Страницы: (1) 1
DimaKu
 
  • Group Icon
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Кто же в институте не фантазировал о преподах. Каждый студент. Но вряд ли можно представить, что часть их может обернуться реальностью.
Химию у нас преподавала Наталья Сергеевна. Теперь, когда я учился в институте, ей было 42. Возможно, благодаря именно её прекрасной внешности, я к химии относился хорошо, практически понимал. За что имел пусть не твердую, но четверку. Мне хотелось нравится Наталье Сергеевне, и я часто представлял, как мы ласкаемся. А на последнем году обучения меня увлек и еще один сюрприз. Практические работы, лабораторные и прочие, требующие опыты уроки стала вести её дочь, пришедшая после университета практиканткой, Марина Владимировна. Она была просто прелесть, хотя и не затмила в моих желаниях свою маму.
И вот однажды последней парой у нас была контрольная практическая работа. После звонка все стали сдавать свои работы, я же использовал для дописания последние ускользающие секунды, и стал последним, кто положил тетрадь на стол Марине Владимировне.
- Дима, можешь чуть задержаться и помочь мне убрать со столов. - как будто не обращая особого внимания на меня самого, проговорила она.
- Конечно. - без тени сомнения согласился я. Мне было бы приятно остаться с ней подольше, да и я мог надеяться на возможную более снисходительную оценку.
Когда все вышли, Марина Владимировна еще продолжала укладывать тетради, журналы и прочие бумаги на своем столе. Я же взглядом оценивал предстоящий объем работ. На каждой парте стояли наборы с пробирками, хитрая конструкция из колб, бутылочки с жидкостями.
- Там в подсобке стоит стол, - Марина (я дальше буду называть её так, как звал мысленно) встав из-за стола головой указала в направлении двери в конце аудитории. - Попереноси туда с парт всё.
Еще стоя у стола она сложила часть бумаг в стол, наши тетради на краю стола, взглядом обвела относительный порядок. Я уже сделал первый поход в подсобку, и быстренько оглядел ее. За все годы учебы я еще ни разу туда не заходил. Там было несколько столов, как заваленный тетрадями и журналами. Так и чистых. Стулья, кроме как у столов, расставленные еще и вдоль стен и у окна. Шкаф, небрежно забитый всякой учебной всячиной. Больше всего меня удивил диван. Он был явно из древнего советского прошлого, видимо в ужасном состоянии, но покрыт очень симпатичным покрывалом, и вполне годился для сидения.
Марина сперва вышла из аудитории минуты на 3, но потом вернулась и стала помогать мне, и мы минут за 10 снесли всё на один из свободных столов. Часть колб Марина сама ставила в шкаф, видимо не доверяя мне этой части работы. Потом она занесла пачку наших контрольных тетрадей и положила на один из заваленных столов. Так как я ходил чуть больше и быстрее её, мы почти не говорили, только изредка в дверях сталкивались, улыбаясь, и пропуская друг друга. Потом с две минуты в подсобке мы попереставляли все на столе, чтоб выглядело компактней, и я присел на стул, как бы показывая, что работа окончена. Марина еще копошилась у шкафа, и я с полминуты рассматривал её сзади. Светлые волосы, не доходя до плеч, скрывали воротничок её светло-бежевой блузы. Довольно свободная черная юбка, но без складок, только талию облегала плотно. Бедра же были скрыты не развевающимися полами, давая волю воображению. Задняя часть коленок и икры же притягивали взгляд нежной, еле-еле загорелой кожей. Туфли с совсем невысоким каблуком почти не производили звука по линолеуму, оттого движения Марины казались легкими и воздушными. Затем она вернулась к нашим работам, кратко пересмотрев обложки тетрадей.
- Ну как, ты всё успел написать? - спросила она, держа стопку в руках, но уже глядя на меня совсем не учительским, а скорее дружеским взглядом.
-Да, справился. Правда не знаю, как успешно. - мне хотелось разговаривать с ней, и я не выдумывал коротких ответов.
- Вроде бы у тебя проблем по данной теме не было.
- Да, не из самых трудных. Хотя и не легкая работа. - я потер руки, как бы после длительной и успешной работы.
- Как думаешь, на какую оценку? Что там у тебя в четверти выходит?
- Надеюсь на четверку. Она бы мне не ухудшила ситуации. - мне нравилась тема оценок, но я старался не выглядеть просящим.
Марина отложила стопку на стол, облокотилась об него, как бы слега сев попой и сложила руки на груди, как делают при серьезных разговорах.
- А на пятёрку ты не надеешься, стало быть? - глаза ее стали хитрыми, при в общем-то строгой позе. Коленки сжаты, хоть и чуть согнуты, спинка выпрямлена по струночке.
- У меня еще не было пятерок.
- Правда? - как бы припоминая спросила она.
- Увы. - я сделал сожалеющий вид, пожал плечами и развел руки.
- Хочешь небольшое пари, благодаря которому у тебя может появиться первая пятерка. Она тебе гарантирует хорошую оценку в зачетку. - теперь она выглядела заговорщически, даже чуть наклонилась в мою сторону телом, будто говоря секрет.
- А что будет, если.. ну.., - я замялся, не зная как выразить проигрышный вариант, - если вы выиграете пари?
- Двойка! - безапелляционно и быстро ответила она, хитро-хитро улыбаясь. Я мысленно искал подвох. - но, думаю, в проигрыше ты не останешься.
Игривость ситуации не грозила опасности, и я мысленно уже согласился. Хотя меня и жутко интересовали подробности.
- Но ты можешь и отказаться! - она пыталась разглядеть во мне раздумья. - И тогда не узнаешь предмет пари.
Во мне ни осталось ни доли сомнения, что я соглашусь. Хотя двойка меня совсем не радовала. Марина заметно расставила ножки, так что свободная ткань юбки значительно натянулась. Опустив руки вниз, сложила ладони в замок, и этим замком как бы прикрыла часть натянувшейся юбки ниже животика. Поза стала чуть раскрепощенное, носки туфель задрались выше, Марина как бы нажимала невидимые педали автомобиля. Я подумал, что в таком положении можно свободно просунуть руку между бедер под юбкой и достать до...
- Я согласен. - скрывая уверенность решения, сказал я.
- Значит условия такие! - Марина улыбалась настолько, насколько это еще не переходило в смех. И сделала паузу. - Если ты угадаешь, какого цвета на мне трусики, я поставлю тебе пятерку.
Волна приятного испуга прокатилась во мне. Как в момент открытия подарка, когда ты узнаешь в нем то, чего сильно хотел.
- Если же не угадаешь - двойка! - в момент паузы я соображал, как же это будет выглядеть. - Но только в этом случае, чтоб ты поверил мне, я покажу тебе их на себе.
Мне было не избежать внутреннего возбуждения. И я почувствовал движение в своих джинсах. Видимо я выглядел чуть остолбеневшим, потому что Марина чуть больше подалась ко мне:
- Отказаться уже нельзя. Иначе двойка. - Марина была явно довольна собой.
- Хорошо, я сейчас подумаю! - я стал воспринимать всё как игру, и чувствовал себя возбужденно-расслабленым.
Конечно же мысленно я стал представлять её трусики. Какими они могут быть. По идее к черной юбке пошли бы строгие, вполне соответствующие рабочему настроению черные трусики. Но не могло же быть все так легко. Белые бы сильно выбивались из, так сказать, гардероба. Я пробовал разглядеть под блузой лифик, который мог бы натолкнуть на соответствующий цвет. Но он очевидно был все же белый, так как его совершенно не просматривалось сквозь ткань. Хотя он явно был. Красный? Слишком вызывающе для того, чтоб одевать в школу. Должно быть что-то более нежное. Розовые, голубые, может телесные? Выбор явно выглядел случайным, да и раздумье затянулось. Только сейчас я обратил внимание, что ноготки на ножках у Марины слегка розовые.
- Розовые, Марина Владимировна! - я произнес это как уверенный ученик у доски. Марина в улыбке сжала губы. Ладони ее разжались, она заметно-зазывающе погладила свои бедра. Коленки от поглаживания чуть свелись.
- Нет. Не правильно. И теперь мне придется тебе их показать. - Марина отстранилась от стола, не отрывая ладоней от бедер она пальчиками стала теребить полы юбки, показывая, что сейчас она начнет их задирать, но не решается. Я уставился на её коленки. Между нами было не больше полутора метров, так что я смотрел почти вниз, замечая и как у меня выпирает в джинсах. Этого было уже не скрыть от Марины.
- Лучше ты сам подними мне юбку. - она отставила руки, как когда показывают, что у тебя ничего нет, - Не бойся.
Я присел перед Мариной и осторожно коснулся ладонями коленок. Кожа была теплая, сухость приятно сочеталась с ощущением коротеньких невидимых волосков. Я чуть обхватил ножки, и ведя ладони вверх, коснулся юбочки. Большими пальцами легонько поправил полы так, чтоб ладони могли проскользнуть под ткань, а сами большие пальцы оставались поверх. Медленно двигая ладони вверх я и гладил бедра, и задирал юбочку. Двигаясь против волосков я старался более плотно обхватывать бедра, растопыривая пальцы и смелея. Юбка сминалась и все более покрывала мои ладони, норовя соскользнуть вниз и скрыть их под собой. И я поглаживанием вновь вниз по бедрам дал юбочке чуть расправиться и обхватил пальцами полы, сминая для удобства. Марина молчала, и я, будто не справляясь с полами, еще несколько раз сделал такие движения, на самом деле нежно поглаживая бедра. Марина чуть подвигала бедрами и я стал выше задирать юбку. Она дышала ровно. Я видел её бедра так высоко, как не видел ни в одной её юбке. Осталось наверно сантиметров 5 до того момента, как я увижу её трусики. Я не хотел спешить, но и так уже злоупотребил временем, хотя Марина никак не выказывала недовольства или поторапливала меня. Я только ощутил, как она как будто вдохом подобрала живот, и медленно стал еще выше обнажать бедра уже не останавливаясь. Я уже видел тот участок кожи между ножек, где она меняет цвет на более нежный, пупырочки становятся явно заметны, впадинки на бедрах устремляются вверх.
Вдруг вместо трусиков я увидел две маленькие полусферы. Я даже ощутил свои волосы на руках от волнения. Это был своеобразный испуг неожиданности. Мне показалось, что пальцы задрожали и пытаясь скрыть эту дрожь я не остановил руки. Прямо перед собой я виде плотно сжатые губки. На них не было ни намека на волоски. Сами губки и все возле них было гладенько выбрито. Не переставая задирать юбочку, я обнажил лобок и продолжать сминать ткань, пока не увидел блузу, плотно прижатую поясом юбки. Кожа на лобке была заметно белее, бледнее. От неё просто пахло нежностью. Марина молчала, а я боялся глянуть вверх на её реакцию и пауза явно затягивалась. Я правой ладонью скользнул вдоль лобка, по центру придерживая смятую юбку, чтоб она не спала вдруг вниз. Не будь ее, получилось бы, что я глажу животик, и такими поглаживающими движениями я примял юбку и выбивающиеся края блузки. Марина заметно развела ножки, еще больше предотвращая расправлению юбки. Продолжая легонько поглаживать животик ладонью, я большим и указательным пальцами опускался ниже и стал касаться кожи, где чувствовалась грубость свежевыбритый волосков. И вот уже вся ладонь поглаживает лобок, боясь только коснутся разреза губок. Я все же метнул взгляд на лицо Марины. Глаза ее были закрыты, руками она вновь легко упиралась в стол позади себя. Мои пальчики легли на губки. Стали поглаживать их вниз, забираясь дальше между ножек. Марина впускала меня туда без малейшего сопротивления. Я осмелел, и ведя пальцы обратно, с нежностью, но заметнее надавливал на губки, уже не просто ощупывая кожу, а пробуя ее мягкость. Губки были сухие, но я уже стал впитывать их запах, и он был влажный, нежно-сладкий. Я поглаживал их всей ладонью, полностью покрывая лобок, пальцами стараясь как можно дальше проникнуть между ножек, ведя их вниз. А поднимаясь вверх, раскрывал их своему взору, разворачивая ладонь. Губки стали прираздвигаться, показывая влажные складочки. Я потянулся к ним лицом и поцеловал лобок, чуть-чуть выше губ. Запах блаженства опьянил меня, и я стал сухо целовать кожу, губки, обеими руками обняв бедра как раз на грани смятой юбки. Стал поглаживать их, привлекая к себе Марину. И затем язычком облизал губки медленно и ровно, три раза снизу вверх. Они заметнее раскрылись и уже четвертый раз я лизнул влагу. Горячие узелки губ казалось реагируют на ласки. Они стали уплотняться, выступать, и я кончиком языка помогал им высвободиться. Марина еще больше развела ножки и я ладонями поглаживая беда как бы изучил их новое положение. Стал целовать и совсем не надавливая облизывать губки. Влаги становилось всё больше и я с удовольствием размазывал её по своим губам и большим губкам Марины. Головой же я старался сильнее вжаться, как будто стараясь обхватить весь лобок. и все больше и больше проникал язычком между губок. Они принимали меня все глубже и глубже, и вскоре я стал активно входить кончиком в самую дырочку. Дрожать там, шевелить язычком то вверх-вниз, то из стороны в сторону. И двигать всей головой в такт. Марина стала заметно глубоко дышать и язычок уже на всю длину, как мог, ласкал между губок, как можно глубже, а так же выбираясь из них, слизывал их влагу. Я наслаждался, и мне не хотелось останавливаться. Но Марина стала двигаться, чуть выгибаться талией, и я почувствовал, что она стала касаться своей груди через блузу. Я стал скользить своими ладонями вверх, по телу, к её рукам. И когда я дотронулся до её запястий, легко обхватил их, она с силой прижала свои и мои ладони к себе. Я перестал целовать её кисю, выпрямился, и продолжая удерживать запястья, убрал руки от груди, высвободил их, и сам стал расстегивать пуговицы блузы. От самой верхней - вниз. Марина смотрела мне в глаза, а я же глазами следил, как расстегиваю пуговки, как блуза раскрывается, как появляется белый лифик и оголяется животик. Марина помогла мне высвободить себя от пут блузы и я бросил её на стол. Обнял плечи, пальцами водя по бретелькам и лаская их вместе с кожей. Марина сама, ловко заведя руки за спину, расстегнула замок, и я поглаживая вниз по плечам, увлек бретельки вниз. Когда я обхватил локти снизу, лифик уже спал ей на запястья. Я замер, уставившись на груди, а Марина незаметно отбросила лифик. Обеими ладонями я коснулся грудок, уверенно обхватил их, с нежностью свел вместе, прижал, затем ослабив, провел ладонями по ним сверху вниз, осторожно касаясь и сосков. Они были уже плотными, и я не останавливаясь руками опустился к талии, на пояс юбки, а губами прильнул к правому сосочку. Обхватив его губами, язычком стал играться с ним, обильно смочив. Когда он стал твердым, я переключился на второй, так же нежно обласкав его. Они были как крупные бусины, и я сладко катал их губами поочередно. Щекотал язычком. Вторую грудь при этом уверенно касаясь ладонью. Свободная рука постоянно ощупывала талию и юбочку. Она уже успела опасть, но я не стал зарываться под нее, а нашел сбоку молнию, и стал расстегивать. Юбка ослабла и стала соскальзывать вниз. Марина сама спустила ее с бедер и она упала к туфлям. Лаская груди я почувствовал, что она переступая через юбку, отбросила ее в сторону. Я перестал ласкать, и держа Марину за руки, оглядел ее обнаженную, в одних туфлях.
- Вот, увидел мои трусики? - опять улыбаясь, она смотрела мне пристально в глаза. - И какого они цвета?
- Они моего любимого цвета! - я притянул Марину к себе и поцеловал в губы. Осторожно, как влюбленный целует свою любовь в первый раз.
Мы целовались секунд пятнадцать. А потом Марина отстранила меня, как в танце развернула, так что я занял теперь её место, и инициативно и довольно быстро стала меня раздевать. Ослабила джинсы, выправила рубаху и стала ее расстегивать. Я молча подчинился ее настырности. И очень быстро уже стоял перед ней обнаженный совершенно. Она как-то даже по-матерински сняла с меня носки.
Что и говорить, член стоял колом. Марина не наклоняясь обхватила его ладонью, и стала изучать, делая еле-еле заметные подрачивающие движения. Она пальчиками трогала головку, отчерчивала её края. Сжимала основание, пробуя его силу. Затем обхватила плотно, оставив свободной только головку и стала ровно и плавно дрочить его. Наши лица были очень близко друг к другу и мы опять стали целоваться. Марина прижимала член к своему животику, и стала как бы катать его по своей коже, одновременно и массируя. Вдруг, престав целовать меня, она как-то ловко, продолжая держать меня руками, одним движением ноги пододвинула ближе стул, стоявший с торца стола, и поставила на него эту же ногу. Еще сильнее прижалась ко мне, к губам, и рукой стала направлять член в себя. Головка уперлась во влагу, я легким напором помог Марине. Член осторожно, но не особо медленно вошел. Марина сразу полностью насадилась на него. Я оказался слегка прижат к столу. Мы еще целовались, а Марина стала с каждым движением все активнее насаживаться на меня. Она стала горяча и страстна. Она просто владела мной, и я как бы не успевая за ней, только старался улавливать встречно её темп. Но мне очень нравилось, что это именно она владеет мной. Она перестала целовать меня и застонала, чуть закатив голову. И еще быстрее стала двигаться на мне. Я буквально сжал её талию, попку, мял, немного отвлекаясь мысленно на это, чтоб не кончить. Старался не закрывать глаза. Как же это прелестно, отдаваться и наслаждаться. Видеть и чувствовать власть над собой той, которую желал. Марина стонала все откровеннее и откровеннее. Немного зачмокало там внизу, и Марина как будто тоже почувствовав прямо избыток влаги, совсем грубо стала трахать меня. Я не мог сдерживать себя, и по дрожи члена она должна была понять это. Но не переставала двигаться. Я стал кончать. Бурно выплескивать в неё накопившееся напряжение. Марина почти замерла, позволяя мне самому излить в неё. Я спадающими движениями уже сам проникал в нее, стараясь глубже вдавить сперму, инстинктивно измазать её там как можно больше. Да и разгоревшаяся страсть требовала широкой амплитуды проникающих движений. И в эти секунды уже Марина полностью отдалась мне. Когда я замер, она впилась в мои губы, и мы стали целоваться так жарко, как не целовались до этого. Марина проникла языком мне в рот, и стала буквально тормошить мой язык. И я в ответ жадно облизывал, мял её язык, мы активно крутили головами не находя удобного положения, но наслаждаясь этим. Марина не выпускала из себя мой член, крепко прижавшись. Я стал как будто чувствовать её вес, мне казалось я могу поднять её, она будет моя, и я буду владеть ею еще и еще. Я хотел бы этого. Но член стал сам выскальзывать. И когда он совсем выскользнул, мы перестали целоваться.
- Вот это посмотрели трусики! - Марина смеялась. - Посмотрели так посмотрели.
- Мне очень понравились они, Марина Владимировна. - с такой же улыбкой ответил я. - И я рад такой двойке. И, наверно, не отказался бы еще от одной.
- Хитрец! Но тогда тебе надо будет получать больше честных пятерок, чтоб общая оценка была хорошей.
- Тогда я несколько раз буду вынужден всё же угадать цвет. Только Вы больше не ходите в школу без трусиков. - я коротко поцеловал её в губы.
- А я не хожу без них. Я их сняла быстренько, когда ты уже убирал в классе, а я вышла в туалет и там их сняла. Причем я шла назад в класс, крепко сжав их в кулаке. Больше спрятать их было негде. - слова её звучали, как продолжающееся заигрывание. - Я их положила в свой стол в ящик. Их и сейчас может там кто-то увидеть!
- Так двери открыты? - сделал удивленное лицо, хотя не удивился на самом деле, да и вообще как-то не подумал о том, что всё это время мы могли быть застуканными.
- Не переживай. Сюда бы никто не зашел. - Марина сделала паузу, - без предупреждения.
Я как то не совсем понял эту фразу. Но мои размышления Марина тут же прервала:
- Скажи честно, ты представлял про себя, как занимаешься со мной этим? - Марина пристально смотрела мне в глаза, выискивая и в них ответ.
- Много раз. Очень много.
- Ох шалун. А маму мою представлял?
Меня встряхнул её вопрос, я покраснел. А она не отводила взгляд, я же стал как бы прятать его. Но я не мог не улыбнуться.
- Представляяял! - игриво-шаловливо протянула она, и просто расползлась в улыбке. Нежно отстранив меня, Марина отошла от стола и взяла с него свой мобильник, и стала набирать номер, а затем прижав трубку к уху и глядя на меня, слушать гудки.
- Алло! Наталья Сергеевна, если Вы не далеко, зайдите пожалуйста в аудиторию в подсобку. - в который раз я был поражен её поведением, она же выглядела очень довольной, я строила сейчас деловой вид. - Да мамочка. - и Марина отложила трубку.
- Наталья Сергеевна сейчас придет сюда? - Марина сказала это деловым тоном, я же всерьез засуетился, - Да. Если ты конечно не сильно против.
Марина уперла руки в боки, и я услышал как хлопнула дверь аудитории. Я прикрыл член руками, и через 10 секунд открылась и дверь подсобки.
- Тааак! - Сразу же сказала Наталья Сергеевна, еще не закрыв за собой дверь. - Кто-то тут себя плохо ведет? - она уставилась на меня, я же продолжал закрываться руками, хотя уже и не хотел этого.
- Я хорошо веду. - слегка испугался я.
- Мама, он сказал, что фантазировал, как занимается с тобой непристойностями. - Тон бы совершенно шуточный, хотя я еще плохо понял, кто в этой игре главный.
- Интересно! - Наталья Сергеевна уже подошла ко мне почти вплотную.
На ней было строгое облегающее платье темно-фиолетового цвета, с крупными более светлыми геометрическими фигурами на уровне груди и по кромке снизу, и таким же цветом выделенные фальшь-карманы. Черные туфли издавали выразительный стук даже по линолеуму. Черные волосы слегка закручивающимися локонами прикрывали обнаженные плечи. Я не раз видел её в этом платье, и оно очень нравилось мне на ней.
- Очень интересно! - повторила она и сразу двумя руками убрала мои руки от члена. - Кто-то тут уже получил удовольствие! - Наталья Сергеевна присела на корточки, чтоб ближе рассмотреть член. Платье плотно обтянуло бедра и образовало эротичные складочки на животе. Коленки были при этом не особо плотно сжаты, но чувствовалось, что в этом платье такая поза не очень удобна.
- Мы вдвоем получили. - отчиталась Марина.
- Молодцы, что и про меня не забыли. - с этими словами Наталья Сергеевна вдруг взяла мой член губами. Сразу, не целуя, обхватила головку губами, и чуть втянула в себя. Обмякший член еще не успел высохнуть, и легко полностью поместился у неё в ротике. Я чувствовал более плотные, но уверенно-настойчивые губы. Не всегда приятно, когда касаются обмякшего члена, но Наталья Сергеевна так умело смачивала свои ласки слюной, что я стал испытывать особое наслаждение. Она то держала меня за талию, то одной рукой активно играла яичками, даже обхватывала мою попу, прижимая к себе. Я и не заметил, как Марина подошла к нам сбоку и наблюдала за всем.
- Мама, ты знаешь, он сам меня раздел. - стала отвлекать нас Марина. - и, по-моему, хочет раздеть тебя.
Я в это время уже осмелился, и поглаживал волосы Натальи Сергеевны, оголял от них ушки, и чуть касался плеч. Но тут она выпрямилась и повернулась ко мне спиной:
- Ну что ж, я не против. - она руками потянулась к замку-молнии на спине. Я понял, что надо помочь, и уже сам, не быстро но полностью открыл молнию до самого низа. Наталья Сергеевна чуть согнувшись, как бабочка от кокона, освободилась от платья. Марина подхватила его с рук и отбросила на диван. А Наталья Сергеевна повернулась опять ко мне. На ней был черный кружевной лиф и черные, очень откровенные, с боков совершенно прозрачные трусики. Она взяла меня за руку и повлекла к дивану, почти силой усадив в него. Сама расстегнула лифик и бросила его в меня. Я поймал и демонстративно поднес к лицу, нюхая его.
- Мои трусики пахнут еще лучше - Наталья Сергеевна стала стягивать и их с себя, предварительно отставив свои туфли.
- А моих он так и не увидел - Марина по-детски запрыгнула на диван рядом со мной, будто тоже хотела видеть, как раздевается ее мама. Но она уже была совершенно голенькой, а я нюхал её трусики. У нее были по-зрелому налитые груди, чуть крупнее Марининых соски, довольно темные кружки вокруг них, очень сладкий, подтянутый животик, плотные, и при этом как бы мясистые бедра, которые мне чертовски нравились. И просто восхитительный лобок. Черные-черные волосы чуть неправильным овалом шли, обхватывая губы и выше них сантиметров на восемь. При этом были особенно густы как раз вдоль губ и даже слегка завивались на их верхнем уголке. Овал волос резко переходил в гладко выбритую кожу лобка со множеством черных точек. Наталья Сергеевна была умопомрачительно сексуальна. Но она не дала мне себя рассматривать и тут же прильнула к моим ногам, развела их, и став на коленки опять взяла мой член в рот. Стала умело, но нежно и со страстью, и даже рвением, сосать. Член еще не обретал силу, но я чувствовал удовольствие и самим членом, и внутри по всему телу. Марина почти прижалась ко мне, стала гладить живот, грудь, плечи. Я же ладонями поглаживал плечи Натальи Сергеевны. Марина, с ногами забравшаяся на диван, стала одной рукой гладить себя между ножек, все сильнее их разводя, так что одна коленка буквально легла мне на живот. Она чуть не касалась головы матери. Тогда я обхватил лежащую на мне ножку, и стал тянуть выше, давая понять, что хочу целовать её. Марина же поняла чуть по-другому, и полностью встав на диване переступила через меня, упершись лобком мне в лицо. Я стал лизать её кисю, мокрую, и по-прежнему горячую. Она опять стала активно двигать попой, самой тереться об мой язык. А я перестав поглаживать Наталью Сергеевну, стал грубо мять попку Марины. Весь мой подбородок стал мокрым и я ощутил, как член стал напрягаться. Наталья Сергеевна уже не постоянно сосала его, а выпускала, брала в руки, подрачиванием распрямляя его и рассматривала. Через минуту он стоял во всю, и ласки уже стали более игривы. Наталья Сергеевна крутила его, прижимала к моему лобку, натягивала кожу, рассматривая головку. Как игрушку или чупа-чупс облизывала то весь целиком, то только головку. Марина же стала стонать, я перестал активно двигать головой, а только языком быстро-быстро теребил мокрющий клитор. Марина тоже замерла и сжалась, а я не переставал щекотать её ягодку. На какие-то моменты она переставала стонать, и даже дышать. Но потом стон с резким выдохом выдавали ее крайнее возбуждение. Она задрожала, и вдруг резко и быстро, судорожными движениями стала биться об мой язык. Я старался просто не упустить клитор с языка, но почти не контролировал ни её, ни свои движения. Тут Марина отстранила от моего лица кисю, чуть присела передо мной, сжав ноги и меня между ними, и с громким стоном стала дрожать надо мной и кончать, закрыв мокрые губы лодонью. Я заметил, что Наталья Сергеевна перестала сосать, а просто держа член в руке, наблюдала, как кончает дочь. Марина наклонила ко мне голову так, что волосы упали мне на лицо, я стал дышать ими, Марина же жадно и глубоко дышала куда-то вниз. И потом обессилено села на меня, как раз на член, подмяв его и вырвав из рук Натальи Сергеевны.
- Это просто волшебно! - еще задыхаясь Марина встала с меня и опять села рядом, подобрав ноги под себя.
- Трахни же и меня! - Наталья Сергеевна стала во весь рост. По ее мокрым волоскам вдоль губ я понял, что она уже давно ласкала не только мой член. Я же, почти воодушевленный всей ситуацией, тоже встал, и обняв Наталью Сергеевну, развернул ее, подтолкнул на диван, так что она стала на него на четвереньки, руками упершись в спинку. Поза была развратной и........... вычурной. Сквозь волоски выступали довольно крупные, мокрые губки. Я ладонями развел булочки попы. Коротенькие волоски полностью обходили и колечко ануса. Я пальцами чуть надавил, распрямляя губки и подведя член, полностью вошел в Наталью Сергеевну. Она охнула, сильнее упершись в диван, а я положив ладони на спину ей, стал трахать. Она выгибалась спинкой, старалась двигать попой. Но я обхватив талию, не давал ей волю движениям. Член был тверд и не было ни намека, что я хочу сейчас кончить. Я хотел не очень быстро, но ровно и на всю глубину трахать Наталью Сергеевну. Марина смотрела на нас, трогала мои плечи, попу мамы. Но было заметно, что она не хотела мешать. Я же насаживал и насаживал раком Наталью Сергеевну. Она застонала, и я чуть ускорился, стал вдавливать её в диван сильнее, пока не получилось так, что мне самому пришлось поднять ногу с пола и поставить на диван. Наталья Сергеевна обильно текла, внутри неё стало сжиматься, она сама внутренне напрягалась, и мне приходилось прилагать большее усилие, чтоб проникать в неё на всю глубину. Я драл её уже яростно и с чувством грубого скольжения внутри. Стал склоняться, тянуться к ее плечам и шее. Мне хотелось схватить её за волосы, но я не насмеливался. Поэтому я обхватил её, сжал обеими ладонями груди, и стал быстро-быстро трахать, просто вжавшись в неё. Наталья Сергеевна застонала громко, и выгибаясь попой, делала мои движения не очень удобными. Член изгибался, и мне пришлось отстраняться от нее и трахать с большей амплитудой, удерживая только руками. Я совсем не замечал щекотания её волос на члене. Вдруг она сильно-сильно напряглась вагиной, я просто грубо вынужден был всаживать член. И вздыбившись спиной стала дрожать и извиваться. Одной рукой она поймала мою руку и крепко сдавила, я замер, членом чувствуя, как она просто судорожно конвульсирует внутри. Стон затих на несколько секунд. А потом на выдохе вырвался дрожащим "Ааааа". Наталья Сергеевна кончала бурно, не сдерживая стоны.
- Это лучше чем волшебно! - задыхаясь просто выпалила Наталья Сергеевна. Обмякла на диване. И я осторожно высвободил стоящий член. Наталья Сергеевна развернувшись села на диван, распушила волосы обеими руками, растопырив пальцы, а затем как будто прогладила ладонями свои бедра.
- Ну иди ко мне. - потянула меня к себе. - Трахни меня в ротик еще. - и сама взяла член в рот.
Я тут же стал довольно быстро двигаться в неё. Марина явно оживилась и почти с детским любопытством стала смотреть на нас двоих. А я трахал Наталью Сергеевну в ротик. Она хоть и упиралась язычком, старалась поигрывать членом, но я наращивал темп, и она просто замерла, отдавшись мне. Теперь я уже все-таки несильно, но сжимал ее волосы, и владел ротиком. Глубоко и смачно. Я понимал, что нескольких секунд мне теперь хватит, чтобы кончить. Я драл и имел её ротик. Всаживал глубоко и резко. Смотрел на её закрытые глаза, мокрые губы, и трахал. Трахал в рот свою учительницу по химии. А рядом любовалась этим её голая дочь.
Я брызнул в рот густую струю спермы. Это не та богатая сперма первого раза. Это небольшое количество свежей, но густой, тягучей спермы. Наталья Сергеевна накапливала её во рту, пока я еще двигался в ней. Но когда всё закончилось, она сама высвободила член, чуть размазала кончиком языка сперму по губам, и проглотила основную её массу. Затем вновь взяла член в ротик, облизала и обсосала. Я почувствовал усталость в ногах, и сел рядом с ними на диван.
- Думаю, можно все-таки поставить ему пятерку в зачетку! - Марина гладила себя и смотрела на маму.
- Не будем торопиться, я всё же проверю его работу сама. - еще облизывая губы возразила Наталья Сергеевна. - Если всё не идеально, думаю, понадобятся дополнительные задания!
- Не идеально. - ответил я и с хитринкой, хотя оно и не могло быть идеально.

Три раза я потом ходил к Наталье Сергеевне в гости. Химией мы ни разу не занимались. В первый же раз я трахнул её и в попу. А в третий она оставила меня у себя ночевать, позволила связать себя и трахнуть привязанной к кровати. Дочь же еще потом прямо в институте два раза делала мне минет. Причем один раз мы закрылись в актовом зале буквально на 5 минут, и она отсосала мне на сцене. И в тот же день подарила снятые с себя трусики.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 16-10-2014 - 14:27
zander1982
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаЖенат
хорошая фантазия
tomsoyer3
 
  • Group Icon
  • Статус: хочу познакомиться
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Это лучше чем волшебно!
cvik1
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаСвободен
супер
rafik1912
 
  • Group Icon
  • Статус: немного секса и разврата никогда не помешают!&
  • Member OfflineМужчинаСвободен
славно
Lippi
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Жаль что это фантазия, хотелось бы реальной истории.
nnget
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаСвободен
воно как...интересненько
sxn2970548952
 
  • *
  • Статус: знакомство(с женой) для общения, и не только
  • Member OfflineМужчинаЖенат
интересный урок
TURAF
 
  • Group Icon
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Да...
sxn3011896908
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаСвободен
ФАНТАЗЁР ДА И ТОЛЬКО..............
max basow
 
  • *
  • Статус:
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Прикольная история... кто ж о подобном не мечтал?!;))
*Лёлька*
 
  • Group Icon
  • Статус: Штатный шаман уже в трансе, ожидайте...
  • Member OfflineЖенщинаСвободна
DimaKu

Ваш рассказ отредактирован. Любые сцены с несовершеннолетними запрещены.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Медсестричка

Летом

Она этого хотела

Приключение

В самолете