Страницы: (1) 1
rmichaellb78
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OnlineМужчинаСвободен
Авторы :
rmichaellb78
cocooner


Идея сюжета:
Дед 007

ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ


Алёна чуть не плакала:
-Ну, Никита Петрович, сколько можно мне писать в газету эти дурацкие заметки из нескольких строчек! Я уже год работаю в редакции! Вы же обещали, что дадите мне настоящее задание. Я так надеялась на это журналистское расследование, а вы опять меня посылаете на какую-то выставку! Главный редактор газеты «Вечерний Старгород», Никита Петрович Завадский, поправил очки на немного крючковатом носу и строго посмотрел на Алёну:
-Елена Александровна! Во-первых, не «какая-то выставка», а уникальные памятники Древнего Египта. Во-вторых, когда Вы в последний раз после университета в Эрмитаже бывали? Молчите?
-Никита Петрович! Ну, пусть об этих мумиях, что привозят на выставку в Эрмитаж, Сидоров напишет.
-Елена Александровна! Вы уж не издевайтесь, пожалуйста. Сидоров, он же в слове Воронеж по четыре ошибки делает. Я его только из-за почтения к его дяде держу, - редактор показал рукой на портрет старгородского губернатора, висевший у него над столом. Алена машинально посмотрела на портрет. Лицо губернатора, как и лицо Сидорова, не было отмечено отпечатком большого интеллекта.
-Идите-идите, милочка! А журналистским расследованием займется Владимир Владимирович Стрелецкий.
-Опять Стрелецкий! – вспылила Алена. – Сколько можно!
Главному редактору все же удалось выдавить девушку из своего кабинета. Закрыв за журналисткой дверь, главный редактор лукаво улыбнулся. Отношения между Еленой Соловьевой и Владимиром Стрелецким уже давно превратились в редакции в секрет Полишинеля.
Алена, костеря про себя, на чем свет стоит, главного редактора, неслась по коридору, никого не замечая. Вдруг она уперлась во что-то высокое, и подняла голову. Перед ней стоял Владимир Стрелецкий.
-Ленка, что с тобой? Несешься, как ошпаренная. Что стряслось?
-Будто не знаешь?! – девушка, поджав губы, посмотрела на Стрелецкого, - Радуйся! Про Питерскую больницу, где за месяц по вине медсестры умерли три женщины, решившие прервать беременность на поздних сроках, будешь писать ты! А мне как всегда досталась заметка про выставку в Эрмитаже.
Алена почти с яростью выпалила все это на опешившего Владимира.
-Да успокойся! Я-то тут при чем? Завадскому виднее, кому, что поручить. Я же тоже не сразу начинал с самостоятельных журналистских расследований, пришлось и рубрику о погоде вести.
-Да ну вас, - Алена оттолкнула Стрелецкого, - все вы мужики одинаковы, считаете, что у нас, у женщин, с мозгами слабовато, вот и не доверяете серьезной работы!!!
-Ленка, да чего ты завелась?! – Владимир успел остановить Соловьеву, взяв девушку за руку. – Ну, успокойся! Главное, что в Питер мы поедем вместе. Представляешь! Двое суток в Питере, да еще летом!!! Красотища!!!

* * *
Все четыре часа дороги от Старгорода до Петербурга Алена продолжала дуться на Стрелецкого и сжалилась над Владимиром, улыбнувшись ему, только когда их поезд прибыл на вокзал.
-Ну, что, предлагаю остановиться в гостинице «Советская», там сервис хороший, да и до метро близко.
-Не будет никаких гостиниц, - тоном, нетерпящим пререканий, заявила Алена и показала ключ, - Мы едем к Машке Петровой на квартиру. Она сейчас в Финляндии вместе со своим Гансом, квартира свободная. Машка разрешила пожить у нее. А ключи у меня еще со студенческих времен остались.
Вздохнув, Владимир молча согласился. Это действительно был наилучший вариант, тем более квартира располагалась в двух минутах ходьбы от Сенатской площади, а самой Маши в ней не будет. Хотя Стрелецкий ни разу не видел Машу, но был много наслышан от Алены о ее студенческой подруге. Как уже сказала Алена, Машка укатила на отдых с очередным любовником-иностранцем. Вообще у этой Машки, по словам той же Алены, «семь мужиков на неделе: то Фриц, то Стэнли, то вот этот Ганс. Всех и не упомнишь. И чем она только их берет? Ни рожи, ни кожи. А вот какая популярность, скажите на милость!»
Вот, наконец, и традиционный Петербургский двор-колодец. Через пять минут Алена и Владимир переступили порог Машиной квартиры. Девушка не отличалась любовью к порядку и чистоте, с первого взгляда могло показаться, что в квартире с шикарным евроремонтом прошел погром: в зале тут и там были разбросаны платья, чулки, предметы нижнего белья, во всевозможных местах попадались тарелки с засохшими остатками пищи, в спальне вообще творилось что-то невообразимое.
-Ты уверена, что мы попали к твоей подруге, а не в элитный притон бомжей? – спросил Владимир, перекладывая двумя пальцами лифчик с телевизора на диван.
-Ну, Машка как всегда в своем репертуаре, - покачав головой, проговорила Алена и стала собирать и аккуратно раскладывать на диване гардероб подруги.
Пока Алена наводила чистоту, Владимир мельком оглядел квартиру. Шикарная двушка с дорогой мебелью. Высокие потолки и огромные комнаты. Правда, вид из окон во двор угнетал своей серостью и неприглядностью. Зато в квартире был компьютер, подключенный к Интернету. Это же прекрасно! Стрелецкий тут же достал свой ноутбук и подключил к нему сетевой разъем.
-Ну, уже уткнулся! - Алена закончила разбирать бардак в зале и теперь стояла недовольная около Стрелецкого.
-А чем мне еще заниматься?
-Конечно, совсем и нечем!!! – поджала губу Соловьева, - Я тут авгиевы конюшни выгребаю, подобно Гераклу, а он в Интернете копается!!!
-Ты хочешь, чтобы я вместо материалов для статей собирал по всей квартире нижнее белье твоей подруги? – Владимир встал и, закрыв крышку ноута, поднял завалившиеся за кресло ажурные трусики.
-Ну и дикие же кобылицы обитают в этих конюшнях! – попытался он пошутить и обнять Алену.
-Перестань ёрничать! - Соловьева выхватила из его руки трусики и швырнула их в кучу подобных предметов, разложенных на диване, - Об ужине лучше бы подумал, – уже более спокойным тоном сказала она. – Я этой Машке потом все выскажу! Пригласила пожить, а получается, что приехали генеральную уборку ей делать!!!
-Ну-ну, успокойся. Сейчас я тебе помогу, - Стрелецкий прижал к себе Ленку и поцеловал в нос, - Давай пока отложи все эти шмотки, иди, прими душ, а я приготовлю романтический ужин. Правда, из блюд там будет только яичница. Зато у нас есть бутылка шампанского и свечи!
Стрелецкий указал на большие восковые свечи, стоявшие на журнальном столике.
-Иди, - Владимир подтолкнул Ленку к ванной, а сам пошел на кухню и загремел тарелками. В холодильнике, несмотря на отсутствие хозяйки, оказался полный набор продуктов, в том числе и десяток куриных яиц, что особо порадовало Стрелецкого. Пока Елена плескалась в ванной, Владимир принялся за стряпню.
Душ помог Елене снять нервное напряжение. «Вот напишу такую статью про эти мумии, что Володька локти кусать будет от зависти, а Никита Петрович поймет, наконец, какой я хороший журналист», - успокаивала она себя, - «а то всё привыкли меня считать еще маленькой глупой девчонкой, что редактор, что Стрелецкий». Выпустив последний пар, Лена стала вытираться огромным махровым полотенцем. Это она так, по привычке ругает Стрелецкого, а сама знает, что лучше него никто писать статьи в редакции не умеет. Вытерев волосы и улыбнувшись себе в запотевшее зеркало, Алена вышла в коридор. «Ах! Как же ароматно пахнет эта Володькина стряпня!» - Соловьева вошла в зал.
Журнальный столик преобразился. На двух тарелках лежала нарезка колбасы и сыра. Еще на двух издавала аромат глазунья. Свет был потушен, а свечи создавали атмосферу таинственности и уюта. Два фужера и бутылка шампанского дополняли все это великолепие.
-Володька, ты – волшебник!!! - Алена повисла у Стрелецкого на шее.

* * *

-Ну, где ты там? - Владимир в нетерпении увлек Алену в спальню.
-Погоди, давай все же сложим все это тряпье в шкаф. Да и в спальне надо навести порядок.
Девушка взяла ворох Машкиного белья и понесла его в спальню.
-Открой шкаф, - попросила она Владимира.
Стрелецкий отвел в сторону раздвижную створку шкафа и тут же больно получил по голове чем-то длинным.
-Горные лыжи?! – удивился он предмету, свалившемуся на него из шкафа. Вслед за лыжами на пол вывалился очередной ворох вещей.
-Я уже ничему не удивляюсь, - прыснула от смеха Алена, - Машка мне писала, что недавно они с Гансом вернулись из Швейцарии. Ну, надо же додуматься, лыжи в шкаф положить!!!! Владимир потер лоб, куда ударили его лыжи:
-Офигеть! Ну и подруга у тебя. Может, она еще и капкан где-нибудь поставила?
-А это что еще? – Алена подняла с пола нечто, заставившее Владимира еще больше удивиться. Этим «нечто» оказался красный резиновый кляп-шар.
-Видно твоя подруга любит заниматься любовью с выдумкой, - Стрелецкий поднял сумку, из которой вывалился кляп. Там находились несколько мотков веревки, кожаный ошейник, кожаные ремни с железными кольцами на руки и на ноги, несколько насадок в виде мужского достоинства, набор анальных пробок, пластиковый мужской пояс верности и еще какие-то кожаные приспособления.
-Теперь понятно, чем удерживает любовников твоя подруга. Просто привязывает, но, похоже, не очень надежно, раз некоторым все же удается сбежать! – улыбнулся Владимир и забрал кляп из рук Соловьевой.
Наконец вещи Машки были аккуратно уложены в шкафу, лыжи заняли место в углу спальни (пусть потом Машка сама их пристроит). Только сумке с эротическими игрушками не нашлось нигде места и ее оставили сбоку кровати.
Алена постелила на широкую двуспальную кровать чистые шелковые простыни. Других почему-то не водилось в этом доме.
-Наконец-то! – Стрелецкий потянул Алену на постель и стал снимать с нее легкий халатик, девушка попыталась расстегнуть парню рубашку. Ей почти это удалось, но предательски скользкие шелковые простыни, похоже, не хотели терпеть на себе эту парочку. В результате начало любовной прелюдии было прервано банальным падением на пол прямо на сумку с Машкиными секс-игрушками. Володька чертыхнулся:
-И как твоя Машка тут только любовью занимается на этом катке? Постоянно привязывает своих ухажеров, чтобы не выскальзывали?!!!
-Ну, не злись! Володька! А мы чем хуже Машки и ее любовников? – засмеялась Алена и потрепала непокорный вихор, начинавшего нервничать Стрелецкого.
-В смысле? – сначала не понял Владимир, но, заметив лукавый огонек в глазах Алены, сообразил, о чем она намекнула.
-Ты это серьезно? – Стрелецкий поднял сумку.
-А почему бы и нет? Или ты, Стрелецкий, не хочешь побыть моим пленником? – прямо сидя на полу, Алена впилась поцелуем в губы Владимира.
Он повалил ее на пушистый ковер:
-А, может быть, ты будешь моей пленницей, прекрасная амазонка? – Стрелецкий запустил руку в промежность Алены. Девушка ловко вывернулась и, вскочив, поставила одну ногу на грудь оставшегося лежать на полу Владимира.
-Ты побежден, Стрелецкий! Отныне ты мой раб! И приговариваешься к сексуальным наслаждениям и эротическим пыткам, - засмеялась Алена. Из распахнутого халата были видны упругая грудь и прочие прелести обнаженного женского тела.
-Согласен! – сглотнув, Володька погладил так манящую его ножку.
-Вставай! Я закую тебя в кандалы, и ты будешь распят и подвергнут наказанию! – пытаясь быть серьезной, но то и дело прыскающая от смеха, девушка все еще держала ногу на груди парня.
-Сдаюсь, моя госпожа! – Владимир сел на пол, поднял руки над головой и вдруг обвил ими тонкий женский стан и стал целовать Алену в живот, поднимаясь все выше. Девушка шуточно отстранилась от него.
-Бунтовать?! В оковы! – Соловьева взяла сумку и кинула ее Стрелецкому, - Раздевайся и немедленно надевай кандалы!
-Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа! – Володька прямо на пол скинул с себя всю одежду, взял ремни и затянул их у себя на запястьях рук и на лодыжках ног. На каждом ремне болталось металлическое кольцо. От сексуального возбуждения его член стал принимать боевую форму, а дыхание участилось. В это время Алена застегивала на шее парня кожаный ошейник. Еще ни разу за три месяца своих близких отношений молодые люди не пробовали разнообразить отношения сексуальными ролевыми играми. Чувствовалось, что и ему и ей нравится эта новизна и необычность ситуации. Алена слегка сжала рукой налитый силой и начинающий пульсировать член парня и снова поцеловала Стрелецкого в губы.
-Ах, ты, неблагодарный раб! Будешь повиноваться своей госпоже?
-Да…да…да! - Стрелецкий вожделенно застонал. Дыхание сбивалось, сердце стучало все учащеннее и учащеннее.
Алена отпустила его член и толкнула парня на кровать. Володька продвинулся по скользким простыням и лег на подушку, закинув руки за голову.
-Ты будешь привязан к этому ложу, непокорный раб! – Алена взяла одну из веревок и привязала к кольцу на ремне левой ноги Владимира. Он с ухмылкой наблюдал за девушкой. Соловьева неумело, на бантик, привязала остаток веревки к левой ножке кровати. Второй веревкой девушка также привязала правую ногу Стрелецкого к правой ножке кровати. Это было сделано так по-детски, что Владимир даже засмеялся:
-Что же ты раба бантиком привязываешь?
-А ты и так никуда не убежишь, - девушка пощекотала Володькины пятки. Он дернул ногами, пытаясь их свести вместе, у него это почти получилось. И хотя натяжения веревки почти не было, этот мнимый плен заставил член приобрести утраченную было твердость. Алена подошла к изголовью кровати с очередной веревкой, извлеченной из сумки, и взяла Стрелецкого за запястье правой руки. Парень не дал ей возможности привязать веревку к руке и, обхватив Алену, повалил на себя.
-Ну, вот! Теперь госпожа может быть сжалится надо мной? - Владимир принялся целовать ее в губы, в шею, в грудь. Девушка отвечала ему ласками. Член Володьки, уже встал, как каменный истукан с острова Пасхи. Но Алена все еще не давала парню выплеснуть свою накопившуюся сексуальную энергию. Оторвавшись от Володькиных губ, девушка прикрыла их ладонью.
-Нет, сладострастный раб, ты все же должен быть наказан, - девушка привязала веревку к кольцу на ремне его правой руки. Потянув за веревку, Алена закрепила ее на ножке кровати у изголовья, то же самое она проделала с его левой рукой.
-Эта поза, кажется, называется распятый орел?
-Не знаю, милый, но я постараюсь, чтобы мой орел улетел на седьмое небо от счастья! – Алена оглядела голое мускулистое тело парня, распятое на кровати.
-Жду не дождусь! – Володька нетерпеливо поелозил на шелковых простынях. Его «каменный истукан» в такт движениям закивал головой, ударяясь о живот парня.
Аленка сощурила глаза.
-Ты много разговариваешь, непокорный раб, придется заставить тебя замолчать! – проговорила она игривым тоном и, вынув из сумки кляп-шар, показала его Владимиру.
Владимир не успел даже ничего сказать, как ощутил во рту между зубами резиновый шар, а Алена уже застегивала ремешки кляпа на затылке парня.
-Мемефтань эмка! Ы Атит! – что должно было означать: «Перестань, Ленка! Ну, хватит!». Стрелецкому почти удалось выпихнуть языком шарик кляпа изо рта.
-Я, кажется, слабо затянула ремешки, - Алена засунула шар назад в рот Владимиру и сильнее затянула ремешки кляпа.
-М-м-м-м-ф!!! М-м-ф-ф!!! - Стрелецкий теперь уже мог издавать только нечленораздельные звуки. Сжав кулаки, парень задергался на кровати, пытаясь освободить руки. Напряженный член задергался вместе с ним. «Ну, Ленка - глупая девчонка! Сейчас я тебе покажу! Разыгралась тут!»
-Ну, успокойся, мой милый раб! Сейчас тебе будет хорошо! – Ленка залезла на кровать и села на грудь Владимиру. Она наклонилась к его лицу и поцеловала в нижнюю губу. Парень не смог ей ответить поцелуем, но притих, не переставая тяжело дышать.
-Мф! Мф! – умоляюще простонал Стрелецкий.
Как же заждался напряженный Володькин член. Ну и фиг с ним, с этим кляпом! Давай, Ленка, давай! Делай же хорошо своему рабу!!!!
Алена правильно поняла призывный стон поверженного колосса и, наконец, впустила его в себя. Владимир застонал и подался вперед. Алена изогнулась, закинув голову назад, впилась пальцами в плечи парня. Вот! Вот!! Вот!!! Они уже так близки к этому сладострастному моменту! Еще чуть-чуть… В это время хлопнула входная дверь и в соседней комнате послышались голоса. Что за чертовщина?!!!
Алена пулей слетела с Владимира и еле успела накинуть на голое тело легкий халатик, когда дверь в спальню открылась, и на пороге появилась девушка в сопровождении высокого мускулистого блондина.
-Я же тебе говорила, Гансик, что Леночка уже приехала. Лену-у-у-сик! Я так рада! Чмоки-чмоки! – Машка, а это была именно она, с улыбкой на лице, не обращая внимания на всю нелепость сложившейся ситуации, бросилась к Ленке и расцеловала ее в щеки, - Ну, ты что, мне не рада?
Белобрысый верзила с чемоданом в руках мялся в проходе.
Неожиданное появление Машки и ее кавалера вогнало в ступор как Алену, так и Владимира, которые готовы были от стыда провалиться в тартарары. Только Володькин «Каменный истукан» проявил вежливость – поднялся во весь рост и даже вроде кивнул даме головой. Про себя Стрелецкий машинально отметил, что Машка была довольно миловидна. Так что можно было поспорить с Ленкиным определением подруги насчет «ни кожи, ни рожи». Первой вышла из шока Ленка:
-Машка! Ты что, одурела?!!! Врываться!!! Ты что не видишь, что я здесь не одна?!
-Ой! – Машка в деланном испуге жестом Ренаты Литвиновой приложила руку к груди, - Извините! Здрасьте! – и она кивнула Владимиру, - Это и есть твой Стрелецкий? Так мило!
«Только не это! Такого позора лучший журналист «Вечернего Старгорода» не вынесет!!!» - подумал о себе в третьем лице Владимир. «Истукан», согласившись с ним, кивнул головой.
-Машка! Что за бестактность!!! Нет! Это не он!!! – Алена, запахнув плотнее полы халата, резким жестом пригласила Машку и ее спутника покинуть комнату.
«Слава небесам и сообразительности Аленки! Ленка, я теперь твой должник на век!» - мысленно поблагодарил Соловьеву Владимир.
Не тут-то было! Машка как будто и не слышала слов девушки.
-Не Стрелецкий? Ты же вроде придерживалась пуританских взглядов? Такой тихоней в университете была!!! А этот парень, кто он? - Машка кивнула в сторону распятого Владимира.
-Какая тебе разница!!! Это просто посторонний человек!!! Я требую, чтобы вы вышли из комнаты!!!!
-Лену-у-у-сик! – Машка опять кинулась на шею подруги, - Ну не будь такой букой! Я все поняла: ты, наконец-то, решила поразвлечься в командировке без своего женишка! Ну и молодчина!!!
Алена уже готова была взорваться, а Машка все тарахтела и тарахтела.
-По объявлению нашла? Отличный экземпляр! Я сама первый раз так же по объявлению в интернете искала. Кажется, его Игорьком звали. Ну и бугай он был… Ой! Ну, кто же так привязывает!!! Ха-ха-ха! – Машка оценивающе оглядела мускулистый торс Владимира и потрогала обвисшие веревки его пут, - Смотри, как надо!
Алена не успела ничего возразить, как ноги Владимира были раздвинуты на всю ширину кровати, а веревки были затянуты на настоящие узлы. Теперь и не стоило даже думать о том, чтобы свести ноги вместе.
-Машка перестань! Я же просила вас выйти!! – Алена попыталась остановить ее, но подруга уже делала то же самое с руками бедного Стрелецкого.
-Ленусик! Ну, ничего в этом плохого не будет, если я тебе помогу! У меня и у самой в первый раз тако-о-ой конфуз случился… Лучше учись. Мужиков, знаешь, как беспомощность заводит!
Ленка, не в силах противостоять натиску Машкиной болтовни, только покачал головой, и в бешенстве скрестила руки на груди.
-А мы вот с Гансиком вернулись раньше времени. В этой Финляндии такая скука! – продолжала трепать языком Машка, затягивая последний узел на запястье правой руки смирно лежащего Владимира, - Вот в Париж собрались, а самолет только завтра вечером. Решили дома поразвлечься, а ты тут уже с кавалером!
Машка погладила грудь Владимира теплой маленькой рукой. «Каменный истукан» предательски к ней потянулся.
-Вот теперь пусть полежит чуток! Пусть гормоны поиграют! Ой, а это не порядок, - Машка заметила «кивки» Володькиного члена, - Гансик, дай мне красный шнурок.
Ганс, не выпуская из руки чемодан, вынул из лежавшей на полу сумки красный хлопчатобумажный шнур метра в три длинной.
Машка взяла его и, подойдя к Владимиру, оттянула парню мошонку.
-Мф! МФ! Мф!
-Машка, ты что творишь!!! Ему же больно!!! – Алена попыталась вырвать Владимира из цепких рук своей подруги, но у нее ничего не получилось.
-Ленусик! Так надо! А как ты еще хотела? Ты думаешь, он от тебя просто ласки ждал? Да он тебя еще благодарить после будет!!! – ловкие пальцы Машки уже обвязали веревку вокруг мошонки и вокруг основания корня члена. Потом веревка вновь вернулась к мошонке и разделила между собой яички.
-Вот, а теперь ее надо закрепить, - Машка натянула веревку, и Володька ощутил, что еще немного, и его яйца оторвутся.
-Мф!!! Мф!!! Мф!!!
-Перестань его мучить!!! Машка!!!
-Глупая, да никто его не мучает! Это же он в экстазе мычит!!! У меня и Гансик так любит полежать. Правда, милый?
-Йа, йа, зер гуд!!! - белобрысый немец заулыбался и закивал головой.
Машка с силой натянула шнурок и закрепила его к перекладине между задними ножками кровати.
-Ну, вот и все! Пусть твой кавалер получает урок послушания, а мы пойдем, поболтаем, как же я соскучилась, Ленусик! Всего год после университета, а как будто прошла вечность… - Машка увлекла под руку Алену, которая только и смогла, что беспомощно пожать плечами яростно замычавшему им вслед Владимиру.
Девушки вышли, а Ганс поставил, наконец, чемодан, который удерживал все время в руках.
-Гансик! Ну, где ты там!!! Мы кушать хотим, сделай нам жульен… - донеслось из соседней комнаты, и истинный ариец рысью кинулся на этот зов, захлопнув за собой дверь.
Стрелецкий остался один. Нелепей ситуации даже нельзя было и придумать. Быть распятым на кровати, да еще кем – Аленкиной подругой! Стрелецкий попытался дернуть руками и ногами, но у него это не получилось. Движения болью отозвались в натянутой, как тетива мошонке. Не столько от боли, сколько от бессилия Володька застонал.
Челюсти уже порядком затекли от этого чертова кляпа. Стрелецкий повернул голову, чтобы осмотреться. Тонкая струйка слюны потекла из уголка рта. «Ну, вот еще не хватало тут слюни пускать! Чертова Машка! Скорее бы Аленка их выпроводила». Налившийся и затвердевший член был вполне с ним согласен, утвердительно кивнув.

* * *

-Ну, рассказывай о себе, - наконец, устав тараторить о своих бывших любовниках, сексуальных играх, путешествиях на остров Борнео и еще всякой ерунде, Машка обратилась к Алене.
-А с ним там ничего плохого не случится? – Алена показала головой в сторону спальни, где уже полчаса на кровати в позе орла лежал Стрелецкий.
-Да успокойся, дурочка, ничего с ним не будет! Он же этого хотел, вот пусть и получает… Успеешь еще с ним наиграться! Пока Гансик на кухне ужином занимается, лучше рассказывай как ты там, в редакции своей поживаешь.
Алена нехотя стала рассказывать о том, что ее на работе никто в серьез не воспринимает, что пишет дурацкие заметки, а о настоящей журналистской работе только приходится мечтать.
-Ну а сейчас? Ты же вроде звонила, что со Стрелецким приезжаешь на журналистское расследование?
-Собирались вдвоем…, - немного замялась Алена, - Но потом в редакции все переиграли и послали меня одну.
-А цель твоей командировки?
-Заметка о мумиях в Эрмитаже. Ну, ты, наверное, читала, что из Египта грандиозная выставка прибывает.
-О мумиях? И только? – Машка испытующе прищурилась. – А я вот открыла твой ноутбук, а там про наш роддом материал. Довольно интересный сюжет может получиться. Или ты от подруги скрываешь что-то?
-Ну что я могу скрывать? – прикусив губу, ответила Алена, а про себя подумала: «И когда ты только успела туда залезть! А этот Стрелецкий тоже хорош! Ноутбук свой не выключил! Надеюсь, его фоток Машка там не нашла».
-Ой, Ленка, так и не научилась ты врать за эти годы! Я тебя насквозь вижу! Про мумии это так себе, а вот про роддом это же бомба, а не сюжет!!! Не забывай, что я тоже журфак оканчивала, и кое-что еще смыслю в журналистской работе…
-Ну, да… Мне впервые поручили самостоятельное журналистское расследование… просто я боялась сглазить… Все-таки первый раз… А про выставку мне тоже надо написать… - начала врать Алена, а в голове мелькнула мысль: «Эх, если бы это было правдой, и она бы действительно проводила это расследование…»
-Не волнуйся, подруга! Все у тебя получится. А сколько дней ты будешь в Питере?
-Фактически только завтра, послезавтра утром уже надо уезжать. А материал надо завтра вечером на мэйл шефу скинуть.
-Да… времени в обрез. И что они там в твоей редакции только думают. И выставка, и роддом… А хочешь я тебе помогу?! – вдруг предложила Машка.
-Чем?
-Ну, на выставку я могла бы с Гансиком пойти. У нас самолет только завтра поздно вечером. Хотя Ганс мне будет только мешать... Ладно, я что-нибудь с ним придумаю. Все тебе запишу на камеру, да прокомментирую, могу интервью взять. А ты роддомом займешься. Я там план твоего расследования глянула. Грамотно построен. Только успеешь ли ты столько интервью взять, да еще и написать все?
-Успею! – Алену словно какой бесенок подтолкнул: «А ведь не появись Машка и не свяжи она Стрелецкого, такого шанса ей не представилось! Интересно, что там за грандиозный план такой он набросал? И ничего же не сказал ей!»
Появился Ганс. На огромном подносе он нес всевозможные салаты и закуски. В небольших горшочках испускал аромат жульен. Бокалы и шампанское уже стояли на столике, где еще буквально полтора часа назад скромно «пировали» яичницей Алена и Владимир.
-Ого! – удивилась Алена таким изыскам.
-А то! У меня Гансик такой покладистый, такой хозяйственный. Буквально все делает по дому.
«Ага, - подумала Алена, вспомнив еще недавний погром в Машкиной квартире - и такой бардак оставил».
Будто услышав ее слова, в оправдание белобрысому тевтонцу Машка заметила:
-А в это раз я одна уезжала. Гансик на три дня раньше в Хельсинки на переговоры с партнерами уехал.
Ганс налил бокалы игристым шампанским.
-Маш, а может хватит его мучить?
-Ты о ком? Ах, о том парне! Кстати как его зовут?
-Его?.. Вадим, - опять соврала Аленка и покраснела.
-Да, что ты так о нем волнуешься, ничего с ним плохого не случиться. Сейчас Гансик его член освободит, а кляп скотчем заменит, и твой Вадим может хоть всю ночь лежать связанным. Иди, - Маша дала головой знак немцу, и он тотчас же удалился в спальню.
-А больше? – это проклятый чертенок вновь подтолкнул Алену.
-Что больше?
-Ну, сможет он больше пролежать связанным?
-А на сколько времени вы договаривались?
-Ну, Вадим просил связать его до завтрашнего вечера, - покраснев, сказала Соловьева.
-Можно и до завтрашнего вечера оставить, только это не интересно. А он тебя больше ничего не просил? Ну, там золотой дождь, фистинг?
-Что?!! – глаза Алены полезли на лоб.
-Ну, надо же как-то разнообразно развлекаться.
-Да нет, просил просто связать его.
В глазах Машки сверкнули бесовские искорки.
-Придумала! Давай его мумифицируем! Да и Гансика моего тоже, чтобы он мне на выставке не мешал. Ты же хочешь, Гансик, побыть немного Тутанхамоном?
-Йа! Йа! Зер гуд! – уже вернувшийся из спальни немногословный Ганс вставил свою коронную фразу и широко улыбнулся.
«Интересно, он умеет что-нибудь другое по-русски говорить?», - подумала Алена и попробовала жульен, - «Вкуснотища»!!!
-Вот и прекрасно! – Машка подняла бокал, - А теперь давайте выпьем за встречу! Лену-у-у-сик! Я так рада!!! Чмоки-чмоки!!!
Пока Машка опять без умолку тараторила, Алена наслаждалась жульеном и переваривала только что сказанное ее подругой. «Мумификация? Она как-то видела в интернете подобные ролики, но чтобы сотворить такое со Стрелецким?!! Это невозможно! А почему бы и нет. Даже забавно было бы. Она приехала писать о мумиях, а ее жених сам превратился в беспомощную мумию! Все, решено!!! Ну-у-у…, почти решено!»
-А это не опасно? Мумификация, - Алена на всякий случай переспросила у Машки.
-Если все сделать правильно, то нет! Не волнуйся, я в этом толк знаю! А наиграешься со своим Вадимом завтра вечером! Он тебе еще спасибо огромное скажет.
«Насчет спасибо не уверена, но что-то скажет это точно…», - Алена доела жульен и потянулась к аппетитно выглядевшему салату.

* * *

Уже прошло около часа, а дверь в спальню не открывалась. Владимир слышал приглушенные голоса и даже смех, доносившийся из соседней комнаты.
«Когда же она их выпроводит! Блин! Как же затекли челюсти! Да и руки с ногами устали находиться в непривычном положении. Еще эти слюни».
Наконец, раскрылась дверь, и на пороге появился Ганс, а не Ленка, которую ожидал увидеть Стрелецкий. Немец подошел к шкафу, открыл вторую створку и, порывшись чуть-чуть, вытащил рулон серебристого скотча.
-МММФ! МММФ! МММФ! – промычал Володька, что означало фразой: «Фриц! Позови Ленку!»
Ганс оглянулся на мычание Владимира и подошел к нему.
-Сейчас есть будет ошень карашо! – немец начал расстегивать на затылке парня ремешки от кляпа.
«Наконец-то! Хотя бы и на этом спасибо»,- подумал Володька, когда кляп был вынут изо рта. Отвисшая челюсть ныла и саднила. Сразу сказать что-либо внятное было невозможно. Пока парень то закрывал, то раскрывал рот, разминая затекшую челюсть, немец носовым платком вытер ему слюну. Володька уже был готов выдать какую-то тираду русских идиом по поводу своего положения, но Ганс не дал ему это сделать. Армированный скотч в несколько оборотов вокруг головы намертво заклеил рот Стрелецкого. Для надежности Ганс еще снизу подбородка приклеил несколько полосок скотча и прижал его ладонью.
-МММФ! МФФФ!!!! – вновь яростно запротестовал Владимир.
-Йа-йа! Зер гуд! Карашо! – немец закрепил конец скотча на щеке парня и, показав большой палец, стал развязывать веревку на его мошонке. Через минуту член Стрелецкого был освобожден. Напряжение спало, и красный истукан с острова Пасхи превратился в вялого тюленя, оставшегося лежать на животе Володьки. Ганс удалился из спальни, вновь оставив Стрелецкого одного.
«Час от часу не легче!!!! Ну, хотя бы нет этого кляпа, да яйца свободны!!! Интересно, почему Алена не пришла? Или с ней тоже что-то твориться? Нет… Он вроде слышит Ленкин голос и даже ее смех! Она еще и смеется?!!»

* * *

Девушки допивали вторую бутылку шампанского. С Ленки уже спало напряжение, граничившее с неприязнью, которое она испытала при появлении парочки Машка-Ганс. Пока Ганс мыл на кухне посуду после импровизированного банкета, девушки предавались студенческим воспоминаниям.
-А помнишь Светку Пузикову, ну ту, которая с преподом по филологии мутила? Ну, ее еще звали «Оторви да выбрось!»
-А-а-а теперь припоминаю, - протянула подвыпившая Ленка, сидя в кресле в том же самом халатике на голое тело, поджав под себя ноги.
-Так она монашкой стала, представляешь! – прыснула со смеха Машка и, дернув рукой, расплескала на пол из бокала шампанское.
-Монашкой?! Ой, не смеши меня!!! – Ленка залилась звонким смехом, именно его и слышал связанный Стрелецкий.
В самый разгар сплетен о бывших однокурсницах вернулся Ганс и сел рядом с Машкой на диван, положив ей руку на плечо.
Машка замолчала и, заговорщически подмигнув Алене, обратилась к своему любовнику:
-Гансик, милый, у нас сегодня девичник! Извини, но мальчикам здесь не место!
Ганс развел руками и, встав, собрался идти на кухню.
-Нет-нет! Не туда! Мальчики у нас веселятся в соседней комнате! – Машка обняла его и поцеловала…

* * *

Наверное, прошло уже часа два, как Стрелецкий оказался распят на шелковом ложе. Чтобы как-то скоротать время, Владимир закрыл глаза и представлял, что вот-вот Ленка выпроводит эту непрошеную парочку и придет освобождать его. Дверь в спальню скрипнула. Стрелецкий открыл глаза и, немного приподняв голову, посмотрел на вошедших в комнату.
«Ба!!! Все те же самые лица!!! А Ленка еще и улыбается? Ну, только дай мне освободиться, красотка! Поигрались и хватит!!!! Быстро развязывай!!!! Да плевать, что там подумает твоя подруга!!! Я – Стрелецкий, а не какой-то посторонний Вадик!!!»
-МММММММММФФФ!!! ММММММММФФФ!!! – Володька попытался выплеснуть на вошедших все свое негодование.
-Что, Вадим, заждался?! – Машка провела рукой по его груди. По телу Стрелецкого молнией пробежала сладострастная дрожь.
-Пришла пора продолжить получать удовольствия, - сказала Машка и хитро подмигнула беспомощному парню, - Тебе понравится.
Потом девушка подошла к шкафу и позвала Ганса.
-Гансик, помоги мне! Достань вон те две сумки и принеси пищевую пленку, - девушка открыла встроенный шкаф и указала на самую верхнюю полку.
Пока Ганс доставал сумки, Алена улучила момент и, нагнувшись к Стрелецкому, прошептала ему на ухо:
-Володя, прости, но так надо… Можешь потом меня ругать, сколько хочешь, но это мой шанс… Может, ты меня потом поймешь…и простишь. Я тебя люблю.
- МФФФ? – недоуменно промычал парень.
Девушка поцеловала Стрелецкого туда, где под скотчем должны быть губы парня. Машка заметила это.
-Ленка, потом будешь его ласкать! Когда все сделаем. Лучше иди сюда. Держи!
Машка сунула девушке одну из сумок, которые достал Ганс. Алена заглянула туда. Сумка оказалась под самый верх забита тугими упаковками с широкими медицинскими эластичными бинтами. Бинты были не новые, но чистые. А Ганс уже принес из кухни два рулона пищевой пленки шириной около 60 сантиметров.
-Выкладывай бинты на прикроватную тумбочку, - сказала Машка Алене.
Алена стала одна за другой доставать упаковки бинтов. Их оказалось 18. Пока Алена занималась бинтами, Машка давала распоряжение Гансу.
-Гансик, надо Вадиму ноги вместе свести и руки к телу прижать.
-Йа-йа! Зер гуд! – немногословный Ганс кивнул головой и принялся выполнять распоряжение Машки. Первым делом он достал из шкафа два широких ремня с металлическими кольцами. Подобно ремням на лодыжках, эти ремни были закреплены на ногах Владимира ближе к паху. Потом Ганс взял веревку и продел ее в кольца ремней на лодыжках. Вытащив концы веревки, Ганс соорудил самозатягивающуюся петлю. Теперь если ослабить веревки, разводящие ноги Стрелецкого в стороны, и потянуть за петлю, то щиколотки ног окажутся притянуты друг к другу. Что Ганс и не преминул виртуозно и быстро сделать. Стрелецкий даже не успел дернуться, как его ноги оказались плотно прижаты друг к другу. Конец веревки, из которой была сделана петля, Ганс закрепил на перекладине между задними ножками кровати.
Такие же самозатягивающиеся петли были сооружены между ремнями на руках и ремнями в районе паха Владимира.
Поочередно ослабляя веревки на руках распятого парня, Ганс затянул петли. Теперь и руки Стрелецкого оказались прижаты к телу.
-МММММФ!!! ММММФ!!! – Стрелецкий пытался оказать сопротивление, но было бесполезно.
Алена в испуге смотрела на эту процедуру. Ей хотелось кричать: «Перстаньте!!! Отпустите его немедленно!!!». Но бесенок уже прочно завладел ее планами: «А как же самостоятельное журналистское расследование? Прощай передовица?!»
Машка подошла к напуганной притихшей Аленке.
-Ален, ты чего? Да это он так для азарта сопротивляется. Ему это кайф доставляет. Смотри, как член вздыбился!
Действительно, член Владимира опять стоял колом. Да и у самого Стрелецкого помимо яростного желания освободиться любой ценой и навалять этому Гансу, да и всем остальным, появилось ощущение подспудного желания все же быть обездвиженным именно таким способом.
Чтобы Владимир не извивался на кровати, к его ошейнику была привязана веревка, которую Ганс с натяжением закрепил на перекладине между ножками в изголовье кровати.
-Смотри теперь, Аленка, какую мумию я сотворю из этого Вадима! Сам Рамзес позавидовал бы такой упаковке! Учись подруга!
Машка взяла один из бинтов и стала бинтовать им прижатые друг к другу ноги Владимира. Она это делала с особой аккуратностью, стараясь накладывать витки бинта внахлест, но не туго, чтобы не нарушить кровообращение. Каждый раз, как Машка поддевала рулон бинта под ноги парня и делала очередной виток, Стрелецкий ощущал, как его постепенно поглощает плотная матерчатая оболочка. Двух упаковок хватило Машке, чтобы забинтовать ноги и торс парня, с прижатыми к нему руками. Наружи среди белоснежного моря бинтов одиноким маятником возвышался напряженный член парня. Машка не стала его забинтовывать.
Владимир сначала пытался мычать и дергаться, сопротивляясь, но, когда Машка дошла с бинтом до его паха, уже оставил эти попытки и лежал смирно.
Аленка наблюдала за этим чудом превращения ее Стрелецкого в мумию с некоторым трепетом и вожделением. Девушка с каким-то первобытным испугом ощутила, что соски на ее груди становятся твердыми. Она ощутила противоречивое чувство стыдливости за себя и желание взять бинт и самой бинтовать Владимира.
Лена облизнула пересохшие губы. Машка заметила это и правильно поняла состояние девушки.
-Что? Нравится? Давай помогай! Вот тебе бинт и накладывай второй слой, начиная с ног. Ступни тоже бинтуй. Только не сильно, чтобы кровообращение не нарушить. А я продолжу бинтовать ему грудь.
Теперь девушки уже вдвоем накладывали бинты на Владимира, который уже не напрягался, а расслабился и даже иногда закрывал глаза от наслаждения, которое превратилось первоначальное негодование.
Вскоре тело Владимира уже полностью было в бинтах, только шея и голова оставались свободными.
-Надо теперь его поставить. Смотри, какой шелковый стал, - Машка с умилением посмотрела на смирно лежащего Стрелецкого, - Ганс, помоги поставить его на пол.
Белобрысый тевтонец, все это время стоявший рядом и подававший бинты Машке, изрек свою коронную фразу и, наклонившись над Стрелецким, приподнял его спину. Владимир с трудом, но сидел на кровати. Он уже забыл о том, что еще буквально несколько минут назад дергался и извивался, что обещал себе расправиться и с Гансом, и с этими сумасбродными барышнями. Белоснежные путы полностью завладели парнем, подчинили его тело и сознание, теперь ему не просто хотелось, он жаждал превратиться в нечто монолитное и беспомощное.
Ганс приподнял парня и поставил его рядом с кроватью. Белые полосы бинтов кое-где разошлись, что несколько испортило общую картину целостности. Мария аккуратно все поправила.
-Теперь надо пищевой пленкой этого красавца обернуть. Сейчас увидишь, каким станет этот колосс! Ганс давай его в пленку пакуй, а мы передохнем.
-Йа-йа, зер гуд! – и немец уже начал упаковывать в пленку стоявшего пред ними Стрелецкого. Каждый новый виток пленки все плотнее и плотнее сжимал кокон, в котором очутился Владимир. Оболочка, покрывающая его тело, становилась прочной и упругой. Возбужденный член парня был нещадно примотан к животу. Пленки хватило, чтобы в несколько слоев плотно покрыть уже и без того полностью замотанное в бинты тело Стрелецкого, начиная с шеи и до пят. Один раз Гансу пришлось положить уже слабо сгибающуюся фигуру журналиста на кровать и запаковать в пленку его ступни. Потом Владимир вновь занял вертикальное положение.
-Спасибо, Гансик! Теперь наша работа! – Машка подмигнула Алене, и они в четыре руки вновь стали покрывать медицинскими бинтами плотно сбитую от пленки фигуру Стрелецкого. Пока Машка отошла к тумбочке за очередным бинтом, Алена улучила момент и шепнула на ухо Стрелецкому:
-Володя, тебе нравится?
-Мф! – сладострастно выдохнул он и прикрыл глаза.
Когда девушки достигли паха Владимира, Машка острыми ноготками разорвала пленку и вынула жаждущий свободы член парня. Вновь его детородная окаменелость возвышалась над бинтами. Постепенно блестящая от пленки поверхность кокона, в которую был запакован Стрелецкий, становилась белоснежной. Он уже почти полностью напоминал мумию. Очертания прижатых к телу рук терялись в бесконечных витках бинтов. Только голова парня еще была свободна. Наконец, осталось только два бинта.
-Этим надо его голову забинтовать, а вторым ступни, - пояснила Машка Алене.
-Чур я буду бинтовать голову! – Ленка подошла к Владимиру и погладила его по щеке.
-ММММФ!
-Какой же ты милый, Вовка, в этих бинтах, - еле слышно прошептала она.
-Конечно, бинтуй! Только не делай сильное натяжение, - согласилась с подругой Машка, - А я ему ступни потом забинтую.
Алена, держа бинт, как что-то драгоценное, очень аккуратно и осторожно стала бинтовать голову Стрелецкого.
-Оставь открытыми нос и глаза, - советовала ей Машка, - Вот так!
Владимир зажмурился от удовольствия, ощущая на лице бинты и легкие прикосновения нежных Аленкиных рук. Концом бинта Соловьева сделала несколько оборотов на шее парня.
Ганс вновь уложил Владимира на кровать. Машка быстро забинтовала последним бинтом ступни Стрелецкого.
-Ну, чем тебе не Тутанхамон? А, Ленка? И не надо на выставку в Эрмитаж ходить, садись и пиши свою статью. Ну, как тебе, Ленка, наше творение? – Машка подошла к подруге.
-Никогда бы не подумала, что мне так это понравится, - Алена заворожено смотрела на мумию журналиста.
-А ты боялась за него, смотри какой смирный, еще и глаза от удовольствия жмурит.
Полюбовавшись своей работой, Машка обернулась к Гансу.
-Теперь, чтобы наш фараон-Вадик не соскальзывал с ложа, надо его зафиксировать.
Алена вопросительно посмотрела на подругу, а Машка уже давала распоряжения:
-Гансик, достань черные стропы, ну ты знаешь, о чем я говорю. А Вадика вновь придется поднять.
Ганс кивнул головой, изрек свое «зер гуд», и через минуту Вадим вновь стоял на полу. Пока Ленка придерживала в вертикальном положении мумию Стрелецкого, Машка вместе с Гансом закрепили поперек кровати пять широких строп, к которым с шагом в 5 сантиметров были пришиты металлические кольца. От этого кровать стала похожа на зебру в пирсинге. Еще два мотка остались лежать на полу.
-Это для Вадима, - взяв один из мотков, Машка стала распутывать черные стропы, сшитые определенным образом, - А этот Гансу, - второй моток строп Маша отложила в сторону.
Девушка подошла к Стрелецкому и через голову надела на него нечто, напоминающее сбрую. Черные стропы двумя сплошными полосами опустились на грудь и спину неподвижной мумии. Длина строп была примерно до лодыжек. Поперек задней полосы располагалось пять строп с регулируемыми застежками и двумя кольцами с закрепленными на них карабинами. Горизонтальные стропы свободно передвигались по вертикальной. Передняя стропа состояла из двух частей, объединенных металлическим 3-х дюймовым кольцом на уровне паха. Машка умелыми движениями просунула член Вадима в кольцо. Поперечные стропы были зафиксированы на шее, на груди, на животе, над коленями и на щиколотках журналиста. Мумия Стрелецкого оказалась упакована надежно и красиво.
-Гансик, положи Вадима ближе к этому краю, - Машка указала немцу на левую сторону кровати.
Ганс передвинул подушку и мумифицированное тело Владимира по скользкой шелковой поверхности. Стрелецкий ощущал эйфорию от своей неподвижности, беспомощности и полной зависимости от этих двух девушек. Черная сбруя строп предала большую выразительность мумии, одновременно сделав упаковку еще плотнее.
Стропы от сбруи, надетой на Стрелецкого совпали со стропами, растянутыми на кровати. Передвинув колечки на стропах мумии к левому и правому боку, Машка стала защелкивать карабины к кольцам на стропах кровати. Вскоре мумия Стрелецкого, подобно Гулливеру, в 10 местах была пристегнута к стропам. Теперь Владимир полностью потерял возможность двигаться. Только возбужденный член, тянущийся в экстазе к животу мумии, изредка кивал в знак согласия с участью своего владельца. Стрелецкий уже не мычал, а лежал, прикрыв глаза, молча наслаждаясь своей новой ипостасей безвольной мумии.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 26-09-2014 - 16:10
rmichaellb78
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OnlineМужчинаСвободен
* * *

Алене настолько понравилось то, что они сотворили над Владимиром, что девушка, не замечая присутствия Машки и Ганса, готова была оседлать эту соблазнительную мумию. Соловьева даже подошла ближе к кровати, когда ее вернули к реальности слова подруги:
-Гансик! А теперь пришла твоя очередь!
Белобрысый тевтонец пожал плечами, и, улыбаясь, остался стоять посреди комнаты.
-Ну, Ленка, теперь ты знаешь как что делать. Будешь мне помогать, - Машка уже пододвигала вторую сумку с бинтами. – А ты, Гансик, давай раздевайся, да живее, а то нам с Ленусиком надо еще столько обсудить! - эти слова уже были сказаны немцу, который, недолго думая, и совершенно не стесняясь, стал снимать с себя одежду. Через минуту Ганс стоял посреди комнаты совершенно голый. Член парня был заточен в прозрачный поликарбонатный пояс верности СВ-6000.
Ленке стало даже немного жаль этого добродушного фрица.
-Маш, ты за что его так? – Ленка указала на пояс верности, в прозрачном колпачке которого под маленьким хромированным замком томился член Ганса.
-Ой, Ленка, эти мужики такие кобели! Почем я знаю, с кем он там без меня в Финляндии три дня встречался? А так полная гарантия, что он мне не изменил, - Машка потрепала рукой колпачок устройства и продолжила, уже обращаясь к своему любовнику, - Ты же мне не изменял, Гансик?
-Йа-йа! Зер гуд!
-Ну, если, «зер гуд», то руки по швам и ноги вместе поставь.
Ганс принял стойку «Смирно» и застыл, как в былое время часовой перед Мавзолеем.
Машка, без лишних слов, взяла из сумки один бинт и связала им ноги Ганса в районе лодыжек, потом в районе колен, и, наконец, привязала к ногам в районе паха парня его опущенные руки.
-Ну, что, Ленусик, сыграем в четыре руки? - засмеялась Машка и, взяв второй бинт, стала обматывать ноги Ганса аккуратными витками, начиная с лодыжек. Алена присоединилась к подруге, время от времени девушка все же поглядывая на неподвижную и такую манящую мумию Стрелецкого, лишь изредка моргающую глазами. Четыре упаковки хватило на то, чтобы тело Ганса до самой шеи было покрыто широкими бинтами. Только член, заточенный в поясе верности, остался не забинтован. Все это время немец стоял не шелохнувшись.
-Теперь, Алён, давай его пленочкой.
В ход пошел второй рулон пленки, что до этого был принесен Гансом. Дело спорилось, и уже через десять минут пленка закончилась, а перед девушками стоял плотный гладкий кокон. В отличие от Стрелецкого, Машка обернула пленкой и голову Ганса, оставив открытой только его лицо.
-Давай его забинтуем стоя, а ноги потом уже когда положим, а то он тяжелый у меня, - говорила Машка о своем любовнике, вновь начиная покрывать пленочную оболочку бинтами.
Еще десять бинтов превратили Ганса в подобие гипсового Атланта, которому после неудачной реставрации отбили руки. Немец все это время продолжал улыбаться.
Стрелецкий, у которого стала проходить эйфория от мумификации, уже чувствовал некоторый дискомфорт от того, что нельзя шевелиться. Попытки двинуть руками или ногами были тщетны, а результатом были только слабое покачивание, приподнятая голова мумии и тихое мычание. Прекратив попытки к изменению положения на кровати, Владимир стал наблюдать, как Ганс стараниями девушек превращается в плотный кокон. «Красиво они его пакуют, да и я ведь такой же», - подумал Владимир и тут же ощутил, что его уже почти безвольный член снова наливается сексуальной силой.
Закрепив бинт на груди Ганса, Машка стала рыться в пакете, который появился в самом начале нашего повествования. Девушка достала уже знакомый Владимиру и Алене кляп-шар и второй кляп, больше напоминающий мужской член с широкими кожаными нагубникамии на ремешках. Посомневавшись немного, Машка вернула кляп-шар в сумку.
-Гансик, милый! Рот открой! Я не хочу, чтобы ты рассказал все наши секреты Вадиму, - девушка игриво обратилась к неподвижному колоссу.
Ганс открыл рот, и Машка, запихнув туда кляп, затянула его ремешки на затылке любовника.
-МММФ! МММФ! – Ганс умоляюще застонал.
-Ну-ну, Гансик! И не проси! Мальчики у нас сегодня молчат.
-МММФ! МММФ!
-Да и слушать, что тебе может промычать Вадим совершенно ни к чему! – Машка игриво потрепала своего беспомощного рыцаря за ухо. Открыв прикроватную тумбочку, девушка достала упаковку берушей, которые тотчас были вставлены в уши немца, - Да и заглядываться на мою подругу грешно, - уже явно перебарщивала Машка. Девушка скатала два больших ватных тампона. Дальше, не обращая внимания на жалобные мычания Ганса, Машка стала бинтовать голову Гансу. Бинт ложился прямо поверх кожаного кляпа, от чего челюсти немца стали казаться квадратными. Ватные тампоны были приложены к закрытым векам немца и тоже прибинтованы. Вскоре на лице Ганса остался открытым только нос. Машка подняла с пола сбрую из черных строп. Встав на цыпочки, девушка через голову Ганса накинула сбрую на его плечи и расправила стропы ниже до самых лодыжек. Поперечные стропы сбруи были затянуты в районе шеи, груди и живота. Кольцо на сбруе в районе паха было большого диаметра, так что пояс верности, в который был заключен член немца, и яйца без труда прошли в его отверстие.
-Ленусик, теперь нам надо Гансика положить на кровать. Поддержи его тоже.
Придерживая Ганса за плечи, Машка и Алена потянули его вперед. Мумия немца мелко засеменила ступнями и продвинулась к самой кровати. Потом Машка повалила тело на кровать рядом с Владимиром. Немного повозившись, девушки уложили Ганса так, что стропы на кровати совпали со стропами сбруи.
-Давай я ему ноги забинтую. Ты ему их чуть-чуть приподними. У меня здесь еще два бинта.
Алена еле приподняла негнущиеся прибинтованные ноги немца, а Машка стала быстро накладывать витки бинтов на голые ступни парня.
-Ну, вот почти и все, - Машка закрепила бинт и затянула стропы сбруи на ногах парня. Так же, как и Стрелецкого, мумию Ганса Машка закрепила к стропам на кровати при помощи маленьких карабинов. Теперь на кровати, пересеченной полосами строп, абсолютно неподвижно лежали две белые мумии в черной обвязке.
-Красиво лежат наши куколки! Мы с вами потом поиграем, фараоны! Только не ссорьтесь, мальчики! – довольно произнесла Машка, но тут же спохватилась, - А у тебя, Вадик, не порядок!
-С ним что-то не так? – Алена вопросительно и несколько с испугом смотрела на Машку.
-Да нет, все так, только мы добавим еще один аксессуар! – Машка залезла в сумку и извлекла кожаную уздечку для мужского члена. Прошла какая-то минута, и кожаная сбруя уздечки была водружена на член Володьки. Три ремешка плотно обтянули сам член, а четвертый плотно зафиксировал сбрую вокруг его корня. Оттянув мошонку с яйцами, Машка обвила ее еще одним тонким ремешком. Каждое из яичек парня также оказалось отделено друг от друга ремешком. Для успокоившегося было члена Стрелецкого это было целым потрясением. Ничего подобного до этого в жизни он не испытывал. Истукан превратился в гладиатора, который налился кровью и впился в ремешки сбруи, пытаясь порвать ее. Наружи была видна красная и блестящая головка члена.
-МММФ!!! МММММФ!!! МММММФ!!! – взвыл Стрелецкий и задергал головой, призывая Машку к благоразумию.
-Ой! Ему же очень больно!!! Может не стоит это надевать?! – еще больше забеспокоилась Алена, видя, как подобно члену, покраснело и лицо яростно мычащего Владимира.
-Да не переживай! Полежит часок с эрекцией, а потом одумается сам. Поймет, что сопротивляться бесполезно, - успокоила ее Машка, - Пойдем.
Щелкнул выключатель, захлопнулась дверь, и в комнате наступила темнота. Шторы были плотно закрыты. Сквозь приоткрытое окно веяло свежестью. Со стороны Невского доносился невнятный гул ночной жизни большого города, к которому изредка примешивались вздохи и приглушенное мычание парней…

* * *

Машка бесконечно трещала, Алена иногда невпопад успевала вставлять немногословные фразы: «Да, ага, боже мой, не может быть». Этого было вполне достаточно для того, чтобы Машка чувствовала, что ее слушают, и с новой энергией начинала свое вещание. Параллельно с болтовней подруги Алена в полглаза читала план журналистского расследования, который набросал Стрелецкий (не зря его все-таки считали лучшим журналистом в редакции). План был очень хорош, но Алена не могла им воспользоваться. «Ты же решила доказать, что тоже умеешь писать не хуже Владимира! Вот и придумай свой план расследования! - говорила она сама себе. - А то это уже плагиатом попахивает. Стрелецкого связала и воспользовалась его планом. Низко летаете, Елена Александровна! Что же придумать, что?»
-…ну вот, Ленусик, ты и выслушала мою исповедь. Хотя это конечно не все…, - до Алены долетел обрывок очередной Машкиной тирады. «Исповедь! Точно! Это будут не просто интервью разрозненных людей, связанных с событиями в роддоме. Это будет исповедь! Исповедь! Я так и статью назову «Исповедь ангела смерти».
Аленка быстро набросала новый план журналистского расследования. «Ну теперь держитесь Никита Петрович и Стрелецкий! Кстати, как он там?» Алена тайком посмотрела на часы. «Два часа ночи… Володька уже пять часов лежит в этих бинтах…» Если бы не Машка, Аленка уже бы давно зашла в спальню.
-Ленусик! Ну давай еще выпьем за нас молодых и красивых, - изрядно подвыпившая Машка с трудом подняла очередной бокал. Дзынь!, весело зазвенели бокалы, пустая бутылка шампанского плюхнулась на мягкий ковер…
«Ох, уж эта Машка!» - подумала Алена и подошла к креслу. Ее подруга заснула, сжавшись в маленький комочек, поджав ноги и все еще удерживая бокал. Алена накрыла ее пледом и забрала пустой бокал из расслабленной руки девушки.

* * *

Алена еще раз посмотрела на спящую подругу. Машка безмятежно, как младенец, спала в кресле. Поправив Машкин плед, девушка на цыпочках вышла в коридор и подошла к двери спальни. Еще раз обернулась, на всякий случай. Все тихо. Осторожно приоткрыв дверь спальни, девушка юркнула в манящую темноту и закрыла за собой дверь.
Было тихо. Глаза не сразу, но привыкли к мраку. Наконец, девушка стала отчетливо различать на кровати две, изрезанные черными полосами, неподвижные фигуры. Слева Стрелецкий, справа Ганс. По равномерному глубокому дыханию, доносившемуся с кровати, Алена поняла, что оба парня спят. Алена прокралась к окну и тихо отвела в сторону тяжелую портьеру. Робкая предрассветная серость проникла в комнату. Этого было вполне достаточно, чтобы увидеть лицо Владимира. Закрытые веки, немного курносый нос. Алена самопроизвольно провела рукой по забинтованной щеке Владимира. Парень задышал чаще и открыл глаза.
-Володя, это я, - присев на корточки, зашептала девушка с придыханием.
-МММФФФ!
-Тише-тише! Ты всех разбудишь! – долетел до Стрелецкого шепот девушки, и он сквозь панцирь пленки и бинтов почувствовал прикосновение ее пальцев, а лицо обдало теплым дыханием с легкими знакомыми нотками лаванды и шампанского. Володька хотел обнять Алену и даже дернулся к ней, но ничего не получилось. Он и бинты теперь были единым целым. Казалось, целая вечность прошла с того момента, как его тело превратилось в неподвижную мумию, зафиксированную на прочных стропах кровати в темной комнате.
В разные моменты своего плена Стрелецкий чувствовал себя по-разному. Сначала он получал неописуемое удовольствие от той неподвижности и беспомощности, которые сковали его. Остроту ощущениям придавал закованный в сбрую член, который рвался на свободу из своего кожаного плена. Потом ощущение удовольствия от неподвижности сменилось сильным желанием скинуть с себя все эти путы и, как можно скорее, размять затекшие конечности. Ему становилось то жарко, то холодно. Владимир яростно мычал и крутил головой, будто это чем-то могло ему помочь. Его член то наливался, твердея, и впивался в ремешки своего узилища до такой степени, что просто невозможно было переносить эту боль, то полурасслаблялся, чтобы потом с новыми силами рваться на свободу. Владимир чувствовал, что нечто подобное происходит и с его невольным соседом по кровати, превращенным в такую же, как и он, безликую мумию. Вконец выбившись из сил, Владимир впал в апатию и уже лежал смирно, тяжело прерывисто дыша. Сколько прошло времени, он не знал, да и само время для Стрелецкого внутри прочного кокона из бинтов изменило свои свойства. Владимир закрыл глаза. Разрозненные картинки видений и мыслей проносились в голове. Наконец он забылся чутким сном.
Он сразу почувствовал ее присутствие, еще до момента, когда Алена коснулась его щеки рукой. В предрассветных сумерках он увидел знакомый стройный силуэт. Она скинула халатик и коснулась рукой его члена. Он налился силой, но уздечка сдерживала его порыв. Нежные руки начали расстегивать ремешки и, наконец, Стрелецкий ощутил, что его член обрел былую свободу.
-МММФ! МММФ!
Алена, что-то нежно шептала Володьке, он не понимал что, так как на парня снова наваливалась волна сладострастия.
Соловьева оседлала мумию Стрелецкого и, стараясь не потревожить лежащего по соседству Ганса, стала ласкать спеленатое множеством бинтов желанное тело любовника. Наконец, девушка впустила в себя его член – это единственное связующее звено между ее миром и миром Владимира, который сжался для парня до размеров его кокона.
-Мф! Мф!! МФФ!!!
Движения Алены становились все энергичнее и ритмичней, дыхание мумии все прерывистее.
-Еще! Еще!!! Ещё-о-о-о!!! Всё…
Девушка в изнеможении упала на своего фараона, у которого выступил пот на лбу, а сердце стучало так, что готово было выпрыгнуть наружу даже сквозь прочную оболочку кокона. Наконец, девушка поднялась и накинула на себя халатик.
-Мфмффммф! – издал легкий вздох Стрелецкий, - «Развяжи меня!!!»
Девушка будто поняла его просьбу.
-Володя, я не могу тебя выпустить, - она вновь сидела перед мумией Стрелецкого на корточках.
-Мффф!
-Я решила сама провести журналистское расследование вместо тебя… Прости, любимый, но тебе придется лежать в таком виде до конца дня, пока я не напишу статью, нет, для полной гарантии до завтрашнего утра, пока я не отправлю статью по почте главному редактору, и она не появится в воскресном выпуске.
-Мфффф!! МФФФФ!!!! – до Стрелецкого, наконец, дошли слова, которые говорила ему его Аленка! «Предательница! Подлая предательница!!!! Вот оказывается, что ты задумала!!!» Такой подлости и низости от своей Аленки он не мог даже представить. Обида и ненависть смешались в единое целое. Парень напряг все свои силы, пытаясь вырваться из плена. Тщетно!!! Легкие пальчики девушки вновь вернули кожаную сбрую на член парня. Член уже не сопротивлялся, и, в отличие от своего хозяина, получив желанное удовольствие, мирно лежал среди обхвативших его кожаных ремней на ложе из бинтов.
-МФФФФФф!!!МФФФФФФФФФФ!!!
Алена задернула штору и растворилась во мраке комнаты. Еле слышно хлопнула дверь. Стрелецкий вновь был один. Вернее вдвоем с Гансом, который сквозь свою цельнозабинтованную оболочку понял, что на кровати что-то происходит, и тоже изредка издавал приглушенные звуки…
Пять часов утра. За окном над ломаным очертанием крыш серых домов появилась тонкая алая полоска. Машка, спала на кресле в том же самом положении, в котором ее оставила Алена. Девушка прокралась к дивану, легла на него, и, укрывшись вторым пледом, сразу заснула. Ей снился Стрелецкий. Алена кричала ему: «Вернись! Володя, я тебя люблю! Вернись!!!» Стрелецкий на миг обернулся и отрицательно покачал головой. В его грустном лице было осуждение и душевная боль.

* * *

Алена открыла глаза. Стрелецкий, так и не успел уйти от нее во сне. Девушка в последний момент успела схватить его за руку и проснулась.
-Ленка, Ленка! Просыпайся! – это Машка стояла над подругой и тормошила ее за плечо, - Уже семь часов! Нам пора! Пока доберемся! Тебе в больницу на другой край города со своим журналистским расследованием, а мне к модистке и в Эрмитаж! Я уже и диктофон нашла! Вот! И фотоаппарат взяла.
Алена встала. Ее мысли теперь занимал только сон.
-Ты давно проснулась? – спросила Алена у подруги, крутившейся у зеркало с губной помадой.
-Да уже почти час, - не оборачиваясь, ответила Машка и стала подкрашивать свои пухленькие губы. Действительно надо было торопиться. По планам Алены кроме больницы, ей надо было побывать в прокуратуре и добиться встречи в колонии с осужденной медсестрой, которая и должна была стать главной героиней ее статьи.
-Ты не смотрела, как там Вадим и Ганс? – спросила Алена.
-Спят, можешь сама посмотреть.
Алена не стала заходить в спальню. Боялась, что передумает.
-А их покормить не надо? Может они в туалет хотят?
-Ну, с туалетом им придется повременить, да и с едой тоже. Я их только напоила.
-Ты разбинтовывала им головы? – щеки Алены пошли красными пятнами, а ладошки рук покрылись липким потом, - «Боже мой, Стрелецкий! Он наверняка Машке что-нибудь высказал! Он бы не стерпел, тем более после того, что я ему сообщила ночью!»
-Да, пришлось разбинтовать. Надо обязательно пить давать. Я им водички со снотворным дала, теперь куколки спать будут до самого вечера, - Машка заканчивала накладывать тени.
-И что Вла…, - Алена чуть не проговорилась, - Что Вадим сказал?!
-Да ничего он не сказал, молча выпил и все! Я ему, как и Гансу, кляп в рот потом вставила, и лицо полностью забинтовала.
-И он промолчал?
-А почему он должен возмущаться? Он же сам хотел острых ощущений, - Машка закончила макияж и повернулась от зеркала, - Боже! Аленка! Ты еще не одета!!! Живо умывайся, пей кофе и вперед!!!
Алена поплелась в ванную. По пути она все же заглянула в спальню. Две неподвижные безликие мумии мирно похрапывали на прежних местах. Лицо Владимира теперь было полностью забинтовано, за исключением носа, а челюсть приобрела угловатые черты из-за кляпа…

* * *

День выдался сумасшедшим! Зато Алене удалось все, что она задумывала. Правда, ей пришлось дойти до самого областного прокурора, но она получила разрешение на свидание с осужденной медсестрой. Сначала медсестра замкнулась в себе и не хотела ничего говорить, кроме того, что уже было сказано в суде. Алена уже отчаялась. «Самонадеянная дура! Девчонка! И правильно, что тебе не доверяют серьезной работы», - ругала она себя последними словами.
-На дочку мою, покойную, ты похожа. Умерла она четыре года назад во время родов, а так ребеночка хотела, - вдруг сказала Алене медсестра, подняв влажные от слез глаза. Девушка от неожиданности захлопала ресницами.
-Ладно, расскажу я тебе про всю свою жизнь, а там суди сама, писать об этом или нет.
Из колонии Алена летела, как на крыльях. Если до этого дня осужденная медсестра представлялась ей, как безжалостная убийца, то теперь Алена столкнулась с глубоко несчастной женщиной, которую череда ужасных жизненных потрясений превратили в орудие мести. Значит, правильно она задумала назвать статью «Ангел смерти». Теперь Алена уже окончательно знала, как и что писать. И теперь это уже точно будет бомба, как выразилась Машка.
Был вечер, когда Алена зашла в подъезд Машкиного дома. Подруга, естественно, давно была дома.
-Ленка! Ну, наконец-то! Ты зачем телефон отключила! Я уже Гансика хотела посылать на твои розыски!!! В милицию, то есть в полицию, хотела звонить! – Машка набросилась на Соловьеву.
-Йа-йа! – улыбающийся Ганс уже был вызволен из своего плена. Алена с ужасом ожидала появления Вадима.
-Там ужин! Гансик приготовил! А нам уже пора в аэропорт! Самолет через 3 часа! – Машка затянула Алену в квартиру, - Все материалы я тебе на ноутбук сбросила. Со своим Стрелецким сама разберешься. Гансик, чемодан собрал? Давай одеваться. Я такси вызываю. Алена остолбенела и густо покраснела:
-Так ты поняла, что это Стрелецкий и ничего мне не сказала за все это время?!
-Ленусик, я это знала с самого начала! Ну не такая уж я дура, чтобы не догадаться! Тут не надо быть мисс Марпл!!! Ты и первый встречный? Никогда не поверю! Можно подумать, я тебя не знаю!!! К тому же не надо разбрасывать паспорта! – Машка сунула Ленке два паспорта: ее и Стрелецкого, где лежали билеты на поезд до Питера. Аленка молча забрала паспорта. Она вспомнила, что сама положила документы на тумбочку в коридоре, когда они со Стрелецким только зашли в Машкину квартиру.
Такси приехало через пятнадцать минут. Алена только успела помыть руки.
-Ленка! Лену-у-у-сик! – Машка прижала подругу к груди, - Ну, когда мы еще увидимся, подружка моя?! Мне тебе еще столько надо рассказать! Всё! Обещай, что следующее лето ты со своим Стрелецким вместе с нами в Черногорию отдыхать поедешь! Будет интересно! Ленка глубоко вздохнула. «Не будет уже никакого Стрелецкого. Он не простит» - пронеслось у нее в голове.
-Ну, все, нам пора! Гансик, бери чемодан! Леночка! Чмоки-чмоки! - Машка, появившаяся, как смерч, так же, как это стихийное бедствие, внезапно исчезла. Алена выглянула в окно, такси уже выезжало из двора-колодца. Девушка взглянула на часы. Шесть часов. У нее ровно три часа на две статьи. В десять часов номер должен быть подписан главным, а в час ночи уже никто не в силах будет остановить печатный станок. Постояв пять минут перед дверью спальни, Алена все же открыла ее. Темно. Девушка включила свет. Мумия Стрелецкого неподвижно лежала на своем месте. Девушка подошла к кровати.
-Володя, ты спишь?
Мумия не издала никаких звуков, хотя Алена чувствовала по изменившемуся дыханию парня, что он не спит и слышит ее. Девушка подошла ближе и дотронулась до щеки Стрелецкого. Он отвел забинтованную голову в сторону, но не издал ни единого звука.
-Прости!
Опять молчание. Алена, поколебавшись, повернулась и пошла прочь. Щелкнул выключатель, хлопнула дверь. Стрелецкий все это слышал, но опять не издал ни звука.

* * *
Алена нажала на кнопку «Enter». Сообщение на почту главного редактора было отправлено. Теперь оставалось ждать. Минуты тянулись мучительно долго. Алена в нетерпении грызла ногти. Полчаса, сорок минут. Наконец, на экране высветилось сообщение о новом входящем письме.
«Материал сенсационный! Молодчина! Сразу пускаем в завтрашний номер! Жду обоих завтра в 17-00 в редакции. Завадский»
Аленка сжала кулаки и запрыгала от радости. Правда радость ее была не долгой. Она вспомнила, что предстоит объяснение со Стрелецким. Немного поколебавшись, Алена вошла в спальню. Мумия Стрелецкого, расчерченная черными линиями строп лежала на своем месте.
-Володька, ну прости, - Аленка присела на корточки перед кроватью и провела рукой по груди парня, замурованного в бинты.
-ММММММФФФФ! – ненавистное мычание дало понять девушке, что ни о каком прощении не может быть и речи. Аленка провела рукой дальше и коснулась члена парня, заключенного в сбрую. Девушка почувствовала, что он встрепенулся в своих кожаных путах. Ею вдруг овладело неудержимое желание заняться любовью со спеленатым и беспомощным Владимиром. «Пусть это будет в последний раз, пусть ты уйдешь», - думала она, освобождая член парня от плена уздечки.
Соловьева вновь, как и предыдущей ночью, оседлала мумию Стрелецкого. Как не была теперь ненавистна ему эта женщина, но зов плоти оказался сильнее.
-Мф! Мф!! МФФ!!!
Белоснежная мумия пыталась извиваться и прогибаться в любовном экстазе под энергичными и все нарастающими ритмичными движениями…

* * *

Как и предполагала Алена, Владимир не понял и не простил ее. Лишь только журналист получил свободу от строп и множества бинтов, он растворился в ночи, забрав паспорт и ноутбук. Алена пыталась объяснить ему причину своего поступка, но он моча и жестко отстранил ее. Сон не сбылся. Стрелецкий ушел. «Лучше бы ты меня ударил, чем так…», - Алена, сжавшись в комок, рыдала на диване.

* * *

«Главному редактору газеты «Вечерний Старгород»… Заявление… Прошу уволить меня по собственному желанию…», Алена еще раз пробежала глазами свое заявление об увольнении. Вот и кабинет главного редактора.
-Никита Петрович, разрешите?
-Да-да, милочка, заходите! - радушный и улыбающийся Завадский кинулся со своего места и отодвинул стул около стола, предлагая девушке присесть. – Вижу Вы очень устали. Я вам три дня отгулов дам. Просто замечательная статья о выставке в Эрмитаже получилась, Леночка. Просто прелесть!
Даже толстый слой тонального крема не смог скрыть круги под глазами девушки.
-Об Эрмитаже? – Соловьева ожидала услышать несколько другое. Хотя какая теперь разница, - Я Вам тут заявление принесла, - начала Алена.
- Хотите в отпуск? Устали? Да-да! Это заметно! Я заявление на отпуск подпишу, - не дав ей договорить, продолжил Завадский. В это время открылась входная дверь, и на пороге появился Владимир Стрелецкий с листком бумаги в руке. На Ленку он даже не взглянул и сразу направился к Завадскому. Лицо Стрелецкого осунулось, да и вообще он стал как-то строже и взрослее.
-Владимир Владимирович!!! – раскинув руки в объятия, главный редактор кинулся на грудь к журналисту, - Да Вы не понимаете, что сделали для газеты!!! Тираж с вашей статьей раскуплен полностью!!!
Стрелецкий несколько опешил.
-Собственно, это не я писал эту статью… - пытался он объяснить.
-Да, конечно-конечно! Это все муза литературная! Она вам подсказывает, как писать и что писать! А название! Что за название! «Ангел смерти!» Учитесь, Елена Александровна! Учитесь! Хотя у вас тоже в этот раз неплохо получилось! Ах, Владимир Владимирович! Такой шедевр! Такой стиль, такой слог!
Завадский, как вихрь бегал от Владимира к Алене, не давая им вставить и полслова. Телефонный звонок прервал его эмоциональную тираду.
-Да, Александр Гаврилович! Да! Стараемся! Понял! Еду! – поднятый вверх палец главного редактора указывал прямо на портрет губернатора и означал, что в кабинете должна быть тишина. Наконец, беседа с губернатором закончилась, и Завадский заторопился, как всегда нервно поправляя очки на носу.
-К губернатору вызывают! Вашу статью, Владимир Владимирович, и наверху оценили!!! Извините, ребята, но мне пора!
-Но у меня тут заявление… - промямлил ничего не понимающий Стрелецкий.
-Все потом подпишу, завтра, убегаю! - Завадский не дал договорить Владимиру и прошмыгнул в дверь, оставив опешивших Стрелецкого и Соловьеву одних в своем кабинете.
Наступило напряженное молчание. Алена сидела за столом, готовая разрыдаться, Стрелецкий стоял у окна, нервно стуча пальцами по подоконнику.
-Прочел… - наконец выдавил из себя Стрелецкий. - А у тебя талант…
-Володя… - Алена не в силах больше сдерживать себя, закрыла лицо руками и разрыдалась. Внезапно, она почувствовала, что ее пальцы разжимают сильные и знакомые руки. Стрелецкий притянул Алену к себе и неистово целовал ее руки, ее глаза в разводах туши, ее шею, припухшие губы…
-Прости…
-Больше никогда так не делай, дурочка…
Они не обменялись больше ни одним словом. Все произошло быстро и прямо на столе главного редактора…

* * *

-Ух! Взбалмошные! Ведро мне не переверните! – баба Нюра в шутку замахнулась мокрой половой тряпкой на смеющихся Владимира и Алену, которые, взявшись за руки, почти бежали по пустому гулкому коридору редакции к выходу на улицу. – И куда только так лететь?
-В ЗАГС, баба Нюра, в ЗАГС! – девушка обернулась уже у выхода и показала маленькое колечко с камушком на своем пальце.
-Ну, слава богу! Наконец-то свершилось, - баба Нюра расплылась в улыбке, а потом спохватилась, - Эй молодежь, так ЗАГС ночью не работает!!!
Ее уже никто не слушал, только входная дверь тихо поскрипывала на петлях.
-А бумаг-то, бумаг накидали… - по привычке ворча, уборщица собрала разбросанные по полу кабинета главного редактора бумаги и, скомкав их, засунула в мешок для мусора.
- Работнички! Бумагомаратели! Вам бы лопаты дать землю копать, - ворчала баба Нюра, моя полы.
Где-то в глубине черного мусорного мешка, прижавшись друг к другу, как две половинки сердца, лежали два скомканных заявления, начинавшиеся одинаково: «Прошу уволить меня по собственному желанию…»


КОНЕЦ

Это сообщение отредактировал rmichaellb78 - 05-11-2012 - 11:44
DownFetX
 
  • Group Icon
  • Статус: ...
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Рассказ понравился!
Ребята - у вас получился замечательный творческий тандем!
Kirill Леонов
 
  • Group Icon
  • Статус: Каждому своё
  • Member OfflineМужчинаСвободен
И мне рассказ понравился.
sxn2710032139
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаСвободен
отличный рассказ. молодец!
12345qazwsx
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаВ поиске
Меняб так, офигенно, ощущение беспомощности, могли б на день в музее выставить, оставить маленькие шелки чтоб видел посетителей а они не догадывались какая мумия перед ними.
12345qazwsx
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineМужчинаВ поиске
или просто слышать их разговоры
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

То, что случилось в лесу (окончание)

Приключения Вольдемара продолжаются

"Дикие игры" Начало

Массажистка

Я ребёнок...