Нравится ли Вам?
1. Да [ 0 ]  [0.00%]
2. Нет [ 0 ]  [0.00%]
3. Очень нравится [ 2 ]  [100.00%]
Всего голосов: 2
Гости не могут голосовать 


Страницы: (1) 1
Петиметр
 
  • *
  • Статус: Познающий
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Глава шестнадцатая.

Софья Павловна была скромна, даже очень! когда предложила прогуляться по магазинам, совершить примитивный шопинг. Конечно же, мы не поехали по всем этим бутикам, заваленным мятой одеждой неизвестного производителя и происхождения. Предпочитая эксклюзив, Софи повезла меня за город, там, в вполне уеденном особнячке мне и открылся совершенно другой мир. Волшебный мир для избранных, в который я попала, словно Золушка в преддверии первого в жизни бала.
Анжела — хозяйка особняка с мускулистыми охранниками у ворот, встретила Софью Павловну, как старую подругу. У меня появилось подозрение, что их связывала не только дружба. Мелькнула ревность. Глупости? Наверное! Но, я начала привыкать к Софи, — Боже, что я себе думаю, пишу! В общем, мы вошли, улыбчивая «горничная» приняла у нас верхнюю одежду и проводила в большой холл, где и они расцеловались.
— Анжелочка, мы к тебе, — проговорила Софья Павловна, представив ей меня. — Тане нужно подобрать что-нибудь к фигуре, лицу. Ну, ты понимаешь?
— Из нижнего белья или полностью? — ответила та.
— Лучше, полностью…
Я стояла ошарашенная. Как это — полностью?!
— Девочки! — Анжела хлопнула в ладоши. — Работаем!
Открылись смежные с холлом двери, и к нам вышло пять или даже шесть стройных красавиц, словно сошли с подиума. Сказка начала оживать, материализоваться. Добрая фея Софи с Анжелой отошли в сторонку, чтобы им не мешать.
Закружилось, завертелось. Девушки меня раздели до самого естества, обласкали улыбками, обмерили бедра, талию, грудь, шею. Через какое-то время, но очень быстро! в холл, выкатили несколько стоек одежды моего размера. На них было все! от трусиков до шуб. За час я перемерила боди, комбинации, стринги, бюстгальтеры. Гольфы и носки, колготки и чулки, — белье домашнее, моделирующее, купальники — цельные, раздельные. Блузки, рубашки, брюки, шорты, джемпера, кардиганы, пиджаки, юбки, жилеты, туники. Длиннополые вечерние платья и котельные, коротенькие без рукавов. Туфли, ботинки, ботильоны, сабо, перчатки, варежки, шарфы и платки, шляпы и береты. Куртки, парки, плащи, пальто, шубы. Пересмотрела аксессуары — сумки, бижутерию.
Уф!.. Я поняла, что в понятии Софьи Павловны значит — полностью. Она меня не стесняла в симпатиях и антипатиях к той или иной вещи, я была не вольна только в одном — выбор должен быть сделан. Набитый разными пакетами, коробками. «Ситроен» выкатился из ворот особняка в направлении города. Я сидела рядом с Софи, и вполне резонно думала-размышляла: куда все это мне разместить — в своей двушке спального района?
Не знаю, написано ли было это на моем озадаченном лице, но она проговорила:
— Жизнь изменила тебя, Таня. Нужно теперь менять жизнь.
— Но я не хочу ничего менять, Софи! — бухнула я, сопровождая свои слова жгучим взглядом. В ее янтарных зрачках крупно отразились мои глаза, мысли: «Это ты, ты ее изменила!».
— Тань, давай остановимся. Подышим…— ответила она, прижимаясь машиной к обочине.
Нервно открыв двери, я выскочила, Софья Павловна поспешила за мной. На большой скорости «Ситроен» обогнала большегрузная фура, волна от нее разметала мне волосы, — берет остался в машине. Гневное сердце екнуло, заныло!..
— Софи?!..
— Успокойся, Тань, ты вся дрожишь — ответила она, обходя машину.
Действительно, у меня подрагивали кончики пальцев, но больше пульсировало, там, возле «огонька». Поздравляю, тетя Таня! Ты превращаешься в неврастеничку! Или маньячку!.. Мне неожиданно захотелось кончить. Просто взять и кончить на этой окружной автотрассе, под гул машин и мягко падающий с неба снег, вибрируя животом и вдыхая ноздрями, — грудью дурманящий аромат духов от «Диор»,
— Софи, я хочу! — шепнула я, когда она подошла.
Я совсем уже не понимала, что со мной, с кем я, и где… Смотрела на нее похотливой самкой, необузданно сгорая желанием.
— Хочешь меня? — спросила она.
— Нет! Не тебя… Просто, хочу!
— Давай сядем в машину…
— Нет, здесь! Стоя на обочине…
Представляю, нечто такое я сказала дальнобойщику! Он ответил бы мне, что я дорожная шлюха, и я бы согласилась. Наверное, выдал бы на отмах мне по бесстыжему лицу, остужая, мы бы сели в машину, поехали. И я еще была бы ему благодарна! Но Софи не ударила, не стала толкать меня к «Ситроену», вталкивать, усаживать, а обняла и поднесла пальцы к моему рту. Я их облизала и прислонила горевшую огнем щеку к ее щеке, — замерла в ожидании. Другой рукой, Софи расстегнула мне куртку, ее узкая ладонь, перебирая, приподняла свитерок, кофточку, отогнула растягивающийся пояс джинсов, проникла…
Я закрыла глаза и приоткрыла рот…
— Тань? — шепнула она
— Да…
— Быстро или медленно?
Чувствуя, как ее рука, нежно и ласково, осваивается у меня там, раздвигает половые губы и находит клитор, я сглотнула и ответила:
— Быстро…
Мы стояли обнявшись. Мимо пробегали автомобили, но мне не было до них дела. Софи круговыми движениями с нажимом стала гладить мою пульсирующую киску, массировать, проникать вглубь. Я немного осела, ноги ослабли, когда порывисто захлестнула волна наслаждения. В этот момент она нашла мои пересохшие губы своими.
Я раскрыла глаза. Немного позади «Ситроена», приостановилась машина.
— Смотри-ка, телки совсем обнаглели! — крикнули из нее мужским голосом и нажали на газ, уходя по трассе.
Я кончила еще раз, еще краше прежнего.
Мимо пролетела еще одна фура, ветер от нее приподнял мои запорошенные снегом волосы, а мы целовались, целовались…
— Софи, — проговорила я, когда наши губы разомкнулись, — я сука, но мне понравилось.
Она вынула руку из моих джинсов и поднесла влажные пальцы к своему носу. Вдохнула, прикрыв глаза.
— Пошли в машину, я хочу тебя пока ты влажная.
Мы сели в «Ситроен». Я со страхом подумала, что сейчас она наброситься на меня. Сама виновата — назвалась… не важно! Полезай!.. Я уже приготовилась терпеть. От мужика терпела, стерплю и от женщины, зажмурившись.
Софья Павловна ехала только в брючном костюме, скинув шубу, в «Ситроене» было тепло. Расстегнув пиджак, под которым ничего не оказалась, она стала мять нависшую в руку грудь, сосок, а второй, той, что была в моей киске, немного приспустив брюки, вместе с трусиками, огладила половые губы.
Первый раз я видела, как женщина мастурбирует. Теть Тамара лишь говорила об этом, но никогда не ласкала себя при мне. Двумя пальцами Софи захвалила клитор и стала массировать, лишь немного погружаясь в вульву. Стыдливо, с интересом, я стала наблюдать, как меняется ее лицо. Она закрыла глаза, ее щеки, немного покраснели, шея напряглась жилкой, бедра приподнялись, рука убыстрилась. Она выдохнул, вдавилась в кресло автомобиля и замерла. С небольшим нажимом огладила промежность, выпуская меж пальцев подрагивающий бугорок.
Янтарные глаза Софи медленно, — лениво, открылись, сначала она посмотрели вникуда, потом на меня.
— Теперь можно ехать…— проговорила она сухим горлом.
— Посидим немного, — помогая ей, навести порядок в одежде, предложила я.
— Не торопишься?
— Нет.
— А как же сон?
— Какой сон? Ах — сон! Мальчик! Такой стеснительный! В жизни… А в интернете прямо соблазнитель какой-то…
Я замолчала. Меня так размягчило откровенность происходящего, не описать. Нежданно-негаданно я выболтала Софье Павловне про Лешу. Мне захотелось с ней поделиться, и я поделилась. Почти сразу передумала и осеклась, но поздно. Так вот, волнами, приливы, отливы, я и живу последнее время.
— По интернету с ним общаешься?
— И так и так, — немного помучившись, решила я все же рассказать.
Софи вопросительно вскинула на меня глаза, в янтаре ее глаз еще плескалось, поблескивая, упоение бурным оргазмом. Я снова завилась, невольно вспомнила, как возбужденный клитор выпрыгнул из-под ее влажных пальцев. Стараясь не подать виду, с нетерпением ждала вопросов.
— Поехали в фотосалон, там расскажешь.
— Ладно…
Я села удобнее, расслабила спину и посмотрела вперед. «Ситроен» съехал с обочины и набрал скорость.
— Тань…— спросила Софья Павловна, через минут пять.
— Да…
— Ты его любишь?
— Лешу-то?
— Его Лешей зовут?
Я прикусила язык.
— Да… Не знаю, Софи. Приехал мальчик из деревни, сын моей школьной подруги, я в одной комнате, он в другой. Сначала совсем не понравился. Молчун!
— А сейчас?
— Нравится… Но, люблю ли? Наверное — нет.
— Тебе нужна не другая жизнь, Таня, — вторая.
— Как это?
— В интернете ты же не Таня.
— Лукреция…
— Вот и будь ей, для него и иногда для меня. Для Лукреции машина доверху набита трусиками, поясками, чулочками…
— Я не смогу…
— Сможешь, Тань. Я уже тридцать лет, как и Софья и Софи, одновременно. Это сейчас свекор, — член партии и почетный гражданин города, первый секретарь горкома, пять лет, как умер, мужу я безразлична уже давно, дети выросли, живут в столице, а тогда… Женщина все может если захочет…
— Двойной жизнью жить страшно было?
— Да нет… Страшно, когда сомневаешься, я не сомневалась. Влюбилась!
— Софи…
— Да…
— Я раньше не видела, как женщина мастурбирует. Себя я не считаю.
— Ты и сейчас не видела… Но, если хочешь, я тебе это покажу, как приедем.
Я пожала плечами. Не знаю, хочу я этого или нет. Из разряда неприемлющих, я потихоньку попала в сомневающиеся. Не влюбилась же! Пока не влюбилась.… И, кроме всего прочего, оправдание — я могла Софи рассказать про Лешу — она не отобьет. А я?! Получается, я изменяю ей с Лешей, — Леше с ней?! Дальнобойщику, и с ней, и с ним! Еще я изменяю Природе! Что-то я совсем запуталась, заблудилась. Или заблудила? Нет, запуталась!
— Приехали…
Софья Павловна, остановила «Ситроен», припарковав у встроенного в жилой дом крыльца, с вывеской на козырьке «Фотосалон София».
Я надула щеки и выдохнула. Еще бы! Точно, «приехали»!...

©Сергей Вершинин

Это сообщение отредактировал -=Silence=- - 15-03-2013 - 16:14
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Из записок в дневнике - посвященных Ей

Юля и новенька

Алина едет в колледж

Увольнение

Неожиданный поцелуй