Страницы: (1) 1
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Цыганка

Я вышел из бара навеселе. Немного спотыкаясь и, плохо глядя по сторонам, я не заметил и чуть не зацепился за цыганку, которая сидела на заплеванном асфальте прямо возле входа в кабак и попрошайничала .У нее на руках был ребенок, которому было может быть несколько месяцев. Ребенок был спеленат и завернут в ватное атласное одеяло розового цвета, которое было перевязано атласными голубыми лентами с вывязанным посередине красивым бантом. Как я успел заметить, сверток с ребенком был на удивление чистым, что крайне редко встречается у цыган. Я не любил попрошаек, а цыган побаивался, как любой обыватель.
– Чертовые цыгане со своими байстрюками, нет совсем от них проходу, – сказав это, я сильно выматерился и побрел дальше. За сквером стояла моя машина. Идя через сквер, я почувствовал, как кто-то смотрит сзади на меня в упор. Я невольно обернулся. На меня смотрела красивая, молодая цыганка. Ее длинные волосы, черные как смола, доставали до пояса, кожа лица не была смуглой, а была на удивление белой, словно бумага. Черные глаза, словно бездонные колодцы в которых хотелось утонуть. Ее очень пышная юбка платья, с множеством оборок, доставала до самой земли. Под юбкой было еще несколько нижних юбок с оборками, которые шуршали при ходьбе и придавали пышность всему наряду.
– Чего тебе нужно, вольная принцесса больших дорог? –остановившись, спросил я.
– Позолоти ручку, расскажу тебе твое прошлое, настоящее и будущее.
– Прошлое и настоящее я и так знаю, а будущее не хочу знать.
– Я вижу много крови и слез. Ты пьян, не садись за руль, не делай зла и страданий.
Она подошла ко мне вплотную и достала из множества складок, своей очень пышной юбки, детскую соску с колечком на длинной позолоченной цепочке. Цыганка начала раскачивать ею у меня перед глазами и приговаривать:
– Стань моим ребенком, стань моим младенцем. Смотри мне в глаза.
– Эта женщина наверное безумная, что за чушь она несет? – подумал я. Женщина снова и снова приговаривала:
– Стань моим ребенком, стань моим младенцем. Смотри мне в глаза.
Я из любопытства и посмотрел. Когда я встретился с ней взглядом, мир словно дрогнул и отошел куда-то на задний план, я уже не мог отвести от нее своих глаз. Я почувствовал, как через этот немигающий взгляд что-то чужое проникает в мое сознание и через мгновение, кроме раскачивающейся соски, больше ничего не видел, словно в этом мире больше ничего и не существует. У меня появлялось очень странное желание – запихнуть эту соску себе в рот. Чем дольше женщина раскачивала ей у меня перед глазами, тем сильнее становилось желание. Я не успел оглядеться, как соска оказалась у меня во рту. Себя я уже не контролировал и, взяв ее обеими руками словно ребенок, быстро запихнув себе в рот, принялся ее жадно сосать. Так я был загипнотизирован цыганкой, но было уже слишком поздно, чтобы сопротивляться – гипноз был очень сильным. Чем больше я сосал соску, тем больше надо мной становилась власть соски. От соски по всему моему телу начало разливаться незнакомое приятное ощущение, которое не ослабевало, а только нарастало, оно напоминало приближающийся оргазм, я также почувствовал какой-то душевный уют и умиротворение. Цыганка потянула за цепочку, которая была прикреплена к колечку соски, мой рот самопроизвольно сжался, не давая соске из него выскочить. Женщина смотрела на меня и казалось, что она наслаждается своей властью надо мной и, размотав цепочку с руки, она повела меня мимо моей машины через улицу к своему дому, словно собачку. Я не хотел никуда идти, но ноги мои шли сами. Проходя мимо своей машины у меня промелькнуло желание убежать, но я не мог выпустить изо рта соску, которая давала мне приятные ощущения и через мгновение мысль о бегстве показалась совершенно нелепой .Очень странное это ощущение, когда твое тело не подчиняется твоему же разуму, а находится во власти кому-то другого – сначала наступает паника, а потом смирение.
Дом был хорошо обставлен, мебель была дорогой и стилизованной под старину. Мы вошли в гостиную посреди которой горел большой камин. Моя повелительница отстегнула цепочку от соски, которая словно приросла к моему рту и пустила там корни. Раздев меня догола, вытряхнув все содержимое моих карманов и собрав всю мою одежду, хозяйка бросила ее в камин сказав, что она мне больше не понадобится. Я стоял посреди комнаты немного напуганный и был не в силах что-либо сделать... Женщина отвела меня в туалет, сделала несколько очистительных клизм, затем вымыла меня в ванне начисто, словно ребенка. Вытерев насухо огромным мягким полотенцем, она одела на меня длинную фланелевую ночнушку, подол которой тянулся по полу. Рукава ночнушки также были длинными и почти доставали до пола. Мы вошли в спальню, где меня сразу же прошиб озноб, в комнате было холодно, как на дворе. Посреди спальни стояла огромная кровать, возле которой стояла пустая детская колыбелька. На кровати лежало толстое ватное одеяло в белом атласном пододеяльнике, который был отделан кружевами. Поверх одеяла покоился большой ворох пеленок и платков, только они были почему-то большого размера, совсем не детского. Из приоткрытой дверки шкафа, стоявшего возле одной из стен, было видно множество аккуратно сложенных распашеночек, чепчиков, ползунков и пеленок. Приведя меня в спальню, цыганка велела ложиться поверх кучи сложенных пеленок. Когда я ложился, она ловко подвернула подол длинной ночнушки под меня, после чего он оказался под моей попой. Хозяйка туго стянула первой пеленкой мои ноги и запеленала меня до подмышек. Второй пеленкой припеленала руки к туловищу, спеленав меня с головой, укутала голову одним из платков поверх пеленки, таким образом зафиксировав пеленку от сползания с головы. Она стянула платок под подбородком, а свободные концы завязала сзади на затылке. Третьей пеленкой спеленала до шеи, а четвертой с головой, зафиксировав ее снова платком. Каждую пеленку женщина очень сильно натягивала и расправляла на ней даже малейшие складки. От этого пеленание получалось очень плотным и ровным. Пеленки были очень длинные и ей приходилось меня по паре раз переворачивать, пока пеленка не заканчивалась, затем она приступала к следующей. За этой работой женщина напоминала паука, который крутил и заворачивал свою жертву в паутину. С каждой новой пеленкой мой кокон становился все туже и туже, толще и толще, все крепче и крепче обездвиживая меня. Я потерял счет пеленкам, их было очень много, может двадцать, а может и тридцать. И когда я был завернут в последнюю пеленку, то уже не мог пошевелить пальцем ни на руке, ни на ноге, не мог даже повернуть голову хоть на миллиметр, мог только моргать глазами, словно кукла. Я был настолько обездвижен, что как ни старался, у меня не получалось даже намека на шевеление, мой тугой кокон стал словно каменным, похожим на саркофаг, а я на мумию. Толстый кокон скрыл все изгибы моего тела, сгладив его очертания в ровный круглый сверток. За счет укутывающих многих слоев пеленок и платков, голова постепенно перетекала в плечи, затем в туловище, образовывая сплошной кокон, слегка сужающийся от бедер к лодыжкам. Моя пленительница провела руками сверху вниз по всей длине того предмета, что я сейчас из себя представлял, разгладив на нем мельчайшие складки. Она на миг залюбовалась своей работой, тем, как ей удалось идеально туго и плотно меня спеленать. Я был надежно упрятан в этом толстом тканевом коконе и меня теперь невозможно было узнать. Ткань полностью поглотила не только все мое тело, но и лоб, половину щек и почти весь подбородок. Не хватало ко всему этому только перевязывающих лент и бантов. Хозяйка, словно прочитав мои мысли, достала из недр шкафа широкую атласную красную ленту. Она туго перетянула ею кокон по всей длине, крест-накрест от уровня щиколоток до уровня шеи. Ленту эту цыганка завязала чуть выше колен на несколько узлов, поверх которых вывязала очень пышный бант. Давление лент я не чувствовал, так как слой пеленок был очень толстым. Я поймал себя на мысли, что эта игра в пеленание мне очень понравилась. Сначала мне было тесно в этих многочисленных слоях пеленок, но дискомфорт как-то странно и быстро прошел, я начал чувствовать в них какой-то уют и защищенность. Через пару минут от своей полной обездвиженности и беспомощности я начал получать все нарастающее наслаждение. Я очень хотел похвастаться этим хозяйке. Мое желание не увенчалось успехом, мой рот не смог произнести ни слова, им повелевала соска и он был под ее полным контролем. Гипноз был очень сильным и еще наверное не ослабел. Как я ни старался что-то произнести – ничего не получалось, один раз вышло лишь мычание, мой рот меня не слушался, а продолжал дальше сосать соску, словно он был не моим. Когда я попробовал еще раз, то не получилось даже мычания, соска словно запечатала мой рот. Цыганка, увидев это, лишь нежно улыбнувшись сказала:
– Молчи моя милая куколка, я все вижу и все знаю, – сказала она,
– Не надо слов, просто наслаждайся. Младенцы ведь не умеют говорить. Сейчас мы нашу лялечку завернем в одеяльце и она будет баиньки, ласково добавила женщина.
И она очень плотно завернула неподвижный сверток, которым я был, в толстое ватное одеяло в белом атласном пододеяльнике, которое лежало на кровати по-диагонали. Она сформировала из одеяла что-то наподобие конвертика, кружевной уголок которого выступал из-под макушки моей головы. Кружевные края атласного пододеяльника красиво обрамляли часть моего лица еще не покрытую тканью. Сверток, который я из себя представлял, стал еще более круглым и более толстым, женщина перевязала в нескольких местах атласными голубыми лентами, прикрыв узлы красивыми бантами, вывязав их из концов этих же лент. Цыганка взяла оставшийся свободным кружевной уголок одеяла из-за моей головы и закрыла конверт. Погрузившись в темноту я быстро уснул. Хозяйка достала из шкафа полупрозрачное белое блестящее покрывало на котором были вышиты блестящими нитями цветы. Женщина накрыла блестящий толстый сверток покрывалом, которое она растянула по всей кровати, идеально выровняла его и разровняла мельчайшие складки на нем. Покрывало было немного больше размера кровати и свисало с неё, чуточку не доставая до пола. Я теперь был полностью упрятан в этих постельных принадлежностях. Хозяйка вышла из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.
Не знаю сколько я проспал, наверное очень долго. Во всем моем теле присутствовало, какое-то чувство ватности, словно мое тело от головы до пят превратилось в вату и все попытки управлять телом тонули в ней. Тоненький лучик света проникал через толстый тканевый полог, который мне захотелось отодвинуть рукой. Я не смог даже шевельнуть пальцем, было такое ощущение, что у меня больше нет рук. Я попробовал изогнуться и пошевелить головой – тоже безрезультатно, не получилось даже намека на шевеление, словно у меня нет тела, а вместо него большая плюшевая игрушка, набитая поролоном. У меня во рту, был какой то предмет… детская соска. Я отчетливо вспомнил происшествия вчерашнего дня, странную незнакомку, игру в пеленание, которое мне так сильно понравилась и я очень желал познакомиться с незнакомкой поближе. Я вытолкнул соску изо рта языком и окликнул. Послышались входящие в комнату женские голоса. Когда кружевной уголок одеяла был откинут, мне сразу в глаза полился яркий свет. Когда прояснились очертания мира, я увидел двух женщин, склонившихся надо мною. Одна была моей незнакомкой, другая цыганка была тоже очень хороша лицом, немного полновата и, как я успел разглядеть краешком глаза, с неимоверно большими грудями.
– Девушки, милые, выпустите меня отсюда, – начал я их упрашивать: – Сейчас мы все вместе пойдем в ресторан. Я угощаю, выпивка и еда за мой счет, все что пожелаете.
– Что ты такое говоришь? У тебя в кошельке сейчас только двадцать баксов, а твоя одежда вчера сгорела в камине, разве ты забыл? – отозвалась моя незнакомка.
– Этот дом выглядит приличным и, я надеюсь, интернет в нем имеется? Мы сейчас сюда все закажем, только скажите точный адрес, – продолжал я.
– Ничего этого тебе не понадобится, сейчас ты по-настоящему превратишься в младенца, ты станешь совсем маленьким. – безапелляционно заявила моя пленительница.
– Девушки, милые, выпустите меня из пеленок, я хочу есть, а потом мы снова продолжим эту красивую игру, – начал я их упрашивать, – Давайте закажем хотя бы пиццу?
Мне и вправду жутко хотелось есть.
– Разве маленькие куколки кушают пиццу? Они едят молочко. У меня найдется для тебя кое что получше пиццы. – сказала полноватая подружка моей незнакомки.
– Из пеленок ты уже никогда не вылезешь, пока не превратишься в младенца, – добавила она. Женщина села на кровать, уложила толстый сверток, который я из себя представлял, себе на колени. Она провела рукой по моему лицу и коснувшись моих губ, что-то произнесла на незнакомом мне языке. Цыганка достала огромную грудь и пихнула сосок в мой рот. Едва сосок коснулся моего рта, я снова потерял контроль над ним. Я не мог вытолкнуть сосок изо рта, не мог произнести ни слова. Грудь запечатала его, словно соска вчерашним вечером. Я жадно сосал грудь, которая была настолько большой, что накрыла все мое лицо. Вскоре я почувствовал, как в меня попали первые капли женского молока, а с ними начали накрывать первые волны блаженства. Чем больше я сосал ее грудь, тем сильнее становилось наслаждение. Чувство голода вскоре прошло, а вместо него пришло чувство какого-то удовлетворения и покоя, после которого пришло чувство легкой усталости и, я не заметил как снова уснул. Засыпая, я почувствовал как из моего рта вынули грудь и вставили соску, которую крепко сжал мой рот.
Проснувшись, я увидел, что лежу на полу в своем коконе в центре комнаты. Вокруг меня зажжено много свечек, они были расставлены в форме какого-то древнего символа. Женщины танцевали неизвестный ритуальный танец, что-то бормоча. Они кружились и изгибались словно змеи, трясли своими грудями, наклоняясь надо мной, не переставая бормотать свои заклинания. Все браслеты и побрякушки, нацепленные на них, как-то странно звенели. Воздух в комнате становился вязким словно масло, свечи стали странно мерцать. Вдруг цыганка, которая кормила меня грудью, подбежала ко мне, переступив одной ногой через меня и накрыла меня, лежащего в свертке, своей огромной длинной юбкой с шуршащими подъюбниками. Юбка была настолько огромной, что я скрылся под ней полностью. Под юбкой было темно. От тела женщины исходил приятный пьянящий запах, который словно проникал в мое тело, вызывая в нем приятные, странные ощущения. Цыганка, стоя надо мной,начала снова трястись, произнося заклинания. От ее тела начали исходить вибрации, которые передавались моему телу и у меня начала сильно кружиться голова. Вдруг я почувствовал, что мой кокон начал становиться тесным, он становился все теснее и теснее. Моя упаковка начала уменьшаться, вызывая болевые ощущения. Боль все нарастала и нарастала, я уже чуть не терял сознание. Хотелось закричать, но соска во рту накрепко его запечатала. Вдруг боль резко перешла в ноющую, а потом и вовсе исчезла, словно ее рукой сняло. Мои метаморфозы только начались... Я услышал, как под многочисленными слоями ткани в моем теле раздавался какой-то треск, но боли не было, я вообще ничего не чувствовал. Я услышал неприятные чавкающие и хлюпающие звуки, потом снова раздался жуткий треск, это наверное трещали мои кости. Мое тело неумолимо уменьшалось, словно ссыхаясь. Оно уменьшалось вместе с моим коконом, словно его безжалостно сжимала какая-то сила, но этого я не мог видеть, так как был обездвижен своим коконом и находился в полной темноте под огромной тяжелой юбкой цыганки. Она застыла словно изваяние, чего-то ожидая. Она уже не бормотала заклинания. Через минуту женщина ступила шаг и резко вздернула подол юбки, на полу остался лежать спеленатый младенец в многочисленных пеленках, в блестящем белом конвертике. Когда у меня в глазах прояснилось, я увидел, что все кругом как-то странно изменилось, став большим, даже мои пленительницы стали огромными. Они меня нежно взяли и аккуратно положили на кровать. Затем развязали атласные ленты, развернули ватное одеяльце в атласном пододеяльнике с кружевной отделкой и, развязав широкую красную атласную ленту, распеленали меня из многочисленных пеленок. Мне захотелось убежать, но из этого ничего не вышло, мое тело совершенно не слушалось, мои мышцы сильно ослабли. Я даже не мог поднять головы. Руки и ноги хаотически двигались и, когда мне удалось поднести руку к лицу, я ужаснулся. Это была крошечная ручка ребенка, мои ноги тоже были маленькими, а кожа стала мягкой и шелковистой.
– Что вы со мною сделали ведьмы?! – попытался закричать я, но вместо этого послышался лишь детский плач, я уже не умел говорить. В моей голове цветными картинками проносилась вся моя жизнь, уходя куда-то вдаль и тая словно дым, я забывал свое прошлое, равно как и мое тело забывало, как это быть большим и взрослым. Пеленки, ночнучка, атласное одеяло – все стало маленьким, лишь окружающий мир остался большим. Женщины, осыпав мою попу каким то порошком, надели на нее подгузник, который своими резиночками обхватил мою крошечную ножку, затем очень туго спеленали во все пеленки, повязав все платки обратно, плотно упаковали в конвертик из ватного одеяльца в белом атласном пододеяльнике. Я жутко хотел есть. Полноватая женщина, словно почувствовав это, положила меня обездвиженного себе на колени, запихнула мне рот сосок своей огромной груди и я принялся ее сосать. За этим занятием я сильно устал, голод ушел прочь и меня начало клонить в сон. Грудь у меня изо рта вынули и вставили в него соску, которую я, изредка посасывая, не выпускал изо рта. Меня уложили в колыбельку, которая одиноко стояла возле кровати. Укрыв атласным ватным одеяльцем в белом атласном пододеяльнике, точно таким же, как на конвертике в котором я был завернут, и точно такой же кружевной отделкой, принялись качать колыбельку. Засыпая я слышал их разговор.
– Аза, теперь у тебя есть свой ребенок за которого ты мне отработаешь. До конца полнолуния он должен быть во всех вещах, которые я тебе дала, до последней пеленочки и платочка, тогда его превращение будет необратимым и он забудет все свое прошлое. Если посмеешь меня ослушаться, я за последствия не ручаюсь. Ты будешь менять ему подгузники, которые я тебе дала и обратно пеленать его во все, в чем он находится сейчас. После полнолуния ты сможешь завернуть его в обычные пеленки и обычное одеяльце. Те вещи, в которых он сейчас, вернешь мне все до последней, включая и атласные ленты и соску. Они заговоренные и могут нанести тебе большой вред. Помни об этом и принеси мне все сразу же после окончания полнолуния. Я дам тебе снадобье и у тебя к концу недели появиться молоко, ты должна хорошо есть, тогда его у тебя будет очень много, а пока я тебе дам молочную смесь, которую ты будешь готовить так, как я скажу. Полноватая цыганка попрощавшись ушла, а я через минуту уснул.
Похмелье было жутким, голова болела и звенела, словно в нее колотили малиновые чертики желтыми молоточками, во рту было словно в него нагадили кошки. Когда я с трудом отрыл глаза, то увидел знакомую обстановку. Я лежал на диване в подсобке до боли знакомого мне заведения, в котором я оставил немало денег, зверски пьянствуя. Боже мой, так это был сон, такой реалистический, с цветными картинками. Я уже начинал жалеть, что это только сон и желал его повторения наяву. В комнату постучались и в нее вошел Борис, молодой человек лет 25, с внешностью гея и учтивостью лакея, немного нагловатый. Он был в этом заведении барменом, профессионалом своего дела, а еще он умел хорошо слушать и многие после нескольких рюмок коньяка любили излить ему душу.
– Сергей Никитич, вот вам коктейль, вам сразу полегчает, – сказал он.
– Борис, что я вчера пил?
– То, что и обычно, Сергей Никитич, просто вы выпили коньяка чуток больше, чем обычно. Лучше выпейте то, что я вам принес.
Я залпом осушил принесенный бокал и через пару минут почувствовал облегчение. Одел принесенный пиджак, дал чаевые Борису, поблагодарил его и вышел. Выйдя из кабака я захотел закурить. Ища по своим карманам пачку сигарет, наткнулся в кармане пиджака на странный предмет. Вытащив его увидел, что это была детская соска-пустышка с пристегнутой к ней длинной позолоченной цепочкой.
– Откуда это у меня, черт побери? – подумал я. У меня появилась маленькая надежда, что найдя хозяйку этого предмета, мой сон может повториться наяву и я решил найти тот дом. Пройдя квартал, я попал в частный сектор. Я отыскал дом, который был в моем сне, с точно такой же отделкой, с таким же забором и такими же железными воротами. Дом был заколочен и от соседей я узнал, что в нем уже лет двадцать никто не живет, сказали также, что здесь когда-то жила незаконнорожденная дочь цыганского барона, очень красивая девушка, которая погибла при загадочных обстоятельствах. Я побрел прочь и вернулся к своей машине, уже завел ее, когда услышал в своей голове голос: "Я вижу много крови и слез. Ты пьян, не садись за руль, не делай зла и страданий".
– Что за наваждение, черт побери? – подумал я. Заглушив мотор и закрыв машину я собрался идти ловить такси. Не успев ступить несколько шагов, я увидел, как мимо меня, в двух шагах, пролетела машина на большой скорости. Когда мне удалось поймать такси и проехать два квартала, я попал в пробку. Я вышел и продолжил свой путь пешком. Пройдя где-то метров сто, увидел, что на перекрестке столкнулись несколько легковых автомобилей. На асфальте, забрызганном кровью, лежал труп. Одна из машин была очень помята и ее резали болгарками спасатели, чтобы достать то, что осталось от человеческих тел. Мне стало совсем не по себе. Придя дамой, я снова изрядно накатил и проспал ночь без сновидений, словно полено.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 26-09-2014 - 14:23
alexbragin
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Спасибо! Понравилось.
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Спасибо за положительный отзыв.
sosdatel
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OnlineМужчинаСвободен
Спасибо! Интересная фантазия.
aLexZunder
 
  • Group Icon
  • Статус: люблю быть в пеленках :)
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Огромное спасибо!!! Рассказ очень понравился, он шикарен!!! Давно не читал ничего подобного. Буду очень рад прочитать и другие ваши творения ))
rmichaellb78
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Хороший рассказ. Понравился. Спасибо за большой труд! Единственное "но". Прошу не обижаться. Сейчас, как и главный герой немного под мухой, но даже в таком состоянии мешают грамматические ошибки.

Это сообщение отредактировал rmichaellb78 - 18-09-2013 - 21:55
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Спасибо за пожительный отзыв. А за грамматические ошибки извините.Как лет двадцать назад имел по грамматике 3 с минусом , так это и осталось .Молодежь в зомбосетях ,почитаешь вообще жуть.Думаю исправлюсь,но скорее всего в ином измерении,как говорится в старой доброй русской пословице.
aLexZunder
 
  • Group Icon
  • Статус: люблю быть в пеленках :)
  • Member OfflineМужчинаСвободен
В данном случае грамматические ошибки не вызывают никаких напрягов. Их видно, но они не настолько серьезные, чтобы вызывать отвращение. Для себя я скопировал рассказ в вордовый документик и быстренько за 15 минут все исправил, чтобы при последующем чтении глаз даже не зацеплялся за них.

С нетерпением жду других рассказов по пеленательной теме 00064.gif)
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Кое какие наметки на эту тематику имеются ,но они еще очень далеки от совершенства,скорее всего это чужие фантазии в моей интерпретации перемешанные с моими.Может со временем.
sxn3121741931
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineСвободен
Прочел, и вместе со второй частью у вас получился прекрасный рассказ. Спасибо.
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Сапоги студенток

Манекены или новая жизнь.

Фланелевые души ч 1, 2

секси девушка инна

Подарок для жены