Страницы: (1) 1
RFT10480
 
  • *
  • Статус: ..........
  • Member OnlineПара М+ЖСвободен
Он выглянул в коридор, оглядевшись по сторонам: никого не было. Выйдя за дверь, он захлопнул её, вставил ключ и закрыл дверь. Сделав шаг, он чуть не брякнулся на пол, выронив ключ на ковёр перед собой: длинный шлейф его платья торчал из под закрытой двери. Тихо, не привлекая лишнего внимания, ругнувшись, он попытался выдернуть шлейф. Возможно, имея прежнюю силу, он и смог бы это сделать, но не теперь. Ему нужно подобрать с пола ключ, но как это сделать? Ключ отлетел достаточно далеко, чтобы он мог до него дотянуться лишь лёжа. Кряхтя и ругаясь, ползая на коленках, Натан тянулся до заветного ключа, он был всё ближе и ближе к нему, и вдруг брякнулся всем телом на пол, лишь его грудь смягчила удар. Натан схватил ключ, опомнился и оглянулся: шлейф ненавистного платья оказался на свободе. Каким образом? Он этого не знал, но догадывался, что это опять проделки его гадского, волшебного платья.

Идя по коридору, до лифта, он чувствовал себя неловко с ключом в руке. Ему вспомнилось как в фильмах про эпоху возрождения, куртизанки в плотных корсетах прятали заработанные монеты между грудями. Скорчив кислую гримасу, Натан оттянул ткань на груди, и опустил туда ключи, и от ощущения холодного металла мурашки пробежали по его телу. Но он думал о том, как убедить Синди изменить его обратно, как сделать так, чтобы она его простила? Он теперь ненавидел её ещё больше. И когда она его превратит обратно, он точно прибьёт её. Задушит голыми руками. Ей это не сойдёт с рук.

Он подошел к лифту и нажал на кнопку. Пока он ожидал лифт, по коридору, перешептываясь, шли две женщины. Сквозь шёпот он слышал слова "невеста", "платье", "прелестное", "восхитительное", "очаровательная причёска" и всё в таком духе. Они подошли к нему и, обойдя его с двух сторон, оказались перед ним.

— Боже! — Сказала одна, мило улыбаясь и сложив ладошки крест накрест. — Ты такая восхитительная невеста! У вас внизу будет свадьба?

— Ага, блин, свадьба. — Раздраженно буркнул Натан.

— Я понимаю! Это так изматывает! Столько нервов.

— Нет никакой свадьбы. Я не собираюсь ни на какую свадьбу.

Женщины недоумённо переглянулись. Вторая строила догадки:

— Ах... Внизу, наверное, будет фотосессия, для свадебного каталога. В прошлом году, здесь в вестибюле фотографировали каких-то моделей.

— О, да! Ты, наверное, модель? Ты такая восхитительная, такая прелестная. Ты очень милая девушка, и твоему агентству крупно повезло, что у них работает такая прелестница.

Натан прикусил язык. Он оказался в своём аду. Его вид будет провоцировать сцены подобные этой, везде, где бы он ни оказался. Женщины любят красивые, необычные платья. Они любят всякие кружева, бантики, оборочки, всякую фигню, подобную той, в которой он сейчас застрял.

— Пожалуйста! — Сказал он устало. — Я правда сейчас не хочу ни с кем разговаривать. Оставьте меня, прошу вас.

— О, нет... — сочувственно, тихо произнесла первая, тихонько положив свою руку на плечо Натану. — Расскажи, что у тебя стряслось? Ты покинула свою свадьбу? Лучше поздно, чем никогда. Не многие мужчины достойны твоей...

— Хватит! Заткнитесь! Обе! — Рявкнул он, дёрнув плечом, освободив его от её руки. — Как вам ещё объяснить, чтобы вы оставили меня в покое?

Женщины грустно посмотрели друг на друга, изучающе и сочувственно оглядели Натана и удалились. Они полагали, что Натан – брошенная невеста, и откровенно жалели его, такую красивую, такую прелестную невесту, в таком восхитительном платье. Он мог даже орать и ругаться, но они, вероятно, будут сочувствовать ему ещё больше и смотреть на него ещё более печальным взглядом.

Лифт, наконец, прибыл, и Натан бросился в кабину. Огромная юбка была уже в лифте, но пока Натан боролся с бесконечным шлейфом, пытаясь затащить его внутрь, парочка пенсионеров успели на этот лифт, и тут же им пришлось ютиться в углу. Но даже там их почти по пояс скрывали волны тафты юбки Натана.

— Ты так прекрасна! — Сказала старушка. — Разве она не прелестна, Фред?

— Конечно, она прекрасна! — Ответил дедок. — Почти так же хороша, как ты в тот день, когда я на тебе женился, Милли.

Натан, уставившись в одну точку, наблюдал, как номер за номером мигали лампочки на панели лифта. Он был в двойной ловушке: в этом чёртовом лифте и в этом гадском платье.

— Постарайся не нервничать, дорогая, — сказала старушка скрипучим голосом. — Это самый чудесный день в твоей жизни. Мечта каждой девочки. И любая мечтает быть такой, как ты. Этот день сокровище. Ты запомнишь его навсегда. Но сейчас тебе нужно немного расслабиться.

Натан очень хотел сказать, чтобы старая дура заткнулась наконец. Он был явно не в настроении слушать, какая он красивая невеста, и какое на нем восхитительное платье.

— Твой жених ждёт внизу? — Поинтересовалась бабулька.

Натан хотел было подойти к старушке, и сказать что-нибудь по поводу её возраста, и не пора ли ей на тот свет, как дверь лифта открылась. Он без единого слова выбежал из кабины лифта, и громко цокая каблуками, побежал через вестибюль.

Люди тут же поворачивались в его сторону, и он слышал шёпот, восторженные ахи и вздохи. Ещё немного времени, и кто-то обязательно скажет ему, какая он красивая невеста, как сияет он и его платье. Ему казалось, что его платье заполняет весь вестибюль. Нет, юбка его платья определённо стала шире, она словно цветок распустилась вширь. У Натана было ощущение, что чем больше людей на него смотрели, тем шире и заметнее становилась его и без того огромная юбка. Синди продумала всё, чтобы его унизить.

Подходя всё ближе к столу приёмной, Натан волновался всё больше: "Что же я скажу Синди?" "Как убедить её превратить меня обратно в мужчину?" "Как сделать так, чтобы она меня простила?" У него созрело решение: он скажет ей, что у него бывает раздвоение личности, что оно вновь проявилось из-за волнения перед свадьбой, и он потерял контроль над собой. Он скажет ей, как он её любит и, если она превратит его в мужчину, он сделает для неё всё что угодно. Это был не лучший план, но это всё, что он сейчас может придумать. А если это не поможет, то ему придется умолять её так, как он никогда не умолял, плакать так жалобно, насколько позволит его новый голосок, и, быть может, Синди сжалится над ним.

— Добрый день! — Сказал портье. — Вы должно быть Натали?

— Да. Я должно быть Натали. Дай сюда этот хренов телефон. — Он вырвал телефон из рук клерка и небрежно махнул рукой.

Клерк поднял брови, но тут же просто хмыкнул и отвернулся, изредка, с восхищением и жалостью поглядывая на прекрасную и взволнованную свадебным переполохом, невесту. Натан даже не может нагрубить людям: они видели в нём прелестную девушку, которая просто не в состоянии нагрубить кому либо, но сейчас она просто сильно нервничает перед своей свадьбой. Сейчас её нужно поддержать, чтобы волнение не переросло в истерику.

Часть 6

Натан прильнул к трубке телефона:

— Да, это я. — Сказал он в трубку, и услышал звонкий, женский смех.

— Ах, боже мой! — Ответила женщина. — У тебя такой миленький голос. Прямо как у юной девочки!

— Синди, это ты?

— Нет. Из-за твоего поступка Синди сейчас слишком плохо себя чувствует, чтобы говорить с кем бы то ни было, тем более с тобой. И потом, тебе следует говорить со мной, а не с ней.

Натан вдруг узнал голос:

— Энджел?

— Привет. Тебя, почему-то не было на церемонии сегодня утром. Не расскажешь нам, что у тебя случилось?

Натан откашлялся, и попытался говорить более низко настолько, насколько позволял ему его странный, новый голос.

— Энджел, со мной случилось что-то невероятное. Ты что-нибудь знаешь об этом?

— Интересно, и что же с тобой такое случилось? Неужели наш мужественный красавец-жених не может теперь своими девичьими ручками снять с себя свое великолепное платье? — Саркастическим тоном сказала Энджел, но продолжила, резко изменив тон. — Я знаю всё, что с тобой случилось, потому что всё это сделала я. Каким образом? Тебя это не должно волновать.

Руки Натана задрожали так сильно, что он чуть не выронил трубку. Энджел продолжала, безуспешно пытаясь передать Натану своё хорошее настроение.

— Чтобы с тобой поговорить, мне пришлось также прибегнуть к своей магии, и я нашла тебя в этом отеле. Итак, как тебе твоё новое платье? Нигде не жмёт? Да, я знаю, оно малость эффектнее, чем остальные. Но Синди рассказала мне, что тебе нравятся именно такие платья: большие, роскошные, женственные, ну знаешь, всякие там бантики, кружева, оборки.

Натан был вынужден осторожно выбирать слова. Если он скажет лишнего, Энджел может сделать что угодно, а если она рассердится, то превратит его во что-нибудь, хм-м... нежелательное.

— Энджел, дорогая. Послушай, я могу всё объяснить. Я знаю, что я совершил непростительный поступок. Но понимаешь, у меня психическое заболевание, — раздвоение личности, сейчас я контролирую себя, но тогда...

— Ах, пожалуйста, заткнись, и не надо вешать мне на уши всякую дребедень. Это самая наивная ложь, из всего, что я слышала. Ты долго над этим думал?

— Нет! Это правда! Я клянусь!

— Неа, не катит. Я надеялась услышать от тебя хорошую историю, с драматургией, с завязкой, с сюжетом. Двоечники, опоздавшие на занятия и то, изобретательнее, чем ты.

Натан вздохнул. Надежды не было. Энджел всегда ненавидела его, а он сейчас пытается морочить ей голову.

— Я сделал ошибку, — признался он, — ужасный поступок. Я сделаю всё что ты скажешь. Пожалуйста Энджел, ты не можешь так поступить со...

— Конечно ты будешь делать всё, что я тебе скажу. И почему это я не могу так поступить с тобой, если я уже так поступила.

Она замолчала на долгие секунды.

— Алло, Энджел? — Поинтересовался он.

— Ой, извини, — сказала она весёлым тоном. — Я просто думала кое о чём. Ладно. Во-первых, ты вернёшь все деньги обратно, на счёт Синди, и ещё, ты вернёшь деньги, которые ты украл у других девушек. Всё до каждого цента. И лучше бы тебе не обманывать меня и сделать это на самом деле, потому что я буду знать об этом.

Голова Натана закружилась: все его труды теперь коту под хвост. Но сейчас он не может себе позволить спорить с Синди.

— Хорошо, я сделаю это.

— Хорошая девочка. Ещё ты напишешь письмо Синди, в котором ты извинишься перед нею, и осведомишь её в том, что ты транссексуал. Ты скажешь ей, что ты больше не можешь оставаться мужчиной, что у тебя был нервный срыв, что выпил тогда вина, и ты украл её деньги для того, чтобы съездить в Европу на операцию по перемене пола. Но вина оказалось много, и теперь ты понял свои ошибки. Так что ты возвращаешь ей деньги, и оплатишь операцию самостоятельно. Ты скажешь ей, что она красивая, милая, интеллигентная женщина, и что она заслуживает большего, чем быть рядом с тобой.

— Не смешно! Она никогда не поверит, что я транссексуал.

— Она поверит в это, потому что ты напишешь это убедительно.

Натан сжал трубку в руке, желая разбить её об стол.

— Хорошо. Я сделаю это. — Тихо сказал он.

— И ты никогда не свяжешься с ней, или с теми, кто её знает, включая меня. Ты уберёшься из этого штата, а лучше из страны.

— Хорошо, я всё сделаю. Только измени меня обратно.

Энджел засмеялась.

— Изменить тебя обратно? Мне очень жаль, если я осталась непонятой. Я никогда не изменю тебя обратно в мужчину. Ты останешься невестой навсегда.

— Что?! Энджел, ты шутишь!? Пожалуйста, Энджел, я не могу так жить!

— Ну, я думаю, что ты найдёшь способ ТАК жить. Ты проведешь много времени, прежде чем найдешь работу для девушки одетой так, как ты, но ты ведь находчивая девочка.

Два парня прошли мимо, неотрывно и восхищённо любуясь внешностью Натана, один из них посмотрел на разрез его груди. Натан не мог оставаться в таком виде навсегда. Он не хотел оставаться в таком виде ни минутой больше!

— Не беспокойся, — продолжала Энджел, — заклинание будет постоянно держать тебя в свежем состоянии и в восхитительном виде. Если ты что-нибудь прольёшь на своё платье, оно вновь будет чистым. Если ты порвешь, сожгёшь или как-то ещё повредишь его, оно само себя восстановит. Что же касается твоего макияжа, то его теперь не удалить. Он теперь часть твоего лица. Я знала, что теперь тебе будет неудобно пользоваться туалетом, так что на тебе сейчас трусики с прорезью в интимном месте, для быстрого доступа к нему. Но даже если рядом не будет туалета... ну, ты понял. И не беспокойся о душе – он тебе не понадобится. Твоё тело всегда будет чистым, и оно будет пахнуть цветами, вне зависимости от того, чем ты занимаешься. Ты идеальная невеста, и выглядишь так, как другие девушки выглядят только в своих самых смелых мечтах. Да, и не вздумай обращаться ко всяким учёным за помощью, толку от этого не будет, я тебя уверяю, ты только станешь интересным объектом изучения. Ты же не хочешь, чтобы на тебе проводили опыты?

Натан старался не грубить, но это было уже слишком. Он схватил двумя руками трубку и прошипел в неё:

— Я убью тебя! — сказал он. — Мне плевать, что ты ведьма! Ты не можешь это сделать со мной, сука! Я убью тебя! Я доберусь до тебя!

— Боже, боже... Такие неприятные слова из такого сладкого ротика!

Затем её голос омрачился:

— Заткнись сейчас же, маленькая дрянь, и делай всё, что я тебе скажу. Понял? Если я смогла превратить тебя в такую красивую, маленькую невесту, можешь представить себе, что я могу сделать с тобой, когда ты выведешь меня из себя.

Натан почувствовал что-то шелестящее в левой руке. Посмотрев, он увидел, что держит маленький цветочный букетик, который рос все больше. Он попытался выбросить его, но букет оставался у него в ладони. Через несколько секунд он держал свадебный букет желтых и голубых цветов. Он вновь пытался выбросить его прочь, но букет, словно приклеенный, оставался в ладони. Натан мог разжать пальцы ладони, но он не мог избавиться от букета, и пока он оставался в его левой руке, она была почти бесполезна.

— Это за угрозы мне. — Сказала Энджел. — Говори своим новым голоском, или будет кое-что похуже!

Натан в ужасе смотрел на свою руку, стараясь вновь не сорваться.

— Пожалуйста, нет. Энджел, прошу тебя, скажи, что я могу для тебя сделать, чтобы ты превратила меня обратно? Я прошу тебя, умоляю!

Энджел помолчала.

— Ну хорошо. Я пожалею тебя... Ты всегда будешь красивой девушкой, макияж также останется на твоём лице, но ты сможешь снять своё платье, но только при одном условии...

Натан был малость огорчён: всегда быть девушкой, да ещё с таким ярким макияжем, это не самое приятное для него, но всё же, снять это ужасное платье было бы огромным облегчением.

— Да, Энджел, всё что угодно!

— Ты сможешь избавиться от своего платья только в свой медовый месяц. Если ты найдёшь мужчину, и влюбишься в него, то в первую брачную ночь твой муж найдёт молнию на твоей спине. Только он сможет снять с тебя это платье. Но до тех пор твоё платье никогда не сойдёт с тебя. Оно теперь часть тебя, а ты часть его. Вы неразлучны. И старайся не ссориться со своим новым мужем, потому что если вы не будете вместе, платье снова окажется на тебе.

— Энджел, нет! Пожалуйста, это безумие! Я никогда не полюблю мужчину!

— О, каждая юная девочка думает также, но потом все они ищут своего принца. Не волнуйся, и ты когда-нибудь найдёшь своего. И если это случится, то тебе даже не придётся бегать по магазинам и свадебным салонам в поиске подходящего платья.

Натан с отчаянием смотрел на телефон. Он не мог спорить с Энджел, он не мог очаровать её, он не мог угрожать ей. Ему больше нечего сказать ей.

— Кстати, загляни в свои вещи в номере, там твои документы, они тебе понадобятся. И когда найдёшь хорошего человека, и решишь выйти замуж, не забудь прислать мне приглашение на вашу свадьбу, я разрешаю. Но по другим мелочам, не смей беспокоить, меня или Синди. Ладно уж, еще ты можешь оставаться в стране. Видишь, я добрая, но до поры, до времени. Прощай, Натали.

Энджел хихикнула, а затем в трубке послышались гудки. Натан в трансе положил трубку рядом с телефоном и уставился в пустоту. Портье, казалось, появился из ниоткуда:

— Мисс, вы завершили свой разговор?

— Да, я завершил... ла... свой разговор. — Пролепетал Натан.

Он посмотрел на клерка: молодой, вежливый, улыбчивый парень. Может быть он даже симпатичный... но только Натан представил себя рядом с ним, ему стало противно, и ком подступил к горлу от мысли, что какой-то мужчина будет его ласкать, целовать, и заниматься с ним сексом. В Натане не было ничего, что могло бы вызвать какие-то чувства к мужчине, однако, ему, видимо, придется найти в себе эти чувства.

Натан не был уверен, любил ли он кого-то когда-нибудь. Ближайший человек, к которому он испытывал привязанность, была Клер. Любил ли он её? Натан не мог ответить даже себе. Клер была единственным человеком, с которой он был искренен. Она одна прекрасно знала его характер, и кто он такой.

Они с Клер должны были сейчас быть в модном ресторане, а затем они вернулись бы в номер и занимались бы диким сексом всю ночь. Сейчас он должен быть богатым человеком с сексуальной подругой. Но он никак не должен быть юной, фигуристой блондинкой в свадебном платье, которая в каждом мужчине отчаянно ищет своего единственного принца, чтобы поскорей выйти за него замуж.

Натан думал про ощущения, которые пробудила в нём Клер в номере. Ему действительно хотелось чего-то большого и жёсткого, что заполнит его киску. Он был вынужден признать то, что у него теперь есть влагалище, и оно готово принять в себя мужской пенис. Он не знал, было ли это частью наложенного Энджел проклятия, или это из-за того, что у него теперь тело молодой женщины, даже девушки, но теперь его тело требовало, чтобы мужчина "взял" его, но сам он не хотел этого.

Эта мысль была противна Натану, но ему придётся привыкнуть к ней, принять это. Если он хочет побыстрее избавиться от этого платья, ему придётся влюбиться в мужчину, влюбиться по настоящему. Ему придётся идти к алтарю и быть чьей-то женой. Ему придётся стать невестой по-настоящему. Он мог только надеяться, что его будущий муж будет лучшим человеком, чем он сам недавно был.

Пробравшись через холл, пытаясь игнорировать восторженный шёпот присутствующих, он приблизился к лифту, и нажал кнопку. Кто-то дёрнул его за руку. Он повернулся: маленькая девочка смотрела на него восторженным взглядом. Он ненавидел детей, но провожавшие его до лифта взгляды следили за развитием событий, они ожидали милой беседы красивой невесты с маленькой девочкой и всё в таком духе. Натан пригнулся, и вуаль вновь упала перед его лицом.

— Что случилось, дорогая?

— Ты такая красивая, — сказала девочка. — Ты самая красивая леди, которую я видела!

Он вздохнул и поднялся.

— Спасибо!

— Когда я вырасту, я хочу выглядеть как ты!

Натан улыбнулся, но ему хотелось рыдать от полной безвыходности.

Звонко прозвенел звонок лифта и дверь открылась. Натан шагнул в него и вздохнул с облегчением, побыть одному хотя бы несколько секунд, когда никто не скажет ему какая он красивая невеста. Он закрыл глаза и представлял себя мужчиной. Большим, плохим, злым и сильным мужчиной, как говорила Клер.

Потом он открыл глаза, и зеркальные стены лифта показали ему мечту маленькой девочки.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 25-09-2014 - 16:47
TURAF
 
  • Group Icon
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Фантастика...
Кыцык
 
  • Group Icon
  • Статус: Я — кот, хожу, где вздумается, и гуляю сам по себе
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Занятный рассказ, спасибо. 00064.gif
Если сократить эротику до минимума и немного доработать - то, пожалуй, его можно будет даже в какой-нибудь женский журнал отправить. :)

А это Вам в качестве своеобразной иллюстрации - хотя, возможно, Вы этот ролик и видели:



0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Моя первая свитер фетиш история

Мое пушистое приключение

Москва-Синезёрск

Tyte Fit

Перевоспитание