Пожалуйста оцените рассказ
Отлично! [ 27 ]  [60.00%]
Хорошо [ 10 ]  [22.22%]
Средненько [ 5 ]  [11.11%]
Плохо [ 1 ]  [2.22%]
Отвратно [ 2 ]  [4.44%]
Всего голосов: 45
Гости не могут голосовать 


Страницы: (1) 1
Sаndrо
 
  • Group Icon
  • Статус: Никогда не говори никогда
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Все нижеописанное происходило в момент заката застоя в СССР, когда народ еще не успел вкусить так называемой свободы и гласности, а в магазинах на полках свободно стояли только банки с громадными огурцами, пакетики с лавровым листом, да пачки с грузинским чаем. Путевки и дефицитные товары распределялись завкомом, остальное же приходилось искать в комиссионках или на черном рынке за бешеные деньги, секса же, как известно, не было вообще.

Вера приехала в Трускавец по путевке, отправив на это время мужа с пятилетним сыном отдыхать «дикарями» на Черное море. Поначалу ничто не предвещало грозы. Мужа она любила, секс у них был регулярно, когда она сама того хотела, муж всегда подстраивался под нее, поэтому никаких планов, иногда вынашиваемых женщинами при поездке на курорт, у нее не было, да и быть не могло. Она считала, что искать от добра добро – только время терять, да еще и рискованно, того и гляди, лишишься всего, что удалось достигнуть на текущий момент. По профессии Вера – инженер-физик, и ее аналитический ум позволял сразу определить, чего ожидать от того или иного субъекта, потому она не опасалась попасться на удочку любителей «половить рыбку» на стороне.
Санаторий располагался в курортном парке, что было хорошо с точки зрения доступности бюветов с минеральной водой, до них можно было идти, гуляя по его аллеям. Верхний бювет располагался немного ближе, чем центральный. Размещение в санатории было обычным: блок из двух одноместных комнат с тамбуром, куда выходили двери туалета с умывальником и душа, опять-таки с умывальником. В номере – шкаф, кровать и стол с двумя стульями. В общем, тоже ничего особенного.
Разложив вещи, и приняв душ с дороги, она простирнула белье, повесила его сушиться на лоджии, которая была одна на блок, и отправилась в центр города, до которого было километра полтора, на разведку, мимо центрального бювета.
В Трускавце она была впервые, раньше ездила обычно в Ессентуки, и городок ей понравился своей архитектурой и обилием зелени. Впрочем, неудивительно: стояла ранняя осень, и деревья еще не успели поменять окраску, хотя легкий багрянец уже наблюдался. Магазинов было немного, из увеселений предлагались ресторан и несколько кафешек, ни дискотек, ни иных развлечений она не заметила.
«Одной будет, пожалуй, скучно», – подумала она и впервые пожалела, что с ней нет мужа. Впрочем, ребенка все равно девать было некуда, мама ни за что не хотела оставаться с внуком одна, боясь ответственности, а свекровь на этот раз тоже отказалась. Опять же, и путевку достать было непросто, так что «муж рядом» – это было из разряда фантазий.

Вечером того же дня она познакомилась со своей соседкой по блоку, сорокасемилетней учительницей из Сыктывкара Ниной Егоровной, и спросила, где тут можно погладить белье. Получив ответ, что здесь, на этаже, есть бытовка с утюгом и гладильной доской, Вера захватила уже высохшие трусы с лифчиком и комбинашкой, а также спортивный костюм, который слежался и помялся в чемодане, и вышла из номера. Она быстро нашла бытовку в конце коридора, где какая-то женщина уже доглаживала белье, и немного подождав, завладела утюгом. Когда она уже заканчивала, в бытовку с пакетом подмышкой вошел молодой, спортивного телосложения парень лет тридцати – тридцати пяти, по лицу вылитый итальянец, как их показывают в кино. Такой тип мужчин привлекал Веру и она на мгновение задержала на нем взгляд, после чего продолжила свою работу.
– Виктор, – услышала она приятный низкий голос.
– Что, простите? – она подняла голову и увидела, что «итальянец» не отрываясь, смотрит на нее.
– Меня зовут Виктор, а вас как? – все так же пристально глядя на нее, представился вошедший.
– Вера.
– А вы давно тут?
– Только что приехала.
– Ну надо же? – обрадовался молодой человек, – И я тоже первый день. Это судьба!
– Что вы имеете в виду? – как можно холоднее сказала Вера. Она вовсе не была в восторге от возможных приставаний. Больше всего она ценила душевный комфорт и не собиралась заводить ненужных знакомств.
– Только то, что это явный знак: нам не придется искать себе кого-то другого.
– Вот еще, – фыркнула Вера, – я и не собираюсь никого искать, у меня и так все есть.
– Муж?
– И сын.
– Ну так и я женат, и дети есть. Это ведь только к лучшему, меньше шансов подцепить чего не надо, да и никаких взаимных обязательств.
– Вы со всеми так откровенны? – усмехнулась Вера, собирая выглаженное белье и проходя мимо нахального молодого человека.
– А что тут такого, это же обычное дело. Да и для здоровья полезно, – последнее он почти выкрикнул ей в спину, но Вера его уже не слушала, хотя какие-то струны он в ней задел, пожалуй. Прежде всего, внешность и... она затруднялась с определением, но все же, наверное, сексапильность. Он заметно отличался от ее мужа, которого она очень любила, и который был хорошим человеком, но рациональным и без этого блеска в глазах. И потом, голос... Голос у Виктора был такого тембра, что завораживал ее и вызывал в теле слабость и дрожь. Именно поэтому она постаралась как можно скорее выбросить его из головы и решила избегать дальнейших встреч.

***
Следующий день прошел суматошно, посещение врачей, назначение процедур, в общем, сплошная рутина с небольшим перерывом на обед, проходивший в довольно-таки неплохой столовой. Там она опять увидела Виктора, развлекавшего разговором свою соседку по столу, блондинку лет тридцати. Видимо, он шутил, поскольку блондинка охотно хохотала над его репликами. То ли нечаянно, то ли намеренно, он ни разу не взглянул в ее сторону, что оставило неприятный осадок. «Ну, вот и хорошо, – подумала она, – меньше проблем». Но какой-то червячок в душе все же завелся. Почему он выбрал эту блондинку? Что в ней такого? Быстро поев, она опять пустилась по врачам.
На следующий день по пути к бювету, она уже не вспоминала об этой встрече, наслаждаясь прогулкой по парку, чистым воздухом, пением птиц и ласковыми лучами солнца, пробившего такую частую тут в это время года облачность. Уже подходя к бювету, она услышала в кустах треск, и из них прямо перед ней вывалился тот самый молодой человек, протягивая розу со словами:
– Нежнейшей женщине нежнейший цветок! – и картинно опустился на одно колено. Вера не слишком любила именно розы, но сам знак внимания был приятен, несмотря на некоторое нахальство и театральность при его выражении. Она приняла розу, после чего было бы совсем уж неприлично не поддержать разговор, который он тут же завел:
– А ты откуда? – Веру слегка покоробил этот внезапный переход на ты, и она ответила сдержанно:
– Из-под Челябинска, но мы с вами на брудершафт не пили.
– О, не вопрос, прямо сейчас и выпьем. Пойдем, у меня в комнате есть.
– Я не пью с незнакомыми мужчинами.
– Так давай знакомиться! Как зовут друг друга, мы уже знаем, где живем, сейчас выясним, а если есть еще какие-то вопросы, давай, говори.
– Да кто вам сказал, что я вообще хочу с вами разговаривать? – уже начиная сердиться, спросила Вера.
– Ну, это же по глазам видно!
– Знаете, вы мне совсем не нравитесь, – слегка покривила душой она и продолжила, – так что давайте сразу договоримся: я – героиня не вашего романа, поищите кого-нибудь другого
– Да что ты говоришь? А вот мне ты сразу понравилась, и другая не нужна.
– Ну как знаете, от меня вы все равно ничего не добьетесь, зря потратите время, – сказала она и вошла в бювет.
– Это мы еще посмотрим, – негромко прокомментировал он и удалился, независимо насвистывая.

***
С этого дня Вера стала замечать, что он всегда оказывался неподалеку: и в очереди на процедуры, и в парке по пути к бюветам с водой (она ходила каждый день к другому, чтобы разнообразить прогулки), и вечерами на террасе, когда она сидела там одна с книгой. На четвертый день он опять подошел к ней.
– Все, я так больше не могу. Вы занимаете все мои мысли, посмотрите, я весь иссох от переживаний. Ну давайте хоть погуляем вместе, что ли? – его переход на Вы удивил Веру и она спросила:
– А с чего вдруг такая галантность в обращении?
– Да я тут подумал и понял, что вы были правы, мы слишком мало знаем друг друга, чтобы переходить на ты. Так, что насчет прогулки?
В принципе, Вера была не против погулять с кем-нибудь, поговорить. Так сложилось, что женщин ее возрастной категории в санатории было мало, да и те быстро обзавелись поклонниками и проводили все время с ними. Более же пожилые в свободное время собирались на террасе, чтобы посудачить о своих проблемах со здоровьем, и это ее не интересовало. Мужики тоже были либо полностью погружены в свои болячки, либо откровенно искали, с кем можно «необременительно провести время в тесном контакте», таких она сразу отшивала. Так что, жизнь была довольно скучной и однообразной: утренний поход за водой, потом завтрак, процедуры, опять за водой, обед, послеобеденный сон, личное время, иногда опять же процедуры, потом за водой и ужин, после которого санаторий практически вымирал, все занимались своими делами в комнатах, либо гуляли парами в парке.
Иногда она ходила в город по магазинам, но больше читала, благо библиотека в санатории было неплохой. Отсутствие общения угнетало. Она написала письмо мужу, но надеяться на ответ пока было рано, они с сыном должны вернуться домой еще только через неделю. Так что она согласилась прогуляться вместе вечером.
Сразу после ужина они снова пошли в парк, но теперь уже просто прогуливаясь по аллеям и разговаривая. Виктор оказался интересным собеседником. Он знал много разных историй, интересовался живописью, что всегда увлекало Веру, но до чего у нее никогда не доходили руки. Читал стихи, причем каждый раз подбирал их так, будто это он, только что, сочинил их для нее, и с явным интересом слушал то, что рассказывала Вера. С ним оказалось легко и, главное, он не давал воли рукам, поэтому она успокоилась и с удовольствием согласилась встретиться с ним и завтра. Они вернулись в корпус, когда вокруг уже стемнело, и Виктор галантно проводил ее до номера, поцеловав на прощанье руку.

Наутро, когда она вышла из номера, он был уже тут как тут, и предложил вместе прогуляться за водой. После прогулки, опять сопровождавшейся легким трепом на разные темы, они вместе пошли на завтрак, а потом разошлись на процедуры. На обеде его не было, а потому ей пришлось идти за водой одной, и это показалось ей как-то... не вполне комфортно, что ли? Поэтому она обрадовалась, когда после полуденного сна вышла из номера и увидела его, ожидающего ее, подкидывая в руке камешек.
– Где вы были? – спросила она, имея в виду дневной промежуток.
– Да так, пришлось задержаться на процедурах, но ничего важного, – он опять подставил локоть, и они под ручку пошли к бювету. В этот вечер было так же весело. Они гуляли по парку, потом сидели на скамейке, и он, чтобы ей не было холодно, приобнял ее за плечи, накинув на обоих свой пиджак.
– Слушайте, Вера, – вдруг произнес он, повернув к ней свое лицо. Его голос был особенно завораживающим, – как вы думаете, мы уже достаточно знаем друг друга?
– Что вы имеете в виду? – насторожилась она.
– Да вот, я тут сегодня смотался во Львов и купил изумительный армянский коньяк «Васпуракан», восемнадцать лет выдержки. Вы как относитесь к коньяку?
– Теперь понятно, где вы пропадали в обед, – усмехнулась Вера, – ну а коньяк-то зачем?
– Как зачем, должны же мы выпить на брудершафт, чтобы перейти, наконец, на ты! – воскликнул Виктор, – А предлагать даме незнамо что, да еще и непонятного происхождения... В общем, джентльмены так себя не ведут.
– А вы спросили, хочу ли я выпивать?
– Да ну, мы же по чуть-чуть, только чтобы традицию соблюсти, – его голос как-то вибрировал, отдаваясь в теле Веры и заставляя ее слабеть.
– Ну, если только по чуть-чуть...
– Конечно, – обрадовался Виктор и вынул из одного кармана пиджака плоскую бутылку на пол-литра, а из другого – два складных стаканчика, из которых здесь обычно пьют минеральную воду. – Вы не беспокойтесь, они новые, – добавил он, кивнув на стаканчики, – и потом, коньяк, он стерилизует не хуже водки.
С этими словами он быстро разложил стаканчики и налил в них грамм по двадцать, после чего протянул один Вере. Взяв стаканчик, она увидела, что коньяка действительно немного, поэтому решилась и спросила:
– Ну и за что пьем?
– За знакомство, – ответил он и, скрестив свою руку с ее, приложил стаканчик ко рту. – Ну, что же вы?! – воскликнул он, увидев, что Вера не торопится пить, – Надо, чтоб одновременно.
В голове у Веры царил сумбур. Ей нравился этот молодой человек с завораживающим голосом, и в то же время она чего-то боялась. Может быть, самой себя? «В конце концов, что тут такого?» – подумала она и тряхнула головой, отбрасывая сомнения.
Она поднесла стакан ко рту, и они одновременно выпили коньяк, который словно комок огня пробежал по ее пищеводу и растекся теплом по всему телу. Виктор осторожно прижал ее к своей груди и коснулся губами ее рта. От него пахло коньяком и табаком. Этот запах ей понравился, какой-то очень мужественный, что ли, и она слегка приоткрыла рот в ответ на это прикосновение. Его губы, замерев на мгновение, прижались сильнее и осторожно задвигались, как бы перебирая ее губы и вбирая их в себя, а потом его язык проник в ее рот и коснулся ее языка... Как ни странно, это не было противно.
Вера, в общем-то, не умела целоваться. Весь ее опыт с мужем заключался в простом соприкосновении губ и легком их посасывании, а тут... словно разряд тока пронзил ее тело и отозвался томительной тяжестью в паху. Голова слегка закружилась, то ли от коньяка, то ли, всего скорее, от нового для нее ощущения...
Когда она немного пришла в себя, то обнаружила, что его рука уже мнет ее грудь, и от этого новые искры удовольствия пробегают по ее телу, опять-таки отдаваясь толчками в паху. Она нашла в себе силы вырваться и, тяжело дыша, сказала своему визави:
– Так и знала, что будете приставать, – после чего вскочила и быстро пошла по направлению к санаторию.
– Вера! Ты все не так поняла, – донеслись до нее слова Виктора, но она не слушала, стараясь как можно скорее убежать, скрыться даже не от него, а от самой себя...
Ночью ей впервые снились эротические сны, где Виктор опять целовал ее своими твердыми горячими губами, а она обмирала, теряя дыхание. И опять кровь приливала к ее тазу, вызывая томление в паху.

На следующее утро он, как ни в чем не бывало, опять ждал ее, чтобы идти за водой и тут же спросил:
– Ну, как ты, после коньяка? Вроде не подделка. – Вера решила дать ему ясно понять, что споить ее не удастся, и поэтому ответила:
– Ничего, но пить я больше не буду.
– Да никто ж и не заставляет, – улыбнулся Виктор, главное, мы теперь на ты. Не так ли? – она неуверенно кивнула. – Но конечно, если не будет получаться, тогда обязательно надо повторить, – и он уже привычно предложил ей руку.
За все время пути туда и обратно они ни разу не коснулись событий вчерашнего вечера. Говорили в основном о работе, при этом Виктор все больше расспрашивал ее, говоря о себе коротко, так что она не вполне поняла, чем он занимается. Сама же она увлеченно рассказывала об экспериментах на исследовательском реакторе и разных случаях, связанных с ними. Потом перешли на тему местожительства. Вера рассказала о своем небольшом городке, где практически все всех знают, и это бывает иногда очень обременительным. Виктор оказался жителем подмосковных Мытищ и приглашал приезжать к нему в гости.
– А как же жена? – поинтересовалась Вера.
– А что жена, ей совсем не обязательно рассказывать, кто ты. Можно представить дальней родственницей.
Это почему-то неприятно кольнуло Веру.
После завтрака они опять разошлись на процедуры, договорившись встретиться после сонного часа. Принимая ванну, Вера опять почувствовала прилив крови к низу живота, представив на миг, что в ванне вместе с ней лежит Виктор. «Господи, какие глупости в голову лезут!» – сердито подумала она, но сердце ее продолжало часто биться, а в голове стоял легкий звон.

***
Вечером они опять гуляли по городу и говорили. Правда, на этот раз больше говорил Виктор, а Вера пребывала в некой задумчивости. Тема незаметно сползла на здоровье, особенно по мужской и женской части. Виктор выступал уверенно, со знанием дела, якобы потому, что его жена была врачом-гинекологом.
– Любое воздержание отрицательно действует на организм, – вещал он, – поскольку не дает ему жить естественной жизнью. У мужчин застой крови в паху чреват аденомой простаты, а у женщин ведет к различного рода нарушениям в малом тазу, вплоть до рака.
– Да ладно тебе, пугать, – Вера действительно обеспокоилась, поскольку тяжесть в нижней части живота, появившаяся еще вчера, все никак не проходила. – Нельзя же ради этого бросаться во все тяжкие.
– Во все тяжкие действительно нельзя, – подтвердил Виктор, – для таких дел женщины издревле заводили так называемых «друзей семьи», чтобы было с кем сбросить сексуальное напряжение во время длительного отсутствия мужа.
– Интересно, а что мужья?
– А те, соответственно, заводили подруг.
– Не знаю, мне бы не понравилось, – с сомнением протянула Вера, в то время как ее сердце опять начало колотиться в груди.
– А тебе бы понравилось, если бы муж заболел, да еще и неизлечимо?
– Конечно нет, но это ведь совсем не обязательно!
– Но возможно. А потому надо вовремя сбрасывать такое напряжение, чтобы не дошло до негативных последствий. – Он остановился, обнял ее и внимательно посмотрел ей в глаза. Ее сердце бухало где-то в горле, во рту пересохло. Она хотела что-то сказать и не смогла.
Виктор покачал головой и сказал:
– Если любишь человека, то всегда поймешь, что ему полезно для здоровья, а что во вред, и никогда вреда не пожелаешь, – с этими словами он крепче обнял ее и опять нежно прижался губами к ее губам.
В этот раз поцелуй длился гораздо дольше, Вера поплыла, и когда обнаружила его руку на своей груди, уже не смогла оттолкнуть ее и даже сильнее прижалась к нему. Немного помяв грудь, он просунул ладонь между их телами и двинулся вниз, проведя по животу, коснулся через юбку промежности, и тут низ ее живота внезапно иглой пронзила боль.
– Оох! – вскрикнула Вера, и резко согнувшись, схватилась за живот.
– Что случилось?! – встревожено вскинулся Виктор.
– Больно!
– Где?!
– Здесь, в животе, – простонала Вера, но в этот момент боль стала утихать, и она смогла распрямиться. – Знаешь, пойдем домой, что-то я себя неважно чувствую.
Виктор попытался ее еще поуговаривать насчет продолжения прогулки, но она, испугавшись боли, настояла на своем. К чести Виктора надо сказать, что он не стал приставать, а проводив ее в номер и уложив в постель, ушел, поцеловав еще раз на прощанье.
А еще чуть позже, она, подмываясь, обнаружила, что у нее начались месячные, причем на несколько дней раньше срока. «...Вплоть до рака», – вспомнила она, глядя на набухшие от прилива крови половые губки, и по-настоящему испугалась.
Чтобы хоть как-то снять стресс, она написала письмо мужу, где говорила, что больше ни за что не поедет на курорт без него, что ей его катастрофически не хватает. Она действительно соскучилась и по мужу, и по сыну, и ничего не хотела больше в тот момент, как увидеть их, прижаться и забыть обо всем.
Этой ночью ей опять снился эротический сон, но кто там был главным героем: Виктор, муж или кто-то еще, она наутро не вспомнила.
Месячные в этот раз были обильнее, чем обычно, и она потеряла много крови. Ей пришлось пропустить несколько процедур, и все это время рядом с ней был Виктор. Он окружил ее нежностью и заботой, поил соками и кормил фруктами для восстановления крови, гулял с ней, развлекая анекдотами, и даже купил несколько местных сувениров, чтобы ей не пришлось потом лихорадочно искать их перед отъездом. Целовались они теперь часто, это казалось вполне естественным. И каждый раз в ней вспыхивало сексуальное возбуждение, которое она подавляла изо всех сил, не желая изменять мужу. И каждый раз она уплывала, так что если бы не месячные, Виктору ничего не стоило ее совратить. По ночам ей все так же снились эротические сны, от которых наутро оставалась тяжесть в паху и набухшие от прилива крови половые губы.

Наконец, на шестой день месячные закончились. Она впервые после перерыва пошла принимать ванну, а после обеда, сходив в душ и накинув комбинацию, легла на кровать, чтобы почитать немного и уснуть. Но успела она прочитать лишь пару страниц...
Виктор, которому она ничего не сказала, как-то сам узнал, что сегодня она принимала процедуры и внезапно, не постучавшись, вошел в ее комнату и запер за собой дверь.
– Что ты делаешь? – севшим от неожиданно для нее самой нахлынувшего возбуждения голосом спросила Вера.
– Пришел поцеловать тебя перед сном, – ответил он, хотя на самом деле все и так было понятно. Сердце ее застучало быстрее.
– Я не хочу... – начала Вера, но он не дал ей закончить, закрыв рот поцелуем.
В ее голове, как всегда зашумело, мысли стали путаться, а внизу живота, тоже как всегда, появилась тяжесть. Он задрал комбинашку и начал целовать ее груди, то лаская языком затвердевшие соски, то всасывая их вместе с ореолами. Вера застонала и попыталась отстраниться.
– Я не... ох... не хочу... – старалась она оттолкнуть его голову слабеющими руками.
– А это мы сейчас проверим, – и он, отстранившись, начал стаскивать с нее трусики...
– Подожди, подожди... я сама... – внезапно решилась Вера, поняв, что от нее уже ничего не зависит, – только ты... сходи, подмойся.
Согласно кивнув, Виктор вышел на пару минут и вернулся уже раздетым с одеждой в руках. В эти минуты в Вере боролись два желания: немедленно закрыться на ключ или... или пустить все на самотек, и будь что будет... Впрочем, она хорошо понимала, что сделав первое, лишь ненадолго оттянет уже заранее известный финал, поэтому смирилась и, скинув комбинацию и трусы, забралась под одеяло чуть не с головой. Ее била мелкая дрожь, тело покрылось мурашками, а в голове звенела пустота...

Виктор положил свою одежду на стул и, опять закрыв дверь на ключ, подошел к кровати, где забившись под одеяло до самых глаз, лежала Вера, лег рядом и, взяв в охапку, прижал ее к себе. Она почувствовала сквозь тонкое одеяло, как его напряженный член уперся в ее живот. Он снова начал целовать ее, она опять поплыла и уже не сопротивлялась, когда он скидывал с нее одеяло.
Виктор оказался умелым любовником, он не полез сразу на нее, но, целуя сначала ее груди, спустился к животу и вот, его язык уже ласкает ее промежность, вылизывая щель между набухшими половыми губами и клитор, заставляя ее при этом непроизвольно ахать... Это тоже было новым, ее тело вздрагивало от этой ласки и само подставлялось его губам и языку, безо всякого участия с ее стороны. В голове мелькало только: «как же муж?.. что я делаю?..», но эти мысли не находили выхода, Вера уже была неспособна сопротивляться и хорошо понимала, что Виктор сделает с ней все, что захочет. Когда он выпрямился и лег на нее, разместившись между ее раздвинутыми в стороны коленками, она только и нашла в себе сил сказать вздрагивающим голосом:
– Смотри, сделаешь мне ребенка, я его рожу и привезу тебе. – Виктор только улыбнулся и, приставив головку члена к ее уже влажному входу, надавил...

***
Когда Виктор входил в комнату раздетый, Вера старалась не смотреть в его сторону, поэтому о его анатомическом строении у нее были смутные представления, но теперь, когда его член, раздвигая стенки влагалища, начал входить в нее, она почувствовала, что он просто огромен. Он был намного больше члена ее мужа и потому входил с трудом, несмотря на обилие смазки. Она даже испугалась, но в тот же момент почувствовала огромное возбуждение, заставившее ее громко ахнуть и задышать еще чаще, а когда головка его члена коснулась входа в матку, ее словно пробил заряд тока, она дернулась и застонала...
Достигнув упора, Виктор крепко прижал ее к себе, так что ее груди расплющились между их телами, и опять начал целоваться, не двигаясь и давая ей привыкнуть к его размеру. От влагалища, плотно обтягивающего его стержень, потекли горячие волны, и словно тысячи иголочек щекотно покалывали по всему телу. Это было очень приятно. Но когда он задвигался в ней – то почти полностью вынимая член, то снова вводя его на всю длину – ощущение стало почти нестерпимым. Тело горело, словно в огне.
Она задергалась под ним, пытаясь сказать, чтобы он остановился, но из запечатанных поцелуем губ вырвалось лишь невнятное мычание, а потом ее тело приспособилось, и внутри него словно родился пылающий шар, выплескивающий во все стороны волны наслаждения и заставляющий ее непроизвольно двигаться навстречу тому, что сейчас пронзает ее, порождая эти волны. Шар все увеличивался вместе с растущим томлением и, в конце концов, взорвался невероятной силы оргазмом, равного которому она никогда до сих пор не испытывала... Она закричала, но непрекращающийся поцелуй превратил ее крик в сдавленный писк. Ее влагалище запульсировало, а тело забилось в спазмах всепоглощающего облегчения, и она на какое-то время потеряла сознание.

Когда она пришла в себя, Виктор уже оделся и целовал ее, прощаясь.
– До вечера, дорогая. Мне очень понравилось, а тебе?
Она ничего не смогла ему ответить, испытывая одновременно и стыд за измену, и легкость на душе и в теле. Ничто уже не напоминало о былом дискомфорте в области таза. Когда он ушел, Вера поднялась и на нетвердых ногах пошла в душ. Не обнаружив на себе и рядом следов спермы, она встревожилась, опасаясь, что он излился в нее. Конечно, у нее только что прошли месячные, так что сегодня – день безопасный, но рисковать совсем не хотелось. Подмываясь, она обнаружила в себе его сперму и расстроилась, что он совсем не подумал о ней.
Он опять встретил ее перед выходом за водой и, как ни в чем не бывало, предложил руку. Она попыталась отругать его за безответственность, но он, оказывается, тоже посчитал дни и сумел все перевести в шутку. После оргазма Вера испытывала небывалую легкость в теле, да и настроение, несмотря на уколы совести, было замечательным, поэтому она решила простить его и не заострять на этом внимания.
После ужина Виктор уговорил ее не ходить на прогулку, чтобы, как он сказал, «не терять даром время», и она, опять поддавшись магии его голоса, не смогла отказать. На этот раз он сумел, прежде чем кончил сам, довести ее до оргазма целых пять (!) раз, чего тоже ранее никогда не бывало. Полностью обессилев от этого секс-марафона, она упала на кровать и уснула сразу же, как закрыла за ним дверь.
Этой ночью эротические сны ей не снились. Ей вообще ничего не снилось, она проспала как убитая и проснулась необыкновенно рано в отличном состоянии тела и духа. Одна только мысль тревожила ее сразу после пробуждения: «Что же мне теперь делать?!» Она любила мужа и не хотела причинять ему боль, и в то же время понимала, что устоять перед Виктором не способна. Ну сколько она сможет его избегать, если они живут в одном корпусе, да еще и на одном этаже?
«Нет, единственный выход – бежать отсюда», – решила она. От путевки оставалась еще почти неделя, и наверное, Виктор рассчитывает провести ее с ней, а отказать ему она не в силах, поэтому Вера быстро собралась и почти бегом выскочила из номера, мышкой прошмыгнув на лестницу в надежде, что Виктор ее не заметит, поскольку в противном случае у нее просто нет шансов.
На ее счастье побег оказался успешным, и уже через полчаса она перебронировала авиабилет на рейс, который отправлялся на следующий день. Надо было еще успеть закрыть санаторно-курортную карту, она уезжала на целых пять дней раньше срока.

Виктор уже ждал ее, когда она подходила к корпусу.
– Поменяла билет, – даже не спрашивая, а утверждая, сказал он. Вера только кивнула. – Тогда времени осталось совсем мало, – и он, взяв ее за руку, повел в номер. Вера покорно шла за ним. «Все-таки успела!» – ликовала она в душе, в то время как ее тело жаждало новых ласк...
До обеда Виктор успел взять ее два раза, и оба раза она получала множественные оргазмы. После обеда он помог ей закрыть путевку, и опять начался секс-марафон. Виктор любил ее так, словно это был последний раз перед концом света, и она отдавалась ему с таким же чувством. Ему было достаточно сказать своим чарующим голосом: «ложись», как Вера тут же безропотно ложилась, раздвигая ножки. Она кончала и кончала под ним, уже потеряв счет и времени, и оргазмам, и все никак не могла остановиться... Да, она уставала и желала перерыва, но он снова и снова разжигал в ней огонь страсти...
Зато заснула она в этот вечер мгновенно, и спала отлично, проснувшись наутро бодрой и свежей.

***
Автобус во Львов отправлялся в десять утра, и Вера была уверена, что Виктор еще раз овладеет ей, но как ни странно, он, придя к ней утром, только поцеловал, вздохнул, и сказал, что проводит до Львова.
Во Львове они еще с полчаса побродили по городу, в основном, молча, а потом он посадил ее в такси и, поцеловав на прощание, сказал:
– Ты – самое яркое и незабываемое приключением в моей жизни! – после чего махнул рукой и, не оборачиваясь, ушел. Вера почувствовала, будто лопнула тонкая струна, и в воздухе поплыл тихий звон.
Она захлопнула дверцу, и такси тронулось в аэропорт.

Приключения закончились, а в Челябинске ее встречал любимый муж, которому она дала телеграмму. Она знала, что он ждет ее сейчас, волнуется, но вот как ему все объяснить?.. А может, и вовсе не надо? Меньше знаешь, крепче спишь...

Это сообщение отредактировал defloratsia - 18-09-2014 - 01:54
Sаndrо
 
  • Group Icon
  • Статус: Никогда не говори никогда
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Интересно было бы получить комментарии, что понравилось, что нет. Судя по голосам, понравилось не все и не всем.
dikras
 
  • Group Icon
  • Статус: Буду рад близкому знакомству.
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Понравилось. Автор молодец.
Sun Shine
 
  • Group Icon
  • Статус: мирного неба всім
  • Member OfflineЖенщинаЗамужем
голосовала за хорошо!!!!
Так как Трускавец мне знаком, то еще более интересно читать) Представляешь хорошо и парк, и бювет и какие номера в санатории))
udav0606
 
  • Group Icon
  • Статус: свитч, фемдом предпочтительнее
  • Member OfflineМужчинаВ поиске
мдя, не могу сказать, что происшедшее у них-это плохо, это первое впечатление....

и он-нормальный, и она -не злостная изменщица. Если бы такое произошло с моей женой, я бы не осудил её, но и не хотел бы знать об этом. Глаавный персонаж, независимо от того. положительный он или отрицательный, всегда встречает у читателя сочувстввие. Интересно было бы почитать это не глазамми Веры. а от первого лица этого МЧ.
Мимо шёл
 
  • Group Icon
  • Статус: Весьма отнюдь
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Галерея женских эротических фантазий
sxn2898076545
 
  • *
  • Статус: Хочу познакомиться.
  • Member OfflineМужчинаЖенат
Почти что про мою жену. Только не Турсковец, а Чеметоквадже. Но в отличие от героини рассказа, всё рассказала про Диму - её Sher ami в доме отдыха. Думаю, что такие приключения продлевают женам жизнь.
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Право первой ночи

Понравился рассказ

Ночные забавы

Уборщица

Невеста моего друга