Страницы: (1) 1
ass2mouth
 
  • *
  • Статус: In vino veritas
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Дорогие аналоманы и аналофилы, давайте вспомним эпизоды классической и не очень литературы, посвященной аналу 00058.gif
Начиная с Маркиза де Сада, и даже более древних авторов, и далее - продолжателей их дела в современной прозе :) Предлагаю всем делиться своими "вырезками" из прочитанных историй.

пс. дроческие рассказы а-ля Стульчик.нет давайте не упоминать )))

Это сообщение отредактировал ass2mouth - 16-07-2012 - 12:25
ass2mouth
 
  • *
  • Статус: In vino veritas
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Для начала вспомню одну из моих любимых вещей - под названием "История О", Полин Реаж, она же Доминик Ори :) Роману уже более полувека (первое издание 1954г.), и вполне можно причислить его к классическим произведениям :)

...
Наконец, в библиотеку вошли двое мужчин. Они увлеченно о чем-то говорили, и О. показалось, что она по голосу узнала одного из них. Это был тот самый человек, что вчера ночью здесь, в библиотеке, овладел ею столь неестественным способом и потребовал потом, чтобы ей расширили анальный проход. Пока она разливала кофе по маленьким, черным чашечкам с золотистым ободком, ей удалось мельком взглянуть на него. Обладателем голоса оказался худощавый молодой человек, совсем еще юноша, белокурый, с чертами лица, выдававшими в нем англичанина. Пришедший с ним мужчина тоже был блондин, широкоскулый и коренастый. Они расположились в глубоких кожаных креслах и, вытянув поближе к огню ноги, лениво курили, читали газеты и не обращали на женщин никакого внимания. Лишь потрескивание дров в камине, да шорох газет нарушали установившуюся в зале тишину. О., подобрав юбки, сидела на подушке, лежащей на полу, возле корзины с дровами и время от времени подкидывала в огонь сухие поленья. Моника и Жанна устроились напротив. Их юбки пышными складками касались друг друга.
Так прошло около часа. Наконец, белокурый юноша отбросил газету и подозвал к себе Жанну и Монику. Он велел им принести пуф – тот самый, на котором О. раскладывали накануне. Моника, не дожидаясь дальнейших приказов, опустилась на колени и, схватившись руками за углы сиденья, резко наклонилась вперед, грудь ее при этом соблазнительно легла на меховую поверхность пуфа. Молодой человек приказал Жанне задрать на девушке юбку. Потом в очень грубых и непристойных выражениях он заставил Жанну расстегнуть на нем брюки и взять в руки его, походящий на небольшую трость с набалдашником, символ мужской власти. О. увидела, как тонкие изящные руки Жанны раздвигают бедра Моники и в образовавшуюся между ними ложбину начинает погружаться сначала медленно, потом все быстрее и быстрее его толстый, с красной блестящей головкой, пенис. Моника часто и громко стонала.
Второй мужчина, какое-то время молча следивший за происходящим, знаком подозвал О. Не сводя глаз с Моники и своего приятеля, он резко перекинул ее через подлокотник кресла и рукой грубо схватил между ног, благо поднятый подол ее юбки позволял это сделать.
Минутой позже в библиотеку вошел Рене.
– Пожалуйста, продолжайте, – сказал он, усаживаясь на пол у камина на то же место, где только что сидела О. – И не обращайте на меня внимания.
Он внимательно смотрел, как мужчина рукой насилует ее, как его грубые длинные пальцы с силой входят в нее, как она тяжело поводит под ним задом. Он слышал рвущиеся из нее стоны и улыбался.
Моника была уже на ногах. За камином присматривала Жанна. Она же принесла Рене виски. Он поцеловал ее руку и, не отрывая взгляда от О., выпил.
Немного погодя мужчина, все еще не отпуская О., спросил:
– Ваша?
– Моя, – ответил Рене.
– Жак прав, у нее слишком узкий проход. Его не мешало бы растянуть.
– Но только не сильно, – вставил Жак.
– Вам виднее, – сказал, поднимаясь, Рене. – Вы в этом лучше разбираетесь.
И он нажал на кнопку вызова слуги.
Явившемуся на звонок слуге Рене велел принести из смежной комнаты большую перламутровую шкатулку. В шкатулке было два равных отделения, в одном из которых лежали разнообразные цепочки и пояса, а в другом – великое множество разного рода эбонитовых стержней, от очень тонких до чудовищно толстых, имеющих форму фаллоса. Все стержни расширялись к основанию, и это служило гарантией того, что они не застрянут в прямой кишке и будут постоянно давить на стенки сфинктера, растягивая его.
С этой самой минуты и в течении восьми дней О. должна была большую часть суток – когда не прислуживала в библиотеке – носить такой стержень в заднем проходе. Чтобы непроизвольные сокращения мышцы не вытолкнули его оттуда, он крепился тремя цепочками к одевавшемуся на бедра кожаному поясу. Эта конструкция нисколько не мешала обладать девушкой более традиционным способом. Каждый день стержни заменялись на все более толстые. Жак сам выбирал их. О. становилась на колени, высоко поднимая зад, и кто-нибудь из девушек, оказавшихся в этот момент в зале, вставляли ей выбранный Жаком стержень. Видя цепочки и пояса, окружающие понимали, что с нею. Вынимать стержень имел право только Пьер, и то только ночью, приходя, чтобы привязать ее цепью к кольцу или чтобы отвести в библиотеку. Почти каждую ночь находился желающий воспользоваться этим, расширяющимся с каждой минутой, проходом.
Прошла неделя, и никаких приспособлений больше не требовалось. Возлюбленный сказал О., что теперь она открыта с обоих сторон и он искренне рад этому. Тогда же он сообщил ей, что уезжает, но через неделю вернется, и увезет ее отсюда в Париж.
– Помни, что я люблю тебя, – сказал он, уже уходя. – Люблю.
...
ass2mouth
 
  • *
  • Статус: In vino veritas
  • Member OfflineМужчинаСвободен
И еще небольшой эпизод из Истории О:

...
О лежала на спине, прижав к груди согнутые в коленях и широко разведенные ноги. Он сел на диван и, взяв ее за бедра, развернул к себе ягодицами. Она оказалась как раз напротив камина, и ее обнаженное тело в отблесках пламени отсвечивало красным.
– Ласкай себя, – неожиданно сказал сэр Стивен, по-прежнему поддерживая ее за ноги.
О. послушно протянула правую руку к своему лобку и нащупала пальцами в складке губ уже чуть набухший гребешок плоти, размером с большую горошину. Но дальше все ее существо воспротивилось и она, безвольно опустив руку еле слышно прошептала:
– Я не могу.
Она очень редко позволяла себе подобное, только когда находилась одна и в своей постели. Но во взгляде сэра Стивена она прочитала настойчивый приказ. Тогда, не в силах выдержать этого, О. повторила:
– Я не могу, – и смежила тяжелые веки.
Тут же перед ее глазами появилась старая, до боли знакомая, картина, и она почувствовала, как тошнота подкатывает к горлу. Так бывало всякий раз, стоило ей только вспомнить тот грязный гостиничный номер, себя пятнадцатилетнюю и, развалившуюся в большом кожаном кресле, красавицу Марион, которая закинув правую ногу на один подлокотник кресла и запрокинув голову на другой, самозабвенно ласкала себя, издавая при этом короткие негромкие стоны. Марион тогда рассказала ей, что однажды она вот так же ласкала себя в своей конторе, когда неожиданно туда вошел ее шеф и, естественно, застал ее за этим. О. бывала у Марион на работе и хорошо помнила ее контору. Это была довольно большая пустая комната, с бледно-зелеными стенами и окнами, смотрящими на север. Мебели там было: стол, стул и кресло, предназначенное для посетителей. «И что ты сделала? – спросила О. – Убежала?». «Нет, – засмеявшись, ответила Марион. – Шеф запер дверь, подтащил кресло к окну и, сняв с меня трусики, заставил начать все сначала.»
О. была в восторге от Марион, но все же наотрез отказалась ласкать себя в ее присутствии и поклялась в душе, что никогда и ни перед кем она не будет этого делать. «Посмотрим, что ты скажешь, когда тебя попросит твой возлюбленный,» – сказала Марион.
Рене ее никогда об этом не просил. А если бы попросил – согласилась бы она? Конечно, хотя от одной только мысли, что это могло бы вызвать у него отвращение, сродни тому, что испытывала она наблюдая за Марион, ей становилось не по себе. И вот теперь она должна это делать перед сэром Стивеном. Казалось бы, ну что ей до него, до его возможного отвращения, но нет – не могла. И снова она прошептала:
– Я не могу.
Сказано было очень тихо, но сэр Стивен услышал. Он отпустил ее, поднялся с дивана и, запахнув халат, резким голосом приказал ей встать.
– И это ваша покорность? – рассерженно спросил он.
Он сжал левой рукой оба ее запястья, а правой со всего размаха влепил ей пощечину. Она покачнулась и, не придержи он ее, рухнула бы на пол.
– Встаньте на колени и внимательно слушайте меня, – зловеще произнес сэр Стивен. – Боюсь, что ваш возлюбленный слишком плохо воспитал вас.
– Для Рене я сделаю все, что угодно, – тихо сказала она. – А вы путаете любовь и покорность. Вы можете подчинить меня себе, но ничто не заставит меня полюбить вас.
Произнеся это, О. почувствовала, как поднимается в ней, разгоняя кровь, волна неведомого ей доселе неуправляемого бунта. И она воспротивилась своим же словам, своим обещаниям, своим согласиям, своей покорности. Она презирала себя за свои наготу и пот, за свои дрожащие ноги и круги под глазами, и, сжав зубы, яростно отбивалась от навалившегося на нее англичанина.
Но он легко справился с ней и, поставив на колени, заставил ее упереться локтями в пол. Потом он немного приподнял ее, взявшись за бедра, и единым мощным толчком, разрывая плоть, вошел в отверстие между ее ягодицами. Поначалу она пыталась сдерживать рвущийся из нее крик, но боль с каждым новым толчком становилась все сильнее и вскоре она не выдержала. В ее крике была и боль, и ненависть. Сэр Стивен это прекрасно понимал и, безжалостно насилуя ее, заставлял кричать еще сильнее. Бунт был подавлен.
Когда все было кончено, он поднял ее и, прежде чем отослать, указал ей на вытекающую из нее густую липкую жидкость – это была окрашенная кровью сперма. Ее анус являл собой сейчас развороченную кровоточащую рану.
...

Это сообщение отредактировал ass2mouth - 16-07-2012 - 12:57
ass2mouth
 
  • *
  • Статус: In vino veritas
  • Member OfflineМужчинаСвободен
И еще один автор, который тему анала затрагивал в своих произведениях повсеместно и с большим удовольствием. Конечно, это Donatien Alphonse François de Sade, известный как Маркиз де Сад.

"Философия в будуаре" считается одним из наиболее совершенных произведений де Сада. В романе пятнадцатилетняя красавица Эжени становится усердной ученицей трёх мужчин и одной женщины, которые преподают ей не только практические навыки любви, но и излагают ей свои циничные взгляды на секс, религию, историю и нравственность.


...
Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. - Дольмансе, разденьте-ка сами свою жертву.

ДОЛЬМАНСЕ. - Это не составит труда: ведь нужно лишь снять этот газ, чтобы обнажить самые соблазнительные прелести. (Он её обнажает, и его взор прежде всего обращается к её заду.) Итак, я наконец увижу эту божественную, эту бесценную жопу, на которую я возлагаю такие пылкие надежды!.. О, Господи! Какая дородная плоть, как она прохладна, сколько ошеломляющего изящества!.. Более прекрасной я не видывал!

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. - Негодник! Как эти начальные хвалы выдают твои вкусы в наслаждениях!

ДОЛЬМАНСЕ. - Но разве может что-либо в мире с этим сравнится?.. Где может любовь найти лучший алтарь?.. Эжени... божественная Эжени, позвольте мне покрыть нежнейшими ласками эту жопу! (Вне себя, он щупает её и с восхищением целует.)

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. - Остановитесь, распутник!.. Вы забываете, что Эжени принадлежит мне одной. Она будет вашей наградой за уроки, которые она от вас ждёт, ибо, только преподав ей эти уроки, вы получите её в подарок. Умерьте ваш пыл, а не то вы меня рассердите.

ДОЛЬМАНСЕ. - Плутовка! Да вы просто ревнуете... Хорошо же, дайте мне вашу собственную: я воздам ей подобные почести. (Он приподнимает сорочку госпожи де Сент-Анж и ласкает её зад.) Ах, мой ангел, как он прекрасен,... он тоже восхитителен. Дайте-ка я сравню их... хочу посмотреть, когда они рядышком: это Ганимед возле Венеры! (Осыпает и тот и другой поцелуями.) Чтобы продлить сие чарующее зрелище такого обилия красоты, не соблаговолите ли, мадам, обнять Эжени, и представить моему взору эти прелестные жопы, кои я так обожаю!

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. - Извольте! Вот!.. Вы удовлетворены? (Они переплетаются телами так, что обе жопы оказываются перед лицом Дольмансе.)
Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. - Дольмансе, разденьте-ка сами свою жертву.

ДОЛЬМАНСЕ. - Это не составит труда: ведь нужно лишь снять этот газ, чтобы обнажить самые соблазнительные прелести. (Он её обнажает, и его взор прежде всего обращается к её заду.) Итак, я наконец увижу эту божественную, эту бесценную жопу, на которую я возлагаю такие пылкие надежды!.. О, Господи! Какая дородная плоть, как она прохладна, сколько ошеломляющего изящества!.. Более прекрасной я не видывал!

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. - Негодник! Как эти начальные хвалы выдают твои вкусы в наслаждениях!

ДОЛЬМАНСЕ. - Но разве может что-либо в мире с этим сравнится?.. Где может любовь найти лучший алтарь?.. Эжени... божественная Эжени, позвольте мне покрыть нежнейшими ласками эту жопу! (Вне себя, он щупает её и с восхищением целует.)

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. - Остановитесь, распутник!.. Вы забываете, что Эжени принадлежит мне одной. Она будет вашей наградой за уроки, которые она от вас ждёт, ибо, только преподав ей эти уроки, вы получите её в подарок. Умерьте ваш пыл, а не то вы меня рассердите.

ДОЛЬМАНСЕ. - Плутовка! Да вы просто ревнуете... Хорошо же, дайте мне вашу собственную: я воздам ей подобные почести. (Он приподнимает сорочку госпожи де Сент-Анж и ласкает её зад.) Ах, мой ангел, как он прекрасен,... он тоже восхитителен. Дайте-ка я сравню их... хочу посмотреть, когда они рядышком: это Ганимед возле Венеры! (Осыпает и тот и другой поцелуями.) Чтобы продлить сие чарующее зрелище такого обилия красоты, не соблаговолите ли, мадам, обнять Эжени, и представить моему взору эти прелестные жопы, кои я так обожаю!

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. - Извольте! Вот!.. Вы удовлетворены? (Они переплетаются телами так, что обе жопы оказываются перед лицом Дольмансе.)
ДОЛЬМАНСЕ. - Лучше не придумаешь: именно то, что я хотел. А теперь распалите эти роскошные жопы огнём похоти пусть они ритмично поднимаются и опускаются пусть они повинуются возбуждению, в то время как наслаждение будет их влечь к движению... О, прекрасно, прекрасно, это восхитительно!...
ass2mouth
 
  • *
  • Статус: In vino veritas
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Продолжение.
...
ДОЛЬМАНСЕ. .. давайте подробно исследуем для нашей прелестной Эжени содомское наслаждение, которое теперь является предметом нашей беседы.
Наиболее распространённая для женщины поза при этом типе наслаждения - это лечь животом на край кровати, раздвинув пошире ягодицы и опустив голову как можно ниже. Распутник, посозерцав мгновение роскошный вид готовой и манящей жопы, похлопав по ней, немного пошлёпав её, пощупав, а иногда побив или отхлестав, пощипав и покусав, увлажняет ртом прекрасную дырочку, в которую ему предстоит проникнуть. Он подготовляет своё вхождение кончиком языка подобным же образом он смачивает свой снаряд слюной или помадой и нежно приставляет к отверстию, которое он собирается пронзить. Одной рукой он направляет снаряд, другой - раздвигает ягодицы источника его наслаждений. Едва он почувствует, что член проникает, нужно энергично, но осторожно проталкивать его, не идя ни на какие уступки. Именно в эти моменты женщине иногда больно, особенно, если она неопытна или молода но, не считаясь с её страданиями, которые вскоре превратятся в наслаждения, ёбарь должен резво задвигать хуй, дюйм за дюймом, постепенно, но непреклонно, пока не достигнет цели: то есть пока волосы его аппарата не начнут тереться о края ануса выжопливаемой особы. Тогда он может дать себе полную волю, ибо все тернии на сём пути изъяты, и остались одни розы. Чтобы окончательно превратить в наслаждение неудобство, ещё, быть может, испытываемое партнёром, пусть он схватит хуй и дрочит, если это юноша, или теребит клитор, если это девушка. Возбуждение от наслаждения заставляет анус партнёра изумительно сжиматься и удваивает удовольствие ёбаря, который в восхищении от уюта вскоре выстреливает в глубины жопы спермой столь обильной, сколь и густой, в результате этих похотливых приёмов.
...
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики