Страницы: (1) 1
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OfflineПара М+ЖСвободен
Спектакль.

Так прошло несколько дней, похожих один на другой. Занятия, потом танцы, потом акробатика, и все это в проклятом латексном комбинезоне. Сначала я копил злобу, надеясь потом отомстить в своем фирменом «стиле Туза», но это желание как-то само собой прошло. Я даже не пытался больше порвать или срезать с себя этот проклятый женский костюм. Смирившись с ним, я лишь тупо выполнял общие упражнения на растяжку и гибкость. Кстати, на удивление, у меня стало хорошо получаться. Так же, как и у остальных девочек…
О, черт! Самое противное было находится среди девчонок, но чувствовать себя при этом одной из них. Они меня нисколько не стеснялись, но я уже был сыт по горло всеми видами, которые раньше так будоражили фантазию. Я устал и хотел только одного — чтобы меня оставили, наконец, в покое и отпустили домой к родителям.
Я теперь легально зачислен ученицей балетной школы. Родители были официально уведомлены, моя школа тоже. Правда, им не сообщили, что школа эта только для девочек… Зато я каждый вечер мог свободно звонить домой. Но каждые выходные изворачивался, как мог, находя новые причины, почему я не могу вернуться домой к родителям.
Честно говоря, этот женский костюм мне больше совершенно не мешал. Самое удивительное, что он не причинял никаких бытовых неудобств. Кожа в нем не потела и не грелась, я мог ходить в туалет (по-женски, правда), у меня не было нигде никаких раздражений. Я принимал в нем душ, и чувствовал себя после этого чистой. Потом вытирался полотенцем — и мне было сухо. Про туалет я уже говорил, но слава богу, что мне не нужно пользоваться прокладками. Хотя я теперь, конечно, прекрасно знал и видел, как ими пользоваться. Гадость-то какая! И хотя я по-прежнему называю свой костюм латексным, но я абсолютно уверен — это не те костюмы, которые я заказывал. Совсем не обычные дешевые силиконовые поделки из секс-шопа. Может поэтому они каждое утро устраивали мне медицинский осмотр?
Работа, которую мне поручали, была не сложная — так, «Золушка на побегушках». Убрать комнаты, помыть полы, почистить туалеты и постирать танцевальную форму для всего класса. Было, конечно, непривычно и немного унизительно выполнять женскую работу. Особенно нацепив на себя, согласно распорядку школы, костюм горничной, с передником, чепчиком и перчатками. Но тут уж ничего не попишешь — своей одежды у меня не было, надевал то, что давали. Зато сидело все на моем женском теле просто замечательно!
Иногда мне поручали и типично мужскую работу — что-нибудь починить, распилить или соорудить. Тут уж я отводил душу! Но это происходило, к сожалению, нечасто. И каждый раз мой внешний вид все равно не давал мне забыть о моей ситуации.
На мое имя был заведен банковский счет, куда переводились деньги за мою работу. Платили сущие крохи, по тарифу для нелегальных иммигрантов, но сумма уверенно увеличивалась. Поэтому когда однажды меня вызвали в кабинет Директрисы, это стало для меня неожиданностью.
- Ты честно отработал свой долг, Туз, — сказала она, удовлетворенно оглядев меня с головы до ног. — Я тоже держу свое слово — ты можешь идти.
Она вызвала охрану, которая отвела меня в какой-то маленький бассейн, где я сначала несколько часов отмокал, а потом с меня долго стаскивали женский костюм, казалось, уже приросший ко мне. Ощутить снова свое тело, без колышащихся на груди сисек, с членом между ног (пусть и сморщившимся) — уже почти забытое чувство! И, странное дело, в чем-то даже разочаровывающее..
После душа, меня завернули в полотенце и вывели в отдельную раздевалку. Там меня ждала моя старая грязная одежда, в которой я суюда попал, и уже знакомая Охранница.
- Как закончишь переодеваться — выходи, будем тебя выписывать, — сказала она, и вышла, закрыв за собой дверь.
Когда я вышел в коридор, я снова почувствовал себя старым добрым Тузом, которому неприятно было осозновать свою гибкость и стройность. Поэтому я ссутулился и походкой вразвалочку пошел вслед за Охранницей, неодобрительно покачавшей головой.
Она вела меня незнакомыми пустыми коридорами, где нам за всю дорогу никто не попался на глаза, но в конце концов мы вдруг оказались в уже хорошо знакомом мне кабинете Директрисы. И прежде, чем я что-либо понял, дверь за моей спиной захлопнулась, клацнув замком, и я остался один на один с Директрисой. Ну, и еще какой-то бабушкой, тихо сидящей в углу на кресле.
- Ага, наш почетный гость пожаловал! — сказала Директриса, кивнув в мою сторону, — У нас ежегодный театральный праздник, будем ставить «Русалочку». Может, останешься посмотреть?
Я уже слишком хорошо знал Директрису, чтобы понять, что просто так она ничего не говорит, и сердце мое екнуло.
- А зачем? — нарочито небрежно спросил я. — Свой долг я уже выплатил, заставить вы меня не можете. Да и нафиг мне сдался этот ваш праздник!
- Ах, да, твой долг! Ты, безусловно, свободен и можешь идти. Приказ о твоем отчислении из школы я подписала, — она протянула мне бумагу, но не спешила выпускать ее из рук. Хитро прищурившись она вдруг добавила: — Мы будем скучать без тебя. Поэтому мы решили оставить себе кое-что на память.
- Вы о чем? — в животе у меня похолодело.
- Всего лишь подтверждение того, что ты у нас учился, для нашего сайта и доски почета. В качестве кого и как при этом выглядел. Кстати, директор твоей школы тоже просил информацию о твоем обучении о нас.
Да что она теперь-то может сделать? Она явно блефует! Вопрос лишь в том, что ей от меня нужно.
- И что же у вас на меня есть? — небрежно спросил я.
Я еще на что-то надеялся, но Директриса ухмыляясь достала из внутреннего кармана несколько снимков, которые она небрежно кинула мне через стол. На всех из них был я — одетый как девочка, в черной латексной балетной пачке. Усталый в танцевальном классе, серьезный на занятиях, весело болтающий о чем-то с девчонками..
- На этих фото ты явно всем доволен. Вот удивятся в твоей школе! Родителей потом вызовут..
- Хорошо, — вздохнул я. — Я все понял. Но как я потом узнаю, что вы не оставили себе ни одной копии?
- Мы тебя разве когда-нибудь обманывали?
Я хотел было ехидно возразить, но передумал.
- Что мне нужно сделать?
- Это будет в последний раз, я обещаю, — улыбнулась Директриса, но меня это не успокоило. — Нашей учительнице театрального мастерства нужна статистка на фестивальную пьесу. Девочка, разумеется, но никто из наших воспитанниц не хочет быть просто статистом без роли. Так что надевай-ка снова свой комбинезон, а эта женщана поможет тебе надеть сверху твой сценический костюм. Не волнуйся, ничего говорить тебе не придется. Твоя роль без слов — просто второй план, для украшения, но она очень необходима согласно творческому замыслу.
Она протянула мне скомканный в кучу женский костюм, еще теплый от моего долгого пребывания в нем. А я-то надеялся, что навсегда избавился от него! Вздохнув, я зашел за ширму и начал стаскивать с себя одежду.
- А что вы на меня наденете? Опять что-нибудь латексное, из секс-шопа? — ехидно поинтересовался я из-за ширмы, удивляясь, насколько привычно и удобно мне стало после того, как я надел женский костюм. Сам, кстати, надел, без посторонней помощи!
- Выходи, увидишь, — ответила Директриса.
Когда я вышел, пожилая женщина попросила меня сесть в кресло, после чего начала втирать что-то в комбинезон по всему телу, особенно по его краям на горле. Это было приятно и действовало усыпляюще — я расслабился и чуть действительно не заснул. Поэтому для меня стало неожиданностью, когда она начала рывком затягивать на мне синий корсет, который как-то незаметно уже успела на меня надеть. Ого! Старая, а силенки-то какие!
Она зацепила шнуровку за какой-то крюк на стене и стала тянуть все туже и туже. Мне стало трудно дышать, и казалось, что мои ребра вот-вот треснут. А проклятая старуха спокойно завязала шнуровку, и зафиксировала ее края так, что сам я никогда в жизни не смогу ее расслабить. Зато корсет теперь держался крепко и надежно, оставаясь в форме песочных часов. И придавая мне осиную талию и округлые бедра. Должен признать, потрясная получилась фигура!
Осторожно сев обратно на стул, я поймал себя на том, что держу спину еще ровнее, чем на занятиях балетом. Но корсет — это было еще не все. Старуха попросила меня вытянуть руки перед собой, и несколькими ловкими движениями натянула на них длинные, до плеч, перчатки, из непонятного материала бирюзового цвета. Эластичные, тонкие, но очень прочные на вид, они так сильно обжали мои руки, что они стали казать гораздо тоньше, чем раньше. Пальцы немного свело, словно судорогой, но меня успокоили, сказав, что это временно и быстро пройдет.
Затем последовало трико, из того же бирюзового материала, только шершавого, а не блестящего. Поскольку пальцы меня плохо слушались, сам я их надеть не мог, и лишь покорно подчинялся командам вроде «подними ногу», «выпрями ногу» и «отставь попу». Трико плотно впилось мне в ноги, а его верх скрылось где-то под корсетом, где его обработали каким-то составом, после чего стык между трико и корсетом практически исчез. Мое тело теперь на большую часть покрыто голубым, понял я и немного удивился — странно, что женский комбинезон я считаю своим телом.
За трико последовал спортивный купальник голубого цвета. На вид — самый обычный купальник, но он надежно закрыл собой все «чужеродности» (вроде корсета), плотно обтянув соблазнительные округлости моего тела, включая торчащие груди.
А вот дальнейшее меня несколько сбило с толку. Из длинного пластикового футляра женщина достала.. рыбий хвост! Голубого цвета, с тоникими блестящими чешуйками и роскошными плавниками на конце, а также длинной тоненькой молнией позади. Кажется, это и имела ввиду Директриса, говоря о моем «сценическом костюме». Неужели мне дадут главную роль? Чтож, хотя наверняка будет неудобно ходить, придется пару часов потерпеть. Но это уже точно в последний раз!
Когда хвост расстегнули, я понял, что его так просто не наденешь — нужно влезать в него, как в спальный мешок, но одному это сделать не удасться. Со вздохом, я лег на живот, позволив натянуть тяжелый мясистый хвост себе до талии (в смысле, до женской талии моего костюма, а это выше, чем моя обычная),. Когда мои ступни оказались плотно зажаты между плавников, старуха медленно потянула за молнию вверх. Хвост постепенно обхватывал меня снизу, все прочнее и прочнее с каждым сантиметром молнии, и это было странно приятно. Лишь когда молния дошла почти до конца, я невольно удивился, какая у меня стала большая, пухлая и тяжелая задница.
Но то, что случилось потом, меня повергло в шок. Старуха приподняла меня, положив себе на колени, и стала обильно поливать молнию каким-то составом, от которого она буквально на глазах стала исчезать в глубине плотных чешуек. После этого она легко подхватила меня на руки и понесла к креслу.
Ну держись, старуха, я же тебе сейчас все кости переломаю, как только встану!
Секундочку!! Но как смогла какая-то старушенция так легко поднять меня, шестидесятикилограммового парня?
Меня бросили обратно в кресло, после чего я увидел, как старуха нависла надо мной, и стала грубо сдирать свое лицо… Точнее, маску. Под которым оказалось молодое лицо учительницы литературы из моей родной школы!

- Ну здравствуй, Туз! Директриса мне сказала, что ты тут неплохо проводил время, да? И балетная подготовка хорошая, и общеобразовательная. Ты, видимо, не знал, что я тут подрабатываю? Да, совместительство у нас запрещено, поэтому мне и нужен весь этот маскарад. Но ты, Туз, ты меня очень сильно удивил. Так что я не могу упустить шанс лицезреть известного на всю школу хулигана, который ведет себя как хорошая девочка.
Я был в шоке от мысли, что вся моя школа узнает о моих приключениях, и от ужаса не мог отвести глаз от учительницы. Попытавшись сползти с кресла, я обнаружил, что хвост слишком тяжелый, после чего рухнул лицом вниз прямо ей под ноги.
- Осторожнее, не порань лицо, — довольно промурлыкала она. — Тебе ведь еще сегодня выступать, куда ж ты на сцену с синяком под глазом? Впрочем, дай мне закончить с твоим костюмом, там есть кое-что и для лица.
Я лежал на животе и не видел ее, только почувствовал вдруг навалившуюся тяжесть, когда она села на меня верхом. Обхватив сзади меня за голову, она зажала мне нос, отчего я непроизвольно открыл рот, куда она тут же вставила какую-то трубку, и сверху натянула что-то липкое и эластичное. Я зажмурился, когда мне стянуло все лицо, и стало трудно дышать. Но когда открыл глаза, в ужасе увидел, что теперь гляжу на мир сквозь прозрачный пластик. Я хотел закричать, но понял, что не могу произнести не звука. На моем лице была плотная маска со встроенным кляпом.
Все еще сидя верхом на бедном мальчике, я натянула на него женскую маску из нашей киберкожи, которую заранее подготовила специально по его лицу. Маска не блокировала его голосовые связки, в нее просто встроен речевой ремодулятор. Я вовсе не хочу, чтобы он говорил сам, да еще и своим голосом, мне нужна полная управляемость.
К маске прилагалась силиконовая шапочка, полностью закрывающая его волосы, после которой его голова стала похожа на лысую голову манекена. Чтобы вся конструкция сидела плотно и не моршилась, я для надежности прошлась по швам нашим составом. Целостность костюма все равно не предусматривалась, а надежность мне сейчас очень важна.
Затем я приклеила декоративные ушки с перепонками. Уши самого Туза наглухо закрыты, и пока мало что слышат, но русалочка без видимых ушей, да еще на сцене — это некрасиво.
Я посадила его обратно в кресло и хорошенько осмотрела. Получилось замечательно: нигде не осталось открытым ни кусочка его настоящего тела, обеспечено полная покрытие. И, возможно, еще и водонепроницаемость. Но последнюю мысль я пока от себя отогнала, и завершила процесс париком с прекрасными длинными волосами голубого цвета.
Ну вот, моя русалочка полностью готова! Осталось ее отнести в ее новое рабочее место.
Учительница меня куда-то понесла. Я не мог понять куда, потом что моя откинутая назад голова видела лишь потолок и промелькивающие на нем лампы длинных запутанных коридоров, с которыми моя учительница явно была хорошо знакома. Тело было тяжелым и безвольным, лишь хвост беспомощно качался при хотьбе — сжатых в нем ног я уже не чувствовал.
Все закончилось, когда меня внезапно перевенули и на что-то положили, а затем привели в сидячее положение. Меня окружили волнистые складки белого пластика, обтянутого водонепроницаемым латексом — я был внутри гигансткой декоративной раковины!
Ноги меня не слушались, и я попытался приподнятся на руках, но голубые перчатки скользнули по гладкой поверхности раковины, и я рухнул обратно на спину, вызвав неприятное колыхание груди.
Я видела, как он дергался, явно пытаясь убраться подальше со сцены. Бесполезное занятие — без ног ему все равно далеко не уползти. Осталось лишь поместить в ракушку гигантскую жемчужину, приготовленую декоратором. Но мне пришла в голову другая идея. Хорошенько обмазав нашим клеем низ ракушки, я вдавила в нее свою русалочку, расположив ее в красивой позе и подогнув хвост. Вовремя, кстати, а то с такими брыканиями она бы скатилась в оркестровую яму. Ну, вроде все готово — можно закрывать ракушку и выкатывать ее на сцену.

* * *

Эта стерва с улыбкой пожелала мне удачи на премьере, после чего ракушка закрылась, вдавив мое лицо в пластиковые внутренности ее створки. За дни, проведенные в пачке, я возненавидел запах латекса, а тут меня прямо мордой в него ткнули! Я начал дергаться, пытаясь хотя бы освободиться из ракушки, но бесполезно — клей схватился быстро и прочно. Я в буквальном смысле слова влип, и помощи было ждать неоткуда.
Внутри костюма было просто кошмарно. Из-за отсутствия каких-то ощущений, я быстро потерял счет времени. Не знаю сколько я так провел — час, два, а может целый день. Я хотел отключиться и заснуть, но не мог. Неподвижное тело, запакованное в несколько слоев разных костюмов, только и давало ощущений, что стягивания и сдавливания, не давая никаких осязательных ощущений. Я не чувствовал ничего, кроме оболочки своего тела и жесткой ребристой поверхности раковины под пухлым задом.
Так продолжалось до тех пор, пока я не почувствовал, как мою ракушку кто-то куда-то катят. После чего, раковину, наконец, открыли.
- Ты ведь Туз, да? — это была какая-то незнакомая старшеклассница в костюме нимфы. — Твоя роль очень простая — ты лежишь на заднем плане, а когда на тебя падает свет и включается фонтан ты улыбаешься и машешь публике. Идеально, если сможешь еще немного побить хвостом.
Побить хвостом! Да я поднять его не могу!.. Стоп, что это она там сказала про фонтан?
Ракушку поместили на какой-то постамент над сценой, и я со всех сторон услышал журчание воды. А потом почувствовал, как ракушка заполняется водой! Странно — осязательных ощущений нет, чувства влаги тоже, а вот надо же — чувствую. И еще — тело стало легче и гибче, так что когда я для пробы свернул хвост, у меня с легкостью получилось. Даже как-то чересчур получилось — не думал, что у меня ноги настолько гибкие, особенно когда затекают.
- Не забывай улыбаться! — напоминал мне старшеклассница, и куда-то ушла. Вместо нее в поле зрения возникла моя учительница.
Я нервно забился, надеясь, что вода растворила клей, но тщетно. Мое русалочье тело было крепко приковано к раковине, из которой с журчанием вытекала вода.

- Она права, Туз! Ты уж последи за выражением своего личика. Обалдевшая или рассерженная русалочка нам может испортить весь спекталь. А ты ведь не хочешь испортить нам спектакль, на который потрачено столько денег?
Да я уже понял, что попался! Какого хрена опять напоминать? Вот же!.. Хоть вода немного успокаивает нервы, и на том спасибо.
- Кстати, — бросила учительница через плечо, уже собираясь уходить. — Твои родители настояли на получении приглашения. Они хотят поучавствовать в нашем празднике, и посмотреть, какие успехи показывает их сын. Так что постарайся их не разочаровать.
Это был удар ниже пояса. Я слабо дернулся и откинулся на спину, тупо поглядывая в пустой пока зал. Где они будут сидеть? Увидят ли они меня? А если да, смогут ли узнать? Спасут ли?..
- Удачной премьеры! — пожелала учительница, после чего сверху медленно опустился тяжелый занавес, и я уже ничего перед собой не видел, кроме его темно-красного бархата

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 26-09-2014 - 16:07
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Нытик

Твоя экзекуция. Часть 3. В Парке

Правила подфорума "Эротические рассказы"

запеленал как малышку

СВ. Часть 3.