолжала натирать своей потной и мокрой ночной рубахой свои груди и промежность.
Госпожа, я больше не могу, хочу кончить, позволь мне, валяясь в твоих ногах, сделать это – простонала Ленка, и, после того, как она подтянула на мне пижамные штаны и выправила до конца всю мою ночную рубашку, легла на пол и покусывая от изнеможения губы, начала мастурбировать свою киску сквозь байковую ткань своей рубахи, а колыхающиеся от движений Ленкины груди в очередной раз выпали из выреза ночнушки. Я опустилась около Ленки на колени и помогла ей кончить, спрятав ее груди обратно под ночную рубаху и начав натирать ее соски пушистой байковой тканью, при этом я присела на ее лицо своей промежностью, отчего Ленка остервенело начала вылизывать ее сквозь одетые на мне байковые пижамные штаны.
Через несколько секунд Ленка забилась в судорогах от пришедшего оргазма и ее тело расслабилось, я встала и приспустила на себе мокрые от Ленкиного вылизывания фланелевые штаны, расправила подол своей ночнушки и повернулась к умиротворенно лежащей на полу Ленке.
Вставай холопка и задирай до пояса свою грязную нательную рубаху, я хочу осмотреть следы твоего наказания – приказала я Ленке и, небрежно схватив за воротник ночнушки, подняла ее с пола. Ленка сначала развязала завязки на груди и, распахнув вырез ночной рубашки, вытащила наружу свои груди. Около сосков и на самой груди виднелись еле заметные красные полоски от ремня, они были слабыми, потому что я в основном стегала по Ленкиной груди через толстую фланелевую ткань ее ночной рубашки. Окончив осмотр Ленкиных грудей, я небрежно засунула их обратно под рубаху и, обойдя Ленку сзади, задрала ей подол ночнушки до самых плеч, оголив тем самым и попку и спину. Ленка в это время закатала ночнушку чуть выше груди и, натянув рукава ночной рубахи на ладони, снова начала возбуждать свои соски об пушистую фланель. В итоге Ленка стояла полностью голой с задранной на плечи ночнушкой. Я наклонила Ленку вперед, что бы внимательно осмотреть ее выстеганную попку, которая была в легких красных полосках, и, водя рукой по высеченным ягодицам, я как бы случайно задевала то Ленкино влагалище, проводя пальцем по ее клитору, то слегка засовывала пальчик в анальное отверстие, отчего Ленка начала постанывать и тихонько подергивать и пощипывать свои соски. Но решив проявить хоть немного нежности к своей дворовой крестьянке, я натянула свои рукава ночной рубашки на ладони и начала гладить Ленкино тело руками через мягкую пушистую и возбуждающую толстую фланелевую ткань, водя фланелью по ее ягодицам, животу, спине, плавно переходя на влагалище, от чего фланель на моих рукавах начала намокать. Ленка в это время поигрывала бедрами и периодически задирала, падающую от движений с плеч, свою байковую ночнушку. В это время я переключалась на ее выпоротые груди, гладя и лаская их своими рукавами, заостряя внимание на Ленкиных набухших сосках, которые хотелось облизать, поиграть с ними своим язычком. Ленка, поправив на плечах свою задранную ночнушку, в ответ прильнула ко мне и, задрав подол моей зеленой ночной рубахи, подтянула на мне приспущенные пижамные штаны и начала одной рукой сквозь них мастурбировать мое влагалище, при этом второй рукой она задрала мне ночнушку сзади и, просунув руку в штаны, нащупала, и начала ласкать одновременно с моей киской и мой анус, иногда засовывая в него свой палец. Дойдя до предела от возбуждения, я оттолкнула Ленку, сорвала с нее задранную до плеч байковую ночнушку, оставив Ленку полностью голой, легла на кровать, стянула с себя пижамные штаны и бросила Ленке в ноги, натянула до груди свою ночнушку и, накрыв свое влагалище Ленкиной рубахой, начала ею себя мастурбировать. Я теребила рубахой свой клитор, натирала фланелью всю промежность, от чего Ленкина ночная рубаха намокла. А Ленка в это время опустилась на колени рядом с кроватью и, прикрывала, а точнее онанировала, руками свои срамные места. Пока я мочила и мяла Ленкину ночную рубашку, натирая ею свое влагалище, Ленка подняла и надела мои пижамные штаны на себя. Я это видела и, в состоянии нарастающего оргазма, придумала Ленке следующее позорное испытание, от чего волны экстаза еще сильнее накрыли меня и я кончила прямо на воротник Ленкиной ночнушки.
Подойди и забери свою грязную рубашку, служанка, у меня есть к тебе дело, которое ты обязана выполнить для своей хозяйки – сказала я Ленке и бросила ей в ноги ее мятую и мокрую ночнушку. Ленка так и не успев кончить, ерзая, подобрала с пола свою рубаху и надела на себя.
Что за поручение даст мне моя хозяйка? – спросила Ленка, расправляя на себе мятую ткань своего крестьянского одеяния завязывая на груди завязки.
Ты сейчас пойдешь на улицу и в ближайшей палатке купишь мне сигарет, одеваться можешь как хочешь, но под одеждой на тебе должны остаться твоя грязная ночная рубашка и мои байковые штаны, которые ты надела без разрешения, вот тебе мое наказание за непослушание – пропела я Ленке, у которой все засвербело между ног от стыда и похоти.
Но госпожа, на улице лето и что я надену на себя, если я уже во фланелевой рубашке, я же взмокну от жары – опустив голову, пролепетала Ленка.
Все очень просто, девка, ты наденешь на пижамные штаны мои джинсы, заправишь в них свою рубаху, сверху на ночнушку наденешь мой свитер и пойдешь на улицу – измывалась я над Ленкой, лежа на кровати и лаская свои соски. Ленка покорно взяла со стула мои джинсы и начала надевать их поверх широких пижамных штанов, которые задирались в узких джинсах. Наконец, расправив внутри джинс байковые штанины, и натянув джинсы на свою талию, Ленка почувствовала, как мягкая фланель пижамных штанов ей врезалась во влагалище, стыд уступил место похоти, и Ленка стала заправлять в джинсы подол своей длинной и широкой ночной рубахи.
Пока Ленка заправляла ночнушку в джинсы, я уже остыла от последнего оргазма и, опустив вниз свою зеленую в цветочек рубашку, спрятав под нее свою грудь, смотрела за действиями Ленки. Ленка уже полностью заправила ночнушку в джинсы и застегнула ширинку, чуть выправив ночную рубаху наружу, что бы она не сковывала движения и в то же время елозила по телу и, главное, по соскам. Я встала с кровати и взяв Ленку за рукав, потащила ее на балкон с солнечной стороной, что бы Ленка привыкла к погоде на улице, но перед этим я скинула с себя свою байковую ночнушку. Выйдя на балкон, я сразу же закрыла окно на застекленном балконе и только после этого затащила туда свою грязную дворовую девку. На балконе от солнца и закрытого окна сразу же стало жарко и душно, Ленка в джинсах, натянутых на байковые штаны, и в толстой фланелевой ночнушке стояла на самом солнцепеке, держа руки по швам и опустив голову, ждала моих дальнейших действий. Я, видя, что Ленке очень жарко, подошла к ней проверить на ней одежду. Оттянув вырез ночнушки я осмотрела тело Ленки, по которому уже начинали бежать струйки пота. Свой осмотр я решила начать снизу и расстегнув ширинку джинсов, я ощупала рукой Ленкину промежность, которая была мокрой и к ней прилипли фланелевые пижамные штаны. Ленка, продолжая взмокать на открытом солнце, начала упираться своим влагалищем в мою руку, пытаясь все же испытать недополученный оргазм, но я, убрав руку и продвигаясь дальше к бедрам, поняла, что и дальше мокрая от пота фланель прилипла к Ленкиным ногам. Оставшись довольной, я вытащила свою руку из джинс как бы случайно задев Ленкин клитор, от чего Ленка чуть не взвыла от желания получить разрядку, и, застегнув ширинку, принялась за осмотр верхней части тела. Учитывая огромные размеры Ленкиной ночной рубахи и то, что она немного была выправлена наружу, пока еще сухая фланель не успела прилипнуть к покрытому испариной Ленкиному телу, что мне и предстояло исправить. Развернув Ленку грудью к себе и разведя ее руки в стороны, я ощупала Ленкины подмышки, медленно водя руками по байковой рубахе от подмышек к талии и обратно, отчего Ленка закусила нижнюю губу, пытаясь справиться с похотью. Толстая фланель мятой ночной рубахи прилипла к Ленкиным бокам, уменьшившись в размерах, от чего Ленка уже не была похожа на надутый фланелевый шарик. После этого я начала теребить воротник рубахи, тем самым вытирая Ленкину шею от пота, и самое главное, после этого я впилась руками через толстую фланель в Ленкины груди, от чего ночная рубаха на груди сразу же намокла и прилипла, обволакивая и подчеркивая груди и соски. Как только я сжала Ленкины груди и начала их натирать толстой мокрой фланелью ее ночной рубашки, Ленка застонала и начала остервенело двигать бедрами, пытаясь натереть свой клитор об прилипшую к промежности ткань байковых пижамных штанов. Занимаясь Ленкиными сосками меня начало возбуждать, как Ленка с разведенными в стороны руками пыталась двигаться в такт моим движениям мастурбируя себя, ей было жарко, намокшая фланель ее ночнушки прилипала к телу, от чего Ленка еще больше возбуждалась, натирая себя об рубаху благодаря моим рукам.
Прекратив доводить Ленку до исступления, я еще немного выправила ее ночную рубашку из джинс, делая ее еще более неряшливой дворовой холопкой и пошла в комнату за своим свитером, оставив Ленку на балконе.
Придя со свитером на балкон я увидела следующую картину, Ленка сползла по стене на пол, тем самым еще больше выправив сзади свою рубаху из джинс, расстегнула ширинку и онанировала одной рукой свой клитор через пижамные штаны, а второй рукой теребила свои соски об перед ночной рубашки.
Ты что же делаешь дворовая дрянь, когда меня нету – крикнула я на Ленку и, убрав ее руку от груди, начала ладонью шлепать ее по соскам. Я знала, что Ленке не больно от моих ударов по груди через ночную рубашку, и поэтому я распахнула Ленкину рубаху на груди и начала шлепать по оголенным соскам. Ленка перестав заниматься своими срамными местами, тихонько повизгивая, начала запахивать перед байковой ночнушки у себя на груди и извиваясь на полу, защищалась от моих ударов. Что бы Ленка перестала извиваться, я схватила ее за шиворот и прижала к своим ногам, ночная рубаха натянулась, сковывая Ленкины движения и фланелевая ткань врезалась в кожу выпавших из под рубахи грудей, после чего я уже спокойно шлепала Ленку по соскам, не давая ей трепыхаться. Ленка же пыталась загородить свои соски руками, периодически остервенело, в промежутках между ударами, теребя свою киску. Закончив наказывать свою дрянную служанку, я подняла ее за шиворот ночнушки с пола и бросила ей свой свитер.
Твой неряшливый внешний вид благодаря твоему непослушанию, грязная деревенщина, я запрещаю тебе приводить себя в порядок, натягивай свитер и беги по моему поручению, одна нога там, другая здесь, я не собираюсь тебя долго ждать, ибо у меня могут родиться новые идеи на счет тебя – сказала я Ленке и, греясь голышом в лучах летнего солнца, наблюдала за Ленкой.
Слушаюсь моя госпожа – сказала Ленка, застегнула ширинку, спрятав под ней свое истекающее неудовлетворенное влагалище, спрятала свои выпавшие во время экзекуции груди под байковую ткань своей мятой ночной рубашки, завязав воротник, и начала натягивать на себя мой свитер. После того как она его одела, толи мой свитер был коротким, толи Ленка была сильно растрепана, но из под края свитера остались торчать края фланелевой ткани выправленной из джинс ее ночной сорочки.
Госпожа, можно я свою выправленную рубаху запихну под свитер, что бы никто на улице не видел, что я вышла в одной исподней одежде, как провинившаяся дворовая девка? – спросила Ленка, теребя пальцами торчащую из-под свитера фланель своей ночнушки.
Никак нет, нельзя, и мало того, не только это будет торчать у тебя во время похода в магазин – с издевкой ответила я и, подойдя к Ленке, аккуратно выправила ей поверх свитера воротничок ночнушки, на котором, на фоне темного однотонного свитера аляписто выделялась белая фланелевая ткань с сине-зелеными далматинцами на ней. После чего, схватив Ленку за рукав, я повела ее в сторону входной двери, по пути дав ей деньги на сигареты. Ленка еще некоторое время смущенно, но сгорая от похоти и возбуждения стояла в дверях, не решаясь выйти на улицу в таком срамном виде, но я развернула ее к выходу и толкнув в спину закрыла за ней входную дверь, после чего Ленке ничего не оставалось, как исполнить мой приказ.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 26-09-2014 - 15:07
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

СВ. Часть 2.

Ночь на заброшенном заводе

Новый год

Королевская балетная школа.День второй .Растяжка

Личный водитель