Страницы: (1) 1
A-LeXX_пара
 
  • *
  • Статус: Любим и любимы
  • Member OfflineПара М+ЖЖенат
Фотосессия


Мне всегда нравилось фотографировать. Еще в детстве дедушка подарил мне фотоаппарат ФЭД-2, с тех пор фотография – одно из моих основных увлечений. Сначала я просто нажимал на кнопку, мне интересен был процесс. Но, начиная с некоторого момента времени, пришло осознание того, что нужно не просто бездумно «щелкать», нужно уметь видеть, что сейчас снимет фотоаппарат. Это непросто на самом деле, очень непросто!
Некоторое время я не фотографировал, этот произошло во время бурного развития цифровых технологий в фото. Категорически мне не нравилось то, что выдавали простенькие цифромыльницы, а нормальные зеркальные фотоаппараты стоили дорого. С финансами в то время были серьезные проблемы. Dire Straits, как я любил говорить тогда, используя название моей любимой группы.
Но все меняется, финансовое положение выправилось, появились хорошие цифровые фотоаппараты за вменяемые деньги. И, как-то раз, разглядывая в магазине новую модель фотоаппарата, я решился. А что? Имею я право, в конце то концов, потрать на себя любимого 3-4 тысячи американских рублей? Короче, купил не очень дорогой, но вполне солидный аппарат и 3 объектива. Один зум-штатник и два фикса. Я не мучился терзаниями, не зависал на фотофорумах, одолевая всех вопросами. Благодаря своему раннему опыту, я точно знал, что мне нужно.
Начал фотографировать. Честно, я испытал шок от того, как быстро и просто я могу получить результат, который устраивал меня технически более чем полностью.
Я люблю фотографировать людей. Никогда меня не привлекали цветочки, пейзажи, архитектура. Только люди. Некоторое время я бегал по офису и фотографировал всех подряд. Самое интересное то, что все восприняли мое новое увлечение весьма адекватно. Никто от меня не прятался, не требовал стереть снимки. Женщины нашей конторы были рады, когда я отправлял им по почте их фото. Практически всегда они были довольны увиденным. И это понятно. Засилье мыльниц, как цифровых, так и пленочных, бездумное «щелканье» ими направо и налево не способствовало появлению хороших фото. Мои снимки выигрывали по всем статьям. Мало того, что они были намного совершеннее технически, так еще и в содержательном плане была огромная разница. Легкая обработка в фотошопе тоже вносила свою лепту.
Настал момент, когда девушки сами стали просить их сфотографировать. И я с удовольствием соглашался. Часто в обеденный перерыв мы с какой-нибудь сотрудницей шли в сквер, или к фонтану, или к реке, благо, все это есть совсем рядом с нашим офисом. Как правило, я старался снять более-менее осмысленную серию кадров, пытаясь раскрыть модель как человека. Довольно часто это удавалось, судя по бурному восторгу фотографируемых.
Часто, фотографируя девушек, я ощущал, что очень хочу заглянуть им под одежду. Это было не простое желание раздеть девушку, нет. Тут что-то другое. Иной раз, глядя на девушку в одежде, я невольно представлял, как бы она смотрелась, если бы была голой. Это не чисто художественный интерес, элемент сексуальности все равно присутствовал, но он не был превалирующим.
Как-то раз я задержался маленько на работе. Собрался уже уходить, смотрю, в бухгалтерии дверь приоткрыта. Заглянул, а там Аня, папки перекладывает. Мы с ней как раз позавчера гуляли-фоткались. Она тоже собиралась уходить, я попросил ее рассказать, что понравилось ей в фото, а что нет. Немного поговорили, вроде, все ей понравилось, подружки ее в восторге. Я говорю:
- Ань, а мужу покажешь эти фото?
- Покажу, а что?
- Ну как что, он же обязательно спросит, кто фотографировал.
- И?
- Ты там на некоторых фотках так на меня смотришь, что можно подумать Бог знает что…
- Да ладно! – Аня засмеялась только ей свойственным икающим смехом. – Ничего он не скажет.
Аня очень простой человек. Она доводит своей простотой всех в бухгалтерии, может, и мужа доводит. На работе мы контактируем мало, мне нравится ее простота. И внешне она достаточно привлекательна. Поэтому мне нравится общение с ней. Я вдруг очень отчетливо вспомнил, что когда ее фотографировал, несколько раз пытался представить, как выглядит ее грудь. И, вдруг, неожиданно для самого себя сказал:
- Ань, а ты могла бы раздеться?
Я прочитал в ее глазах полнейшее недоумение, она даже ответить ничего не смогла.
- Ань, я просто спросил, больше ничего. Я сейчас объясню.
Я попытался объяснить ей простыми словами, о чем думал, когда фотографировал ее. Как ни странно, мне показалось, что она меня поняла.
- Я не знаю… Я очень стеснительная, а потом, как это просто так вот взять и раздеться?
- Да. Просто раздеться.
- Я так не смогу.
- Почему?
- Не знаю. Как это вот я сейчас буду расстегивать блузку, потом юбку снимать, да я со стыда сгорю…
Действительно, об этом я не подумал. Процесс раздевания может быть для женщины более постыдным, чем ее нагота.
- Давай попробуем так. Мы запрем дверь, задернем жалюзи, выключим свет, оставим только настольную лампу. Я отвернусь, ты разденешься, скажешь мне, и я повернусь просто посмотреть на тебя. Я обещаю, что даже не подойду к тебе. Мне нужно просто посмотреть и все, я же объяснил тебе зачем.
Она мялась с ноги на ногу, не зная, что ответить. Если женщина не говорит «нет», это значит «да». Запер дверь, выключил свет, опустил жалюзи. Потом отвернулся к стене. Сзади я услышал легкое шуршание, никаких сомнений не было, что она раздевается. Я был очень возбужден, но это было совсем не сексуальное возбуждение, нечто иное, как ожидание взрыва петарды.
-Я все…
Я повернулся. Аня совершенно голая стояла передо мной как солдат на построении. Неподвижно, руки по швам. Она обычно ходит на высоченных шпильках и босиком казалась очень маленькой. Она даже сняла серьги, кулон и кольца. Я удивился – а может не такая уж Анька и «блондинка», раз все так правильно уловила? Тем не менее, ее нагота была какой-то неожиданной, что ли, хотя чего же я ждал?
- Я зря все сняла? Надо было нижнее белье оставить?
- Нет… Ты все поняла правильно. Какое нижнее белье? Мне нужно видеть только твое тело, а не девушку в нижнем белье. Я хочу рассмотреть тебя всю, всю абсолютно.
Аня смущенно улыбнулась и отвела взгляд.
- Что мне делать? Просто стоять?
- Честно, я сам не знаю пока. Я очень волнуюсь.
Я подвинул лампу на край стола и развернул ее в стену. Отраженный от стены свет мягкой волной упал на анино тело справа-спереди. Лучшего освещения нельзя было и представить.
- Подними, пожалуйста, руки за голову и согни чуть-чуть одну ногу в колене.
Она сделала все, как я сказал, и чуть улыбнулась.
- Знаешь, я даже представить себе не могла, что смогу сделать такое.
- И что? Как ощущения?
- Не знаю… Но, как ни странно, я совсем не чувствую стыда, скорее, неловкость. И то, потому, что не представляю, что делать дальше.
- А ты и не должна чувствовать стыд. Ты же сама понимаешь, что не делаешь ничего плохого? Повернись ко мне вполоборота.
- А ты будешь на меня просто смотреть, фотографировать не будешь?
- Нет, я не собирался. Знаешь, я пока не очень понимаю, как могу это сфотографировать. У меня в голове должна появиться идея прежде, чем я начну что-то делать. А идеи пока нет. Сядь теперь на стол, положи ногу на ногу, а руками упрись в стол сзади себя. Подними подбородок.
Аня села, как я сказал. Я внимательно смотрел на ее шею, поднятые плечи, подбородок, грудь. Вот уж никогда бы не подумал, что грудь у нее такая красивая. У меня такое впечатление, что она носит бюстгальтеры, которые ей малы. Грудь большая, третьего-четвертого размера. Мне всегда казалось, что если она снимет свой тесный бюстгальтер, то грудь упадет вниз, до пупка. Ничего подобного не произошло. Грудь была просто великолепна, отлично держала форму и никуда падать не собиралась. Соски торчали немного вверх - в стороны, ореолы были очень светлые, как у большинства блондинок. То, что она натуральная блондинка сомнений не было, на лобке у нее был маленький островок светлых волос, не выбеливает же она их… Все тело было покрыто равномерным пушком из очень тонких белых волосков. Причем, я обратил внимание, что волоски были одинаково тонкими и белыми абсолютно везде. Создавалось впечатление, что тело ее бархатное.
- Тебе не холодно?
- Ты что, я вся прямо горю!
- Ладно. Теперь одну ногу согни в колене, отведи ее в сторону, попробуй положить ее на стол… так… Наклонись в эту сторону. Другую отведи сюда, поставь стопу на стол. Шире. Еще шире.
Аня сидела с раздвинутыми ногами и внимательно смотрела на меня. Мне показалось, что она хочет спросить, нормально ли вот так сидеть передо мной. Ее писечка открылась, обнажив великолепный розовый бутончик.
- Ань, это совершенно нормально. Между ног это тоже ты, а не другой человек.
- Я понимаю, но мне кажется, что так раздвигать ноги некрасиво…
- Я поэтому тебя попросил раздеться, чтобы понять, что красиво, а что нет. Пока ничего некрасивого я не вижу. Попробуй лечь на правый бок… правую ногу чуть согни в колене, левую руку вытяни.
Аня лежала на боку совершенно спокойно, как будто отдыхала. Ее широкие бедра и тонкая талия образовывали удивительно красивую линию, а свет от стены опустился сверху как одеяло. Она с детства занималась бальными танцами, недавно бросила, по-моему, как только вышла замуж. Но годы тренировок сделали свое дело. Фигура ее, на мой взгляд, была практически идеальна.
- Повернись ко мне спиной, сядь, поджав под себя ноги. Так. Прогни спину.
Все, что я видел, мне безумно нравилось. Углубление вдоль позвоночника начиналось от лопаток и заканчивалось на пояснице. Попа лежала на ее пяточках, похожая на перевернутое сердце.
- Теперь разведи колени в стороны, насколько сможешь, наклонись вперед, обопрись на локти, а попу подними вверх.
Аня помедлила слегка, но сделала то, о чем я просил. Потрясающей красоты попа с чудной дырочкой ануса приковала мой взгляд. Писечка, чуть открытая, розовая и влажная была прекрасна.
-Все, повернись ко мне.
Аня повернулась и села на стол, поджав под себя ноги.
- Спасибо тебе.
- Пожалуйста. Мне одеваться?
- Не ходить же тебе вечно голой, хотя так ты мне куда больше нравишься, чем в одежде. Мне отвернуться?
- Не надо. Я перестала стесняться тебя, как только разделась. Даже странно как-то. Ты знаешь, даже муж никогда меня так не рассматривал.
- А доктор рассматривал?
- У меня гинеколог – женщина.
- Ну, считай, что я тоже, в некотором смысле доктор.
- Ты понял то, что хотел понять?
- Не знаю пока. Надо переварить. Я сейчас очень плохо соображаю.
- Я тоже…
Аня оделась, и мы вместе вышли из офиса.
- Слушай, я вот сейчас поняла, что совсем себя не знаю. Я понятия не имею, на что способна.
Мы подошли к нашим машинам.
- Я переварю все, что сейчас было, и тебе завтра напишу. Проверь почту!
- Да она у меня все время включена на мобильном, проверять не надо. Пиши! Мне очень интересно.
- Пока!
- Пока…
********
Я решил ничего не писать Ане, а просто пригласил ее пообедать. Мы пошли в кафе, находящееся прямо напротив нашего офиса, на противоположной стороне улицы. Пообедать, честно говоря, там особо нечем, в основном всякие пирожные, мороженое, кофе и чай. Но Ане там очень нравился какой то штрудель, что ли, вот мы туда и пошли. Заказали, сидим. Я решил сразу рассказать обо всем, что думал по поводу нашего вчерашнего «эксперимента».
- Ань, ты очень симпатичная. Девушки с таким телосложением, как у тебя, гораздо выигрышнее смотрятся без одежды совсем или в купальнике, или нижнем белье. Я еще никогда не фотографировал женщин без одежды и очень хочу сфотографировать тебя. Что ты об этом думаешь?
- Знаешь, когда я пришла домой, весь вечер думала о том, что чувствовала вчера. Я еще никогда не испытывала таких эмоций.
- Тебе понравились эти ощущения или нет?
Аня помедлила немного с ответом, опустила глаза.
- Я решила сказать... Ты знаешь, сама не пойму почему, но я доверяю тебе. Ну… как бы, не жду от тебя плохого. Я поняла, что мне безумно нравится показывать свое тело мужчине. Я фантазирую, как мы с незнакомым мужчиной занимаемся сексом, а еще несколько мужчин смотрят на это. Наверное, это отклонение какое-нибудь…
- Я думаю, что не отклонение. Все люди в той или иной степени эксгибиционисты. У тебя офигенное тело, и это вполне нормально, что ты его хочешь показать. А то вот так до старости никто кроме мужа его не увидит.
Аня хихикнула и стала дуть на чай, который только что принесли.
- Давай в субботу встретимся у Андрюхи дома. У него никого не будет, жена и дочка в деревне. Я возьму у товарища студийный свет. Попробуем тебя сфоткать.
- А потом что с этими фото будем делать? Ты никому их не покажешь?
- Ань, ты меня давно знаешь, сама как думаешь?
- Ладно, а что мне взять из одежды?
- Одежды? … Белье нижнее красивое возьми, чулки… Хотя, вряд ли все это понадобится. Косметику, полотенце.
********
Андрей – мой старый друг, с которым мы учились вместе в институте. После института мы работали в разных местах, но потом, волею обстоятельств, стали работать вместе. Мы дружим семьями, у нас дети одного возраста. Наши жены очень быстро нашли общий язык и стали подругами. Когда я рассказал ему о моих планах, он отреагировал на удивление спокойно. Мы и раньше устраивали в его квартире фотосессии, фотографировали наших жен, детей, знакомых.
- Ладно, а ты уже придумал, что будешь снимать?
- Да, посмотрел в интернете, кое какие мысли есть. Надо только сходить купить белой полупрозрачной ткани.
Наступила суббота. Мы договорились встретиться в час дня. Я съездил к другу, взял студийный свет и приехал к Андрюхе в 12.15. Пока вытащили кровать на середину комнаты, поставили фон, расставили свет – 12.45.
Раздался звонок домофона. Это Аня пришла. Странно, обычно женщины всегда опаздывают, но, тут видимо, особый случай. Я предполагаю, что девчонка волновалась сильно и последнее время места себе не находила.
- Ань, проходи, будь как дома!
- Спасибо!
Аня «слезла» со своих высоченных шпилек, сняла куртку. Она сразу стала маленькой и какой-то «домашней», что ли… Не знаю, как сказать.
- Можно я квартиру посмотрю?... Ух ты, вот это да…
Квартира Андрея действительно производила впечатление своими размерами и хорошим ремонтом. Все в современном стиле: пастельные тона, мало мебели и стен, много места и света. Особенно Аню поразили окна, которые начинались прямо от пола и отсутствие стены между кухней и столовой.
- Да… Куда уж тут мне с моей задрипаной «хрущевкой»… - грустно пошутила она.
- Ладно, какие твои годы! – подбодрил ее Андрей. – В твоем возрасте у меня и «хрущевки» не было!
Я показал Ане ванную, объяснил, как пользоваться душем.
- Ань, тебе надо полностью раздеться и походить голой минут 40, пока с тела исчезнут следы от одежды. Чтобы ты не стеснялась, когда разденешься, вот тебе адрюхина рубашка, одень ее. Потом поправь макияж, можешь даже побольше накраситься, чем обычно. Еще я попрошу заколоть волосы в пучок на затылке, например. Я не хочу, чтобы они закрывали шею и спину.
Я вышел из ванной, оставив там Аню заниматься ее делами.
Мы закрыли шторы в комнате, люстру и включили осветители. В комнате воцарился полумрак, пилотный свет моноблоков не такой уж и яркий. Включили ланж.
Рубашка оказалась велика Ане размеров на пять. Но это придавало какой-то особенный шарм. Она заколола волосы сзади, как я ее просил, но несколько прядок выпало из общей прически. Эта небольшая «неряшливость» делала ее просто восхитительно милой. Голая босая девушка в накинутой мужской рубашке – это очень эротично. Вдобавок, Аня застегнула только 2 пуговицы, а белая рубашка из тонкой ткани сильно просвечивала. Андрюха не удержался и отвесил комплимент:
- Ань, честное слово, не пойму, где были мои глаза, когда я столько раз видел тебя на работе. Это одежда мешала рассмотреть твою красоту?
Аня обильно покраснела, но ответила с достоинством:
- Не знаю, куда и чем ты смотрел, я же не одна в бухгалтерии…
(Это был явный намек на Нину, к которой Андрей неровно дышал и постоянно подбивал клинья.)
Я принес с кухни широкие бокалы и коньяк. Андрюха с Аней налили себе по чуть-чуть. Я пить не стал, хотел оставить голову трезвой, пошел посмотреть-поправить свет. Аня с Андреем сидели на диване и активно обсуждали последние нововведения у нас в офисе. Меня поразило, что Аня вела себя достаточно раскованно, как будто была полностью одета. Она постоянно елозила по дивану, садясь так и эдак, при этом Андрюхе и мне было видно много интересного. Понимала ли она это и делала ли специально, я не знаю. Прошло минут 20. Я попросил Аню встать, приподнял рубашку и посмотрел, исчезли ли следы от белья. Все было нормально, и мы начали съемку.
Съемочное место представляло собой низкий журнальный столик, задрапированный черной бархатной тканью. В качестве фона на держателях и на полу была закреплена та же ткань. Аня сняла рубашку и осторожно, как будто на стекло зашла на бархат. Мы с Андреем любовались ее телом. На черном бархате в темной комнате, освещенная пилотами моноблоков, она смотрелась просто восхитительно.
- Ань, я впервые снимаю обнаженную девушку. Даже не представляю, что получится. Ты постарайся держаться раскованно. Если будет хоть какое-то напряжение, на фото это обязательно будет видно. Я этого не хочу. Не пытайся прикрыть что-то, если будет нужно, я сам тебя об этом попрошу.
- Хорошо, я постараюсь…
- Пока просто сядь на столик лицом ко мне, я настрою свет.
Я сделал несколько снимков, меняя мощность и расположение вспышек. Наконец, мне удалось нужный световой рисунок. Я дал Ане кусок белого полупрозрачного шифона.
- Попробуй накинуть эту ткань как-нибудь. Одним концом на плечо, другой пусть свисает вдоль тела.
Контровый свет «проткнул» шифон, обрисовав силуэтом бок и бедро. Я намеренно сделал поменьше боковой и заполняющий, решив сыграть на силуэтах и игре света в прозрачной ткани.
- Попробуй сама сесть как-нибудь, используй ткань не как одежду, а как продолжение себя.
К моему удивлению, Аня оказалась просто восхитительной моделью. Все движения и позы ее были исключительно естественны. В них не было пошлости, но и застенчивости тоже не было. Она двигалась на столе, как будто исполняла какой-то танец, останавливаясь только по моей команде и терпеливо ожидая очередной вспышки.
- Ань, а теперь давай попробуем сделать несколько очень откровенных фото.
- Это как?
- Сядь так, чтобы было хорошо видно, все твои прелести.
- Это как? Просто раздвинуть ноги?
- Нет, постарайся показать свое сексуальное возбуждение. Ляг на столик ногами ко мне. Теперь раздвинь немного ноги. Согни правую ногу в колене. Отведи ее в сторону, вытяни носок. Так. Прогни спину насколько это возможно. Теперь дотронься левой рукой до писечки. Раздвинь губки. Положи между ними пальчик. Так, отлично. Так а теперь оближи палец… Отлично. А теперь я сфотографирую твою писечку крупно. Постарайся сделать так, чтобы между пальцем и песечкой протянулась тонкая ниточка из слюны. Помуслякай его посильнее, так… положи сюда… а теперь медленно отведи его сантиметров на 5…
Аня делала абсолютно все, что я ей говорил, и даже не пыталась возразить. Андрей, чувствуется, полностью офигел и молча поворачивал моноблоки по моей команде. Сделав еще несколько весьма откровенных кадров, мы устроили перерыв. Аня надела рубашку и мы сели на кухне за стол пить чай.
- Слушайте, – сказала Аня – Поклянитесь мне немедленно, что вы не расскажете никому, что здесь было, и никому не покажете эти фотографии.
- Я тебе это обещаю. Даю тебе слово, что никогда и никому не покажу ни одной фотографии без твоего разрешения. Мало того, ты посмотришь их сама и удалишь все, что тебе категорически не понравится. Только оценить их можно после обработки, сырой материал смотрится совсем не так, как обработанный. Может, что-то, что поскромнее, ты разрешишь выложить в интернет?
- Хорошо. Мне только кажется, что мы наснимали много порнухи. Ее точно выкладывать я не разрешу.
- Ань, ты знаешь, есть какая-то неуловимая грань между «порнухой» и «не совсем порнухой». И эта грань не определяется ни степенью обнажения, ни чем другим. Это невозможно объяснить. Даже женщина, сосущая член, может смотреться красиво и естественно.
- Это как? Как она может смотреться красиво?
- Я не знаю, как объяснить. Хочешь, мы попробуем снять это, а Андрей поможет. Поможешь?
Андрюха, молча слушавший, едва смог выдавить из своего пересохшего горла:
-Ккккак… ?
- Да так, просто. Мы используем тебя, большей частью твой член, в качестве реквизита. Ну что, Ань, попробуем?
- Ты что, серьезно?
- А почему нет? Мы же не собираемся тебя трахать и снимать порно. Я хочу снять это так, чтобы ты сама потом сказала, что это красиво. Я обещаю тебе, клянусь, что потом все сотру, если ты попросишь.
- Ну, я даже не знаю…
- Андрей, ты как?
- Я, согласен, только чтобы не было видно моего лица.
- Ладно, давайте попробуем. Сходите в ванную, потом начнем.
Аня ушла в ванную. Мы продолжали пить чай. Андрей был явно растерян.
- Блин, я в шоке. Нет, я, конечно не против, чтобы мне такая девочка сделала миньет… Но как-то не по себе.
Не против, так делай, что говорят. Все будет нормально.
Аня вышла из ванной без рубашки, совершенно голая, с накрашенными яркой помадой губами.
- Давайте попробуем так. Я подумала, что эта помада будет в тему.
Пока Андрей мылся, мы обсудили предстоящую съемку.
- Не нужно делать миньет по канонам классических порнофильмов. Это точно будет некрасиво. Вернее, никакой миньет вообще делать не нужно. Ты должна показать наслаждение. Фото – это не видео, тут нужно вписать все эмоции в один момент.
Андрей вышел из ванной в одних трусах с выражением лица, как у нашкодившего школьника, которого вызвали в учительскую. Я немного боялся, что волнение помешает эрекции, но, опасения были напрасны. Эрекция была еще та. Снимать решили при естественном свете на диване около окна. Диван задрапировали белоснежным шифоном, задернули тюль для более мягкого света. Я попросил Андрея снять трусы и сесть на край дивана в профиль ко мне, а Аню встать на колени лицом к нему.
- Потрогай его член, слегка помаструбируй, пусть он привыкнет и расслабится.
Аня осторожно взяла рукой член и стала медленно двигать ее вверх-вниз. Ее движения через минут обрели уверенность, и вдруг, она сама, наклонила голову и взяла в рот. По выражению лица Андрея было видно, что шок окончательно прошел, видно было, как он получает удовольствие от процесса. Я становил на фотоаппарат светлый фикс, открыл до конца диафрагму. Мне хотелось выделить в пространстве главное и отсечь все ненужное. Аня и Андрей оказались между мной и окном, это давало определенный мягкий эффект и позволило полностью «выбить» из кадра светлое окно, которое начиналось прямо от плинтуса и заканчивалось под потолком. Поэтому фон получился абсолютно белым.
- Аня, сейчас возьми член в руку у основания. Сама отклони голову назад, прогни спину, закрой глаза. Так. Теперь посмотри Андрею в глаза. Голова него в кадр не попадает, но тем не менее. Теперь высунь язык и прикоснись им к члену. Отлично. Теперь проведи языком снизу вверх.
Я переместился таким образом, чтобы снимать все как будто глазами Андрея. Аня поняла, что она должна делать, что сейчас главное – это ее эмоции и выражение лица.
- Андрей, теперь полностью ложись на диван на спину. Аня, вставай на диван на колени, прогни спину. Левую руку поставь на локоть, правую - вытяни вперед и возьми ей член. Так, лицо около андрюхиных колен, закрой глаза, приоткрой губы. Сделай вид, что ты ползешь к члену, пытаешься его достать. Раздвинь пошире колени, подними попу повыше, я сниму все это сзади между твоих ног. Отлично. Теперь развернись попой к Андрею и сядь верхом над его лицом.
Аня вдруг села на диван.
- Ой, мне надо в ванную.
Аня сбегала на секунду в ванную, и села, как я ее попросил.
Я зашел сбоку, чтобы сделать несколько кадров против света. Андрюха делал над собой титанические усилия, чтобы не облизать анин бутончик, который был прямо над его лицом. Аня, как мне показалось, к этому моменту была крайне возбуждена и не очень понимала, что происходит.
- Так, теперь двигайся вперед и садись на его член.
- Как?
- Так. Вставь его член себе в писю наполовину. Слушай меня. Не бойся, трахать он тебя не будет. Андрей, ведь не будешь?
- Постараюсь, но не гарантирую – попытался пошутить Андрей.
Аня вставила член во влагалище и опустилась вниз.
- Нет, не надо вставлять до конца, поднимись немного. Отклонись назад, подними руки за голову. Теперь обернись, как будто ты хочешь посмотреть ему в глаза.
Я опять переместился к голове Андрея.
- Наклонись вперед, прогни спину, сделай попой несколько очень медленных движений вверх-вниз. Останавливайся, когда двигаешься вверх. У меня очень длинная выдержка, я не могу фотографировать движение, будет смаз. Обернись, посмотри в объектив, не забывай про выражение лица.
Каждый раз, когда Аня поднимала попу, член слегка вытягивал кожу влагалища. Я снимал от головы Андрея, в резкость попадало только это место и дырочка аниного ануса.
- Ну вот и все. Закончили.
- Как закончили? – возмутился Андрей – а обо мне вы подумали? Что мне теперь делать?
- Делай, что хочешь – сказала Аня и засмеялась – ладно, давайте, действительно закончим, а то ему плохо будет.
- Ладно вставай на колени, сюда, ближе к краю, Андрей, давай, вставай на пол сзади нее. Заканчивайте, только не в нее, кончи ей на спину.
Не прошло и минуты, как на гладкую анину спину устремился поток горячей спермы. Финальные несколько кадров. Причем, мне показалось, что кончили они оба одновременно…
********
Даже спустя несколько лет, я часто и с удовольствием пересматриваю снимки с той фотосессии. Некоторые из них до сих пор лежат в интернете (с аниного разрешения) на моей старой страничке. Ане все фото безумно понравились, стирать она ничего не попросила, но и показывать кому-либо запретила.

textocrator
Взято: http://pokazuha.ru/view/topic.cfm?key_or=1...ck=1&lnt_type=1

Это сообщение отредактировал defloratsia - 18-07-2014 - 01:10
john-doo
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Классно написано. Браво!! Жаль, что фоток нет
MIK_RIDDER
 
  • Group Icon
  • Статус: Всегда в пути.
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Реально возбуждающий рассказ!
*Вишенка*
 
  • *
  • Статус: Счастливы вместе!
  • Member OfflineЖенщинаЗамужем
рассказ жизненный, красиво сложенным языком переданы чувства, позы, настроение и пр. Завелась.... нужно продолжение )))))))
Aviator43
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Красивый эротичный рассказ, читается на одном дыхании!
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Cтатус факинг кво

Незабываемые выходные

Массажист

Рассказ для взрослых.

Часть 2. Хамам.