Страницы: (1) 1
Anton-11
 
  • Group Icon
  • Статус: зачем? )
  • Member OfflineМужчинаСвободен
«Умей ненавидеть, умей и любить,
Добром на добро отзываться.
Умей уважать и безжалостным быть
И лишь не умей унижаться.»

Автор неизвестен. Надеюсь, автор не будет против использования его стихов в данном произведении.
Я также признателен человеку, поведавшему мне эту историю, произошедшую в реальности, и оказавшего неоценимую помощь в написании этого рассказа. Этот рассказ публикуеться с его согласия...

С огромного лесного озера, расположившемуся посреди Древнего леса потянуло сырым, соленым ветром. Путник, уже в зрелых годах, лет под сорок, зачерпнул ладонью из озера воду, поднес к губам. Вода была соленой, но все-таки пригодной для питья. Значит, где-то поблизости был источник с пресной водой. Путник оглянулся…
Под сенью древних деревьев был едва заметен небольшой шалаш из еловых веток, тянуло дымком, у шалаша мелькнула и исчезла белая тень. Путник нахмурился. Но среди множества знакомых запахов и звуков он не услышал угрозы: где-то далеко глухо лаяла лисица, крякали ночные утки, ухнула в небе сова. Расслабившись, путник снова оглянулся и заметил неподалеку ручеек, едва видный при скудном свете двух крохотных лун. Мужчина встал с корточек, поднял ведро, подошел к ручью, зачерпнул воды и быстро пошел к лагерю.
Огонек едва заметного костра приближался, освещая шалаш и кусты. Мужчина обошел кусты, ограждающие лагерь от непрошенных гостей и нескромных взглядов и оказался лицом к лицу с юной эльфийкой, кутавшейся в накидку. Увидев мужчину, тревожный взгляд девушки сменился радостным сиянием, она сделала шаг навстречу мужчине. Ведро с глухим стуком упало на землю, холодная вода полилась по траве, по обнаженным девичьим ногам, по высоким сапогам из кожи…
- Где ты так долго? – шепнули девичьи уста.
Ухнула пролетавшая поблизости сова, туча, набежавшая на небо, скрыла две луны, а вскорости поглотила и третью, едва выползшую из-за горизонта…
Забрезживший рассвет застал пару уже готовыми к выступлению. Мужчина, выглядевший явно очень счастливым, закинул за спину щит, подцепил короткий меч на пояс, поправил кольчугу и посмотрел на девушку. От счастливого блеска ее глаз, казалось, вспыхнет все вокруг. Мужчина подхватил девушку, закружил ее, девушка испуганно вскрикнула, затем поцеловал ее.
- Давай останемся здесь навсегда? – спросил он.
- Нет, нет…, - прошептала девушка. – Давай уйдем подальше отсюда? Пошли на край света?
Мужчина подхватил девушку, посадил ее на плечи и они пошли. Несколько часов он нес ее на своих плечах, не замечая усталости. Девушка весело мотала ногами, и что-то весело напевала на эльфийском языке.
- Ля-ля-ля, - разносился по округе веселый девичий голосок.
Всю дорогу они болтали о пустяках, таких милых и разных, пели друг другу милые и глупые песни. Незаметно перед ними вырос портал, они нырнули в него, мужчина, сунув смотрителю несколько серебряных монеток – суму, в десять раз превышающую плату за пользование порталом, – и они сгинули в голубом мареве.
Альбинар встретил их прекрасной погодой. Хотя мужчина и девушка-эльф и родились в Альбинаре, знакомых у них там было немного. Но их это не страшило: им был не нужен никто, кроме их самих. Лишь с одним человеком мужчина завязал близкие и дружеские отношения. Это была симпатичная, смуглая девушка-южанка. Нередко в тренировочных боях они сражались вместе, нередко им выпадала доля ходить в тяжелые походы. Постепенно, между ними завязались достаточно тесные дружеские отношения, и даже больше чем дружеские. Но в сердце у мужчины была только юная эльфийка.
- Мне пишут мои друзья – куда я сбежала? – смеясь, сказала эльфийка через несколько дней, получив письмо из Авалона. – А я просто влюбилась, гуляю по окрестностям Альбинара…
- Ты выйдешь за меня замуж? – спросил он.
- Да, - последовал тихий ответ.
Где только они не были за это время. Они облазили самые укромные уголки Альбинара, и все его окрестности, уходя подальше от всего этого шумного мира, наслаждаясь обществом только друг друга. Казалось, они ничего не замечали. Лишь два случая тревожили мужчину.
В первый же день прибытия в Альбинар, мужчина встретил своего брата, который, по идее, должен сейчас быть в Авалоне.
- Что ты тут делаешь? – удивленно спросил он.
- Я прошел испытание, - последовал ответ. – Теперь жду результатов.
Мужчина, как и его брат, принадлежали к древнему храмовому военному клану. Что бы получить право на женитьбу, любой воин из числа этого клана, должен был пройти испытание – сразиться на арене с десятью лучшими воинами клана. Если он побеждал их, и воины давали новичку лестную характеристику, воин получал право обзавестись семьей. Сам мужчина получил такое право несколько лет назад. Теперь была очередь брата, у которого в Авалоне была невеста, очень его любившая.
- А где же твоя девушка? – спросил мужчина.
- Мы расстались, - последовал грустный ответ.
- Почему??????
Но брат не ответил ему. Занятый своими мыслями и мыслями о предстоящей свадьбе, мужчина не решился настаивать.
Следующее событие произошло несколько дней спустя. На тренировке, один из бойцов случайно нанес травму девушке-эльфу. Рана была пустяковая, вины бойца, нанесшего травму, не было никакой, но мужчина вспылил. Перевязав рану возлюбленной, он помог ей сесть на лавочку, сам же гневно повернулся к обидчику, стоявшему неподалеку и снимавшему учебный доспех.
- Нет, не надо, - сказала девушка-эльфийка. – Это же просто учебный бой, здесь всякое может случиться. Сколько раз ты сам носил такие шрамы.
И мужчина успокоился. Но ему не суждено было исполнить данное любимой обещание.
Через два дня, когда на плече у эльфийки остался лишь едва заметный шрам, они снова вместе пошли в тренажерный зал, что бы размяться перед очередным совместным поход. В зале, когда команды разобрались по парам, он увидел среди своих соперников уже знакомого эльфа. Это была та непредсказуемая случайность, которая резко меняет судьбы людей.
Учебный бой прошел быстро, его команда быстро взяла вверх. Досталось и уже знакомому эльфу: опять же волею случаю произошло так, что бы эльф оказался его соперником. Эльф великолепно маневрировал и замечательно контратаковал, но знаменитая эльфийская подвижность не спасла его на этот раз. Два удара булавой, пропущенные им один за другим, повергли его на землю, и он признал себя побежденным. Мужчина помог эльфу подняться, а затем сделал то, что никак не ожидал никто из присутствующих в зале, в том числе сам мужчина: он протянул руку к значку своего недавнего противника и сорвал его. Ропот прошелся по залу: это было унижение, знак того, что эльф когда-то смертельно оскорбил род мужчины. Мужчина вышел из зала под ропот, знак лег в ладонь эльфийки, которая осуждающе посмотрела на своего возлюбленного.
- Я теперь боюсь признаваться тебе в чем-то. Хватит одного убитого у моих ног.
Они вместе ушли в тот день на болота: частые нападения разбойников, зверожабов на травников требовали их присутствия в тех краях. Несколько замечательных дней они провели там, а затем наступила катастрофа.
Наступил день, когда девушка-эльф вынуждена была уйти на несколько дней на северо-запад, в родное эльфийское поселение. Приближался священный для всех эльфов праздник – день жизни и возрождения, отмечаемый каждый год на день зимнего солнцестояния и три дня после него. В эти дни, по религиозным поверьям эльфов, природа умирала и возрождалась вновь. По тем же поверьям эльфов, чужие не допускались на этот праздник. Только сами эльфы – и члены их семей, не в зависимости от того, к какому народу они принадлежали – могли присутствовать на этом празднике. Проникновение на него без разрешения каралось смертью.
Вечером, в канун праздника, эльфийка поцеловала любимого.
- Я вернусь скоро… Люблю…
Но ушла она не сразу: прошло еще много, много долгих минут, прежде чем эльфийка растаяла в ночной темноте.
Два дня мужчина не находил себе места. Он матерился, проклинал всех и вся, пока, наконец-то, в конце второго дня он не рискнул и тайком не пробрался в деревню, где жила его любимая. Несколько часов он наблюдал за празднеством, а затем, когда возникла реальная угроза разоблачения, исчез в ночной тьме. Следующим утром стальная стрела вонзилась в дерево возле его палатки. К кончику стрелы была прикреплена записка.
«Я тебя вчера видела. Мне было очень приятно. Целую».
Мужчина, весь день сходил с ума от радости, а под вечер снова повторил свой трюк. И снова утром прилетела стрела с изображением губок, обозначавших поцелуй. Мужчина не помнил себя от радости, как он оказался дома, дабы приготовиться к встрече. Весь день он летал на крыльях. К вечеру все было готово. Не было лишь вина. Хлопнув себя по лбу, мужчина вышел на улицу и свернул к гостинице.
Купив вино и повернув к дому, он нос к носу столкнулся с высоким эльфом и замер как вкопанный. У эльфа на руке блеснул медальон, означавший, что мужчина повенчан с девушкой из своего племени. Само по себе в этом не было ничего странного, подобные украшения носили многие эльфы, на нем был изображен портрет возлюбленной эльфа и ее имя. Но тут было одно отличие: это был портрет той самой эльфийки, что недавно дала слово ему, и именно его амулет (по крайней мере, так считал сам мужчина) носила юная прелестница…
Мужчина подобрался поближе к эльфу. Детство, на проведенное улице, сыграло свою роль: эльф даже не почувствовал, как чья-то рука сорвала медальон. Мужчина открыл крышку медальона…
Как прошли следующие несколько часов (а может быть и дней, ибо мужчина потерял счет времени), он в будущем помнил очень смутно. Перед его глазами стоял медальон. Иногда, приходя в чувство на некоторое мгновение, он видел сумрачное лицо своего брата, лицо девушки-воительницы, неизвестно как оказавшейся в комнате. И медальон…
Он не сошел с ума лишь благодаря брату и странной девушке, очень похожую на богиню Мудрости и Победы древних, которую он неоднократно видел на картинах выдающихся художников. Часто они, заставляли что-то делать, что-то говорили ему, пока наконец-то, до него не дошел смысл их слов. Благодаря ним, он смог взять себя в руки. Следующие два дня он с яростью обреченного проводил в тренажерном зале, упражняясь в фехтовании вместе с девушкой-богиней, ее другом и своим братом. Он стал жестоким, как дьявол, не жалел ни себя, ни окружающих. Нередко он добивал ритуальным ударом противника на арене, хотя в этом не было никакой необходимости. Никто не решался на открытый поединок с ним.
На закате третьего дня, он подошел к своим и сказал:
- Идемте.
Отослав куда-то слугу, он взял что-то в руку, перекинул через плечо походную сумку и они вышли в ночь.
Петляя по узким Альбинарским улицам, они вышли к местной гостинице.
- Ждите, - сказал мужчина.
Девушка пожала руку мужчине, улыбнулась, юноша подмигнул ему, брат что-то тихо сказал ему и подтолкнул в бок. Мужчина улыбнулся, помахал им и ушел.
Поднявшись на нужный этаж гостиницы, пройдя мимо портье, он постучал в очень знакомый номер и зашел. Девушка эльфийка ждала его.
- Мне передали, что ты хочешь со мной о чем-то поговорить? – девушка выглядела, растеряно, голос дрогнул.
Мужчина, вместо ответа, достал медальон. Щелкнула крышка, девушка опустила глаза. Ее губы прошептали имя.
- Помнишь, я тебе предлагал тебе выйти замуж за меня? И что ты мне сказала?
Голос мужчины дрогнул, но он справился с волнением и продолжил:
- Или этого не было? Или я что-то неправильно понял?
Девушка подняла глаза:
- Да, было… У нас много что было…
Девушка сглотнула, но мужчина был уверен – это было напускное, девушка делала вид, что ей стыдно.
- Прости меня…, - прошептала девушка. – Прости…
- Тебе не за что извиняться, - предательская слабость прозвучала в голосе мужчины.
- Раз прошу прощения, значит есть за что… Я просто очень испугалась того, что происходит…
Голос зазвучал жалобно, но фальш отчетливо чувствовалась в каждом ее слове. Остатки прежней слабости окончательно покинули мужчину, как почувствовал он сам – окончательно и навсегда. Он положил в руку бывшей возлюбленной медальон.
- Желаю счастливой семейной жизни с любимым человеком.
Ненависть к ней заполнило все его существо, достало до самого его нутра, до глубин души. Он много еще чего мог ей сказать, но не стал. Вместо этого он повернулся и вышел. Выйдя на улицу, он вздохнул глубоко, обнял брата, прижал к себе девушку-богиню, подмигнул ее другу, и они все вместе исчезли в ночи.
Тем же вечером, вернувшись в номер, мужчина застал брата уж в очень непотребном виде. Брат был пьян в смерть, пустые бутылки из под бренди валялись под столом, голова брата мирно покоилась на столе.
«Когда он успел?» - мелькнула мысль – ведь он оставил его полчаса назад мрачным, но преисполненного духом.
Мужчина поднял голову брата и принялся ее трусить. Тот открыл глаза.
- Ты дурак, - заплетающимся языком проговорил брат. – Я любил ее, но она любила тебя… Ради нее я бросил человека, что любил меня… Но я не посмел стать тебе поперек дороги… А ты, старый (дальше следовала очень неприличная и длинная фраза на одном из диалектов Авалона)… Ты не смог ее удержать и потерял ее… Ты просто дурак…
Голова упала на грудь, он повалился на пол. Перетащив брата на кровать, он сел за стол и долго сидел, смотря в потолок. В его душе было что-то, кроме того презрения, что он испытывал совсем недавно. Странная боль овладела его душой. Он залез в буфет, но ничего там не нашел – брат выпил все. Мужчина оделся и вышел – неподалеку была таверна, где можно было посидеть и выпить чего-то горячительного.
Путь к таверне оказался намного дольше, чем он занимал обычно: по пути он заметил счастливую невесту (теперь уже бывшую) вместе с ранее виденным им эльфом, и на щите у нее красовались как девиз слова, когда-то сказанные им. Он опустил голову, боль усилилась, он перемахнул через забор, и наконец-то добрался до трактира. Мужчина уже взялся за ручку двери, как чья-то рука легла ему на плечо.
- Не стоит, - услышал он знакомый голос. – Я думаю, что это не лучший выход.
Девушка-воительница взяла мужчину под руку и отвела к мосту, соединяющий старый город с новым. Что говорила она ему на этот раз, так и осталось их тайной. Но мужчина слушал ее безропотно, опустив голову. Вместе они вернулись в гостиницу.
Наступивший рассвет застал мужчину у окна…
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Виртуальный мир глазами STRAN-NICKА!

Это хрупкое виртуальное счастье...

Старый замок

"Ромео и Джульетта"

Рабочий стол