Страницы: (1) 1
инженеры-сексологи
 
  • *
  • Статус: Давай пообщаемся!
  • Member OfflineПара М+ЖЖенат
КОНКУРС НА ТРИ БУКВЫ

- М-ммм, Вероника... - мечтательно протянул Витюха. – Ве-ро-ни-ика-а... Да если она так же прелестна, как та, которая Марианна?! Я... я... я не выдержу... Не-ет, нет!!!

В те дни на телеэкранах гремел тот самый мексиканский сериал, и эти два имени были на устах у всех сентиментальных людей, к которым относил себя и Витюха. И потому рука его сама собою полезла расстёгивать ширинку, из которой уже давно рвалось наружу что-то, наливавшееся силой и неукротимой энергией. Витюха вытащил эту беспокоившую его штуку, пару раз проверил на твёрдость сжатием кулака, дотянулся пальцем до мошонки и заиграл яичками, в которых уже вызревала очередная порция жемчужной жидкости...

Газета "Созерцатель" с объявлением, взбудоражившим в нём страсть, лежала перед глазами. "ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ 19-ЛЕТНЯЯ ВЕРОНИКА ПРОВОДИТ ФОТОКОНКУРС НА САМОЕ КРАСИВОЕ МУЖСКОЕ ДОСТОИНСТВО (три буквы), ОБЛАДАТЕЛЬ КОТОРОГО УДОСТОИТСЯ ПОЦЕЛУЯ В ЭТО САМОЕ МЕСТО".

Далее следовал адрес для писем...

Обращаться с фотоаппаратом Витюха не умел вовсе. Однако свою драгоценность, в названии которой было как раз три буквы, он любил, ценил и лелеял. Каждое утро, чуть пробудившись и не поднимаясь с кровати, он ощущал, что ОН (а именно так, и обязательно - заглавными буквами, величал он эту штуку) уже поднялся, и Витюха долго, нежно и с важностью успокаивал своего любимца то левой рукой, то правой, то обеими вместе, а иной раз выдумывал какие-то новые, сверхоригинальные способы удовлетворения страсти.
В течение дня эта процедура проделывалась ещё один или два раза, а каждый вечер, перед самым отходом ко сну завершался опять же общением всё с той же частью своего тела...

Женщин Витюха очень любил, но... Чего там говорить, ведь не все же такие, как Дон Жуан!..
Каждый раз ему недоставало смелости, чтобы подойти. А если на это смелости вдруг хватало – то уж заговорить с девушкой не выходило никак. Если же каким-то образом удавалось и это...
Ну, тогда что-то мешало пригласить в гости, хотя жил он весьма удачно: родители уехали далеко и надолго, а квартира была отдельной и аж трёхкомнатной...
И лишь единственный раз (он и сейчас удивлялся, как же это получилось) ему удалось пригласить в гости девушку лет двадцати...
Чаю попили...
с вареньем...
А когда Маринка, ушла, он два раза подряд долго и приятно дрочил, вспоминая её точёные ножки и губки бантиком...

"Это - мой шанс!" - решил Витюха. Он понял: или сейчас, или – ...

...Разумеется, объявление могло оказаться и розыгрышем (желтый "Созерцатель" нередко печатал всякую чушь наподобие переписки Ж.-К.Ван Дамма с неким Р.К.Ларионовым), но верить в такой вариант решительно не хотелось.

Сам он втайне считал, что его "хозяйство" было, пожалуй, одним из красивейших аппаратов подобного типа. Ещё лет в тринадцать он, занимавшийся онанизмом уже года два, частенько приглашал пацанов составить ему компанию. Некоторые соглашались, хотя большинство и выражало по этому поводу самые разные сомнения.
Кто-то стращал Витюху, что у него не будет детей, другие просто насмехались, но Витюха упорно дрочил, не испытывая насчёт этого ровным счётом никаких комплексов. Почему-то он был уверен в том, что делать можно всё, чего требуют душа и тело, а разнообразие никогда не повредит, а то и пойдёт на пользу.
Сделавшись старше и дожив до времени, когда были сняты запреты на книги Фрейда и его единомышленников, Витюха с удовлетворением обнаружил, что был прав. Только вот его "разнообразие" по-прежнему заключалось в перемене правой руки на левую, да в придумывании, открывании и изобретении всё новых и новых способов и методик занятия, известного любому нормальному мужчине, которое, как в бородатом анекдоте уверял Феликса Эдмундовича Ленин, "абсолютно, батенька, не вгедит геволюции"...

С женщинами же у Витюхи были проблемы.
Собственно, проблема была лишь одна, и вся она заключалась в том, что было ему уже 23 года, а женщин в его постели до сих пор не побывало...

А всевозможнейших мужских принадлежностей Витюха повидал немало... Дрочили они как-то с Павликом Лавровским... Дома у Витюхи, в ванной... Батя у Павлика писателем был (правда, после выяснилось, что он всего-то-навсего составлял телефонные справочники, но для пацанов и это - писа-атель! У него даже машина была, "Москвич-408"...) Но САМОЕ ГЛАВНОЕ-то у этого Павлика было - там и взглянуть не на что... Бывало, Витюха уже спустит, а у этого красный весь от натуги, а ничего и не капает... С Гриней Ромашовым дрочили тоже. У Грини, правда, спускал нормально, аж на полметра почти брызгало, только маловат был... Или Вовка Плужников: у этого - ...да там и вспомнить нечего... Вовка как раз первым из их класса женился, да только и развёлся на пятом месяце: жена гулять стала. Так ясное дело: там же и пощекотать-то нечем было...
Это нынче уже пособий всяких наиздавали - и как пальцем, и как язычком, и как даже нестоячим женщину удовлетворить... А в те-то годы, всего-то каких пять лет назад (Вовика в восемнадцать окольцевали...) - кто об этом обо всём знал?!
Ни Вовка сам, ни жена его...

А было как-то однажды...

Служил Витюха в армии, а ему крупно повезло: не угнали никуда, в своём городе оставили.
Пошёл он раз в увольнение, надумал до Гришки пойти, в баню с ним сходить, подрочить на пару, как бывало. А Гриньки дома не оказалось. И тут пацанёнок подходит, сосед Гришкин, лет пятнадцати. Ты, говорит, к Грише? А по какому делу? Витюха говорит - это, мол, наши дела. А тот не отстаёт: скажи да скажи - по какому? Не по секретному ли? Ну, Витюха и сообразил, в чём секрет этот ихний с Гришкой: в том, наверное, в чём и его с Гришкой секрет... И пошли они к пацанчику тому в квартиру. А тот ещё хлеще Гришки оказался: дай говорит, пососу! Витюха свой достал, пацан тоже штаны спустил, и Витькин в рот себе...

У Витюхи-то давно уже вскочил, от одного только предложения такого, а у пацана - ну, никак не заторчит! Витюха ему: дай, говорит, я тебе подрочу - а парню уже и не надо: спустил уже, пока сосал... прямо с мягкого ещё... Тут и Витька в рот ему влил! Паренёк доволен - аж млеет! Ну, и Витюха, естественно, тоже... Ходил он ещё пару раз туда, всё надеялся того мальчишечку встретить, да не вышло... И Гришка куда-то учиться уехал...

После этого он и сам пробовал сосать.

Был у них в роте Санька один, Баранов. Простоватый такой парнишка.
В армии Витька многих совратить пытался подрочить с ним, да рота секретная была, все особиста боялись: а ну, как заложит кто?
Только Санёк один и согласился. Закрылись они в спортзале, дрочат. У Саньки - ничего себе, только стоячим Витёк его так и не увидел. Ну, никак полную силу не набирает - и всё тут, полумягкий всё какой-то... Вот и надумал Витюха в рот его взять, а Санька и тут не отказался. Сосёт ему Витька, сосёт, так его языком во рту обводит, и этак, а толку – ноль с минусом. Не торчит у Саньки... Витюха и своей умелой рукой ему дрочит, и снова в рот берёт, а он... Спустит Витюха сам, наденет штаны, да и отпускает Саньку с миром.
А на другой день - снова, и опять у Саньки не маячит - хоть от своей руки, хоть и от Витькиной, хоть и у Витьки в губах. Сдрочит Витюха себе сам, и оба штаны надевают...

А как-то спросил он у Саньки - а бабу-то, мол, ебал? Ага! - говорит Санька, и сам аж в улыбке расплывается до ушей. – В деревне!.. Тут уж Витька и вовсе скис. У этого, понимаешь ли, не торчит, а он - уже пробовал.
А у него - ого-го, и - ...

Ну, потом ещё бывали дела - с другими, с разными... Но ни у кого не встречал Витюха такого красавчика, как его собственный! Были и длиннее, и толще были, и даже намного, но все они виделись ему какими-то уродцами...

А потом он увлёкся журналами разными, и уж там-то повидал столько самых разнообразнейших инструментов! И всё равно - даже среди них не отыскал он ничего, что могло бы (на его взгляд, конечно же...) сравниться с его красавчиком-членом!..

Но почему-то женщины по сей день этого не хотели оценить...
И объявление очаровашки-Вероники вселяло в него обжигающую надежду.

...Витюха обскакал несколько прокатных пунктов, пока не нашёл фотоаппарата со вспышкой и автоспуском. Доверить съёмки кому-то – об этом не могло быть и речи, приходилось надеяться лишь на то, что жюри конкурса в лице прекрасной Марианны будет оценивать не качество снимка, а "содержание".

Поразмыслив ещё немного над соотношением "формы" и "сути", додумался ещё до одного светлого предположения.
Если, к примеру, по форме и грациозности его дружочек окажется (тут уж, разумеется - на взгляд Вероники) не самым лучшим, но одним из таковых, то Марианна наверняка возжелает попробовать - какой же из соискателей всё-таки лучше?! К примеру - на вкус... И тогда!.. Тогда!!! Тогда он, Витька, от единого прикосновения прелестных губок сразу же спустит прямо в них, а уж вкус собственного нектара ему был известен превосходно! Много раз он дрочил, встав на голову на кровати и опершись туловищем об стенку, стремясь попасть выстрелом свой же рот, и иногда это Витюхе удавалось. Он обнаружил, что вкус спермы зависит от употребляемой пищи, и решил есть побольше сладостей и даже на время бросить курить... Одним словом, он знал, ЧЕМ он возьмёт эту девушку! И всё же на всякий случай решил написать ей письмо...

"Милая Марианна! - начал Витюха. - Мысленно я называю Вас уже только так, и надеюсь, что Вы не рассердитесь: ведь это имя сейчас у всех на устах, и не я один, наверное, называю вас так..."

Далее Витюха расточал комплименты в адрес Вероники Кастро, Марианны и Вероники, подавшей объявление, высказывая предположение, что последняя ещё прекраснее, нежели её всемирно знаменитая тёзка. А в заключение письма добавил такие строчки:
"Я очень хочу надеяться, что Вы, моя прелесть, будете судить не о качестве снимка, а о красоте, величии и мощи того, что будет на нём изображено. А уж это - я уверен! - Вам не сможет не понравиться!.."

Ответ пришёл неожиданно скоро.

"Милый молодой человек! - писала девушка. - Мне так нравится Ваша решительность и уверенность в себе! Да, я действительно буду оценивать не качество фотосъёмки, я буду смотреть в корень! Не только на само Ваше достояние, но и на то, откуда оно растёт. Мне больше по душе длинные и не очень прямые, а волос не должен быть слишком жёстким... Ах, как сладок и страстен будет мой горячий поцелуй!.. "

Она подписалась двумя именами - "Вероника-Марианна"...

Витюха немедленно бросился в магазин за смягчающим шампунем...

...Ночью он долго ворочался во сне.
Перед тем, как заснуть, он сдрочил дважды, но будущий победитель конкурса имени Вероники-Марианны не давал ему покоя и теперь.
Ему снилась Вероника из объявления с лицом Вероники Кастро...

Он сидит рядом с нею за столом, уставленным какими-то невероятными закусками, потягивает через соломинку виноградный сок... Сок превращается в вино, а его член в штанах - в напряжённый стержень, едва не разрывающий брюки:
ведь перед взором Витюхи - самая очаровательнейшая женщина всех времён и народов!..

Вероника смеётся, что-то произносит по-испански...
На ней платье с огромным вырезом, и её груди колышутся от возбуждения - ведь она вся в ожидании близости с победителем ТАКОГО конкурса!...

Витюха встаёт, напрасно стараясь перебороть дрожь в коленках. Он приближается к ней, обнимает женщину за плечи и шепчет: "Я больше не могу... Я не стерплю, милая моя Марианна..." - "Но сейчас придёт Луис Альберто!" - пугается Вероника. - "Лысый Альберто?! - переспрашивает Витюха. Ему так хочется называть этого самонадеянного красавчика таким нелестным созвучием, он ненавидит Луиса и страшно ревнует к нему свою пассию... - "Но ведь ты выбрала МОЙ, а не этого... Ты сама сказала, что у меня - самый красивый!.."

Марианна смущённо улыбается, она уже давно хочет Его... Витюха дрожащими руками расстёгивает ширинку, и вздыбившийся красавчик упирается в подбородок женщины... Вероника закрывает глаза... Её пересохшие губки раскрываются, несмело выпуская наружу горячий и нежный язычок, который касается головки члена, щекочет коронку, облизывает ствол... Нефритовый стебель напрягается всё сильнее, жилка на нём набухла, вот-вот готовая, кажется, лопнуть... Прелестные губки осторожно обхватывают розовое полушарие головки и втягивают её глубже в ротик, где ласковый и чуть шершавый язычок продолжает своё волшебное действо... Женщина тоже вся дрожит от страсти, её грудь трепещет, чаще делается дыхание... Руки её бережно обхватывают Витькины ягодицы, гладят их, понемногу, но всё настойчивее прижимают его промежность к своему личику... Теперь она уже не ласкает член губками и язычком, она сосёт его неистово, как несмышлёный малютка - материнскую грудь... Ритмично отводя назад голову, она отталкивает Витюху, уже теряющего сознание от бесподобного наслаждения, от себя, но не совсем, а лишь так, чтобы головка его замечательного органа всё же оставалась в губах, и в эти моменты обжимает её губами сильнее и сильнее, успевая языком коснуться коронки...
Одну руку она уже отняла от Витькиного зада, и в те мгновения, когда его член почти вырывается из тисков, она притрагивается к нему, короткими нежными движениями поглаживает и сжимает стебель... А потом с новой силой и новой жаждой подталкивает его вновь за ягодицы, надвигает на себя - а навстречу опять нагибается, встряхнув причёской, её хорошенькая головка, и член до корня ввинчивается в ротик женщины!..

Витька стоит, как вкопанный. Он знает - он читал! - что в эти мгновения надо что-то делать! Можно обнимать женщину за коленки или талию, можно ласкать руками её грудь или подвести руки под попочку, можно, наконец, раздевать её – ведь всё должно завершиться в постели!.. Но сил не хватает даже на то, чтобы хотя бы просто двигаться - в такт движениям женщины!.. И он лишь безвольно постанывает, чувствуя, что осталось совсем недолго...

И этот момент наступает. Витюха извивается, корчится от высочайшего блаженства, инстиктивно пытаясь как-то задержать финальный аккорд, сжимается... Но Марианна уже и сама не замечает ничего вокруг, она забыла о противном Лысом Альберто, она вся во власти Секса! Она что-то мычит, из её рта сквозь сжатые в страстном порыве губы прорываются какие-то стоны и вздохи... И Витька выстреливает в рот женщины тугую струю!..

От терпкого вкуса мутновато-белой жидкости Вероника вздрагивает и возбуждается еще сильнее, губы её разжимаются, но сама она наклоняется так, чтобы член входил в её рот ещё дальше, она глотает благодатные капли нектара, высунув далеко - так, что он касается яичек - свой умелый язычок, доставивший Витюхе столько незабываемых мгновений... Вероника обессиленно откидывает назад голову, Витькин инструмент медленно выползает наружу, не переставая истекать живительным соком... Его капельки растекаются по губам Вероники, по её подбородку, украшают жемчужным ожерельем шею...

Внезапный порыв бросает Витюху на колени. Он приникает губами к лицу Вероники, страстно и быстро целует её щеки, волосы, губы, подбородок, кончик носа, шею, со стонами и вздохами слизывая с нежной кожи густые жемчужные капельки...

Он поднимает Марианну со стула, несёт на кровать...
Она, распластанная на шелковистом покрывале, ещё не пришла в себя...
Он ведь совсем ещё неопытный мужчина, он только лишь стал мужчиной, он читал где-то про женский оргазм, но было ли это с Вероникой?! Он никогда не видел, КАК это бывает...
Витюха страстно желает, чтобы и она испытала верх блаженства, и чутьё подсказывает ему, что он должен делать. Женщина глубоко и прерывисто дышит.

...Вид её поднимающихся и опускающихся грудей снова будоражит в нём ВСЁ, и его член понемногу наполняет новая сила...

Он не может совладать с собой, он рывком задирает ей платье, коротким нервным движением сбрасывает с себя брюки и плавки...

...и просыпается...

Витькин член торчит колом. Витюха сбрасывает одеяло, спускает "семейные" трусы, дотягивается до выключателя...
Слабый свет ночника озаряет комнату. Витька отодвигает шкурку, обнажая розовую головку, в отверстии которой уже появилась прозрачная росинка...
Витька любуется своим красавчиком. Он переводит глаза с "живого" члена на его отражение в зеркале, которое специально поставлено в углу комнаты... С удовлетворением и гордостью рассматривая своё достоинство, свою тайную гордость. Витюха бережно поглаживает Его рукой. "Ах, какой же ты у меня
удиви-ительный! - мысленно произносит он. - Та-акой то-олстенький, гладенький, а вот эта жилка - ну, просто прелесть! Уж Веронике... то есть, Марианне! - она особенно понравится...
А головочка?! - розовенькая, кругленькая, и толь¬ко чуть-чуть шире стебля, на молоденький крепенький подосиновичек смахивает... Это не у Саньки, у того она какая-то острая, как морковка... И не Валеркин, на мухомор похожий... ножка тоненькая, а шляпка развесистая... И в длину ты вышел, в самый раз: не мал, не велик... А если... Ого, братцы, этого я не спросил... Интересно... Я же читал, что некоторые женщины любят очень длинные, а другие - маленькие предпочитают... чтобы в рот можно было полностью брать... Какие же ОНА любит?!"

Вскочив с постели, Витька, забыв о торчащем вовсю своем любимце и мучителе, вырывает из тетрадки чистый листок...

"Прелестная моя Марианна!.. Только что Вы мне снились, и я даже проснулся, так сладок был этот сон...
Я думал, что это наяву, я хотел увидеть Вас... О, это был только сон: А Вы не рассердитесь, если я задам Вам ещё один вопрос?.."
- Ёлки-палки! - вслух выругался вдруг Витюха. - Во, придурок же, а?! Она же писала: длинные... Как это я забыл?!.
Скомкав начатое письмо, он ещё разочек сдрочил. Но успокоение не приходило. "У меня-то - средненький, - думал он, - а она длинные любит... Что-то надо делать!.."

Заснуть до утра не удалось...

Утром, ещё за час до открытия секс-шопа, Витюха уже стоял под его дверью, выстукивая от холода чечётку зубами и ногами.
- Мне ненадолго, понимаете? На время, напрокат! - уговаривал он хозяйку магазина. - Очень нужно! Сегодня же вечером отдам обратно...

Напрокат пневмомассажёры не выдавались...
Полная цена была такой, что в глазах у Витюхи потемнело...
Но делать было, однако, нечего...

Надрочив свою гордость (которая теперь, однако, только злила его своими недостаточными габаритами)
докрасна, он приложил линеечку.
- Четырнадцать... И ещё чуть-чуть, миллиметра три, - разочарованно вздохнул Витюха.
Конечно, он давно знал эту цифру, поскольку регулярно измерял своего красавчика лет с 11, но всё равно и всегда тайно надеялся, что любимая игрушка вдруг сама собой хоть немножечко подрастёт...
В книгах он читал, что средняя длина - как раз от 12 до 15, стало быть, "длинные" начинались
с отметки "16". Витька ещё раз вздохнул и включил моторчик массажёра. Машинка заурчала, вытягивая из колбы воздух... Витюха всадил свой инструмент в навазелиненное отверстие...

Наблюдать за этим было, что ни говори, верхом блаженства!
Каждому мужчине, даже самому умелому в обращении с дамами и знающему, что для полного удовлетворения им вполне хватило бы и трёх сантиметров, поскольку аккурат на таком расстоянии от входа располагается заветная горошнка - клитор, - всё равно и всегда желается иметь хозяйство побольше. Ведь, кроме удовлетворения дам, нашему брату важно удовлетворять и собственное самолюбие... Культ фаллоса, в угоду которому в древности выбирались даже цари, жив ещё где-то в подсознании...

Витюха, блаженно урча, разглядывал, как в прозрачной колбе его любимец вытягивается в длину, как распирает его вширь, как вздуваются в вакууме все жилки... Он приложил линейку к колбе. Кончик члена, самая дырочка, из которой всё так же сочилась густая роса, был возле отметки "18". Сбросив пару сантиметров на кожу лобка, которую вакуум тоже втянул в колбу, Витюха удовлетворённо крякнул. Ему уже становилось больно, член распирало, он занимал уже всю толщину колбы, но отпускать давление не хотелось... Огромные по сравнению с привычными, размеры любимчика радовали глаз и вселяли гордость в душу...

Вместо положенных по инструкции к аппарату для первого раза трёх экзпозиций по 2-3 минуты Витюха выдержал целых шесть по 5 минут... Извлечённый из колбы, член поразил его не только своими размерами (хотя был почти совершенно мягким - ведь сосуды наполнялись не кровью, а расширялись от вакуума), но и необычно ярко-красным цветом и сильной распухлостью.

"Вот теперь бы сразу снимать!" - решил Витюха.
Установив "Зенит" со вспышкой на штатив и выбрав нужный ракурс, он сел на кровать и раздвинул ноги.
"Буду снимать в разных видах, - решил он. - Сидя, лежа, стоя..."
Устроившись перед объективом в первой из избранных позиций, он принялся дрочить, стараясь довести член до нужной твёрдости...

Это ему никак не удавалось. Член никак не желал твердеть, хотя приобрёл вполне приличные размеры. Витька массировал его то правой рукой, то левой, то обеими сразу... Безрезультатно... Тогда он достал кусок поролона, в котором специально для этого было прорезано отверстие, смазал дырку вазелином и всунул член в неё. Закрепив поролон между двух стульев, он улёгся на них лицом вниз, и теперь дырка в поролоне изображала влагалище, в которое он тыкался членом, по-прежнему не желавшем твердеть...

Витька достал банку из-под сметаны... Но и в ней его мучитель не приобретал нужной силы, и все его попытки оказывались тщетными...
Промучившись пару часов, Витька прекратил эти попытки...
Он уже начинал паниковать: а не порвал ли он сосуды, не повредил ли ещё каким-то образом самому себе, передержав член в вакууме? Сможет ли он, в конце концов, быть после этого мужчиной?!
Добьётся ли прекрасной Вероники-Марианны, или все его мечты теперь попросту рухнули?! Стоит ли жить дальше?!.

...Марианны он-таки добился вновь...
Она приснилась ему той же ночью. На этот раз они были не где-то в Южной Америке, а здесь, в его родном городе, и долго бродили по пустынным ночным улицам, занесённым снегом. Вероника кидалась в него снежками, хохотала, вспоминая - уже на совершенно русском языке - как он сказал не "с Луисом Альберто", а "с Лысым Альбертом"...
Потом они пришли к нему в квартиру, где на столе стояла бутылка портвейна и банка кильки в томате за 94 рубля, и Марианна-Вероника пила эту мутную жидкость с таким же наслаждением, как тогда, в том сне, глотала его сперму... А потом он так же распластал её на диване без покрывала, так же задрал ей платье и прильнул губами к пушистому лобку... Всё было как бы продолжением той встречи, только место встречи удалось изменить...

Он не знал, испытывала ли женщина оргазм, когда Витюха (ещё в том сне) излился ей в рот.
Он чувствовал, ЧТО он должен делать, чтобы ЭТО произошло. Не владея собой, Витюха коротким нервным движением сбрасывает с себя брюки и плавки, срывает с неё кружевные трусики...

Со вздохом облегчения он впивается губами в её промежность, руки его обжимают снизу восхитительную мякоть попочки, палец упирается в заднее отверстие... Он просовывает голову выше, прямо под платьем, и трещат швы, рвутся пуговки... А Витюха уже сдирает с неё бюстгальтер... всё так же рывком, через голову снимает сразу всю одежду и иступлённо целует груди, обводит горячим языком сосочки, а руки его уже ощупывают талию, ласкают живот, опускаются на лобок...

Женщина вздрагивает, тело её извивается, она снова не владеет собой и не ощупает ничего кругом, кроме этих нежных рук, губ... А губы Витюхи уже у неё на шее, на подбородке: он осыпает их короткими точечками поцелуев, иногда засасывая какое-то место надолго, и руки его массируют уже клитор, пальцы проникают всё глубже и глубже во влагалище...
- О-оооо... Ох-хох-хо-о-ооо... Ох-хо...
Вероника испускает вздохи облегчения, несколько раз подскакивает на диване, издавая протяжные стоны...
И вдруг обрушивается на диван с диким воплем... и затихает...

Блаженная, полувиноватая улыбка расплывается по её лицу...
Витюха стоит, как вкопанный, но уже по другой причине: он потрясён великолепной симфонией, ярчайшим фейерверком чувств женщины, переживающей Его Величество ОРГАЗМ!!!
...А у него по-прежнему не стоит...

Оба оправляются от потрясения. Теперь уже виноватая улыбка - на лице Витюхи... Марианна (или, всё же - Вероника?) радостно улыбается, протягивает к нему руки.
- Иди ко мне, милый! Иди сюда, я хочу тебя снова...
Витька смущённо раздевается и ложится рядом. Неведомое прежде ощущение близости женского тела наполняет его душу сладкой истомой, но сильнее её - тревога: вдруг Он не встанет?! Разгорячённое тело женщины, близость её дыхания, её страсть - всё это никак не действует на член мужчины...

- Я хочу тебя, входи же! - настойчивее шепчет Вороника...
Витюха взасос целует её в губы. Их языки сталкиваются во рту и начинают извечную борьбу-выталкивание. Вероника возбуждённо прижимает Витюху к себе, дрожащей рукой берёт безжизненный член и испускает вопль огорчения. Справившись с собой, она изгибается книзу и осторожно берёт его губами... Её умелые и нежные губки, ласковый язычок проделывают всё вновь и вновь, но сила не возвращается к Витьке...

Спасает положение Лысый Альберто, внезапно появляющийся на пороге.

- Ты видишь, у него не встаёт! - жалуется Марианна мужу. - У меня ничего с ним не было и быть е может,
я верна тебе, мой милый!..
Луис расстёгивает ширинку и достаёт упругий, толстый, красивый член...
Марианна подскакивает, отталкивает ошарашенного Витюху и со стоном хватается за член мужа...

Лысый Альберто, невозмутимо допивает Витькин портвейн, и, закусив килькой в томате, ухмыляется в усы, пока Марианна, постанывая от наслаждения, делает ему минет... А потом с силой всаживает свой толстый и упругий в истомившуюся в ожидании вульву Марианны...
Витька просыпается в слезах...

...Лишь на четвёртый день, когда Витюха уже весь извёлся, дело пошло на поправку. Марианна снилась ему каждую ночь, он каждый раз просыпался, но не мог сдрочить: член был мягким, а прикосновения к нему причиняли хотя и слабую, но всё же боль...

В эту ночь он снова проснулся: Вероника долго дрочила его вялый корень рукой, потом делала минет, и терпеть это даже во сне было невозможно. Витюха проснулся и обнаружил, что член торчит во всю свою прежнюю силу!!!
Он быстро сделал несколько кадров.
Сидя, с членом, зажатым в руке...
Стоя, с торчащим членом... Потом - тоже стоя, но с надетой на стебель банкой из-под сметаны...
Лёжа... Стоя на голове...

Самым трудным было уловить момент спускания. Автоспуск аппарата спускал затвор то раньше, то на мгновение после того, как спускал Витькин инструмент. Два кадра со спусканием, сделанные ночью, явно были сделаны зря. Днём пришлось повторить, но снова два аппарата спустили не одновременно. Витюха попытался сделать дубль ещё и вечером, но теперь спускал только фотоаппарат, а в его "аппарате", видимо кончилась «плёнка» - сперма...

Лишь на третий день, после десятого дубля, уловить момент всё-таки удалось! Гордый Витюха решил, что именно этот снимок пошлёт на Вероникин конкурс. Потом передумал и решил послать все...

Фотографии получились вполне терпимого качества... Витька долго их разглядывал, любуясь своим достоинством из трёх букв, а потом, предвкушая необычайные наслаждения, вложил снимки в конверт и надписал адрес...

Ответа на этот раз пришлось ждать весьма долго. Витюха, однако, не унывал: в своей победе он был уверен вполне...

Когда же ответ пришёл, Витька был готов скакать от радости.
"Милый мой! - писала Вероника... - Я хочу, чтобы выбор победителя стал для тебя сюрпризом.
Все 27 участников конкурса получат такие же письма, как это, адресованное тебе. Я приглашаю вас всех!
Мы проведём парад участников, и прямо там, при всех, я назову имя победителя и торжественно произведу акт награждения.
Я работаю тренером по шейпингу, поэтому вполне смогу принять всех вас у себя в спортзале.
Жду тебя, мой милый Витюша, в субботу, ровно в 16 часов по адресу..."

****************************

...В назначенный час вдоль стенки спортивного зала выстроилась шеренга из 27 мужчин и парней самого разного возраста, роста и веса, торжественно обнаживших и горделиво поглаживающих и поддрачивающих свои инструменты и хозяйства, нефритовые стебли и клинки, молоты и аппараты. И каждый из двадцати семи был уверен, что сейчас прелестная Вероника (а она и впрямь была очаровательна, хотя с Марианной не имела ничего общего) назовёт именно его имя, и снисходительно поглядывали друг на друга...

- Мои милые поклонники! - обратилась к ним Вероника.. – А теперь... - она загадочно улыбнулась, -
Теперь я приглашаю на середину... - она ещё раз выдержала артистическую паузу. - Приглашаю...
Победителя моего фотоконкурса!..

Где-то в углу зала отворилась дверь, и в зал вошёл совершенно одетый высокий красавец. - Это, - продолжила Вероника, - единственный мужчина, который правильно понял моё объявление.
Взгляните, какие у него прекрасные усы!

И она нежно прильнула губами к длинным, мягким, слегка изогнутым усам победителя...
Только теперь все заметили, что на верхнем ярусе зала столпились женщины, пришедшие на занятия по шейпингу.
Не заметить их теперь было нельзя: такой заливистый смех разносился по всему залу...

Ещё немного юмора от нас - ЗДЕСЬ: http://www.sxnarod.com/index.php?showtopic=299324&hl=

Это сообщение отредактировал defloratsia - 26-04-2014 - 00:00
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Любовь

2 меркантильные женщины и 1 скупой мужчина

Мы сделали это!

Общага

О сексе