Страницы: (1) 1
Дитрих Ржач
 
  • Group Icon
  • Статус: Начни, чтобы кончить!
  • Member OfflineМужчинаСвободен
Представляю очередной рассказ Дитриха РЖАЧА - признанного мэтра русской эротической литературы, известного также, как Хозяин Слова.

Дитрих Ржач
СОВМЕСТИМОСТЬ ПОКОЛЕНИЙ


Будучи приверженцем интересного, но здорового секса, Парамонов старался следить за своим здоровьем, причем делать это по возможности регулярно. История с падшей в тренажерном зале штангой стала наглядным тому подтверждением, хотя в повседневной жизни Олег Николаевич Парамонов отнюдь не причислял себя к легиону брутальных самцов-мачо с неотразимым взглядом. Российская реальность, к счастью, довольно иронично относилась к штампам и стереотипам киноэротики, что в свою очередь только добавляло пикантности в размеренное течение бытия. Словом, короче говоря, прогулки на свежем воздухе Парамонов любил, поскольку изредка они открывали для него совершенно новые грани так до конца и не изученного мужчинами самоцвета под названием "женская сексуальность".
...Осенние прогулки в одном из московских парков по берегу одного из не менее московских прудов вошли у Парамонова в привычку совсем недавно, буквально в начале осени. Верочка, свежая подруга и сторонница документализации различных стадий и фаз процесса соития, заметила как-то по этому поводу в свойственной ей ироничной манере.
- Идешь по стопам классиков, Парамонов! Многие из них просто обожали осень, хотя она к ним, увы, так и не проявила ответного чувства.
Олег Николаевич запомнил эту фразу еще и потому, что Верочка выдала её в тот самый момент, когда Парамонов осторожно и методично занимался тем, что художественно выбривал подруге лобок, оставляя галочку в виде латинской буквы "V". Это символизировало открытость Верочкиного либидо, победу над ханжеством и непросвещенностью, а также неуемную тягу к художественности её образа на цифровых носителях. Верочка просто обожала крупные планы, причем особенно ей нравились сюжеты с членом Парамонова в собственной вагине, сделанные в условиях профессиональной освещенности, что выгодно подчеркивало бархатистость женской кожи и стабильность кропотливо взращенного загара.
В парке Парамонов позволял себе порой сделать несколько десятков отжиманий, подтянуться на турнике и поприседать в охотку, сосредоточенно глядя куда-то в глубь водной глади. Вся эта физкультурность, впрочем, совершенно не мешала Олегу тут же присесть на лавочку и сделать один-три глотка хорошего виски из предусмотрительно захваченной фляжки. После этого Парамонов устраивался на лавочке поудобней и начинал изучать гулявших на том же воздухе молодых (и не очень) мамаш с колясками.
Визуальный кастинг Парамонова не имел ничего общего с тем занятием, которому посвятил себя герой известного анекдота с биноклем на пляже. Олег изучал женщин с колясками с внешней невозмутимостью и даже некоторым равнодушием, под которыми кипела чувственность и порочность Олегыча - парамоновского члена, с которым у биологического хозяина давно уже сложились теплые, дружеские и даже интимные отношения. Парамонов называл свой член либо "негодяем", либо "Олегычем", причем оттенки обращения варьировались в широчайшем спектре. Впрочем, об этом стоит поговорить в следующий раз, поскольку события в осеннем парке заслуживают блоее пристального внимания.
Особо практичный интерес Парамонов испытывал к тем мамашам, которые вывозили на свежий воздух карапузов в возрасте не меньше года. Избирательность эта имела под собой цинично-практичный фундамент, который зижделся на определенном знании Парамоновым некоторых аспектов раннего, среднего и зрелого материнства. В этом Олегу Николаевичу очень помогла в свое время Анечка, трудившаяся на нелегком, но благородном поприще акушерства и гинекологии.
- Видишь ли, Парамонов, - с некоторой отрешенностью во взгляде затуманившихся карих глаз говорила Анечка, нежно скользя намасленной жидким гелем ладошкой по упругому стволу известного негодяя, - после родов женщина начинает вспоминать о сексе в лучшем случае через год. Но! Когда она о нем все-таки вспоминает, то тут уж никакие тормоза не помеха. Было бы желание, возможность и приятный партнер, способный организовать место для встречи. Это я тебе как акушер-гинеколог говорю!
Знания, как говорится, сила, чем Парамонов и пользовался некоторую часть своей сознательной жизни. Лавочка в парке стала своеобразным наблюдательным пунктом, причем объединившим в себе и функцию рабочего места, поскольку для плодотворной работы Парамонову нужен был всего лишь карманный компьютер для печатной оцифровки пришедших в голову мыслей. Именно таким образом Олег Николаевич и занимался визуальным кастингом, который и привел в определенный момент к неожиданному, но весьма приятному результату.
...Эту дамочку Парамонов заметил на дорожке парка в среду. Женщина очень даже бальзаковского возраста неторопливо катила прогулочную коляску (весьма технократичного дизайна!), в которой с комфортом разместился ребенок в розовом комбинезоне. Парамонов мысленно тут же назвал дамочку Белоснежкой, возможно за выдержаный в белом имидж, проявивший себя в белом шарфе, белых перчатках и белых высоких сапогах. Белоснежка всегда держалась особняком, не присоединяясь к компаниям более молодых мамаш, которые периодически дефилировали по дорожкам парка. Так вот, в первый же день визуального кастинга Парамонов буквально столкнулся с Белоснежкой взглядом. У неё были очень интересные серые глаза какого-то чуть фиолетового оттенка, причем взгляд этот почти мгновенно менял свое состояние от отчужденно-холодного до теплеюще-заинтересованного.
Белоснежка неторопливо прогуливалась с коляской, и Парамонов в какой-то момент решил, что перед ним мамаша с поздним ребенком. Женщина практически приблизилась к лавочке, на которой расположился Олег Николаевич, а у него самого еще не был готов вариант, по которому предстояло познакомиться с Белоснежкой. Все-таки, что ни говори, а одно дело виртуозно строить буквенно-словесные кружева в Интернете, и совсем другое дело начать говорить что-то убедительное, глядя вот в такие интересные серые глаза чуть фиолетового оттенка. Мысль о глазах сработала как детонатор, и Олегыч тут же начал добирать устойчивости в собственном характере. "Будь, что будет! - с нарастающим восторгом безрассудства решил Парамонов и решительно встал с лавочки, - Ну не будет же она прямо здесь кричать о помощи!"
- Извините, пожалуйста, - чуть искательным, но в то же время спокойным тоном обратился Парамонов к Белоснежке, - вы не ответите на пару-тройку вопросов социологического отдела российского представительства концерна "Контекс»?
Парамонов чувствовал, что где-то допустил ошибку и сейчас несет явную чушь, но продолжал нести её уверенно, хотя собственной уверенности в успехе у него оставалось все меньше и меньше. Член практически встал в недрах его спортивных брюк, в очередной раз выдав своего хозяина с головой. Олег Николаевич понимал, что стоит только Белоснежке опустить взгляд, как все его надежды тут же рухнут.
- «Контекс»? - слегка удивленно переспросила Белоснежка, остановившись рядом с лавочкой, с которой столь пружинисто и по-молодецки поднялся Парамонов, - Вы наверное ошиблись - «Котекс»?
Конечно же, Парамонов перепутал мирового производителя презервативов «Contex» с брендом женских гигиенических товаров «Kotex». Впрочем, отступать было поздно, ибо если в презервативах и сопутствующих товарах «Contex» Олег еще разбирался, то прокладки «Kotex» были для него темным лесом по определению.
- Нет, нет, - улыбнулся Парамонов, пытаясь хоть как-то мысленно отвлечься, чтобы погасить эрекцию, - речь идет именно о продукции «Contex».
Глаза Белоснежки как-то неуловимо скользнули вниз и неожиданно потеплели.
- М-да, - сочувственно-издевательским тоном заметила она, - в неудобное положение вас поставили заказчики социологического опроса от «Contex». И часто это с вами случается?
Олег Николаевич почувствовал, что краснеет.
- Что именно? - дрогнувшим голосом попытался уточнить он, осознавая, что Белоснежка что-то заметила.
- Эрекция такая мощная, - пояснила женщина и улыбнулась, - Да вы присаживайтесь на лавочку-то, а то ведь не я одна такая в этом парке наблюдательна, вы уж поверьте мне!
Дело принимало совсем другой оборот, чему сам Парамонов был весьма рад.
- Давайте познакомимся, - предложил он Белоснежке, - а то скажете потом, что с незнакомыми мужчинами не общаетесь. Меня зовут Олег.
- Татьяна Игоревна, - церемонно кивнула Белоснежка и улыбнулась, - Можно просто Татьяна или Таня.
- У вас очаровательная девочка! - кивнул в сторону коляски Парамонов, успев заметить, что ребенок крепко спит, - Честно говоря, я восхищаюсь такими смелыми мамами, как вы.
Татьяна рассмеялась.
- И это выражается в ярко-выраженной эрекции?
- Грешен, - вздохнул Парамонов, - Признаюсь, что не смог сдержаться.
- Я так и подумала, - улыбнулась Белоснежка, а потом хитро прищурилась, - Интересно, как отреагирует ваш несдержанный м-м-м-м организм на одно весьма интересное обстоятельство.
- Пока не знаю, - честно развел руками заинтригованный Олег, - Все зависит от степени интересности самого обстоятельства!
Татьяна начинала нравиться ему все больше и больше. Было в ней что-то такое, отчего лично ему вдруг захотелось придвинуться ближе и положить её узкую ладонь в белой кожаной перчатке к себе между ног.
- Ну, тогда сидите ровней, Олег, - загадочно произнесла Татьяна и продолжила, - Дело в том, что Олюшка — не моя дочка. Она — моя внучка.
Парамонов не сказал бы, что это известие повергло его в какой-либо шок, но неожиданностью оно, безусловно, стало. «Однако! - восхищенно подумал он, скользнув взглядом по стройным ногам Татьяны, - Вот это бабушка! Надо же... Я как чувствовал, что с этой Белоснежкой не все так просто. Ну что ж, Олег Николаевич, посмотрим, что будет дальше!»
- Вы шутите, Таня! - притворно изумился Парамонов, отметив, что пару раз Белоснежка уронила взгляд на бугрившегося в брюках спортивного костюма Олегыча, - Я пока что в это не верю.
- Ну, это ваше личное дело, Олег, - шутливо отмахнулась рукой Татьяна, - Тем не менее, факт остается фактом: моя дочь родила Олюшку, и мне приходится иной раз гулять с внучкой.
- Кто бы мог подумать, что такая очаровательная женщина уже м-м-м бабушка! - с легким оттенком сожаления заметил Парамонов и как бы невзначай придвинулся ближе к Татьяне, - А можно я тоже открою вам одну маленькую тайну?
Татьяна демонстративно, но не очень решительно отодвинулась.
- Ваша решительность, Олег, настолько очевидно материализуется в районе чуть ниже пояса, что мне, право, не совсем удобно продолжать наш диалог в таком ключе. И потом, со мной Олюшка, а это, согласитесь, обязывает.
Олег Николаевич внимательно глянул в хитрые серые глаза с фиолетовым оттенком и увидел там то, что хотел увидеть — особый блеск, выдающий женщину, которая уже приняла решение.
- Понимаю, Татьяна, понимаю, - театрально вздохнул Парамонов, - Я, ведь, действительно хотел открыть свою маленькую тайну, никак не больше. А то, что устойчивость в некоторой части моего организма присутствует, так это исключительно от близости такой очаровательной женщины, как вы.
- Если бы не эта устойчивость, - усмехнулась Белоснежка, - я бы и разговор продолжать, может быть, не стала. Ну. Говорите же, что у вас там за тайна?
- Дело в том, - что по-шпионски оглянулся Олег и еще раз придвинулся ближе к Татьяне, - что я еще никогда не доверял своего Олегыча такой красивой (предательская пауза) женщине, как вы.
- Насколько я понимаю, - не стала скрывать своего сарказма Татьяна, - у вас, Олег, прямо-таки готово было вырваться слово «бабушка».
Парамонов всем видом своим продемонстрировал категорическое несогласие, но Белоснежка уверенно продолжила.
- Не спорьте, я знаю, что это именно так. Тем не менее, хочу вам сообщить, что при определенных обстоятельствах я бы с удовольствием продолжила знакомство с вами и с.... Олегычем, как вы его иронично нарекли.
Произнеся эту фразу, Татьяна поднялась с лавочки.
- Мне пора домой, - почти официально сообщила Белоснежка, - Олюшке скоро кушать. Надеюсь, что вы, Олег, правильно определите определенность тех самых обстоятельств, при которых будет возможно м-м-м-м быстрое продолжение нашего столь внезапного знакомства?
Парамонов уверенно кивнул, лихорадочно соображая, где тут игра, а где Белоснежка сказала правду. Это было похоже на осторожные шаги по тонкому льду, когда предупредительный треск еще может остановить принудительное купание в холодной воде. От осознания всей остроты и нестандартности ситуации возбуждение Олега только усилилось, что во всей правдивости отразил предатель-Олегыч.
- Я покину вас, Олег, - сделала продуманную паузу Татьяна и как бы невзначай глянула на часы, - на час-полтора. Думаю, что за это время вы с Олегычем придумаете, как организовать достойные обстоятельства для продолжения нашего знакомства.
- Уверен, что выход найдется! - в приливе организаторской деятельности ответил Парамонов и проводил глазами стройную фигуру с коляской, удалявшуюся по дорожке парка.
В том, что знакомство должно продолжиться именно сегодня, Олег Николаевич не сомневался ни секунды. «Пока у Татьяны такое настроение, этим непременно надо воспользоваться, - размышлял Парамонов, прохаживаясь по дорожкам парка, - Промедление до завтра невозможно. Значит, надо решить вопрос с местом. Место... Домой ко мне она не пойдет, наверняка не пойдет, хотя, предложить, пусть даже в шутку можно. Но что же тогда может подойти в подобной ситуации?» И тут Олег Николаевич понял, что именно может стать красивым вариантом решения внезапно возникшей секс-задачи. Он включил свой смартфон, вышел в Интернет и уже через пару минут сделал заказ, благо, наличие свободных средств это еще позволяло...
Татьяна Игоревна появилась в парке, спустя час десять минут. Парамонов с улыбкой пошел к ней навстречу, предвкушая неизбежную реализацию столь интересно завязавшегося знакомства.
- Татьяна, вы точны, как швейцарский хронометр! - с ходу заявил он и добавил, - И соблазнительны, как героиня эротического триллера!
Белоснежка усмехнулась и с интересом посмотрела Олегу в глаза.
- Ну как? Вы решили задачу с достойными обстоятельствами?
- Несомненно, - с видимым удовлетворением ответил Парамонов, - Конечно, я мог бы пригласить вас на дегустацию неплохого французского вина.
- Куда пригласить? - удивленно приподняла бровь Татьяна
- Вот! Я тоже задал себе этот вопрос, - продолжал Олег, - задал и не нашел на него ответа. В ресторан — слишком обыденно, ко мне домой м-м-м-м — слишком смело.
- Это уж точно, - кивнула Белоснежка.
Они уже подошли к выходу из парка, и Парамонов с волнением увидел олицетворение решения секс-задачи.
- И тогда я вспомнил о том, что существует очень удобное и комфортное средство передвижения, предназначенное для самого широкого спектра случаев. Прошу! - Олег картинно махнул рукой и подвел Татьяну к стоявшему у тротуара черному лимузину.
Это было эффектно! Белоснежка с восхищением переводила взгляд с лимузина на Парамонова и обратно, а Парамонов едва сдерживался, чтобы не начать жадно целовать эту женщину прямо сейчас. Водитель в фуражке церемонно открыл дверь в салон лимузина и невозмутимо помог Татьяне проследовать в салон. Парамонов закрыл за собой дверь и устроился рядом с Белоснежкой на широком кожаном диване.
- Как вы думаете, Таня, это достойное решение? - спросил он, как бы невзначай кладя руку на её колено, обтянутое тонким черным нейлоном.
- Это более чем достойное решение, Олег! - практически промурлыкала женщина и развернулась к Парамонову, - Ну, где там прячется этот негодяй Олегыч? Сейчас мы поработаем над его воспитанием...
Предчувствия не обманули Парамонова. Белоснежка удивила его не только изысканностью в исполнении оральных ласк, но и неудержимой тягой к общению с Олегычем. Да-да, именно так! Женщина практически на полном серьезе разговаривала с членом и тут же обращалась к его владельцу, что придавало ситуации особую эротичность.
- Так-так, стойкий солдатик, - мурлыкала Татьяна, умело сдвигая рукой кожицу по стволу члена, - до чего ж ты хорош вот в этой своей устойчивости. Олег, как ты его так воспитал? Или он так устойчив в присутствии незнакомой леди?
Эта манера еще сильней возбуждала Парамонова, и ему очень хотелось войти в Белоснежку немедленно, но он осознанно оттягивал этот, безусловно, «внедренческий» момент. Все-таки, что ни говори, а военные теоретики и стратеги были в главном правы: вторжение должно начинаться в самый подходящий для этого момент.
Татьяна позволила Олегу расстегнуть на себе дубленку, и то, что открылось ни разу нескромному взгляду Парамонова, произвело самое приятное впечатление. Под дубленкой на Белоснежке был изысканный костюм развращенной аристократки: черный комбидресс и пояс с чулками на подвязках. Это настолько соответствовало моменту и ощущениям Олега, что он немедленно занялся языковедческой практикой, устроив Татьяну в наиболее подходящую для этого случая позицию «69». Женщина осталась сверху, что открыло Парамонову еще больше простора для откровенных и даже бессовестных маневров пальцами, губами и языком.
Лимузин шел настолько плавно, что его движение практически не ощущалось. Белоснежка не просто демонстрировала высший пилотаж орального искусства, а как-будто открывала Парамонову новый мир, доселе неведомый и манящий остротой своих ощущений. «Как она это делает! - каким-то рывками успевал думать Олег, наслаждаясь пряным ароматом женского тела и запретно-сладострастной влажностью возбужденной плоти, - Да у неё просто бешеная энергетика! Потрясающая женщина...»
Судя по нарастающей амплитуде движений Татьяны, она очень хотела получить часть Парамонова прямо в рот и как можно быстрей. Олег начал догадываться, что женщина, вероятно, истосковалась по этим удовольствиям, в силу каких-то причин. Парамонов мог довольно точно определить, играет партнерша свою страсть или нет, так вот Белоснежка сейчас не играла. Она яростно шла к кульминации, не собираясь терять эмоциональный накал, что придавало этому сексу еще большую остроту. Олег был уже на самом пике накатывающегося оргазма, когда Татьяна на мгновение остановила размеренные движения, а затем одним мягким толчком глубоко заглотила головку члена на сладострастном выдохе.
Парамонов кончал бурно, выгнувшись телом вперед, навстречу податливой мягкой бездне, с хриплыми стонами и стиснутыми от опустошающего напряжения руками. Белоснежка заботливо замерла, принимая в себя сперму Олега, и только чуть позже, когда оргазменный накал пошел на убыль, она осторожно выпустила Олегыча.
В этот самый момент Парамонов развернулся к Татьяне лицом и, нежно притянув её к себе, начал жадно и глубоко целовать. Белоснежка не ожидала этого и даже попробовала отшатнуться, но Олег не выпустил её и продолжал входить своим языком в её губы, еще хранящие его собственный вкус и аромат.
- Вот видишь, какая у нас совместимость поколений получилась! - усмехнулась Татьяна, откинувшись на спинку дивана, - Какие будут мысли по этому поводу?
- А какие тут могут быть мысли? - ответил Парамонов, осторожно разливая по бокалам шампанское, - У Олегыча есть предложение расширить и углубить нашу совместимость.
- И тебя с ним не смущает столь близкое знакомство с настоящей бабушкой? - лукаво сверкнула своими удивительными глазами Татьяна.
Парамонов отрицательно кивнул головой и подумал о том, что все в этой жизни когда-то случается впервые. «Вот и получается, что переспать с бабушкой ничуть не хуже, чем стать дедушкой! Хотя... Кто его знает, в каком возрасте я смогу сказать об этом точно...»

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 18-01-2020 - 15:53
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)

Страницы: (1) 1



Интересные топики

Посмотри на меня...

Плачевное будущее

Сообразили на троих...

Знакомство

Сексуальный плюрализм...